Стратегии получения персональной пенсии в СССР



Стратегии получения персональной пенсии в СССР

oboznik.ru - О причинах крушения СССР и фальсификации истории

В Советском союзе существовало социальное и материальное неравенство, закрепленные в 12 статье Конституции СССР 1936 года, в которой говорилось: «от каждого по его способности, каждому — по его труду» . Эта система неравенства отличалась от стран «свободного рынка», где оставалось неравенство, богатые и бедные, эксплуататоры и эксплуатируемые. Советская социальная политика была с одной стороны эгалитарной, с другой – активно стратифицирующейся, близкой к консервативному режиму. Стратификация основывалась на причастности к системе распределения благ, к высоким стандартам потребления: удобному жилью, качественным товарам и услугам . В некоторых случаях благодаря хорошим личным качествам, доблестному труду и исключительным заслугам перед Республикой появлялась возможность к высоким стандартам потребления через получение персональной пенсии.

Мое исследование – это попытка рассмотреть один из социальных институтов для пожилых граждан – это система персонального пенсионного обеспечения. В связи с этим задачами данной работы являются определить: 1. Что такое персональная пенсия. 2. Какие существовали официальные механизмы получения персональной пенсии. 3. Стратегии получения персональной пенсии. Также в данной работе предпринята попытка реконструировать, чем руководствовались будущие пенсионеры в процессе получения персональной пенсии.

В частности, как прописанные в законах механизмы, дополнялись личными стратегиями. В работе были использованы следующие методы: интерпретации автобиографических нарративов и анализ субъективности4 . Для того чтобы определить официальные правила получения персональных пенсий мною используются официальные республиканские и союзные законодательные акты: декреты и положения о персональных пенсиях. При определении личных стратегий получения персональных пенсий будущими пенсионерами использовались источники из фондов Государственного архива Пермского края, в частности фонд Р-1137 «Департамента социального развития Пермской области», в котором хранятся личные дела персональных пенсионеров и Р-564. Данное исследование построено на документах периода 1950-х гг. Система персональных пенсий начала формироваться с 1920 года параллельно с развитием системы социального обеспечения. Первоначально она называлась усиленной пенсией, но после декрета от 16 февраля 1923 года5 за ней раз и навсегда закрепился термин «персональная пенсия». Основной текст положения о персональных пенсиях формируется к 1946 году, и одним из обязательных условий становится возраст «мужчины 55 лет, а женщины – 50 лет» и, таким образом, персональная пенсия становится особым видом пенсии по старости.

Первое, что отмечалось в положениях о персональных пенсиях, это то, за что они выплачиваются: это, по положению 1946 года, «выдающиеся заслуги перед Республикой» или, по положению 1956 года, «особые заслуги перед Советским государством». Законодательные акты выделяют области, в которых можно было проявить себя как особенного гражданина. Это области революционной, партийной, военной, хозяйственной, культурной, профессиональной и другой общественной деятельности, советского строительства, науки, техники, литературы и искусства6 . В 1956 году формулировка «партийная область» заменена на «государственную», а так же «заслуги в области интеллектуального труда» были переопределены, как «выдающиеся заслуги в области культуры, науки и техники ».

Стоит отметить, что положение о персональных пенсиях 1946 года создавалось не для всего СССР, а только для РСФСР и в нем отмечалось два уровня персональных пенсий: республиканский и местный. Следующие законы о персональных пенсиях уже принимались на уровне Советского Союза и, соответственно, был добавлен третий уровень персональной пенсии – союзный. Для того чтобы получить один из вариантов пенсии необходимо было собрать пакет документов и отправить их в соответствующий орган9 . Получать персональную пенсию могли несколько категорий граждан: либо сам пенсионер, либо его родственники после его смерти. Причем последние могли ходатайствовать о получении пенсии за заслуги своего выдающегося родственника, если он умер до получения пенсии. Так, например, поступили родственники одного известного пермского ихтиолога, преподавателя университета, А.И. Букирева10 . Главным документом, по которому назначалась персональная пенсия, было ходатайство. До принятия закона 1956 года оно могло подаваться в индивидуальном порядке. В этом случае, учреждению, получившему ходатайство, нужно было самостоятельно узнавать о трудовой деятельности заявителя. Но чаще всего, в зависимости от уровня персональной пенсии, на которую претендовал заявитель, за него ходатайствовали учреждения разных уровней .

Одного ходатайства для получения персональной пенсии было недостаточно, к нему должен был быть приложен обязательный набор документов: а) документы, подтверждающие заслуги лица, для которого испрашивается пенсия; б) личный листок по учету кадров, заверенный ходатайствующей организацией, или выписка из учетной партийной карточки и краткая биография (автобиография) этого лица; г) справка врачебно-трудовой экспертной комиссии (ВТЭК) об инвалидности; д) сведения о семейном положении; е) справка о заработной плате, а если данное лицо получает пенсию, также справка о получаемой пенсии12 . Отсутствие перечисленных документов могло привести к тому, что дела возвращались как недооформленные, что произошло, например, с бывшим красногвардейцем Серебряковым М.М. Исполком Большесосновского районного совета депутатов трудящихся вернул его дело по следующей причине: «Для рассмотрения вопроса о назначении пенсии необходимо красногвардейское удостоверение или подтверждающий документ из соответствующего архива. Свидетельские показания не являются основанием для решения вопроса о пенсии»13 .

Таким образом, у человека, жаждущего получить персональную пенсию, а не просто пенсию по старости, которую начали выплачивать с 1956 года, появлялась возможность напомнить государству об имеющихся у него особых заслугах и здесь проявлялась возможность для творческого подхода. Поскольку законодательные акты не давали конкретного определения того, что же такое «особые заслуги», граждане, исходя из своего ценностного опыта, собирали и создавали документы, конструирующие заслуги перед государством. Одни были заслуженными учителями, артистками, лесоводами , другие – простыми медсестрами, чулочницами, разнорабочими. Одним из самых важных этапов механизма получения персональной пенсии был сбор справок с мест работы и документов на имеющиеся награды. Список мест работы и наград фиксировался несколько раз и в листке по учету кадров, и в справке от ходатайствующей организации.

На каждый пункт списка должна была быть предоставлен соответствующий документ. Еще одним этапом был сбор характеристик, подтверждающих заслуги будущего персонального пенсионера. Это могли быть характеристики с места работы, партийные характеристики, или характеристики из организации, членом которой был будущий персональный пенсионер. Так, например, для получения местной персональной пенсии С.М. Гинцбург заручился характеристикой от Бюро Пермского областного отделения Союза Журналистов СССР и ходатайством с подробной характеристикой от дирекции, партийной и профсоюзной организаций Пермского книжного издательства.

Этого вполне было достаточно вкупе с собранным пакетом документов для получения персональной пенсии местного значения. Далее после того как были собраны все документы, важно было выбрать организацию, ходатайствующую за получение пенсии. Вероятно, ходатайства, подаваемые от партийной организации, имели больше влияния, чем ходатайства от райсобеса. Так И.Я. Якимов – заведующий отдела социального обеспечения Осинского района Молотовской области, начиная 1951 года, хлопотал для себя персональную пенсию республиканского значения. Послужной список вместе с характеристикой от Осинского РК КПСС17 и Райисполкома18, а так же акцентирование внимания на том, что он «проработал на ответственной руководящей хозяйственной и советской работе продолжительное 21 лет, а общий трудовой стаж 30 лет» – не возымели должного успеха. Решением Молотовского областного совета депутатов трудящихся № 1408 от 28 ноября 1951 года ему присуждают персональную пенсию местного значения в 300 рублей,19 охарактеризовав его как «активного участника в организации советской власти, члена ВКП(б)20». Якимов не был доволен этим результатом.

Сначала, он пытался повысить выплаты персональной пенсии и с апреля 1957 года ему начинаю выплачивать максимальную персональную пенсию местного значения – 60 рублей. Не удовлетворившись этой победой, он, поменяв стратегию, пишет заявление с настойчивой просьбой поднять ему уровень пенсии до республиканского значения, потому что это даст ему, человеку с пошатнувшимся здоровьем, пользоваться курортным лечением, а также обратился в партийную организацию. В результате этого на заседании бюро Осинского РК КПСС в июне 1961 года было решено «просить Пермский обком КПСС возбудить ходатайство об установлении тов. Якимову Ивану Яковлевичу, члену КПСС с 1929 года, персональной пенсии республиканского значения». И уже по ходатайству от 24 июня 1961 г. от Пермского областного комитета КП СССР. Пермский исполком решил просить Комиссию по установлению персональных пенсий при Совете министров РСФСР «установить персональную пенсию республиканского значения члену

КПСС с 1929 года Якимову Ивану Яковлевичу», которая и была установлена 16 сентября 1961 г. Таким образом, данный пример подтверждает, что залогом успеха в получении благ и достойной оплаты за труд, некогда отданный государству, зависит не только от собранных документов, но и от выбора ходатайствующей организации. Одним из элементов стратегии является то, что в подаваемых документах от разных пенсионеров по-разному делался акцент на свой заработок и состояние здоровья. Встречается следующая зависимость, если человек болен или не хочет сильно потерять в доходах, то он претендует на пенсию республиканского уровня.

Например, К.И. Янчик сообщал, что его отправили на пенсию, он инвалид II группы и у него три иждивенца. В место зарплаты 712 руб. 50 коп. он получает пенсию в 216 рублей. Ни его безупречная работа красногвардейских частных органах УМВД23, ни хорошая рекомендация от Начальника Березниковского ГОМ МВД, ни два знака отличия не помогли ему отстоять республиканскую пенсию. В итоге только благодаря Ворошиловскому РК КПСС он добивается, чтобы ему повысили его пенсию до 450 рублей, но пенсию республиканского значения ему так и не удалось получить. Советское общество открывается как общество коллективов, которые не отказывают в помощи, если человек проявил себя с положительной стороны. Так, организация Красного Креста содействовала в получении пенсии Александровой П.П. Помимо поиска документов она еще и ходатайствовала за 72 летнюю пенсионерку, а Совет секции ветеранов революции и гражданской войны выступил в поддержку вдовы старого коммуниста Постникова в том, чтобы ей назначили пенсию республиканского значения и написал характеристику. То есть по мере своей возможности способствовали улучшению качества жизни, послужившего Родине товарища. Еще одной возможностью для творчества в процессе получения пенсии – написание автобиографии. Пенсионеры указывали на рабочее или крестьянское (бедняцкое) происхождение. Многие отмечают, что рано начали работать. И. Я Якимов в хозяйстве отца проработал до 20 лет, Ярыгина Агрипина Июдовна, родилась в 1864, пошла работать на завод с двенадцати лет.

Малков Александр Иванович 1896 года рождения летом со своей матерью ходил работать по найму к зажиточным крестьянам «в ручную жать, косить, молотить» 26. Кто-то успел послужить в царской армии и, например, как Александрова П.П. и получить золотую и серебряную медали «За усердие»27. Многие участвовали в боях на стороне красной армии или пострадали от белых: так Ярыгина А.И пишет: «Когда пришли белые людям давали деньги и они доказывали кто коммунист, и меня арестовали и дали мне 25 розг и хотели расстрелять, а я убежала, скрывалась в лесу пока не пришли красные». Веретенников Николай Дмитриевич писал: «С полком я участвовал во всех его боевых походах на восточном фронте с ноября месяца 1918 года».

После установления советской власти пенсионеры расписывали свою трудовую деятельность: Веретенников в 1925 году был избран Председателем Бымовского сельсовета, затем членом президиума местного Райисполкома, затем учился, был студентом ударником в Московском Институте землеустройства, в 1931 налаживал работу Мишкинского маслосовхоза. С 1936 года работал в Горисполкоме. Александрова Прасковья в 1926 года вернулась в Пермскую общину Красного Креста и работала по своей специальности (медсестра) при больницах разных мест до 1938 года. Во время ВОВ работали либо в тылу, либо были на фронте, кто-то по состоянию здоровья не работал. Тексты автобиографий персональных пенсионеров типические. В каждой отмечены важные, по их мнению, вехи в жизни страны и их участие в них. Сделан упор на трудолюбие и работу в партийных органах, на наличие наград, полученных за труд или участие в военных действиях.

В этих текстах вырисовывается «нормализованная» советская рабочая биография. Автобиографии иллюстрируют умение их авторов показать типическое. Поскольку, приведенные в пример персонажи получили персональную пенсию, то можно утверждать, что их тексты, вместе с набором всех документов, получили положительную оценку. Таким образом, персонального пенсионера можно описать как просто крайне положительного "советского человека", обладающего достоинствами и заслугами, которые делали его не особенным, а именно заслуживающим подражания со стороны большинства. Следовательно, персональная пенсия – это не просто повышенная выплата за особенные особые заслуги, но за то, что человек был «лучшим среди других», равных ему советских людей. Персональные пенсионеры аккуратно следовали предписаниям в законодательных актах – собирали документы, подтверждающие их деятельность, но в тоже время у них была возможность для манипуляций в виде создания автобиографических текстов, сборов характеристик, выбора ходатайствующей организации.

Библиографический список

1. Ярская-Смирнова Е., Романов П. Предисловие редакторов // Советская социальная политика 1920-1930-х годов: идеология и повседневность / Под редакцией Павла Романова и Елены Ярской-Смирновой. М.: Вариант; ЦСПГИ, 2007.

2. Интервью с Игалом Халфином и Йоханом Хельбеком // Ab Imperio, 3/2002

Базанова Раиса Сергеевна©



Другие новости и статьи

« Содержание телеграммы министра иностранных дел Великобритании своему послу в США

Ядерная гарантия великой победы СССР »

Запись создана: Четверг, 16 Февраль 2017 в 14:19 и находится в рубриках Современность.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы