22 Декабрь 2018

Духовная деятельность Николая Александровича Бердяева

oboznik.ru - Николай Александрович Бердяев
#Бердяев#идеология#духовность#мировоззрение#мыслитель

Статья посвящена социально-коммуникативной деятельности Н. А. Бердяева. Проанализированы социальные, психологические, смысловые и идейно-мировоззренческие основы смыслотворчества и деятельности мыслителя.

Ключевые слова: публицистическая деятельность, социальная основа, смысловая основа, идейная основа.

Осмысление творчества Бердяева, его религиозных и философских идей, его способа мышления в эпоху постиндустриализма будит мысль современного человека, помогает противостоять прагматической и механико- технологической экспансии. Анализу идейного наследия русского мыслителя посвящены сотни монографий и диссертаций и более тысячи статей. Однако изучению социально-коммуникативной деятельности Бердяева уделено недостаточное внимание. Целью нашей статьи является описание эволюции связи эволюции социально-культурных взглядов и духовной активности великого русского философа и социолога. Для этого мы реализуем две задачи раскрывающие связь социальных воззрений и социальных коммуникаций:

 Рассмотрим специфику социальных коммуникаций в российский период.  Проанализируем, как вследствие эмиграции изменяется характер социально-коммуникативной деятельности мыслителя. В начале 20 века в Москве было создано религиозно-философское общество. Его идеология противопоставляла себя одновременно как оппозиционным социал-революционным взглядам, так и консервативным промонархическим устремлениям. Это было движение, нацеленное на создание светской религиозной общественности. Данный вариант религиозности находил мощную поддержку у аполитично настроенного слоя русской интеллигенции. Несмотря на личностную разобщённость новых идеологов, именно общий читатель заставлял их сплотиться воедино, и это сплочение происходило вокруг московского издательства «Путь». За постоянно возникавшими организационными конфликтами скрывалась общая установка на мифологичность религиозных конструкций.

На стадии своего выдвижения мифологема всегда субъективна, ведь она наполнена эмоциональными личностными смыслами своего автора. В современной исследовательской литературе существенные характеристики мифологического мышления описаны у А. Лосева и Х. Яннараса. Русский мыслитель отмечает, что «миф есть бытие личностное, или, точнее образ бытия личностного, личностная форма, лик личности»[1. 74]. Греческий философ размышляет в этом же ключе: «миф есть история факта, порождённого воображением: он воспроизводит действия и отношения, относящиеся к области чувственных вещей, но таким образом, как представляет их себе дух, вынося суждение о них, то есть отделяя существенное от второстепенного…»[2. 28]. Яннарас выявляет особый характер мифомышления - здесь мифообразы упорядочиваются в личном духе, где производится их акцентуализация как более или менее значимых. Поэтому, при мифомышлении группы, состоящей из нескольких творческих личностей, с неизбежностью возникают идейные разногласия.

Разница в мифомоделях приводила к различию политических выводов из них. Группа софиологов во главе с С. Булгаковым была ориентирована на утверждение в жизни общества христианских принципов, она вела к активному политическому участию. Это ввергло костяк «Пути» в политическую работу, сориентировало группу на законотворческую деятельность. В противовес этому творческая эсхатология Бердяева выводила за рамки политической перспективы и ориентировала его мировоззрение на эзотеризм, уводивший из мира земных смыслов. Однако перипетии русской судьбы привели его к двойной ориентации.

Разразившаяся война не оставила страстную и эмоциональную натуру Николая Александровича в стороне от событий. Он яростно включился в пропагандистскую активность по укреплению национального духа и, в то же время, он выискивал в этом духе – «Душе России» - трансцендентные возможности для вселенского обновления. Чем более стройно оформлялась у Бердяева теоретическая модель «Души России», тем более сама окружающая действительность указывала на несбыточность его надежд. Постепенно идейный конструкт «Душа России» преобразился в конструкт «Судьба России». Философ воспринял Февральскую революцию как естественное событие, однако сразу же обнаружил, что на этом дело не остановится. В радикализме народных масс, неспособности буржуазии умерить свои имущественные аппетиты и пойти на компромисс он заметил симптом дальнейшего разложения. Таким образом, идея вселенского преображения, развиваемая в основной философской книге этого периода «Смысл творчества»(1916) и нашедшая своего субъекта-носителя — «Душу России», встречала в реальной жизни своё крушение — катастрофу России.

В публицистических статьях написанных перед октябрьским переворотом мыслитель неоднократно указывал на непатриотичную политику большевиков и, вместе с тем, он не испытывал сильного желания осуществить личное вмешательство в политическую жизнь. Так, незадолго до октябрьского переворота, Николай Александрович был избран делегатом Предпарламента, однако не играл там никакой активной роли. Порицая большевиков идейно, политически он был бездеятелен. Философ считал, что никакие контрреволюционные действия не приведут к благотворному результату, пока не изменится дух народа. Поэтому и его публицистическая деятельность и его организационно-педагогическая работа были направлены на воспитание нового духовного уклада. Постигшая Россию революция оценивается Бердяевым негативно. С апреля 1917 г. по октябрь 1918 г. он пишет серию статей, ряд из которых публикует, а затем объединяет их в сборник «Духовные основы русской революции». Философом ставится вопрос: является ли эта революция - революцией? Гуманизм здесь определяется в качестве основной идеологической платформы, однако, после своей реализации, он вырождается в бестиализм — понижение человека до звериного уровня. Поэтому философ заявляет о том, что русская революция самим фактом своего существования изобличила ложь гуманизма.

Гуманистическое самоутверждение личности, не опирающееся на высшее начало, делает её рабом своей низшей стихии. К этим работам вплотную примыкает сборник «Кризис искусства», выпущенный в 1918 г. Здесь, диагностируя новые явления в искусстве, Бердяев определяет, что сущность возникшего кризиса состоит в несоответствии творческого задания и творческого осуществления. По его мнению, мир теряет прежние очертания и формы, он развоплощается. Новейшее искусство схватывает это явление.

Однако выход из кризиса, по мнению автора, состоит не в пассивном следовании разложению бытия, а в выявлении духовно- творческой сути человека, позволяющей преодолеть культуру как претворение наличного бытия и выйти в новое состояние, характеризующееся претворением самой культуры в новое Бытие. В этот период Бердяев более углубленно обращается к идее символического характера культурных и социальных процессов. Данное обстоятельство характеризует начало перехода от революционного утопизма к эзотеризму. Под утопизмом Бердяева мы понимаем желание преображения мира на идеальных началах, а под эзотеризмом — уход из мира в некое внемирное состояние.

Советская цензура в период Гражданской войны заставила русского мыслителя замолчать на время, а укрепление власти большевиков в послевоенный период отодвинуло политическую тематику. Теперь Бердяева уже интересуют не судьбы России, а мировые процессы. Разочаровавшись в русской действительности, он ищет мировую перспективу, связывая реальные процессы жизни с нарастанием мирового зла. Нэповская экономическая оттепель не снизила большевистской идеологической диктатуры. Начались репрессии. В силу личного авторитета в глазах ряда большевиков, Бердяев удостоился не тюрьмы, а высылки в Западную Европу. В эмиграции его духовная социально-коммуникативная деятельность принимает новое направление. Политически он поддерживает советские социальные реформы, но нравственно не приемлет диктатуры и репрессий и не разделяет материалистических воззрений большевиков.

Свою задачу как мыслителя он видит в развитии новой религиозной идеологии, которая, по его мнению, могла бы заместить марксистскую идеологию. В вынужденной эмиграции виднейших представителей русской элиты философ видит позитив: она естественно оторвана от материальных благ и поэтому предрасположена к занятиям духовной работой. При этом он резко выступает против реставраторской деятельности ряда представителей эмиграции, считая, что Россия должна перейти не в дореволюционное состояние, а в состояние пореволюционное. Созданная Бердяевым Религиозно-философская академия ориентировалась на духовное просвещение русских эмигрантов. Благодаря помощи американских протестантов она обрела журнал «Путь», главным редактором которого стал сам философ. Программная статья журнала, написанная при руководящем влиянии Николая Александровича, стала неизменной платформой деятельности издания и основной программой публицистической деятельности самого философа.

Задача русской интеллигенции в эмиграции виделась в сохранении национального лица, Авторы полагали, что это возможно только при воплощении новой религиозной идеологии. В основе такой идеологии должно лежать модернизированное христианство. Однако организационно это должно осуществляться только в рамках Русской Православной Церкви, которая не только духовно, но и реально объединяла бы эмиграцию с Россией. Именно в единстве с Церковью виделся залог возможности для братской встречи двух частей русского народа. Сам Бердяев и стал ведущим автором журнала «Путь», развивая свою мысль по всем указанным направлениям. Достаточно сказать, что в 61 выпуске журнала им было опубликовано 48 статей и 51 рецензия. В журнале была представлена разнонаправленная религиозная мысль, ориентированная на консолидацию мировых религий. Поэтому он отдавал свои страницы католикам (здесь публиковался даже папа Пий ХI), протестантам, включая англикан, и православным. «Путь» стал поистине европейским журналом, так как по своим основным корреспондентам не замыкался на Париже, а охватывал все страны массового расселения русской эмиграции.

Для Бердяева журнал стал пробной лабораторией его мысли. Все новые философские идеи он первоначально в довольно простой и ясной форме излагал на страницах журнала, а затем - либо развивал в солидных философских произведениях, либо оставлял далее нераскрытыми. Несмотря на то, что в журнале превалировали рецензии Бердяева, в каждой из них чужие идеи рассматривались через призму собственных подходов. Тем самым он не просто ориентировал читателя в ярких мыслительных открытиях эпохи, но пытался определить его отношение к ним. Можно сказать, что, несмотря на заявленную позицию о предоставлении трибуны для всей русской религиозной мысли, пропагандировалась лишь одна из тенденций, близкая или совпадающая с настроениями главного редактора. Естественно, что такая политика вела к постоянному отмежевыванию первоначальных сотрудников журнала. В период немецкой оккупации журнал прекратил свою работу. После освобождения его восстановить не удалось, так как фактически распался основной костяк авторов.

Говоря о деятельности Николая Александровича в целом, нужно отметить, что уникальная коммуникативная направленность публицистических текстов Бердяева выступала проявлением тенденции «экзотерического эзотеризма». Этот модернизированный вариант эзотеризма обращён ко всем, а новый эзотерик воспроизводит своё знание с помощью способов обоснования традиционной культуры. При этом форма самовыражения и трансляции неотделима от содержания, становится способом его реализации. Её мы терминологически определили как «пневмотерапию». Мыслитель считает, что, осуществляя поиск предназначения своей жизни в ориентации на идеи, возникшие из осмысления объективного мира как данности, человек приходит к осознанию бессмысленности своего существования. Русский философ полагает, что отсюда вытекает трагизм человеческого бытия, его болезнь. Свою задачу как пневмотерапевта он видит в выявлении в идеях сознания и их комплексах скрытой работы духа как высшей и наиболее подлинной, затем в осознании и коррекции этой работы и в новой, теперь уже более позитивной, деятельности смыслопридавания.

Подводя итоги, можно констатировать, что основной спецификой духовной деятельности Бердяева была пропаганда новой религиозно- общественной доктрины. Однако невозможность её воплощения в реальном мире приводила к развитию эзотерических настроений.

Литература

1. Лосев А. Ф. Философия, мифология, культура.- М.: Политиздат, 1991.- 525с.

2. Yannaras C. Philosophie sans rupture.- Paris: Labor et Fides, 1980.- 307p.

Титаренко С. А.

Другие новости и статьи

« Духовно-нравственные ценности личности в семейном воспитании

Духовно-нравственные основы рационального мироустройства как альтернатива западной потребительской модели хаоса, войны и планетарного апокалипсиса »

Запись создана: Суббота, 22 Декабрь 2018 в 16:16 и находится в рубриках О патриотизме в России, Современность.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика