Уникальность как творческий принцип


9 декабря - день героев О

Уникальность как творческий принцип

oboznik.ru - Как прогресс усложняет жизнь

В статье даѐтся характеристика творческих принципов и их отличие от традиционно понимаемых принципов научного и философского характера. Особое внимание уделяется таким фундаментальным принципам как принцип свободы и ответственности, принцип противоречивого единства и принцип уникальности, неповторимости, которые имеют не только гносеологический и аксиологический статус, но и онтологический в том аспекте, что являются результатом не только как реализации творческих замыслов, но и как достижение субъектом духовных, душевных качеств и характера, необходимых для творчества.

Творчество как подвижничество: организация социальных практик для одаренных детей на основе базовых национальных ценностей

Творчество как вектор развития духовно-нравственных ценностей личности

То есть в процессе творчества личность творит и самого себя, развивая заложенные природой потенциалы самобытности, оригинальности и неповторимости в контексте культуры. Ключевые слова: личность, принцип, процесс, творчество, уникальность, потенциал.

Обычно под принципом понимают исходную, не требующую доказательств аксиому как образец, первоначало, основу, как исходный постулат, определяющий и регулирующий процесс исследования. В.Н. Гасилин, рассматривая принципы в структуре философского знания, определяет «…принцип как форму философского знания, которая направляет и в определѐнной степени определяет исследовательскую деятельность в философском познании.

В этом проявляется методологическая функция философского принципа применительно к философскому исследованию. Во – вторых, философские принципы как основополагающие утверждения, выступающие как исходные при построении системы философского знания. При этом принципы выступают как результат предварительно проделанного философского исследования и их основная функция связана с систематизацией, упорядочением философского знания, приданием ему систематического вида». [1, с. 11]. Под принципами могут понимать и позицию, точку зрения субъекта, которая приобрела статус убеждения, как результата личностного жизненного опыта. Однако, если говорить о творческих принципах, то это такие основоположения, усвоение которых субъектом повышает (но не гарантирует) вероятность события творческого характера. Сложность заключается в том, что такие принципы невозможно сформиро-

вать только в процессе усвоения культуры, так как речь идѐт о мере природных способностей, одарѐнности, которые уже в процессе освоения потенциала культуры получают импульс к развитию и уже в этом процессе можно выявить принципы, которые обретают статус творческих. Вне потенциала природной одарѐнности говорить о творческих принципах, которые органически присущи субъекту не приходится.

Этот потенциал можно сравнить с априорными, то есть с врождѐнными (ещѐ независимыми от опыта усвоения культуры) способностями как возможность, природно обусловленная одарѐнность, которая распознаѐтся, выявляется только в процессе еѐ саморазвития в контексте культуры. Отсюда и трудность исследования творческих принципов, которые представляют проект или потенциал, заложенный природой (сферой вероятности бесконечных сочетаний на генетическом уровне, корнями уходящих в генеологическое древо далѐких и близких предков) на актуальную культуру, в контексте которой происходит процесс саморазвития этого потенциала.

Мы можем исследовать творческую биографию личности, жизненный сценарий, наполненный реализацией творческих замыслов, духовных кризисов, творческих поисков, но оставляя за скобками творческую природную одарѐнность, а именно там заложены основания уникальности, самобытности, неповторимости творческой личности.

Изучать уникальность субъекта творчества по оставленному творческому наследию в этом плане весьма затруднительно. Один из перспективных направлений в этих исследованиях автор видит в комплексном подходе к исследованию творчества со стороны естественнонаучных и гуманитарных знаний. К примеру, у нейрофизиологов, изучающих нейродинамические процессы мозга есть версия, относительно природных способностей (труды К.В. Анохина, Н.Бехтеревой, Т.Черниговской) [2]. Эти способности мозга зависят от количества и качества, а также от динамики, то есть от способности к перестроению, к самореконструкции зеркальных нейронов, способных к воспроизводству себе подобных, к самоотбору, самоселекции. Именно от них зависит диапазон возможного восприятия субъектом информационных потоков, их дешифровки (раскодирования), формализации (семиозиса, языкотворчества) этих потоков, что закладывает основы (уже на уровне ментальных процессов) для возможностей концептуализации, объѐма глубинной и фоновой памяти. В этом аспекте необходимо решать не менее трудные задачи, связанные с качественно различными сферами духовной культуры (нейрофизиологии и философии), вырабатывать язык, понятный и для нейрофизиологов и для философов.

Если законы формальной логики (закон тождества, противоречия, исключения третьего, достаточного основания) основываются на таких свойствах мышления как последовательность (линейность), определѐнность (ясность, чѐткость), непротиворечивость, обоснованность, которое мышление субъекта усвоило в процессе взаимодействия с природой и с культурой с акцентом на объективность ( на соответствие объективности с целью ориентации в среде и выживания), то творческие принципы как требования включают, безусловно, законы и формальной логики, но как моменты, фиксирующие результаты творческой деятельности, прошедшие перед этим стадиию семиозиса (формализации), а перед этим стадию творческого выбора среди возможных альтернатив. Само же таинство творчества происходит в экзистенциально – интуитивной сфере духовного мира личности, где фундаментальными творческими принципами будут принципы свободы – ответственности, принцип противоречивого единства. Свобода творческого характера ( как свободный выбор) предполагает всегда свою полярность (в форме ответственности), которая ограничивает творческую свободу, но эта граница не только не блокирует творческий процесс, а наоборот, является допустимой (здесь и сейчас) мерой свободы как оптимальный для творчества и необходимый выбор, обусловленный системой ценностных ориентиров духовной природы субъекта мышления.

То же самое, относительно принципа противоречивого единства, где противоречие символизируют содержательный поток информации, который воспринимает субъект от различных источников, в том числе и от своей самости ( от своего внутреннего духовного мира, где информация может восприниматься посредством интуиции, экзистенции, то есть творческого или нетворческого переживания, создавая духовный настрой или творческий потенциал), а форма единства необходима для формализации этой информации с целью понимания, усвоения, использования в творческих проектах. Как мы видим в этом плане акцент или доминанта делается на внутренний духовный мир субъекта творчества. Полнота и чѐткость законов формальной логики в этом плане оказывается недостаточной для творчества, так как здесь указывается постулат запрета на противоречие, а творчество предполагает как раз именно принцип противоречивости с моментом единства, последовательность (линейность мышления) противопоставляемая нелинейности, многомерности, поливариативности оказывается бесполезной и именно нелинейность (синхроничность) характеризует творческий процесс.

Уникальность как характеристика индивидуальности, неповторимости творческой личности, как отмечалось выше, укоренена в природной одарѐнности, но только как возможность, которая в сфере культуры, посредством еѐ (культуры) усвоения, освоения, критического переосмысления, возможной реконструкции на основе развития своего творческого дара превращается в действительность как воплощение творческого замысла. Процесс творчества, таким образом, как бы синтезирует природную одарѐнность с потенциалом культуры, которую осваивает, а затем и присваивает субъект творчества для реализации своих замыслов. Основная проблема в этом аспекте состоит в том, что природная предрасположенность к восприятию культуры оценивается, идентифицируется как возможность (нейрофизиологического характера, которую возможно исследовать только как действительность, обладающая комплексом свойств, потенциалом для качественно другого уровня культуры. То есть нейрофизиологическая действительность, со своими законами, которая в процессе усвоения культуры обретает другое качество). Языки нейрофизиологии и языки ментальности качественно различны. Задача корреляции, которая, отличается от подобия, аналогии этих двух сфер, дело будущего.

Корреляция как взаимная связь, взаимозависимость, соотношение между нейрофизиологическими и ментальными процессами существует, но в качественно разных формах культуры. Как найти эквивалент между актуальной действительностью нейрофизиологического характера, которая потенциально обладает возможностью или мерой свободы, позволяющей нейрофизиологические процессы выйти на качественно иной уровень с сохранением своего природного субстрата как исходной субстанции? Загадка в том, что ни одно известное животное не обладает такой мерой свободы. Таким образом, отделить природную одарѐнность от еѐ развития в процессе освоения культуры весьма проблематично, поэтому ориентиром в подобных исследованиях автор считает меру уникальности, оригинальности, самобытности как в процессе творчества (как авторский неповторимый стиль, манеру, почерк), так и в конечном результате творчества. Статус творческого принципа как основания, требования, но не как постулат, образец, а как раз их антиподы, отличает традиционное или классическое понимание принципа от творческого.

Такой принцип предполагает невозможность следования образцам, которые уже созданы творцами прошлого, но, это же требование предполагает изучение творения прошлого. Это противоречие (или принцип противоречивого единства) разрешается в форме изучения наследия прошлого, взяв из него то, что субъект считает необходимым (момент единства в противоречии), но используя эти моменты (элементы прошлого) в качестве «строительного материала» для реализации своего уникального замысла. В качестве вывода можно сформулировать гипотезу или авторскую версию, что энергия и соответствующая ей мера творческой свободы и вероятность события творчества возрастает, если субъект творчества ориентируется в творческой деятельности такими эвристическими принципами как принцип свободы, мера которой соответствует форме ответственности, принцип противоречивого единства и принцип уникальности, которая укоренена в бытии в форме возможности или природной одарѐнности. Развитие самобытности, оригинальности происходит вследствие взаимодействия субъекта творчества с природой, с культурной и с социальной сферами в формах коммуникации и особенно в такой форме как творческий диалог многомерного характера.

В процессе такого взаимодействия с природой и взаимоотношения с культурой происходит процесс превращения возможности (природной предрасположенности, одарѐнности) в действительность другого качества. Эти принципы имеют онтологический характер в том смысле, что субъект не только усваивает, познаѐт, осознаѐт эти принципы, но и посредством самосозидания обретает необходимые духовные качества и соответствующий характер для творчества. Творение самого себя происходит в процессе воплощения творческих замыслов в любой сфере духовной культуры.

Список литературы

1. Гасилин В.Н. Принципы в структуре философского знания. Саратов. СГУ, 1987.

2. Черниговская Т.В. Чеширская улыбка кота Шрѐдингера: язык и сознание. – М.; Языки славянской культуры, 2013., Анохин К.В., Черниговская Т.В. Зеркало для мозга. Биология разума займѐт главное место в науке ХХI века// В мире науки. 2008.

В.М. Дармограй



Другие новости и статьи

« Бесплатная переподготовка после увольнения из ВС РФ

Ирина Годунова – царица всея Руси »

Запись создана: Среда, 10 Октябрь 2018 в 8:49 и находится в рубриках Современность.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы