Мобилизация ресурсов в условиях военного времени лета–осени 1941 г. (на примере артиллерийского завода № 172)



Мобилизация ресурсов в условиях военного времени лета–осени 1941 г. (на примере артиллерийского завода № 172)

oboznik.ru - Новое военное хозяйство: танки и самоходные установки

Мобилизационная модель предполагала концентрацию ресурсов в том звене системы, от которого наиболее мог зависеть успех в противодействии угрозы. Завод № 172 имени Молотова1 , будучи крупнейшим предприятием страны по производству артиллерийского вооружения, был одним из тех ключевых звеньев системы, на которое опиралась военная мощь советского государства. К началу Великой Отечественной войны основной специализацией завода было производство гаубичной артиллерии. В письме райкомам, горкомам, директорам промышленных предприятий Молотовской области от 24 июля 1941 г. Молотовским обкомом партии указывалось, что война «требует серьезной мобилизации всех внутренних материальных ресурсов. Вопрос о создании мощных резервов, способных обеспечить все нужды фронта и нормальное снабжение тыла – является одной из важных и насущных задач, стоящих перед страной»2 .

Начавшаяся война преломила привычный уклад жизни людей. Интересный срез восприятия людей той эпохи дает нам периодическая печать. Завод имел свою профильную газету «Молотовский рабочий», на ее страницах можно было увидеть типичные для того времени разделы, клише фраз и словесных оборотов, отражавшие быт рабочих, призывы, агитацию, пропаганду, новостные сводки. Содержание статей могло содержать как критику в отношении провинившихся, так и похвалу отличившихся, тем самым выступая рычагом воздействия. Новость о нападении Германии на Советский союз вызвала бурю негодования среди рабочих. Митинги, проведенные заводчанами, позволили многим вылить накопившиеся эмоции. «Трудящиеся Молотовского района в своих резолюциях на митингах, в ответ

на наглый фашистский налет германских фашистов, выражает свои чувства гнева, беспредельной ненависти к зарвавшимся фашистским заправилам, горячо одобряют действие советского правительства, направленное на разгром врага, берут конкретные обязательства самоотверженно трудиться, соблюдать строжайшую дисциплину, организованность, всемерно повышенную большевистскую бдительность и считают себя мобилизованными на трудовом фронте, высказывая, что если понадобится, то они по первому зову правительства выступят с оружием в руках на защиту своей Родины»3 . Первые изменения, последовавшие с началом войны, были связаны с укреплением трудовой дисциплины, увеличения интенсивности производства продукции, внедрения жесткой экономии4 . 3 июля 1941 г. вышел приказ директора завода № 172 А. Быховского «О максимальном использовании оборудования, рабочей силы и площадей». В связи с началом войны требовалась мобилизация всех ресурсов и резервов с целью увеличения выпуска продукции заводом.

Это подразумевало загрузку всего основного оборудования на круглосуточную работу, появление трех обязательных сверхурочных часов в день в большей части цехов и участков завода, что, по сути, означало 12-часовой5 рабочий день. Запрещалась без согласования с директором завода остановка какого-либо оборудования. Требования ко всем подразделениям завода предъявлялись максимальные. Это и сокращение срока капитальных ремонтов, использование оборудования, находящегося на складах, и его модернизация, и усиление плановопредупредительных ремонтов оборудования, полная загрузка котельных, при экономии электроэнергии. Теперь начальникам цехов предписывалось в полной мере сделать акцент на внутренние ресурсы завода, рациональнее используя дефицитные материалы, отходы6 . С начала войны на заводе установилось три режима работы. Большая часть завода работала в две смены, с обязательными сверхурочными работами. Рабочие первой и второй смены заменяли друг друга в 8.00 и 20.00. Цеха с непрерывно действующими агрегатами сохраняли график в три смены без перерывов на обед. Их смены начинались в 8.00, 16. 00 и 24.00. Были цеха, работающие в три смены и сохраняющие обеденный перерыв для 1-й и 2-й смены7 . Введение 2и 3кадрового графика при непрерывной рабочей неделе имело целью максимально задействовать рабочее время. Отдельно в приказе по заводу затрагивался вопрос дисциплины на производстве. «До сих пор можно наблюдать на рабочих местах сидящих и ничего не делающих людей. Значительны потери в использовании оборудования. У многих руководителей нет должной требовательности к лицам, не выполняющим задания». В связи с военной обстановкой обязательным для всех руководителей и рядовых работников становилось беспрекословное выполнение всех указаний. Теперь рабочий процесс строился таким образом, что ни один работник не мог уйти с завода до тех пор, пока не выполнит возложенного на него задания или не получит разрешения на уход от своего начальства.

Указом президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1941 г. лиц, самовольно оставивших работу на предприятиях военной промышленности, рассматривали как дезертиров, подлежащих суду военного трибунала. Несмотря на указанные меры, прогулы, опоздания и невыходы на работу были явлением нередким на протяжении всей войны. Руководство завода в январе 1942 г. обратило внимание руководителей цехов и отделов на необходимость своевременного оформления материалов на самовольно ушедших с производства. Их статус приравнивался к дезертирам, и дела на них должны были оформлять не позднее следующего дня после установления факта самовольного ухода. За несвоевременное оформление дел начальников цехов могли привлечь к судебной ответственности как «покровителей дезертиров»8 . «…Установить жесткий контроль над расходованием материалов, используя внутренние ресурсы каждого цеха и отдела производства». Принятые меры включали в себя ограничения по заготовлению номенклатуры материалов, имеющихся в излишках и материалов непроизводственного значения. Важнейшим ресурсом, необходимым для поддержания работоспособности предприятий, была электроэнергия и топливо, дефицит вышеуказанного заставлял экономить и искать альтернативные источники. Целью этих мероприятий было сокращение непроизводительных расходов и экономия в расходовании средств9 . Сконцентрировав все силы на «оборонке», без должного внимания государства остались сопутствующие ей отрасли производства, а это резко сокращало возможности производства.

Война нарушила базы снабжения важнейшими материалами, вследствие чего многим заводам пришлось разрешать ряд задач по бесперебойному материально-техническому снабжению как путем организации производства отдельных материалов на своем заводе, так и изыскания источников снабжения в своем регионе. Если бы руководство страны заранее позаботилось о кооперировании в рамках одного региона крупных предприятий военно-промышленного комплекса, проблем, с которыми столкнулись заводы, было бы значительно меньше10. При общем единении и воодушевлении трудящихся, не все были столь однозначно патриотично настроены. Некоторые «несознательные» граждане даже с началом войны, вместо того чтобы перевыполнять нормы в 2–3 раза и оставаться на 2 смены подряд, «не поняли обстановки страны» и успокоились, выполняя производственные планы наполовину11. По-прежнему существовали прогулы, далеко не все хотели работать сверхурочно, за идею. Для многих вопрос оплаты труда имел первостепенное значение, однако это подвергалось серьезной критике и давлению со стороны представителей партии и администрации завода12. Имелись и конкретно антисоветские высказывания вроде «лучше будет жить, если придут к власти фашисты-капиталисты».

Проявляя большевистскую бдительность, сознательные граждане заявляли в органы милиции не только об услышанных разговорах, но и об исправлении надписей на стенах жилых домов: «Гаси свет» на «Гаси совет»13. Информация о тех, кто возмущался, что жить стало хуже и продуктов не хватает, передавалась в органы НКВД. Тем самым проявилась тенденция к искоренению любого рода недовольств. Война, будучи крайне затратным мероприятием, без остатка поглощает все возможные ресурсы государства. Она вскрывает нарывы, имеющиеся в обществе, в то же время важнейшим ресурсом становится время, течение которого заметно ускоряется. Мобилизации всех возможных ресурсов для ликвидации внешней угрозы в военное время будет в основе действий для страны – участника конфликта. Таким образом, действия, принимаемые советским руководством, были адекватны той обстановке. Однако многие решения имели непродуманный характер и, как следствие, могли вызывать недовольство среди граждан.

Тюшняков Святослав Михайлович (Институт истории и археологии Уральского отделения РАН)



Другие новости и статьи

« Религиозные основы национальной безопасности в аспекте сетевого взаимодействия кластерного типа

Ценностно-политическая проекция образа будущего в России »

Запись создана: Воскресенье, 25 Декабрь 2016 в 14:47 и находится в рубриках Новости.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы