25 Февраль 2020

Правовые проблемы деятельности сообществ физических лиц в сети Интернет

#интернет#сеть#общество

Решение правовых проблем, связанных с классификацией виртуальных субъектов, с определением специфики связей между взаимодействующими субъектами для выявления возникающих отношений, роли и влияния сообществ виртуальных лиц на функционирование государства, становится крайне интересной и актуальной задачей с точки зрения права.

Взаимодействие субъектов в глобальной среде имеет свои особенности, свойства, характеризующие отношения виртуального сообщества. Например, разные авторы к основным особенностям отношений субъектов виртуального сообщества относят: открытость, спонтанность (Ю. Хабермас); неформальность, мобильность, дискретность (А.И. Неклесса).

Кроме того:
1) независимость членов Сети (свобода выбора задач);
2) множественность лидеров (лидер - субъект, связанный с информацией или информационным ресурсом, актуальных для работы Сети, или сетевого взаимодействия);
3) объединяющая цель (индивидуальный интерес каждого члена Сети, недостижимый вне Сети);
4) добровольность связей, предоставляет возможность гибкого изменения структуры и состава Сети, быстрого изменения объема ресурсов в Сети;
5) множественность уровней взаимодействия (каждый может взаимодействовать с каждым напрямую) (М.М. Чучкевич).
Субъекты создают виртуальные сообщества, или сообщества в Сети, которые играют роль своеобразной надстройки над объективными реалиями, выступают как качественно иная форма организации коммуникации между различными социально-экономическими институтами, создавая иное, параллельное виртуальное пространство.

В Сети функционируют виртуальные сообщества, которые своей деятельностью нарушают закон: это - и неправомерное использование интеллектуальной собственности, распространение вредной информации, затрагивающей интересы различных лиц и государства. Для решения вопроса об ответственности за такие действия необходимо определить территорию совершения юридического факта. Связь с территорией нужна как способ определения юрисдикции. Данный термин применяется в Конвенции о компьютерных преступлениях, подписанной в 2001 г. в Будапеште. В Конвенции определено, что "каждая Сторона принимает законодательные и иные меры, необходимые для установления юрисдикции в отношении любого правонарушения".

Но при определении юрисдикции необходимо учитывать, что такие сообщества имеют транстерриториальный характер, так как его участники могут иметь привязку к различным государствам либо не иметь ее вообще.
Например, к положениям, определяющим связь юрисдикции со структурой доменного имени можно отнести ст. 8 Закона Республики Узбекистан "О телекоммуникациях", в которой указывается, что все отношения лиц, деятельность которых связана с регистрацией и пользованием доменными именами в домене "UZ", подчиняются законодательству Узбекистана.
В Российской Федерации также реализуется запрет на анонимность. Например, принцип открытости предполагает запрет на выдвижение анонимного предложения, сделанного посредством государственных информационных систем (п/п. "б" п. 2. ч. 2 Концепции формирования механизма публичного представления….

Обеспечение идентификации инициатора предложения предполагается осуществлять с использованием единой системы идентификации личности в рамках федеральной государственной информационной системы "Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме".

Существуют и другое мнение. Так, М.С. Дашян считает, что к Интернету больше всего подходит понятие международной территории, т.е. пространства, на которое не распространяется суверенитет какого-либо государства. Связано это с тем, что Интернет достаточно сложно причислить к какой-либо из известных территорий (международной, государственной или территории со смешанным статусом), больше всего к ним подходит понятие международной территории.

В практике решения споров учитывается как первая, так и вторая позиция. С одной стороны, доменная зона верхнего уровня действительно определяет территориальную принадлежность, с другой - сервер с программным обеспечением, с которого происходят информационные правонарушения, может находиться в другом государстве. Во втором случае определить место юридического факта может быть достаточно тяжело. Именно по этой причине Республика Беларусь в 2010 г. приняла Указ о переводе всех участников интернет-отношений в белорусскую зону. Так, Указом определено, что с 1 июля 2010 г. деятельность по реализации товаров, выполнению работ, оказанию услуг на территории Республики Беларусь с использованием информационных сетей, систем и ресурсов, имеющих подключение к сети Интернет, осуществляется юридическими лицами, их филиалами и представительствами, созданными в соответствии с законодательством Республики Беларусь, с местонахождением в Республике Беларусь, а также индивидуальными предпринимателями, зарегистрированными в Республике Беларусь, с использованием информационных сетей, систем и ресурсов национального сегмента сети Интернет, размещенных на территории Республики Беларусь и зарегистрированных в установленном порядке.

С учетом разного рода технологических особенностей, описанных выше, единственно подходящим вариантом для идентификации субъектов - участников интернет-отношений, является выработка дифференцированного подхода с учетом тех особенностей, которые Сеть накладывает на данных субъектов. Итак, можно привести обобщение тех признаков и характеристик лиц, деятельность которых связана с использованием Сети. Совокупность этих признаков позволит сформулировать возможные правовые механизмы регулирования. Приведем отличительные особенности таких субъектов и их сообществ.
1. Организационная структура сообщества лиц трансформирована в глобальную Сеть.
2. Управление функционированием сообщества в Сети осуществляется посредством технологии, на которой это сообщество функционирует. Управление может осуществляться посредством облачных технологий, технологий больших данных, анонимных сетей, протоколов и многих других.
3. Возможность анонимности в действиях субъектов.
4. Территориальная распределенность участников сообщества.
5. Невозможность точного определения территориальной принадлежности.
6. Отсутствие учредителей при наличии участников деятельности сообщества.
7. Неограниченное количество участников деятельности сообщества.
В этой связи наличие таких характеристик позволяет сообществам виртуальных субъектов осуществлять как легальную, так и незаконную деятельность, а также быть распознаваемыми или не распознаваемыми правом определенного государства.
Для наиболее полной классификации виртуальных лиц необходимо рассмотреть их деятельность в Сети с различных точек зрения. Так, объединения субъектов по способу взаимодействия можно разделить на горизонтальные и вертикальные. Так, А.М. Slaughter считает, что горизонтальные сетевые объединения спонтанны, гибки, возникли в результате взаимодействия государственных институтов или неправительственных организаций различных стран.

Вертикальные - иерархичны, жестки, централизованы и в некоторых аспектах своей деятельности напоминают традиционные государства, представляют собой "супернациональные" организации, существующие на транснациональном уровне и выступающие фактической альтернативой традиционным государствам.

В то же время вертикальные и горизонтальные связи лиц могут строиться на базе тех технологий, которые ими используются для формирования отношений. Так, примером горизонтального взаимодействия субъектов является торрент сети, так как топология данной сети разработана в виде горизонтальных связей. Название данной сети берет начало от английского peer-to-peer, которое переводится, как равный к равному.

Соответственно, взаимодействие участников данной сети строится на уровне горизонтальных связей технологически равных субъектов.
Рассматривая объединение физических лиц в сети Интернет как сообщество физических лиц, правоприменитель может столкнуться с ситуацией, когда идентификация физических лиц в таких объединениях затруднена. Люди могут реализовать свою деятельность под вымышленным именем, возрастом, гражданством. В этом случае мы можем обратиться к технологическим способам идентификации. Но, учитывая технологическую специфику и определенные навыки человека, такая идентификация может быть неудачной.

В случае если рассмотреть объединение физических лиц в сети Интернет с точки зрения организационной структуры, на базе которой это объединение функционирует, то необходимо рассмотреть данную деятельность на соответствие требованиям законодательства о регистрации лица. Так, если данное объединение не зарегистрировано ни в одном государстве, то и отнести его к любой существующей в мире организационно-правовой форме невозможно. Кроме того, нужно учитывать технологические характеристики такой платформы взаимодействия, которая позволит определить структуру связей участников объединения.

Примерами технологий, применяемых для обхода требований закона об идентификации, могут быть анонимные сети или анонимные протоколы - tor. К анонимным сетям относятся компьютерные сети, созданные для достижения анонимности в Интернете и работающие поверх глобальной Сети. Первой такой сетью была Freedom, функционировавшая с 1998 до 2001 г. Данная сеть использовала криптографический протокол, в связи с чем приходящие сообщения для пользователей данной сети идентифицироваться не могли. В это же время начали активно развиваться другие проекты, называемые луковичными, по таким технологическим моделям был разработан tor-протокол. В настоящее время tor-сети активно используются для реализации анонимной деятельности.

Причем большинство государств пытается бороться с данными сетями, блокируя их деятельность. Связано это с тем, что данные сети из-за их сложности почти недоступны органам охраны порядка. Российская Федерация в лице Федерального казенного учреждения "Научно-производственное объединение "Специальная техника и связь" Министерства внутренних дел РФ в целях противодействия терроризму в июле 2014 г. запустила проект по анализу деятельности tor-сетей.

А.В. Манойло полагает, что "виртуальные социальные сообщества обладают теми же качествами, что и наднациональные информационные сверхкорпорации, что делает их опасным субъектом конкурентной борьбы и естественным противником информационных сверхкорпораций в борьбе за сферы влияния. Единственная разница, отличающая два этих типа социальных структур информационного общества, заключается в том, что в конкурентной борьбе сверхкорпорации в основном используют собственный информационный потенциал и интеллектуальные ресурсы, а виртуальные сообщества включают в свою структуру, объединяют идеологию и привлекают к собственной конкурентной борьбе чужие, не принадлежащие им материальные и интеллектуальные ресурсы, целиком заимствуя структурные элементы других социальных систем".

Публичная деятельность подобных сообществ является значимым фактом, так как эта деятельность затрагивает интересы членов общества, участников информационного обращения и обмена информации в ИТ-среде.

Совершенно определенно можно утверждать, что именно технологии определяют возможные варианты построения отношений и возможность правового регулирования данных отношений. С точки зрения права сообщества виртуальных лиц невозможно однозначно отнести ни к одной из существующих классификаций лиц. Однако, несмотря на правовые сложности, такие сообщества являются участниками правоотношений.
Н.В. Власова, С.А. Грачева, М.А. Мещерякова также считают, что "необходима надежная система идентификации пользователей социальных сетей, в том числе по IP-адресу, … как это предусмотрено американской Национальной стратегией надежной идентификации в киберпространстве (National Strategy for Trusted Identities in Cyberspace). Кроме того, может быть предложено внедрение минимального набора требований по идентификации пользователей, с тем чтобы сократить число анонимных пользователей и обеспечить идентификацию реальной личности пользователя социальной сети.

Таким образом, можно заключить, что для идентификации участников отношений в сети Интернет необходимо сформулировать понятие "виртуальное лицо". Виртуальное анонимное лицо - это лицо, совершающее определенные действия в сети Интернет. Определение места деятельности данного лица осуществляется посредством технологических процедур определения IP-адреса, доменного имени данного лица и др.

Жарова А.К.

Другие новости и статьи

« Внешняя политика Петра Великого

О практике расследования коррупционных преступлений, совершенных в военных комиссариатах в прошлые годы »

Запись создана: Вторник, 25 Февраль 2020 в 0:51 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика