29 Октябрь 2019

«Мягкая сила» как структурный элемент социальной миссии современного российского университета

oboznik.ru - «Мягкая сила» как структурный элемент социальной миссии современного российского университета
#образование#мягкаясила#университет

Каким быть современному российскому университету? Дискуссия в среде экспертов о социальной миссии университета отражает общую для российской образовательной среды проблему соотношения эффективности, понимаемой преимущественно как экономическая эффективность, и ценности знания как общественного блага. Модель предпринимательского университета ориентирована на коммерциализацию знания, экономическую эффективность его структур, поддержку предпринимательской активности членов университетского сообщества, партнерские отношения с бизнес- структурами [3, 2014, с. 46-53]. Модель университета как социально- направленной организации предполагает инвестиции в человеческий капитал, активную роль общества и государства в производстве и трансляции знания, поддержку автономии университета и академической свободы в его стенах [5, 2015, с. 67-72]. Обсуждение достоинств и недостатков реформ происходит внутри экспертных групп, которые зачастую не слышат друг друга, и, как правило, ее содержание редко доходит то тех, кто является адресатом реформ, до агентов социальной среды, в которую погружен университет: студентов и их родителей, региональных властей и местных сообществ, бизнес-структур, гражданского общества.

Представляется, что каждый из компонентов социальной миссии университета, коммерческий и социально-значимый, может быть уравновешен другим, если будет найден компромисс, преодолевающий три ключевые, по мнению Р. Абрамова, И. Груздева и Е. Терентьева, оппозиции современных образовательных реформ: академического и менеджериального, идеологического и утопического, локального и глобального. На примере одного из субъектов, вовлеченных в процесс воспроизводства знания, иностранных студентов, можно рассмотреть, как университетские сообщества справляются с противоречивыми вызовами современности [1, 2016]. В условиях жесткой конкуренции за абитуриентов каждый университет стремиться презентовать все, что способно привлечь наиболее сильных и активных выпускников. Иностранцы являются наиболее выгодной в коммерческом отношении группой студентов. Однако не менее значимым бонусом является повышение престижа учебного заведения, принимающего их. Как полагают А.Л. Арефьев и Ф.Э. Шереги, именно иностранный студенческий контингент является реальным индикатором международной академической репутации вуза, отражает его вес в образовании [2, 2014, с. 6].

Они отмечают следующее обстоятельство. Несмотря на то, что глобальные рейтинги, на высокие позиции в которых претендуют 15 российских университетов, оценивают показатель обучения иностранных студентов как второстепенный, именно массовая подготовка кадров для зарубежных стран приносит университетам наиболее значительный и устойчивый доход. На конкурентоспособность и привлекательность российских вузов существенным образом влияет образ отечественной науки и высшего образования в глазах зарубежных экспертов, потенциальных абитуриентов и их родителей [2, 2014, с. 6]. Такая ситуация ставит университеты в позицию субъектов публичной дипломатии, действующих самостоятельно и оказывающих поддержку своему государству. Безусловно, как отмечают некоторые авторы, университеты действуют не автономно от политических структур. Однако содержательная составляющая дипломатической деятельности остается за университетами [6, 2014].

Для описания инновационной функции университетов как сочетающей локальный и глобальный компоненты его социальной миссии наиболее адекватным нам представляется концепт «мягкой силы», предложенный Дж. Наем. Под «мягкой силой» понимается способность изменять предпочтения людей через создание привлекательного образа, в данном случае, образа российского высшего образования. В числе факторов «мягкой силы», в том числе и влияющих на страновой рейтинг, есть факторы привлекательности культуры страны и престижа ее образовательных учреждений. Эффект их воздействия напрямую коррелирует с уверенностью абитуриентов, что их знания, квалификация и диплом будут востребованы в любой точке глобального мира. При этом важно понимать, что обретение «мягкой силы» предполагает не только использование ее факторов, но и их пополнение (Паршин). В такой ситуации университетам приходится учитывать те риски, которые несет в себе текущая реформа образования и науки. Во-первых, риски, вызванные расхождением между целями и средствами реформ. Цели реформаторов выглядят как проекты футуристических утопий, вполне привлекательных, но оставляющих вопросы о том, кто будет их реализовывать. Внедряемые модели финансирования образования, заимствованные из опыта вчерашнего дня западных стран, оставляют университетам немного возможностей для того, чтобы сохранить самый ценный капитал организации, профессоров и преподавателей.

Для того, чтобы ресурс привлекательности российского образования в глобальном мире не был истощен, необходимо включить профессионалов, тех, кто производит и транслирует знания, в число бенефициаров реформ. Во-вторых, риски, вызванные ценностными расхождениями. Если для чиновников высшей ценностью оказывается управляемость, коррелирующая с пресловутой эффективностью, то для профессуры таковой является качество научно-образовательного продукта, определяющего академическую репутацию его представителей. Снижение престижа профессии, отсутствие должного вознаграждения демотивирует сотрудников образовательных учреждений, оставляя в профессии специалистов, для которых академическая репутация является пустым звуком. Действующий таким образом негативный отбор способствует тому, что лучшие магистранты и аспиранты после получения диплома уходят работать в другие, не связанные с наукой и образованием сферы. Отсутствие механизмов рекрутирования кадров самым негативным образом влияет на воспроизводство научно- образовательной среды. Как показывает международный опыт, академическая репутация учебного заведения определяется в значительной мере высокой степенью университетской автономии и академической свободы его профессоров. Сужение их сферы в пользу пресловутой управляемости пагубно влияет на престиж российского образования, и не учитывать это невозможно. В этом случае уместна определенная аналогия между реформами в образовании и в спорте.

В результате некомпетентности чиновников треть спортсменов олимпийской сборной России лишились возможности выступить на олимпиаде 2016 г. Трудно согласиться с неолиберальным тезисом, согласно которому эффективный управленец может руководить любой областью деятельности, не будучи знакомым со спецификой функционирования действующих в ней организаций. В ситуации с реформой спорта под угрозой оказался престиж страны, упала ее привлекательность в глазах мировой спортивной общественности, а, следовательно, и значение показателей «мягкой силы», хотя они и трудноисчисляемы. Можно привести и иные, связанные с культурной политикой, примеры неудачного реформирования, способные перечеркнуть то положительное, что несут в себе внедряемые инновации. Разумеется, самой пострадавшей стороной оказываются профессионалы. Однако чиновникам тоже есть о чем задуматься. Эффекты деформации могут быть необратимыми. В этом случае приходится говорить не только о падении престижа государства, но и о способности данной отрасли воспроизводить себя на современном уровне.

К положительным моментам реформ стоит отнести разработку и внедрение моделей организованной адаптации иностранных студентов в российских вузах [4, 2015]. Необходимо отметить, что в большей степени эта деятельность инициировалась в самих университетах, и лишь по прошествии определенного, достаточно длительного периода, была легитимирована административными инстанциями. Так, процесс адаптации иностранных студентов в российских вузах можно рассмотреть на примере китайских студентов, обучающихся в Бурятской государственной сельскохозяйственной академии имени В.Р.Филиппова (БГСХА). Организованное и систематическое обучение иностранных студентов в Бурятской государственной сельскохозяйственной академии имени В.Р.Филиппова (БГСХА) началось в 1998 году в созданном при кафедре иностранного языка Лингвистическом центре, ныне Институте лингвистики и межкультурной коммуникации. В 2008/2009 учебном году обучение в академии проходили 85 китайских студентов. В 2015/2016 учебном году – 20 студентов. В последнее десятилетие китайская молодежь проявляет большой интерес к получению российского образования. Причем возрос интерес к получению российского образования не только в престижных вузах Москвы, Санкт-Петербурга и других городах европейской части России, а в соседних с Китаем регионах. В первую очередь это связано с увеличением спроса на китайском рынке российского образования.

Причин тому много, но важно подчеркнуть одну из них. В Китае появились люди, которые могут себе позволить дать зарубежное образование своему, как правило, единственному ребенку. Но поскольку их доходы не столь велики, они ищут более экономичные варианты, и главное здесь – возможность изучения русского языка, что рассматривается как хорошее дополнительное преимущество на китайском рынке труда. Современный китайский студент, приехавший учиться в российский вуз – как правило, единственный сын или дочь (реже у девушки есть младший брат, еще реже брат у молодого человека, и он оказывается не китайцем, а представителем малочисленной национальности). Его родители – мелкие торговцы, предприниматели, квалифицированные рабочие, специалисты. У некоторых родителей есть бизнес, связанный с российским рынком. По большей части родители не знают русского языка или знают его плохо, но хотят, чтобы их дети знали, некоторые с намерением привлечь в будущем к семейному делу. Руководству вуза необходимо создавать не только образовательные условия для успешной адаптации иностранных студентов, но также и организационные, бытовые, межличностные. В случае, когда эти задачи решаются недостаточно эффективно, китайские студенты начинают жить по «своим правилам», которые порой местным студенческим сообществом воспринимаются как отклонение от общепринятых норм, что создает определенные проблемы. Изучение практик адаптации среди студентов показывает, что важно научиться жить рядом друг с другом. Сделать это с помощью такого социального института, как организованная адаптация гораздо эффективнее.

Идет установка на долговременное пребывание, приобщение к культуре другого для них социального мира и, соответственно, иной характер взаимодействия с принимающим сообществом, другие стратегии и практики взаимной адаптации. Как показывает мировой опыт, иностранные выпускники престижных вузов формируют позитивный образ страны, в которой они получили образование, ее культуры и традиций. Они становятся послами публичной дипломатии, обеспечивая связь между странами в таких инновационный сферах, как науки и бизнес. Таким образом, переход от стихийной адаптации иностранных студентов к ее организованным формам позволит российским вузам не только стать участником глобальной системы академической мобильности студентов, повысить собственный рейтинг и привлечь дополнительное финансирование, но и внести свой вклад в диалог народов и культур, повысить престиж своей страны, сформировать привлекательный образ ее культуры и образования.

Литература

1. Абрамов Р., Груздев И. Терентьев Е. Смыслы академического профессионализма // Новое литературное обозрение. 2016. № 2 (138).

2. Арефьев А.Л.. Шереги Ф.Э. Иностранные студенты в российских вузах. М.: Центр социологических исследований, 2014. 228 с.

3. Головко Н.В., Дегтярева В.В., Мадюкова С.А. Предпринимательский университет и теория тройной спирали // Высшее образование. 2014. № 8-9. С. 46-53.

4. Зарицкая Ж.В. Адаптация китайских студентов в сибирском вузе: теория и практика // Этносоциальные процессы в Сибири: 222 Тематический сборник. Вып. 10. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2015. С. 187-192.

5. Зиневич О.В., Балмасова Т.А. «Третья миссия» и социальная вовлеченность университетов // Власть. 2015. № 6. С. 67-72.

6. Столетов О.В., Чихарев И.А., Калачев Д.Н. Университеты как субъекты публичной дипломатии // Вестник высшей школы. 2014. № 12. С. 10-18.

Е.А. Ерохина, Э.С. Гунтыпова

Другие новости и статьи

« Миссия университета: формирование личности или кокурентных стратегий?

Философская миссия университета »

Запись создана: Вторник, 29 Октябрь 2019 в 0:03 и находится в рубриках Современность.

метки: , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

Будем благодарны за Ваши комментарии  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика