26 Февраль 2020

Уголовная ответственность военнослужащих за нарушение порядка сбережения военного имущества: актуальные вопросы теории и практики

oboznik.ru - Правовые гарантии социальной защиты инвалидов войны

#закон#право#имущество

Особым видом государственной службы в Российской Федерации является военная служба, цель которой - осуществление функций обороны и обеспечение безопасности страны.
Реализация данных функций выражается в качественном исполнении военнослужащими обязанностей военной службы, что в большинстве случаев невозможно без использования различных материальных средств - военного имущества.

Критерием для отнесения тех или иных материальных средств к категории военного имущества служит факт нахождения конкретного имущества на праве оперативного управления (хозяйственного ведения) соответствующей воинской части, организации, учреждения, предприятия Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов и использования его для обеспечения выполнения задач, осуществления функций, возложенных на определенную военную организацию.

Правовое регулирование оборота военного имущества осуществляется на основании развитой правовой базы, включающей в себя нормативные правовые акты как федерального, так и ведомственного характера. Так, одним из нормативных правовых актов Министерства обороны Российской Федерации, регламентирующих оборот военного имущества, включая порядок его сбережения, является Руководство по войсковому (корабельному) хозяйству, утвержденное приказом Министра обороны Российской Федерации от 3 июня 2014 г. N 333.
Из анализа вышеназванного приказа можно сделать вывод, что военное имущество представляет собой вооружение, военную и специальную технику и другие материальные ценности, используемые в ходе боевой и повседневной деятельности войск.

При этом, из всей совокупности военного имущества как наиболее важные для выполнения задач, возложенных на Вооруженные Силы Российской Федерации, выделяются оружие, боеприпасы и военная техника, представляющие собой основную материальную базу непосредственного вооруженного противостояния, материальную основу вооруженной борьбы. Именно поэтому правовое регулирование порядка сбережения перечисленных материальных средств является важной задачей военного права.

К правовой базе, регулирующей порядок оборота оружия, боеприпасов и военной техники, включающий в себя порядок их сбережения, можно отнести Федеральный закон "Об оружии" от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ, Федеральный закон "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ, Федеральный закон "О воинской обязанности и военной службе" от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ, Постановление Правительства Российской Федерации "О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации" от 21 июля 1998 г. N 814, общевоинские уставы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденные Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. N 1495, Боевой устав по подготовке и ведению общевойскового боя, введенный в действие приказом главнокомандующего Сухопутными войсками от 31 августа 2004 г. N 130, и другие нормативные правовые акты.
Анализ совокупности указанных нормативных правовых актов позволяет сделать вывод о том, что порядок сбережения оружия, боеприпасов и военной техники представляет собой систему специальных правил, регулирующих соответствующую систему общественных отношений по обеспечению сохранности названного имущества.

Порядок сбережения оружия, боеприпасов и военной техники имеет существенные особенности в сравнении с правилами обеспечения сохранности иного военного имущества. Эти особенности во многом обусловлены целью, преследуемой порядком сбережения оружия, боеприпасов и военной техники, которая заключается не просто в обеспечении интересов сохранности собственности, а главным образом направлена на защиту интересов обороны и безопасности Российской Федерации.
Кроме этого, порядок сбережения оружия, боеприпасов и военной техники наибольшим образом сопряжен с исполнением обязанностей военной службы - имеет выраженный воинский характер, в то время как оборот иного имущества в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах может происходить и не затрагивая непосредственные военно-служебные отношения.
Специальный характер правил сбережения оружия, боеприпасов и военной техники обусловливает необходимость обеспечения защиты их от нарушения системой специальных мер ответственности, выделенной из системы мер ответственности за нарушение порядка сбережения иного военного имущества, что нашло свое отражение и в разграничении мер уголовной ответственности.

Так, уголовная ответственность за нарушение порядка сбережения оружия, боеприпасов и военной техники предусмотрена ст.ст. 346-348 УК РФ, входящими в систему специальных составов преступлений против военной службы.
Привлечение к уголовной ответственности за нарушение порядка сбережения иного военного имущества происходит на основании общеуголовных норм, предусмотренных ст.ст. 167-168 УК РФ.
Таким образом, система мер уголовной ответственности за нарушение порядка сбережения военного имущества (система преступлений против порядка сбережения военного имущества) включает в себя как общеуголовные, так и специальные нормы.
Вместе с тем, наука военно-уголовного права под системой преступлений против порядка сбережения военного имущества понимает лишь специальные нормы - преступления, предусмотренные ст.ст. 346-348 УК РФ*(1), которые фактически соотносятся с остальной совокупностью преступлений против порядка сбережения военного имущества как часть и целое.

Подобное противоречие, на наш взгляд, обусловлено тем, что существующая система классификации преступлений против порядка прохождения военной службы по видовому объекту сформировалась еще до принятия действующего УК РФ, определившего в качестве предмета преступлений против порядка сбережения военного имущества оружие, боеприпасы и военную технику. Ранее действовавший уголовный закон к предмету рассматриваемых преступлений относил и иное имущество, что и дало основание именовать группу данных преступлений преступлениями против порядка сбережения военного имущества.
Исходя из изложенного на современном этапе развития уголовного законодательства в отношении преступлений против порядка прохождения военной службы, в целях недопущения искажения их содержания, группу преступлений, предусмотренных ст.ст. 346-348 УК РФ, объединенных общим видовым объектом, наиболее правильно было бы именовать преступлениями против порядка сбережения оружия, боеприпасов и военной техники.

Важным вопросом при применении ст.ст. 346-348 УК РФ является определение относимости того или иного имущества к предмету данных преступлений.
Диспозиции указанных статей определений оружия, боеприпасов и военной техники не содержат. Использование для толкования названных терминов положений других нормативных правовых актов по принципу бланкетного характера норм уголовного закона представляется не вполне корректным, что обусловлено различным подходом к пониманию оружия, боеприпасов и военной техники в различных сферах правоотношений.
Так, основополагающим нормативным правовым актом для правоотношений, связанных с оборотом оружия и боеприпасов, является Федеральный закон "Об оружии". Этот документ устанавливает основные правила регулирования отношений, возникающих в процессе оборота оружия и боеприпасов к нему, права и обязанности участников этих отношений. Согласно ст. 1 указанного Закона под оружием, например, понимаются устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов. Однако такое понимание оружия не в полной мере подходит для целей ст.ст. 346-348 УК РФ (в частности, сигнальное оружие не может быть предметом рассматриваемых преступлений). Кроме этого, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" от 12 марта 2002 г. N 5 разъясняет, что положения Федерального закона "Об оружии" регулируют только правоотношения, возникающие при обороте гражданского, служебного, а также боевого ручного стрелкового и холодного оружия, в то время как уголовный закон предусматривает ответственность за противоправные действия как с указанными видами оружия, так и с иными видами боевого огнестрельного оружия, которые находятся на вооружении и на которые действие Федерального закона "Об оружии" не распространяется.

Аналогичным образом вызывает затруднение определение военной техники как предмета ст.ст. 346-348 УК РФ. А.И. Ноздринов*(2), например, отмечает отсутствие легального определения данного термина, которое подходило бы универсально для использования в различных правоотношениях. Как отмечает В.М. Сырых, неясный текст нормативного правового акта является одним из факторов, снижающих эффективность его использования*(3).
При такой ситуации выработка определений оружия, боеприпасов и военной техники как предметов рассматриваемых преступлений представляется необходимой. Эту выработку целесообразно производить с использованием положений Боевого устава по подготовке и ведению общевойскового боя, введенного в действие приказом главнокомандующего Сухопутными войсками - заместителя Министра обороны Российской Федерации от 31 августа 2004 г. N 130, как правового акта, регламентирующего порядок использования перечисленных предметов в условиях боевых действий, т.е. в условиях их непосредственного целевого предназначения, а также с использованием научного толкования и судебной практики.
Другим важным вопросом совершенствования уголовного законодательства в вопросах уголовной ответственности за нарушение порядка сбережения оружия, боеприпасов и военной техники является выработка системы зависимости вида и размера назначаемого наказания от вида, объема или количества уничтоженного, поврежденного или утраченного военного имущества.
В настоящее время дифференцирующие признаки и квалифицированные составы (за исключением ст. 346 УК РФ) отсутствуют. При этом, санкции соответствующих статей УК РФ, предусматривающие уголовную ответственность за нарушение порядка сбережения иного военного имущества (например, ст. 167 УК РФ) такую дифференциацию имеют.

Так, согласно ст. 167 УК РФ умышленное уничтожение или повреждение имущества (в том числе военного имущества, за исключением оружия, боеприпасов и военной техники) имеет простой и квалифицированный составы.
Критерием разграничения составов выступает мотив (из хулиганских побуждений) и способ (путем поджога, взрыва или иным общественно опасным способом) совершения преступных действий, а также характер наступивших общественно опасных последствий (повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия).
Соответственно квалифицированный состав ст. 167 УК РФ предусматривает более высокую степень ответственности (максимальное наказание - до 5 лет лишения свободы) по сравнению с простым составом (максимальное наказание - до 2 лет лишения свободы).
Умышленное уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов и военной техники (ст. 346 УК РФ), являясь специальным составом по отношению к ст. 167 УК РФ, хотя и предусматривает простой и квалифицированный составы преступления, дифференцируется лишь по степени общественной опасности (ч. 2 ст. 346 УК РФ предусматривает ответственность за те же деяния, повлекшие тяжкие последствия).
Такое изложение диспозиции специальной нормы уголовного закона представляется не вполне проработанным, создающим трудности в толковании и затрудняющим правоприменительную деятельность, а также оставляет без внимания способ совершения преступных действий и их мотив.

Статьи 347-348 УК РФ, предусматривающие уголовную ответственность за уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов и военной техники по неосторожности, а также их утрату, квалифицированных составов не имеют вовсе.
Кроме этого, несмотря на отнесение преступлений против порядка сбережения оружия, боеприпасов и военной техники к категории специальных составов, санкции за их совершение по степени наказания практически не различаются.
Так, максимальное наказание за умышленное уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов и военной техники (ч. 1 ст. 346 УК РФ) установлено в виде лишения свободы сроком до 2 лет. Такое же максимальное наказание предусмотрено и за умышленное уничтожение или повреждение иного военного имущества, ответственность за совершение которого наступает по ч. 1 ст. 167 УК РФ.

Квалифицированные составы умышленного уничтожения или повреждения оружия, боеприпасов и военной техники (ч. 2 ст. 346 УК РФ), равно как и иного военного имущества (ч. 2 ст. 167 УК РФ), также имеют одинаковые максимальные наказания - лишение свободы сроком до 5 лет.
Уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов и военной техники по неосторожности, равно как и их утрата (ст.ст. 347, 348 УК РФ), в качестве максимального наказания предусматривают лишение свободы сроком до 2 лет, что лишь на год больше максимального срока наказания, предусмотренного за уничтожение или повреждение по неосторожности иного военного имущества, ответственность за совершение которых наступает по ст. 168 УК РФ.

Подобное равенство санкций общих и специальных норм уголовного закона противоречит принципу отнесения тех или иных деяний в группу преступлений со специальным составом, так как не учитывает повышенную степень их общественной опасности.
Устранить данные недочеты необходимо путем законодательного усиления мер уголовной ответственности за преступления против порядка сбережения оружия, боеприпасов и военной техники, предусмотренных ст.ст. 346-348 УК РФ.
Таким образом, проведенный анализ отдельных вопросов уголовной ответственности военнослужащих за нарушение порядка сбережения военного имущества позволяет сделать вывод о необходимости изучения данных преступлений в целях как совершенствования теории военно-уголовного права, так и оптимизации правоприменительной практики.

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────
*(1) См., напр.: Военно-уголовное право: учеб. / Х.М. Ахметшин [и др.]; под ред. Х.М. Ахметшина, О.К. Зателепина. М., 2008. С. 87-88.

*(2) Ноздринов А.И. Вопросы квалификации уничтожения и повреждения военного имущества // Право в Вооруженных Силах. 2003. N 12 (Вкладка "Военно-уголовное право". 2003. N 11-12).

*(3) Сырых В.М. Логические основания общей теории права. Т. 2. М., 2004. С. 269-271.

 

А.В. Баженов,
адъюнкт кафедры уголовного права Военного университета,
капитан юстиции

Журнал "Право в Вооруженных Силах - Военно-правовое обозрение", N 1, январь 2016 г., с. 103-107.

Другие новости и статьи

« Возможно ли оформить пенсию по льготной выслуге?

Что полагается увольняющимся и увольняемым? »

Запись создана: Среда, 26 Февраль 2020 в 0:13 и находится в рубриках Защита, охрана и оборона тыла, Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика