Партизанское движение как один из факторов победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.



Партизанское движение как один из факторов победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

oboznik.ru - Партизанское движение как один из факторов победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.
#великаяотечественнаявойна#война#историяроссии#историяармии

Идея системной, стратегической партизанской войны родилась в 1812 году, в период нашествия войск Наполеона в Россию. У её истоков стоял генерал Тормасов, командующий 3-й армией. Российские войска тогда впервые в мире применили универсальный метод ведения войны во вражеских тылах. Он заключался в том, что сама регулярная армия организовывала и координировала действия повстанцев. Для этого за линию фронта забрасывались подготовленные профессионалы, так называемые «армейские партизаны». В этот период стали известными отряды Винцингероде, Фигнера, Иловайского, в том числе и отряд подполковника Ахтырского гусарского полка Дениса Давыдова, который провел в отрыве от основных сил дольше других партизан – 6 недель.

Основной массой формируемых подразделений должно было стать местное население, хорошо знакомое с местностью и враждебно настроенное к оккупационным войскам. Одна из главных задач партизанских диверсионно-разведывательных подразделений была – отрезать врага от его коммуникаций, постоянно изнурять его. Партизаны били по самому слабому звену вражеской армии – ее линиям снабжения. Нарушая коммуникации, они мешали подвозу боеприпасов, подходу подкреплений. При отступлении французов они, опередив их авангард, сжигали мосты, уничтожали паромные переправы через многочисленные реки. В результате действий армейских партизан Наполеон потерял при отступлении чуть ли не половину своей артиллерии [1].

К 40-м годам прошлого столетия государство победившего социализма не исключало реванша враждебных сил за Октябрьскую революцию, а приход к власти в Германии фашистов диктовал необходимость подготовки к отражению агрессии. В этих целях, наряду с другими мероприятиями, в период с 1930 по 1938 гг. велась полноценная подготовка к партизанской войне. В стране существовала уже целая сеть прекрасно обученных диверсантов-партизан, подготовкой которых занимался известный по гражданской войне в России и войне в Испании диверсант-подрывник, в последующем «дедушка советского спецназа» И Г. Старинов (02.08.1900 – 18.11.2000 гг.). В случае начала боевых действий им надлежало взять оружие, боеприпасы, взрывчатку и продовольствие с подготовленных заранее тайных складов и перейти к партизанской войне, став ее костяком, пополниться за счет отступающих воинских частей и превратить тылы противника в огненный ад – худшее, что могло грозить всякому фронту. Обучение, снаряжение, внедрение подготовленных сотрудников в среду местного населения на направлениях возможного наступления врага шло полным ходом с 1930 по 1938 год. Однако возобладала накануне войны концепция о намерении Советского Союза «вести справедливую освободительную войну малой кровью и на чужой территории». Подготовленные кадры партизанского движения были объявлены террористами, их учителя, инструкторы и руководители – шпионами, а самого Илью Григорьевича спасла «дальняя командировка» на фронт в Испанию. Его хотели упечь за решетку. Помогло лишь прямое вмешательство наркома обороны Ворошилова, в день назначенного допроса награждавшего вернувшегося из Испании героя.

Более драматичной, как и многих его коллег по подготовке партизанского движения в случае начала войны, оказалась в эти годы судьба Василия Захаровича Коржа, оставившего заметный след в Белорусском партизанском движении. Этому предшествовал его опыт партизанской борьбы в 1921–1925 гг. в отряде К.П. Орловского, действовавшем в Западной Белоруссии, а также служба (1931–1936 гг.) в органах ГПУ-НКВД, где он отвечал за подготовку к партизанской войне на территории Слуцкого округа под оперативным прикрытием инструктора Слуцкого отдела Осоавиахима. Не менее ценным оказался его опыт командира интернационального партизанского отряда в войне в Испании в 1936–1937 гг. После возвращения из Испании в 1938 г. подвергся необоснованному аресту по обвинению в шпионаже и в подготовке террористической деятельности. В.З. Корж около полутора месяцев провел в тюрьме, но от предложения подписаться под обвинением отказался, что спасло ему жизнь и дало возможность полученный опыт партизанской борьбы реализовать в первые дни войны. Им был сформирован первый в истории Великой Отечественной войны партизанский отряд численностью 60 человек, который уже 28 июня 1941 г., через 6 дней после начала войны, вступил в бой с передовым отрядом наступавших фашистских войск. Из шестидесяти человек отряд Коржа до конца 1942 года перерос в соединение, в которое входило семь отрядов, в них насчитывалось более двух тысяч бойцов, а до 1944 года – около пятнадцати тысяч. Сам он был в 1943 г. удостоен воинского звания «генерал-майор», а в 1944 г. стал Героем Советского Союза.

Захват большой территории советского государства, стремление поработить и уничтожить население оккупированных районов продиктовало необходимость возобновления работы по развертыванию партизанского движения, призванного дезорганизовать деятельность фашистских войск, нанося им людские и материальные потери.

Организационной основой развертывания партизанской борьбы с захватчиками явились директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) «Партийным и советским организациям прифронтовых областей» от 29 июня 1941 года № 624 и строго секретное (особая папка) постановление ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 г. «Об организации борьбы в тылу германских войск». В постановлении ставилась задача «…создать невыносимые условия для германских интервентов, дезорганизовать их связь, транспорт и сами воинские части, срывать все их мероприятия, уничтожать захватчиков и их пособников, всемерно помогать созданию конных и пеших партизанских отрядов, диверсионных и истребительных групп, развернуть сеть наших большевистских подпольных организаций на захваченной территории для руководства всеми действиями против фашистских оккупантов».

Развитие партизанского движения в годы Великой Отечественной войны осуществлялось по 2 независимым друг от друга направлениям. Один процесс шёл снизу: люди на оккупированных территориях, пытаясь защититься от массового террора нацистов, создавали партизанские отряды. С первых же дней шёл и процесс сверху. Партизанские отряды, диверсионные группы забрасывались в тыл противника или заранее организовывались на территориях, которые предполагалось оставить в скором времени: в тайниках пряталось оружие и уточнялись вопросы дальнейшего пополнения им и боеприпасами, отрабатывались вопросы конспирации, назначались места базирования отрядов в лесу после того, как фронт уйдёт дальше на восток, организовывалось обеспечение деньгами и ценностями и т.д.

27 июля 1941 г. начальник Генерального штаба РККА Г. К. Жуков и начальник Разведуправления Генштаба РККА Ф. И. Голиков шифрограммой в адрес начальников фронтовых штабов предписывали им «немедленно приступить к формированию и заброске в тыл противника большого количества мелких партизанских диверсионно-разведывательных групп из храбрейших людей личного состава войск и из лучших элементов гражданского населения». По данным Центрального штаба партизанского движения, в героической борьбе советских людей в тылу врага участвовало 56435 военнослужащих [2].

Выполняя эту директиву, Разведуправление РККА и разведотделы фронтов и армий начали работу по заброске в тыл немецко-фашистских войск разведывательно-диверсионных групп и партизанских отрядов. Так, разведотдел Западного фронта в период с июня по август 1941 г. забросил в тыл противника 184 разведывательно-диверсионные группы.

Что касается собственно партизанских отрядов, перебрасываемых на занятую противником территорию, то здесь дела обстояли не лучшим образом. Так, на оккупированную территорию Беларуси к 1 августа 1941 г. был переброшен 231 отряд общей численностью около 12 тысяч человек. А к ноябрю 1941 г. в Беларуси осталось лишь 43 отряда численностью около 2 тысяч человек. Но более удручают данные по партизанскому движению на Украине. К 1 декабря 1941 г. на ее территорию было переброшено 35 тысяч человек, из которых к июню 1942 г. осталось только 4 тысячи. Все это стало результатом непродуманной политики ликвидации в 1937–1938 гг. подготовленных партизанских кадров и тайных партизанских баз, в результате чего партизанское движение пришлось разворачивать практически заново и на пустом месте.

Для руководства партизанским движением и диверсионной борьбой в районы, захваченные противником, предусматривалась заброска работников, знакомых с районами их последующей борьбы.

Созданная в начале 40-х годов и во многом разрушенная непосредственно перед войной система подготовки угрожаемых районов к ведению партизанской войны оказалась не совсем готовой к ее ведению с началом фашистской агрессии. Строгой централизации руководства этим процессом первоначально не было. Им самостоятельно руководили многие ведомства: и партийные органы, и НКВД, и военная разведка, и политуправление Красной Армии. Например, в подчинении НКВД находились сотни тысяч народных ополченцев, бойцов добровольческих истребительных батальонов, сформированных прямо на заводах и предприятиях. Они создавались для охраны городов и районов от пожаров, для уничтожения диверсантов и вражеских десантов. Одновременно они проходили обучение партизанским действиям. И когда линия фронта приближалась к территориям, где действовали истребители, батальоны переформировывались в партизанские отряды и уходили в заранее подготовленные районы для борьбы с гитлеровцами в тылу.

Задачей ведомств было вооружить людей, провести инструктаж и, если позволяло время, минимальную подготовку. Но, как известно, у семи нянек дитя без глазу. То и дело возникали межведомственные конфликты и трения. Например, военным хотелось, чтобы партизаны действовали в прифронтовой полосе, отвлекали силы войсковых немецких частей. А НКВД на это возражал, что рядом с фронтом партизан быстро разобьют, поэтому им лучше заниматься диверсиями и агитацией в глубоком тылу немцев.

Многие руководители партийных и советских органов, остававшиеся на оккупированной территории, становились организаторами и руководителями подполья и партизанского движения. Борьбу советских патриотов возглавили 565 секретарей обкомов, горкомов и райкомов партии, 204 председателя областных, городских и районных исполкомов депутатов трудящихся, 104 секретаря обкома, горкомами райкома комсомола, а также сотни других руководителей. Уже в 1941 году борьбой советских людей в тылу врага руководили 18 подпольных обкомов, более 260 окружкомов, горкомов, райкомов и других подпольных организаций и групп, в которых насчитывалось 65500 коммунистов [3].

Так, первый секретарь Черниговского обкома КП(б) Украины А.Ф. Федоров с сентября 1941 года возглавил Черниговский, а с марта 1943 года – также и Волынский подпольный обком партии, одновременно став командиром Черниговско-Волынского партизанского соединения НКВД СССР, действовавшего на Украине, в Белоруссии и в Брянских лесах России. В эти годы раскрылся талант Алексея Фёдорова как выдающегося организатора партизанской войны, одного из создателей партизанской тактики. Под его руководством отряды партизан превратились в соединение, осуществлявшее важные боевые операции по уничтожению живой силы и техники врага. Он по праву стал дважды Героем Советского Союза.

В Белоруссии, например, первый секретарь Лепельского подпольного РК КП(б)Б Владимир Елисеевич Лобанок с марта 1942 года одновременно был командиром 68го партизанского отряда, с августа – комиссаром партизанской бригады «Дубова». На территории Белоруссии руководителями партизанского движения были и другие известные партийные работники: В.3. Корж, T.П. Бумажков, Ф.И. Павловский и т.д.

Общее стратегическое руководство партизанским движением осуществляла Ставка ВГК. Непосредственное же взаимодействие с отрядами на местах – Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Он был создан решением ГКО от 30 мая 1942 г. и действовал до января 1944 г. Начальником ЦШПД при Ставке Верховного Главнокомандования был П.К. Пономаренко, являвшийся с 1938 г. первым секретарем ЦК КП(б) Белоруссии. ЦШПД должен был устанавливать связь с партизанскими формированиями, направлять и координировать их действия, снабжать оружием, боеприпасами, медикаментами, готовить кадры и осуществлять взаимодействие партизан с частями регулярной армии.

Особое значение среди штабов партизанского движения принадле-жало Украинскому штабу, который с 1943 г. подчинялся непосредственно Ставке ВГК. На Украине еще до оккупации ее территории фашистами было подготовлено для развертывания партизанского движения 883 отряда и свыше 1700 диверсионных и разведывательных групп. Центром концентрации партизанских сил Украины был Спадщанский лес, где базировался Путивльский отряд под командованием С.А. Ковпака. За годы войны он прошел рейдами свыше 10 тыс. км, разгромив гарнизоны врага в 39 населенных пунктах. При этом отряд Ковпака вобрал в себя ряд других партизанских групп, например 2-й Путивльский отряд под командованием С.В. Руднева.

В 1941 г. в партизанских отрядах на Украине сражалось свыше 28 тыс. бойцов. На 1 мая 1942 г. ЦК КП(б) Украины имел сведения о 766 партизанских формированиях и 613 диверсионно-разведывательных группах. Созданный в 1942 г. Украинский штаб партизанского движения возглавлял T.А. Строкаш, занимавший с марта 1941 г. должность заместителя наркома внутренних дел УССР, а затем руководивший формированием истребительных батальонов. К концу 1943 г. общая численность партизан в республике составляла около 300 тыс. человек, а к концу войны, по официальным данным, достигла цифры 500 тыс. человек. Среди руководителей партизанского движения на Украине, помимо С.А. Ковпака и С.В. Руднева, выделялись А.Ф. Федоров, о котором упоминалось выше, и П.П. Вершигора.

Основной организационной и боевой единицей партизанских сил являлся отряд, который обычно состоял из отделений, взводов и рот и насчитывал несколько десятков человек, а позже – до 200 и более бойцов. В ходе войны многие отряды объединялись в партизанские бригады и партизанские дивизии численностью до нескольких тысяч бойцов. В вооружении преобладало лёгкое оружие (как советское, так и трофейное), но многие отряды и соединения располагали миномётами, а некоторые и артиллерией.

Партизанская война, которую вели организованные партизанские отряды и соединения, отличалась разнообразием нанесения ущерба врагу и состояла из следующих направлений:

• Диверсионная деятельность.
• Разведывательная деятельность.
• Политическая деятельность и пропаганда.
• Боевое содействие войскам.
• Уничтожение живой силы противника.
• Ликвидация лжепартизан, коллаборационистов и глав нацистской администрации.
• Восстановление и сохранение элементов советской власти.
• Объединение остатков окружённых воинских частей.

На формы организации партизанских сил и способы их действий влияли физико-географические условия. Обширные леса, болота, горы являлись основными районами базирования партизанских сил. Здесь возникали партизанские края и зоны, где могли широко применяться различные способы борьбы, в том числе открытые бои с противником. В степных же районах крупные соединения успешно действовали лишь в ходе рейдов. Находившиеся здесь постоянно небольшие отряды и группы обычно избегали открытых столкновений с врагом и наносили ему ущерб главным образом диверсиями.

В своем изложении автор полагает возможным остановиться на характеристике лишь отдельных направлений боевой деятельности партизанской и подпольной деятельности.

Боевая и диверсионная деятельность

В боевой деятельности партизан и подпольщиков диверсии занимали ведущее место. Они позволяли небольшими силами при минимальных потерях или вообще без потерь наносить существенный ущерб противнику.

oboznik.ru - Партизанское движение как один из факторов победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

Главным объектом диверсионной деятельности являлись вражеские коммуникации. Уже в первые месяцы войны гитлеровские войска почувствовали силу ударов партизан по их коммуникациям. Уже через 2 месяца после начала войны, в сентябре 1941 г. генерал-полковник Гальдер отмечал в своем дневнике, что партизаны сильно нарушили движение на железнодорожных магистралях и в тыловом районе группы армий «Центр». По мере приобретения опыта диверсионной деятельности эффективность воздействия партизан на противника возрастала. Так, только партизанскими отрядами Смоленской области за июнь-октябрь 1942 г. было пущено под откос 306 воинских эшелонов врага, уничтожено 304 танка и танкетки, более 800 автобронемашин и тракторов, 6490 т горючего, убиты и ранены тысячи солдат и офицеров [4].

Примером целенаправленного воздействия партизан на железнодорожные магистрали накануне Курской битвы в целях содействия начавшемуся наступлению войск Центрального и Брянского фронтов может служить разработанная ЦШПД операция «Рельсовая война». Первая «рельсовая война» шла с 3 августа по 15 сентября 1943 на оккупированных территориях Белоруссии, России, Украины. В ходе этой операции партизаны подорвали 214 705 рельсов, что составило 1342 км одноколейного железнодорожного пути, уничтожили большое количество станционного оборудования [5]. «Рельсовая война» дезорганизовала работу железнодорожного транспорта от 3 и более суток (некоторые магистрали не работали весь август), сорвала регулярную доставку грузов фронту, вынудила фашистов отвлечь с передовой дополнительные силы для охраны своего тыла и коммуникаций. Если осенью 1942 г. для охраны железных дорог и борьбы с партизанами было выделено 15 полевых и 10 охранных дивизий и ряд других подразделений, то к октябрю 1943 г. их количество увеличилось до 50 дивизий. В общей сложности для охраны тыла и борьбы с партизанами гитлеровское командование вынуждено было использовать до 10 % своих сил [6].

Всего в ходе Великой Отечественной войны были пущены под откос тысячи воинских эшелонов, подорваны сотни железнодорожных и тысячи шоссейных мостов.

Одним из ярких представителей партизан, проявивших мужество и героизм при совершении диверсий, был выпускник военно-финансовых курсов, работавший в Финансовом управлении НКО, а с началом войны настоявший на отправке на фронт, Алексей Семенович Егоров.

Сначала А.С. Егоров служил в школе партизанского движения, потом руководил диверсионной группой в прославленном партизанском соединении А.Ф. Федорова, был одним из тех, кто понимал значение «рельсовой войны» и сумел по-новому перестроить диверсионно-подрывную службу. И не случайно, как отмечал командир партизанского соединения дважды Герой Советского Союза А.Ф. Федоров, «наше соединение в решающий час битвы на Курской дуге совершило наибольшее число диверсий. На минеров Егорова падает треть эшелонов, подорванных всеми партизанскими соединениями и отрядами Украины» [7].

В августе 1944 года Алексей Егоров с группой украинских и словацких народных мстителей высадился в горах Словакии. Они пришли туда, чтобы помочь словацкому народу в борьбе против фашизма. Опытный партизанский вожак А. Егоров с первых дней пребывания во вражеском тылу установил связи со словацким партийным подпольем и принял активное участие в организации партизанского движения. Его небольшая группа за несколько дней выросла в боевой отряд, а вскоре – в трехтысячную партизанскую бригаду, сыгравшую немалую роль в знаменитом Словацком национальном восстании. В Чехословакии в честь гражданина СССР Героя Советского Союза Алексея Семеновича Егорова в 1964 году, в связи с 20-летием восстания, учреждена «Звезда Егорова» – награда, которой удостоены участники его бригады за освобождение своей страны от немецко-фашистских оккупантов. И первым ее получил человек, давший ей имя, – Алексей Семенович Егоров. Ко многим высшим воинским отличиям Чехословацкого государства – ордену Яна Жижки, двум орденам Военного креста и ордену «За храбрость», которых удостоился советский офицер в братской стране, – добавилась еще одна, названная в его честь. В Кировограде, где он в послевоенное время был заместителем председателя облисполкома, установлен памятник и мемориальная доска, его именем названы улица города и школа.

Наряду со взрослыми в партизанских отрядах сражались многие тысячи детей и подростков, которые использовались нередко в качестве разведчиков и диверсантов, а также при проведении подпольной деятельности. Старшему поколению жителей страны очень знакомы имена пионеров-героев Вали Котика, Зины Портновой, Лени Голикова и др.

Мне же хотелось бы рассказать о малолетнем герое, с биографией и памятью которого автору пришлось непосредственно столкнуться в период учебы в Минском суворовском военном училище. После создания в 1957 году в суворовских училищах пионерских организаций суворовцы заинтересовались судьбой малолетних партизан. Один из своих сборов они собрались посвятить пионеру-партизану Марату Казею, погибшему и похороненному недалеко от Минска, на окраине леса его родной деревни.

Родился Марат Казей в 1929 году в деревне Станьково Дзержинского района Минской области. Зимой 1942 года он стал бойцом отряда имени 25-летия Октября. Во время блокады фашистами Станьковского леса Марат Казей в первом же бою проявил мужество и отвагу. Позднее десятки раз он проникал во вражеские гарнизоны и доставлял командованию отряда ценные сведения о врагах. Неоднократно участвовал в диверсиях на железной дороге и шоссе. В марте 1943 года он геройски проявил себя в бою с фашистами у деревни Румок Узденского района. Будучи окруженным гитлеровцами, отряд попал в очень тяжелое положение. Все попытки связаться с другими отрядами не увенчались успехом. Один за другим погибали связные… Тогда установить связь с отрядом им. Д. Фурманова вызвался Марат Казей. Несмотря на неимоверные трудности, он вовремя привел партизанский отряд на помощь окруженным бойцам. Тот бой с гитлеровцами закончился победой партизан.

Будучи в разведке 11 мая 1944 года, Марат Казей принял свой последний бой с фашистами. Враги, преследовавшие юного разведчика, хотели взять его живым. Марат отстреливался до последнего патрона, потом швырнул гранату. А последнюю гранату он взорвал в своих руках, чтобы не сдаться врагам… В том бою Марат уничтожил более десятка фашистов.

Выяснилось, что его могила находится в заброшенном состоянии.

По инициативе суворовцев и при содействии местной администрации его останки решено было перенести в центральную усадьбу. В этом мероприятии принимали участие суворовцы, в том числе и автор этих строк. Позже удалось инициировать установку памятника в парке недалеко от суворовского училища, принять участие в сборе средств на его создание. Сейчас суворовцы, выходя в город в увольнение, встречаются взглядом с Маратом и помнят о его бессмертном подвиге, берут его себе в пример. Итогом работы, инициированной суворовцами, стало присвоение в 1965 году Марату Казею высокого и почетного звания Героя Советского Союза.

Боевое содействие войскам

Решая единую задачу изгнания фашистов из оккупированной земли, Красная Армия и руководители партизанского движения добивались наибольших успехов при согласованном проведении своих действий. Для этого при Военных советах фронтов были созданы представительства Штаба партизанского движения – оперативные группы, а при подпольных обкомах – военно-оперативные отделы. Участие многочисленных сил белорусских партизан в стратегической операции «Багратион» рассматривалось командованием как фактор оперативного и стратегического значения [8].

Началу действий партизан конкретно в Белорусской наступательной операции положила директива ЦК КП(б) от 8 июня 1944 г. № 1972 всем подпольным и партизанским формированиям, требовавшая для срыва и парализации железнодорожных перевозок противника нанесения непрерывных ударов по всем его коммуникациям. Директива была подкреплена серьезным материальным обеспечением.

Самолетами было доставлено с Большой земли 52 тонны толовых шашек, более 110 тыс. метров бикфордова шнура, около 14 тыс. гранат, около 2 тыс. винтовок и ручных пулеметов, 68 минометов, 80 противотанковых ружей, 5 млн. патронов и много другого военного имущества.

Только в полосе наступления 1-го Прибалтийского фронта партизанским бригадам была заброшена 81 тонна боевых грузов, что позволило партизанам Витебской, Вилейской и северной зоны Минской области вывести из строя и уничтожить 15632 рельса. Уже в ходе наступления дополнительно было перебито 9779 рельсов, взорвано 8 железнодорожных мостов, 3500 шпал, 137 телеграфных столбов, пущено под откос 15 эшелонов с живой силой и техникой. Партизаны выполнили свою задачу – сорвали перевозки войск, техники и грузов противника железнодорожным транспортом, не допустили переброску его резервов [9].

Начальник Центрального штаба партизанского движения П.К. Пономаренко, который досконально на всех этапах войны знал обстановку за линией фронта, так говорил о взаимодействии войск и партизан: «Ни в одной другой операции Великой Отечественной войны непосредственная связь и тактическое взаимодействие между партизанами и фронтовыми соединениями и частями не были организованы так широко и четко, как во время Белорусской операции», а гитлеровский генерал Л. Рендулич такое взаимодействие определил как «нечто совершенно новое в военном искусстве»[10].

Сходная картина наблюдалась и в полосах действий других фронтов.

По-видимому, нашему читателю будет небезынтересно узнать, что и Борис Лаврентьевич Галушкин, по имени которого названа одна из улиц в районе ВДНХ, где расположена одна из территорий Финансового университета при Правительства Российской Федерации (Финансового университета), также был партизаном и удостоен высокого геройского звания за подвиги, совершенные на территории Белоруссии (Витебской и Минской областей), оккупированной фашистами.

Лейтенант Галушкин в мае 1943 г. с отрядом в количестве двадцати четырех человек был десантирован в районе реки Березина для оказания помощи партизанской бригаде «Дяди Коли» (Лопатину), измотанной пятидневными изнурительными боями с крупными силами карателей. Тем летом нацисты все чаще и наглее наседали на бригаду Лопатина. Укрываться партизанам приходилось в Домжерицких болотах, где имелось множество лесистых островков. В ожесточенных боях росла и слава Галушкина. Его отряд был известен смелостью и решительностью. Сам Борис показал себя замечательным мастером короткого боя, неожиданных маневров, засад и внезапных налетов. А если речь шла о спасении товарищей, то ничто не могло его удержать. Воевал достойно и, за проявленное мужество и героизм, был удостоен уже второго за годы войны ордена Красного Знамени.

В туманное февральское утро 1944 года до тысячи нацистских карателей повели наступление на Ганцевичи, где стоял отряд из бригады «Дяди Коли». Враг охватил вдвое меньший по численности отряд с трех сторон и начал теснить его к заболоченной пойме реки Цны. На выручку отправился отряд автоматчиков Галушкина. При их непосредственном содействии партизаны вовремя сумели вырваться из окружения.

К тому времени боевые результаты действий отряда «Помощь» были впечатляющими. Его бойцы пустили под откос 24 эшелона врага, уничтожили и повредили 23 паровоза, 78 автомашин, танков и тракторов, уничтожили шесть складов с боеприпасами и фуражом, вывели из строя бумажную фабрику в Борисове, электростанцию, лесозавод, льнозавод в Холопеничском районе… [11]

В начале июня 1944, накануне долгожданного освобождения Беларуси, крупные силы нацистов окружили в районе озера Палик несколько партизанских отрядов. Бойцы сражались мужественно. У них была одна цель – прорвать вражеское кольцо окружения, состоявшее из трех оборонительных рубежей.

В самые напряженные минуты боя Борис Галушкин неизменно находился на главных направлениях удара – там, где отрядам угрожала наибольшая опасность. Идя впереди атакующих, своим примером он увлекал бойцов и командиров на решительные действия. И кольцо окружения, в конце концов, было прорвано. Совершив трудный переход, партизанские соединения ушли от преследования разъяренных неудачей оккупантов. Но это был последний бой чекиста Галушкина. Он пал в нем смертью храбрых, спасая своих боевых товарищей. Произошло это 15 июня 1944 года.

За мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, лейтенанту Галушкину Борису Лаврентьевичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Работавший 40 лет (1968–2008 гг.) в Московском финансовом институте доцент кафедры экономической географии, а впоследствии заведующий этой кафедрой профессор Николай Васильевич Копылов отличился не только на поприще научно-педагогической деятельности. Начавший в 1941 г. войну в истребительном батальоне Николай Васильевич после окончания спецшколы партизанского движения был (7 октября 1942 г. – 10 июня 1943 г.) начальником штаба 4-го партизанского отряда 9-й партизанской бригады, действовавшей в основном в Ашевском районе Калининской области. Только их бригада уничтожила сотни гитлеровцев, пустила под откос 26 воинских эшелонов, бронепоезд, уничтожила 30 автомашин. Было подорвано 8 железнодорожных и 10 шоссейных мостов, разрушено 1500 рельсов, разгромлены 5 гарнизонов врага, подбит танк [12]. За боевые заслуги Н. В. Копылов имел многочисленные награды, в том числе и орден Отечественной войны I степени, но самой ценной наградой считал медаль «Партизану Отечественной войны» I степени.

Следует отметить, что тесную связь с партизанами под командованием Д. Медведева установила выпускница Московского кредитно-экономического института, преемником которого является Финансовый университет, Паша Савельева. Ее героическим делам и подвигу посвящен отдельный материал настоящего издания, а в стенах Финансового университета на специальном стенде увековечена ее героическая жизнь и подвиг.

Ликвидация лжепартизан

Уже 24 сентября 1941 года для офицеров вермахта была написана инструкция «Об организации и борьбе с партизанами», где указывалось, что «хороших результатов добились небольшие группы, переодетые в гражданскую одежду и используемые в качестве разведывательных дозоров или карательных команд». 6 мая 1942 года штаб фюрера издал для войск вермахта наставление «Боевые действия против партизан», санкционировавшее создание лжепартизанских отрядов.

Тем самым была открыта одна из самых позорных и страшных страниц в истории войны, когда предателями под видом настоящих партизан уничтожались целые деревни, чем компрометировалось в глазах оккупированного населения само партизанское движение. К сожалению, по определенным причинам участие граждан СССР в войне на стороне нацистской Германии советской стороной многие годы стыдливо замалчивалось и отрицалось. В прошлом году накануне 69-й годовщины победоносного окончания войны газета «Вечерняя Москва» поведала своим читателям о такого рода предателях [13].

Бывший уголовник Мартыновский, выйдя в 1940 г. из лагеря, будучи лишенным права проживания в Ленинграде, поселился в г. Луга. Его отца немцы назначили бургомистром г. Луги. Первое время сын служил при нем, выполняя мелкие поручения. В последующем он добровольно предложил гитлеровцам свои услуги. Его направили в спецшколу, по окончании которой присвоили звание лейтенанта вермахта. Однажды при обыске он, верный своей профессиональной привычке уголовника, прикарманил несколько дорогих вещиц хозяина квартиры. Немцы заметили пропажу, ему грозило серьезное наказание. В качестве искупления вины служба безопасности СД предложила ему возглавить отряд карателей, который под видом партизан призван был воевать против подлинных народных мстителей. Новое подразделение по своей сути являлось карательным отрядом войск СС, но только это были «советские» эсэсовцы, вооруженные советским оружием.

Сам Мартыновский рядился в форму капитана Красной Армии с золотой звездой Героя Советского Союза на груди. По замыслу нацистов банда Мартыновского должна была проникать в районы действий партизанских отрядов, уничтожать их, совершать от имени партизан грабежи и разбои, компрометируя перед населением партизанское движение. Обычной тактикой этой банды было врываться в деревни, распевая советские песни, расстреливать не только их жителей, но и полицаев, что в интересах немецкого командования им было разрешено.

С 1942 по 1944 гг. каратели, действуя в Лужском районе Ленинградской области, расстреляли более 100 чел., сожгли несколько деревень, нанесли немалый урон партизанским отрядам. Сам Мартыновский был убит в 1944 году на территории Польши при передислокации отряда из Белоруссии на запад. Что касается его подельников, то они закономерно получили сполна за свои «заслуги», даже спустя несколько десятилетий после окончания войны. Свою долю возмездия получили коллаборационисты, действовавшие на территории Белоруссии, Прибалтики, России, бандеровские приспешники Украины и др.

Ликвидация глав нацистской администрации

Выступая в качестве народных мстителей, партизаны совершали акты возмез¬дия над многими фашистскими генералами и старшими офицерами, наделёнными большими полномочиями Третьего рейха. В этой борьбе с немецко-фашистскими захватчиками особое место занимает Н.И. Кузнецов.

Легендарный кадровый разведчик Николай Иванович Кузнецов (псевдоним – Грачёв) с началом Великой Отечественной войны по личной просьбе был зачислен в состав Особой группы НКВД. В августе 1942 года Н.И. Кузнецов был направлен в тыл врага в партизанский отряд «Победители» (командир Д.М. Медведев), который действовал на территории Украины. Появившись в оккупированном г. Ровно под видом немецкого офицера – обер-лейтенанта Пауля Зиберта, Кузнецов проявил необычайную отвагу и изобретательность, сумел быстро завести нужные знакомства. Пользуясь доверием фашистских офицеров, он узнавал места дислокации вражеских частей, направления их передвижения. Ему удалось раздобыть сведения о немецких ракетах «Фау-1» и «Фау-2», раскрыть местонахождение ставки А. Гитлера «Вервольф» («Оборотень») под городом Винницей, предупредить советское командование о предстоящем наступлении гитлеровских войск в районе Курска (операция «Цитадель»), о готовящемся покушении на глав правительств СССР, США и Великобритании (И.В. Сталина, Д. Рузвельта, У. Черчилля) в Тегеране.

Им были уничтожены: главный судья Украины Функ, имперский советник рейхскомиссариата Украины Галль и его секретарь Винтер, вице-губернатор Галиции Бауэр, генералы Кнут и Даргель, он похитил и вывез в партизанский отряд командующего карательными войсками на Украине генерала Ильгена.

9 марта 1944 года Н.И. Кузнецов погиб, когда его окружили украинские националисты-бандеровцы в селе Борятин Бродовского района Львовской области. Видя, что ему не прорваться, он последней гранатой взорвал себя и окруживших его бандеровцев. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года за исключительное мужество и храбрость при выполнении заданий командования Николай Иванович Кузнецов был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Наиболее известной и значимой операцией подпольщиков и партизан в Белоруссии по праву считается ликвидация генерального комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе. Он был назначен генеральным комиссаром Белоруссии в июле 1941 года. Гауляйтер Кубе отличался особой жестокостью. На улицах города жителей отлавливали и здесь же расстреливали, как собак. На площадях возвели виселицы. По прямому указанию гауляйтера создали еврейское гетто в Минске и концлагерь в деревне Тростенец, где истребили 206500 человек советских и иностранных граждан. Карательные акции в Минске следовали одна за другой. В первый раз его попытались уничтожить бойцы диверсионно-разведывательной группы НКГБ Кирилла Орловского. Получив информацию, что Кубе собирается поохотиться 17 февраля 1943 года в Машуковских лесах, Орловский организовал засаду. В жарком и скоротечном бою разведчики уничтожили гебитс-комиссара Фенца, 10 офицеров и 30 солдат войск СС. Но среди убитых Кубе не оказалось (в последний момент он не поехал на охоту). И всё-таки 22 сентября 1943 года в 4.00 утра взрывом бомбы подпольщикам удалось уничтожить генерального комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе (бомба была установлена под кроватью Кубе советской подпольщицей Еленой Григорьевной Мазаник). Этот взрыв, разорвавший в клочки одного из ближайших гитлеровских помощников, прозвучал во всем мире как знак того, что крах фашизма близок, что час расплаты приближается и что ни один захватчик не уйдет от возмездия.

В годы учебы в Минском суворовском училище (1956–1963 гг.), благо после окончания войны и освобождения прошло чуть более 10 лет, автору неоднократно приходилось встречаться с участниками подпольного движения в г. Минске в годы войны, в том числе и с Героями Советского Союза М.Б. Осиповой и Е.Г. Мазаник, организаторами ликвидации верховного комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе.

Марина Борисовна, рискуя жизнью, пронесла мину с химическим взрывателем через гитлеровские посты и передала ее Е.Г. Мазаник, работавшей прислугой в доме В. Кубе. Елена Григорьевна привела в исполнение приговор палачу белорусского народа. М.Б. Осипова и Е.Г. Мазаник довольно часто были гостями суворовцев и не с высоких трибун, а при непосредственном общении с суворовцами роты рассказывали о трудной борьбе белорусских партизан с фашистами и их приспешниками. Рассказы непосредственных участников войны, удостоенных за совершенные подвиги высшего почетного звания страны – Героя Советского Союза, воспитывали в юных душах суворовцев училища не только гордость за их мужество и стойкость, но и готовность при необходимости поступать таким же образом, как делали это участники Великой Отечественной войны, находясь на оккупированной врагом территории.

Восстановление и сохранение элементов советской власти

oboznik.ru - Партизанское движение как один из факторов победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

Осенью 1942 года партизаны под командованием Владимира Лобанка освободили от оккупантов районный центр Ушачи. Населенный пункт в условиях оккупации и фашистского террора превратился в столицу обширнейшего партизанского края. Партизаны, которыми руководил В. Лобанок, активно содействовали советским войскам в освобождении белорусской земли. За умелое командование партизанской бригадой в тылу немецко-фашистских войск и проявленные при этом мужество и героизм 16 сентября 1943 года Владимиру Лобанку присвоено звание Героя Советского Союза. После освобождения БССР от немецко-фашистских захватчиков Владимир Елисеевич занимал ответственные посты в руководстве республики. С 1956 года он работал первым секретарем Витебского обкома КПБ, а с 1962 – первым заместителем председателя Совета Министров БССР. С 1974 В.Е. Лобанок – заместитель председателя Президиума Верховного Совета Белорусской ССР. Занимал пост заместителя председателя Совета Национальностей Верховного Совета СССР.

Финансовое обеспечение партизанского движения [14]

Успешное выполнение боевых задач в тылу врага в немалой степени зависело и от соответствующего финансирования партизанских формирований и осуществляемых ими мероприятий.

До централизации руководства партизанским движением вопросами материально-технического обеспечения и денежного довольствия личного состава партизанских отрядов занималось то ведомство, которому был подчинен отряд, а именно: органы НКВД, разведывательное управление Красной Армии, ЦК КП(б)Б. С созданием Центрального штаба партизанского движения (30 мая 1942 г.) и системы подчиненных ему фронтовых, республиканских и областных штабов все вопросы финансового обеспечения начали решаться через финансовый отдел Центрального штаба.

С созданием 9 сентября 1942 г. Белорусского штаба партизанского движения (БШПД) вся финансовая деятельность по финансовому обеспечению партизанских формирований Беларуси была возложена на финансовый отдел БШПД. В партизанских отрядах и соединениях финансовых органов не существовало, так как все денежные расходы планировались в финотделе штаба на основании получаемых требований от командования отрядов и бригад, а причитающаяся зарплата или пособие партизанам выплачивались по выходе из тыла противника.

Таким образом, финансирование партизанских формирований осуществлялось по номенклатуре счетов сметы Народного комиссариата обороны, финансовым управлением Красной Армии через финансовые отделы Центрального и Белорусского штабов партизанского движения.

Положением о финансовом отделе штаба были определены основные направления его деятельности:

• финансирование расходов по содержанию аппарата штаба и других подведомственных штабу органов, не имеющих самостоятельного финансового хозяйства;
• финансирование школ подготовки партизанских кадров, пунктов сбора резерва и других органов партизанского движения, приданных к Белорусскому штабу партизанского движения на денежное довольствие;
• назначение пособий, установленных для партизан и их семей;
• выплата денежного содержания партизанам из военнослужащих, а также выписка денежных аттестатов на семьи этих лиц (причем денежное содержание назначалось партизанам всех партизанских отрядов, а не только формируемых руководством страны);
• финансирование специальных расходов по партизанскому движению как в советской, так и в иностранной валюте;
• ведение переписки со всеми государственными учреждениями, предприятиями и частными лицами по вопросам финансирования [15].

Первоначально отделение, а с марта 1943 г. отдел (параллельно с начальником штаба) был подчинен Финансовому отделу ЦШПД. Когда Центральный штаб прекратил свою работу, отдел стал подотчетен непосредственно финансовому управлению Красной Армии. Количественный состав отдела на июнь 1943 г. составлял 16 человек (военнослужащих – 7, по вольному найму – 9 чел.) [16].

Тем не менее, объем работы в отделе постоянно возрастал. В докладной на имя начальника штаба от 11 августа 1943 г. начальник финансового отдела штаба Бурлаков А.Г. обосновывал введение дополнительно в штат отдела восьми должностей, в том числе двух военнослужащих (заместителя начальника отдела и старшего помощника начальника по письмам, жалобам и начислению пособий). «Введение дополнительных должностей, – писал он, – вызывается следующей необходимостью:

1. Численность партизан по БССР определяется до 90.000 человек и из общего количества назначено пособий и заведено действующих карточек только на 9.000 человек.
2. В связи с недостатком работников время рассмотрения жалоб и дача на них ответов задерживается больше установленного срока (от двух недель до одного месяца), причем количество поступающих в отдел заявлений, жалоб и писем в среднем ежедневно достигает до 150–200 штук.
3. Введение должности кассира-инкассатора обусловливается в связи с большим поступлением из партизанских отрядов денежных средств, ценностей, ценных бумаг и иностранной валюты» [17].

Следует сказать, что за период с октября 1942 г. и по дни соединения с частями Красной Армии (июль 1944 г.) партизанами Беларуси было собрано у местного населения временно оккупированных немцами районов и сдано через финотдел штаба в фонд обороны: 7495 грамм золотых монет царской чеканки, золотых изделий и лома; 50.010 грамм серебряных монет, изделий и лома; 2.453.297 советских рублей; облигаций разных госзаймов на сумму 6.564.590 рублей. Все указанные ценности были приняты финотделом штаба и сданы через Госбанк в фонд обороны страны. Кроме того, при расчете партизан с ними проводилась работа по взносу в фонд обороны из причитающейся им зарплаты, в результате чего партизанами было внесено 3.762.224 рубля [18].

На расходы, связанные с боевыми действиями, т. е. на вооружение, боеприпасы, снаряжение, продуктовое и вещевое довольствие непосредственно командирам партизанских отрядов денег не давалось. Разведывательно-диверсионные и партизанские подразделения приравнивались к воинским частям и по возможности обеспечивались всеми необходимыми видами довольствия.

Все указанные материальные средства и вооружение закупались в советском тылу централизованным порядком и перебрасывались в партизанские отряды через линию фронта самолетами. За время своего существования ЦШПД направил в партизанские отряды 59960 винтовок и карабинов, 34320 автоматов, 4210 ручных пулемётов, 2556 противотанковых ружей, 2184 50-мм и 82-мм миномёта, 539570 ручных противопехотных и противотанковых гранат, большое количество боеприпасов, взрывчатых веществ, медикаментов, продовольствия и другого необходимого имущества. Центральные и республиканские школы партизанского движения подготовили и направили в тыл противника более 22000 различных специалистов, их них 75 % подрывников, 9 % организаторов подполья и партизанского движения, 8 % радистов, 7 % разведчиков [19].

Советские деньги и иностранная валюта для осуществления особых расходов, на содержание резидентов, явочных квартир и агентуры командованию отрядов выдавались по их заявлениям с последующими за это отчетами. На эти мероприятия за годы войны было израсходовано: 20.000 немецких рейхсмарок, 1.412.217 немецких оккупационных марок, 25.000 польских злотых, 50.000 венгерских пенгё, 1400 американских долларов [20].

В целях активизации борьбы с фашистами Государственный комитет обороны Советского Союза (ГКО СССР) и советское правительство рядом законодательных актов определили правовое положение партизан: они были приравнены к военнослужащим Красной Армии и материальное стимулирование их боевой деятельности во многом опиралось на систему денежного довольствия военнослужащих.

В период нахождения партизан в тылу противника, с ними денежных расчетов лично не производилось, и в этом не было необходимости. В одном из первых Постановлений ГКО от 29 июля 1941 г. № 326с «О денежном обеспечении личного состава партизанских отрядов» было записано: «Сохранить за личным составом партизанских отрядов среднюю заработную плату, как за добровольцами» [21].

Что касается их семей, находящихся в советском тылу, или их самих при выходе из тыла противника, то в соответствии с инструкцией Народного комиссариата финансов, Народного комиссариата обороны и Центрального штаба партизанского движения от 15.08.1942 г. № 001317с денежные расчеты производились следующим порядком: рядовым партизанам из числа рабочих и служащих государственных предприятий и учреждений, кооперативных, общественных организаций и учащихся или их семьям по доверенностям выплачивалось лично или через военкоматы по месту жительства.

С началом освобождения Беларуси осенью 1943 г. началось соединение партизан с частями Красной Армии и выход их из тыла противника. Для встречи всех вышедших из тыла противника партизан в штабе был разработан соответствующий План мероприятий, согласно которому на Витебском, Западном, Могилевском, Гомельском и Полесском направлениях были организованы группы ЦК КП(б)Б и БШПД [22].

В составе каждой группы была предусмотрена должность старшего помощника начальника группы по финансированию, в задачу которого входило оформление соответствующих документов и проведение финансового расчета с каждым партизаном [23].

Общие итоги партизанской войны

oboznik.ru - Партизанское движение как один из факторов победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

Если говорить об основных результатах борьбы в тылу врага, то за три года партизаны и подпольщики вывели из строя 500 тысяч фашистских солдат и офицеров, в том числе 47 генералов и других высших чинов Третьего рейха, пустили под откос 11 тысяч вражеских эшелонов, подорвали 300 тысяч рельсов, уничтожили свыше 18 тысяч автомашин, 1355 танков и бронемашин, 305 самолетов и большое количество другой техники и вооружения [24].

Деятельность партизан в годы Великой Отечественной войны получила высокую оценку. Более 127 тыс. из них были награждены медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й и 2-й степеней; свыше 184 тыс. удостоены других медалей и орденов, а 249 человек стали Героями Советского Союза, причем С.А. Ковпак и А.Ф. Федоров – дважды.

Три года на оккупированной белорусской земле полыхало пламя партизанской борьбы. В тылу врага было создано 213 партизанских бригад и 258 отдельных отрядов, в которых насчитывалось 374 тысячи бойцов. Почти 400 тысяч человек находилось в партизанском резерве. Более 70 тысяч – в рядах подпольщиков. Партизанские края и зоны охватывали тогда около 60 процентов территории республики. К маю 1944 г. на территории БССР боролись с оккупантами 14 партизанских соединений, объединявших 157 бригад и 83 отдельных отряда общей численностью около 270 тысяч человек [25].

За мужество и героизм, проявленные в боях с врагом, 87 партизан и подпольщиков Беларуси были удостоены звания Героя Советского Союза, а свыше 140 тысяч награждены орденами и медалями [26].

Нередко в разговоре обывателя прослеживается мысль о том, что партизанское движение – это неорганизованная деятельность, называемая партизанщиной. Вместе с тем опыт Великой Отечественной войны свидетельствует о том, что в войне против хорошо обученного и вооруженного агрессора партизанское движение было успешным только при высоком уровне организации как создания партизанских отрядов и соединений, так и ведения ими не всегда видимой борьбы с неприятелем.

Подводя итоги, следует сказать, что партизанское движение явилось одним из решающих факторов победы Советского Союза в войне с гитлеровской Германией и ее союзниками. Вооруженные действия партизанских формирований, деятельность подпольных групп и организаций, массовое противостояние населения, официально не принадлежавшего к партизанским структурам, сдерживали осуществление гитлеровцами их планов: военных, экономических и политических. Английский военный историк Фуллер писал: «В России партизаны, число которых все время возрастало, вселяли ужас в сердца немецких солдат, разбросанных вдоль бесконечных линий сообщения на огромных пространствах, через которые проходили коммуникации. Партизанские отряды играли такую же роль, как стаи подводных лодок в Атлантическом океане… Русские партизанские отряды заставляли немцев защищать каждую милю своих коммуникаций и, следовательно, отвлекали с фронта тысячи солдат» [27].

Сам Гитлер в бессильной ярости в августе 1942 года отдал указание – запретить из соображений психологического порядка употреблять устрашающее и деморализующее его войско слово «партизан»… Слово запретили, а дело продолжало расти и шириться, способствуя решению стратегической задачи в войне – полного уничтожения фашизма непосредственно в его логове.

Примечания:
[1] Осипов С. Малая война: Партизаны пленных не брали! // Аргументы и факты. – 2012. – № 39.
[2] Памяти павших. Великая Отечественная война (1941–1945) / Объединенная редколлегия Книг Памяти павших в годы Великой Отечественной войны. – М.: Большая Российская энциклопедия. – 2005. – С.117.
[3] См.: Партизаны в Великой Отечественной войне // lemur59.ru.
[4] Памяти павших. Великая Отечественная война (1941–1945) / Объединенная редколлегия Книг Памяти павших в годы Великой Отечественной войны. – М.: Большая Российская энциклопедия. – 2005. – С. 121.
[5] Памяти павших. Великая Отечественная война (1941–1945) / Объединенная редколлегия Книг Памяти павших в годы Великой Отечественной войны. – М.: Большая Российская энциклопедия. – 2005. – С. 122.
[6] Там же, с. 125.
[7] См.: П. Е. Нечай. Звезда Егорова. – М.: Воениздат, 1975. – Введение: Слово о боевом друге.
[8] См.: Макаров А. Беларусь. Особый фронт… //Во славу Родины: Белорусская военная газета. – 2015. – 27 мая.
[9] Мурин В. Б. Операция «Багратион». – М.: Первый печатный салон. – 2014. – С. 37.
[10] Там же, с. 40.
[11] См. Смирнов Н. Мастер короткого боя // Во славу Родины: Белорусская военная газета. – 2015. – 27 мая.
[12] Ради жизни на земле: Воспоминания ветеранов (1941–1945). – М.: Финакадемия. – 2010. – С. 49–50.
[13] См.: Машкин С. Лжепартизаны. Дело № А-15511 // Вечерняя Москва. – 2014. – 5 мая.
[14] При написании раздела использован архивный материал, собранный слушателем военно-технического факультета Белорусского национального технического университета А.Л. Коледой.
[15] Положение о финансовом отделе Белорусского штаба партизанского движения // Нац. архив Республики Беларусь. – Фонд 1450. – Опись 13. – Дело 142. – С. 225–231.
[16] Штат Белорусского штаба партизанского движения № 034/346 // Нац. архив Республики Беларусь. – Фонд 1450. – Опись 12. – Дело 15. – С. 32.
[17] Докладная записка начальника финансового отдела от 11 августа 1943 г. // Нац. архив Республики Беларусь. – Фонд 1450. – Опись 1. – Дело 66. – С.79.
[18] Отчет о финансовой деятельности БШПД за период со дня организации и до 1 января 1945 г. // Нац. архив Республики Беларусь. – Фонд 1450. – Опись 3. – Дело 89. – С. 22–23.
[19] См.: Партизаны в Великой Отечественной войне // lemur59.ru.
[20] Отчет о финансовой деятельности БШПД за период со дня организации и до 1 января 1945 г. // Нац. архив Республики Беларусь. – Фонд 1450. – Опись 3. – Дело 89. – С. 25.
[21] Беларусь в постановлениях, распоряжениях Государственного комитета обороны СССР, 1941-1945 гг.: Справочник//Составители: В.Д. Селеменев и др.- Минск.- НАРБ.- 2008. – 216 с.
[22] План мероприятий по работе среди партизан, вышедших из тыла противника //Нац. архив Республики Беларусь. – Фонд 1450. – Опись 1. – Дело 66. – С. 9.
[23] Там же, с. 22.
[24] См.: Макаров А. Беларусь. Особый фронт… //Во славу Родины: Белорусская военная газета. – 2015. – 27 мая.
[25] Мурин В. Б. Операция «Багратион». – М.: Первый печатный салон, 2014. – С. 34.
[26] Карпук А. Беларусь партизанская // Во славу Родины: Белорусская военная газета. – 2015. – 18 апр.

oboznik.ru - Партизанское движение как один из факторов победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

[27] Хорев А. Эшелон – под уклон, паровоз – под откос: Из хроники «рельсовой войны» на оккупированной фашистами территории Белоруссии // Красная звезда. – 1997. – 19 апреля.

Кунц Николай Зыгмунтович, кандидат экономических наук, профессор, полковник в отставке

См. также:
1. Факторы, определившие Победу в войне
2. Экономическая база могущества страны и ее Вооруженных Сил
3. Военно-стратегические основы Победы
4. Духовно-нравственные основы Великой Победы и современные реалии

Материал из монографии «Не смолкнет слава Великой Победы», Финансовый университет, М., 2016.



Другие новости и статьи

« Алексей Толстой: Русские воины (1941 г.)

Медаль «За отличие в военной службе» »

Запись создана: Воскресенье, 11 Ноябрь 2018 в 16:13 и находится в рубриках Вторая мировая война, Защита, охрана и оборона тыла, Новости, О патриотизме в России.

Метки: , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы