18 Апрель 2017

Деятельность Сталинградского управления наркомата юстиции РСФСР В 1942 - первой половине 1943 года

oboznik.ru - Решение командующего Воронежским фронтом

Аннотация. В статье раскрывается деятельность Сталинградского Управления Наркомата юстиции РСФСР в 1942 – первой половине 1943 года. Особое внимание уделено вопросам надзора и контроля за работой народных судов, коллегии адвокатов области, решения кадровой проблемы в условиях военного времени.

Рассмотрены первоначальные мероприятия по восстановлению судебной системы Сталинграда и области.

Ключевые слова: Сталинград, органы юстиции, Великая Отечественная война, народные суды.

Сталинградское Управление Наркомата юстиции РСФСР образовано 27 мая 1939 г. постановлением Президиума облисполкома в соответствии с Указом Верховного Совета РСФСР. В качестве основных функций были определены организация и контроль над деятельностью судебных органов, судебных исполнителей, адвокатуры и нотариата [1, л. 15]. В современной историографии, затрагивающей проблематику военного периода в Сталинграде, данная тема практически не исследовалась. Великая Отечественная война практически с первых дней внесла коренные изменения в стационарный режим функционирования всех органов власти и управления Советского Союза. Наркомат юстиции РСФСР 7 июля 1941 г. издал приказ № 5/С о

неотложных мероприятиях органов НКЮ в военное время: судьи, ушедшие в Красную армию, заменялись народными заседателями, позже по факту эти назначения по личному представлению начальника УНКЮ утверждались областными исполнительными комитетами Совета народных депутатов; шло сокращение сети народных судов; ограничивался вызов в судебное заседание свидетелей и народных заседателей, чтобы не отрывать их от работы на производстве; уменьшались сроки рассмотрения жалоб; остатки нерассмотренных дел в судах на окончание квартала должны были быть отработаны в 2-недельный срок. Существенным моментом приказа стали изменения процессуальных правил. Так, по делам о маловажных преступлениях можно было ставить вопрос об их прекращении уже в подготовительном заседании; по делам с наказанием в виде исправительно-трудовых работ или краткосрочного лишения свободы обвиняемый отпускался домой под подписку о невыезде, явка его производилась непосредственно на судебное заседание.

Значительное внимание уделялось изучению мотивов совершения преступления. При установлении мотива «избежание призыва в армию», преступление расценивалось и наказывалось как «дезертирство». Специальной проверке подвергались дела о спекуляции, нарушении правил торговли, Указов ПВС СССР от 26 июня, 10 июля 1940 г., 10 февраля 1941 г., растратам, хищениям, выселении из жилья лиц, призванных в армию/флот, или членов их семей [2, л. 142–146]. Приказом НКЮ СССР № 028с 17 июля 1941 г. о подсудности дел определялось, что дополнительно областные суды рассматривали споры между государственными, кооперативными, общественными организациями, если хоть один из аспектов данного дела затрагивал функционирование предприятий оборонной промышленности, о признании авторских прав, уголовные дела о нарушении техники безопасности. Народные суды обязывались вести заседания по искам, касающимся заводов и фабрик военнопромышленного комплекса страны, при «закрытых дверях». Списки таких предприятий судьи должны были знать устно, их хранение запрещалось [3, л. 157–157 об.].

Ситуация на фронте осложнялась, и в конце июля 1941 г. штаты НКЮ СССР, а затем и НКЮ РСФСР начали эвакуироваться из Москвы. С 7 августа часть Наркомата юстиции РСФСР во главе с замнаркома И.Д. Перловым расположилась в г. Камышине Сталинградской области. В их ведение определялись суды местностей, не находящихся на военном положении, учебные заведения, адвокатура и нотариат, решение кадровых вопросов. В столице остались только структуры, отвечающие за финансовые вопросы [4, л. 173, 182]. Сталинградское Управление НКЮ РСФСР весь начальный период войны возглавлял В.С. Козлов. В штатном расписании управления числились заместитель начальника, члены судов, ревизоры, консультанты-кодификаторы, технические работники. В городе действовало двадцать два судебных участка (в Ерманском районе – 4, Тракторозаводском – 3, Баррикадном – 2, Краснооктябрьском – 2, Дзержинском – 3, Ворошиловском – 5, Кировском – 3), три нотариальные конторы, областная коллегия адвокатов, юридическая школа и юридические курсы (консультационный пункт). Значительное внимание ревизоры УНКЮ Сталинградской области в конце 1941–1942 гг. уделяли делам особого производства. Сюда относилась административная практика о взыскании штрафов, нарушении правил оборонных и противопожарных мероприятий, прежде всего, светомаскировки, паспортного режима, подготовки бомбоубежищ, правил дежурства около жилого дома, общественного порядка и уличного движения, санитарии, военного учета, борьбе с безнадзорностью детей [5, л. 2–4]. Особый контроль осуществлялся за исполнением приговоров по делам лиц, осужденных за самовольный уход с предприятий и учреждений по Указу ПВС СССР от 26 июня 1940 года. Всего за I квартал 1942 г. в Сталинграде было возбуждено 3 302 таких дела, в том числе возрастной категории от 16 до 25 лет 827 человек, или 62 % [6, л. 34]. Всего по региону рассмотрено 8 447 дел, осуждено 6 490 человек, оправдано 195 человек [7, л. 33]. За самовольный уход осуждено 1 329 человек, из них 540 опоздало, 310 не вышли на работу, 66 спало на рабочем месте, 5 было в пьяном виде, 19 бездельничали, 36 отказались от сверхурочных, 2 «прогуливали» в связи с круглосуточным дежурством накануне, 33 по другим причинам [8, л. 35].

Главная причина совершения правонарушений данной категории, как было установлено в ходе судебных разбирательств, состояла в том, что администрация заводов не смогла организовать бытового обслуживания, продажу хлеба по карточкам, отпуск завтраков, очередность выходных дней и прочее [9, л. 35]. В социально-бытовом плане наиболее сильно это отражалось на эвакуированных рабочих-подростках, им не предоставлялись места проживания, они вынуждены были искать ночлег в углах цехов, «причем за ночь их несколько раз перегоняют с одного места на другое, время вступления на работу им никто не говорит. Сами они на работу просыпают и, в результате, материалы об их прогулах поступают в нарсуд». Часто нарсуды выступали в защиту молодежи.

Например, нарсудья II участка Тракторозаводского района т. Елагина поставила вопрос перед коммунальным отделом СТЗ о предоставлении эвакуированным подросткам общежития. Реакции не последовало, и нарсудья подготовила обращение на имя прокурора о привлечении к ответственности заведующего коммунальным отделом за нераспорядительность и нечуткое отношение к молодым кадрам [10, л. 49]. Еще одна важная категория дел – это отказ от работы и уклонение от мобилизации. Наказания прописывались в Указе ПВС СССР от 13 февраля 1942 года. В Сталинградской области в период с февраля по июнь 63 % осужденных получили до 6 месяцев исправительно-трудовых работ, около 33 % – до 3 месяцев исправительно-трудовых работ, и только 4 % – 1 год работ [11, л. 25]. Проведя вторичную проверку в марте 1942 г. судебной практики дел о самовольном уходе и дезертирстве в регионе, НКЮ СССР в приказе № 05 отмечал, что учет исполнения приговоров велся формально.

Суды передавали приговор в милицию, сотрудники направляли запрос в адресный стол, иногда посещали место регистрации. При отрицательных результатах объявлялся всесоюзный розыск, на этом все поисковые мероприятия завершались [12, л. 14–19]. Таким образом, суды не добивались получения подтверждений о реализации приговоров. Всего по Сталинграду на 1 мая 1942 г. числилось 946 таких неисполненных судебных решений [13, л. 16].

Вторым по значимости недостатком являлся срыв сроков рассмотрения дел. Часто вместо трех-пяти дней срок растягивался до двух месяцев. Судьи обосновывали данный факт тем, что руководство предприятий материал на нарушителей подавало в органы через значительный промежуток времени после совершения правонарушения. Показателен случай нарсуда III участка Ворошиловского района г. Сталинграда – дело № 170 по обвинению М.П. Коротаева за уклонение от мобилизации на завод Нефтемашстроя. М.П. Коротаев был осужден к 3 месяцам исправительно-трудовых работ с удержанием 20 % с заработка.

Однако в ходе проверки ревизорами УНКЮ установлено, что мужчина в это время оформлялся на завод № 490 НКАП СССР, и с 21 апреля уже трудился слесарем. Тем не менее первый вызов его по мобилизации произведен был только 14 апреля, то есть во время процесса оформления на завод № 490, а рассмотрение дела судом прошло уже в момент работы на военном заводе. Приговор в порядке апелляции отменен [14, л. 26]. Развитие военных событий и потеря Советским Союзом значительных территорий на западе привели к обострению в стране продовольственной ситуации. Мобилизационные мероприятия увеличили количественный состав Красной армии, требовалось постоянное и бесперебойное снабжение продпайками. В этой ситуации 15 апреля 1942 г. принят Указ ПВС СССР о минимуме трудодней колхозников (30 дней) и о мобилизации населения на сельхозработы. Загруженность судов возросла в несколько раз. Судебные коллегии для ведения заседаний выезжали на места и рассматривали дела по данному Указу в вечернее время. Всего в Сталинградской области до 15 июля 1942 г. было возбуждено 3 498 подобных дел, из них рассмотрено 2 121 дело, осуждено 1 520 человек, главным образом женщин от 30 до 50 лет, которые трудились на своем приусадебном участке. 377 дел поступило в суды по составу «за уклонение от сельхозработ и уход с них», рассмотрено из них было 218 дел. На исправительно-трудовые работы с удержанием 25 % дохода осуждено 133 человека [15, л. 123–132]. Обобщив судебную практику, УНКЮ по Сталинградской области начало разъяснительную работу с руководством колхозов и самими колхозниками по содержанию Указа, проводя собрания и встречи.

В отчетных документах отмечалось, что учет трудодней поставлен неудовлетворительно. Председатели колхозов передавали в суд дела даже на тех людей, которые являлись единоличниками, что было недопустимо [15]. В начале Сталинградской битвы судебная система региона функционировала в нормальном режиме. Заключенные из тюрем эвакуировались в другие области, судьи получили задание передать личные дела в новые места дислокации исправительных учреждений. Первыми перебазировались суды из задонских районов – Кагановичского, Котельниковского, Клетского, Серафимовичского. Одновременно шел процесс сокращения судебных участков. В августе 1942 г. началась эвакуация сталинградских судов. Областной суд переехал в Старую Полтавку, там образовали «тройку». Вечером 24 августа УНКЮ получило устное распоряжение от заместителя председателя облисполкома М.И. Жаворонкова и секретаря обкома ВКП(б) Ф.И. Ляпина о переезде за Волгу. До 27 августа заместитель начальника Управления П.А. Ардашев провел организационные подготовительные мероприятия, и 4 сентября 1942 г. аппарат УНКЮ обосновался в Старой Полтавке.

В эвакуацию прибыли начальник Управления В.С. Козлов, его заместитель П.А. Ардашев, завсекретариатом Л.А. Ваземиллер, инспектор спецчасти, ревизор по нотариату и адвокатуре Е.С. Скурлатова, ревизоры З.В. Лагода (потом отправлен в Астрахань), М.Ф. Переходнова (обслуживала восточные прифронтовые районы), врио ревизора Алексеенко, инспектор О.Г. Романова [16, л. 137–139 об., 142]. Остальные кадры не прибыли. В Елань, где также находилась оперативная группа облисполкома и обкома, были направлены два работника УНКЮ для координирования деятельности судов северозападных районов области. Свои обязанности УНКЮ продолжало исполнять и в дни сражения. В сентябре проревизионированы суды Хоперского, Алексеевского, Лемешкинского, Руднянского районов. Оказывалась практическая помощь, особенно в деле изучения законов «военного времени», организации судопроизводства [16, л. 143 об.]. К ноябрю 1942 г. в штате УНКЮ осталось 9 человек из 27 требуемых единиц. УНКЮ перебазировался в Николаевку [17, л. 146, 155–156].

Начальник Управления с сентября находился на излечении в г. Саратове, его замещал бывший член облсуда т. Миронов. В информационном сообщении на имя Уполномоченного КПК по Сталинградской области т. Ягодкина он сообщал, что Управление совершенно не имеет ревизоров, неизвестно местонахождение большинства судей, кроме 7 человек, которые были отпущены В.С. Козловым, потеряны следы эвакуации юридической школы. В связи с этим, главной задачей УНКЮ определялся подбор судей в освобождаемые районы. К декабрю 1942 г. в три района назначено 12 судей, однако открытыми оставались вакансии еще для 5 районов. В связи с нехваткой квалифицированных кадров большее внимание стало придаваться подготовке из эвакуированных заместителей судей, однако такие люди не бронировались за УНКЮ и их могли призвать в ряды армии. В самом УНКЮ недокомплект штатов равнялся 14 единицам, в том числе требовалось 3 ревизора, старший консультант по кодификации, технические сотрудники [17].

Помимо кадровых проблем перед УНКЮ стояли в период боевых действий Красной армии по разгрому немецко-фашистской группировки под Сталинградом и чисто технические, организационные вопросы. Требовалось наладить связь между судами и Управлением, обеспечить действующие транспортом, бланками (приговоры даже писались на газетах), специализированной литературой, кодексами, новыми законами, так как бытовала практика вынесения приговоров по утратившим силу актам. Судебная практика в октябре – декабре 1942 г. сосредоточилась на рассмотрении дел о хищении хлеба. Только Облсуд по семи сельским районам рассмотрел дела на 110 человек, из них 19 получили наказание в виде лишения свободы свыше 3 лет. Часть дел народных судов Облсуд передал Облпрокуратуре для опротестования приговоров «за мягкостью» [18, л. 153 об.]. В декабре 1942 г. в области работало из 112 необходимых судебных участков только 77, из них один в Кировском районе Сталинграда, 8 нотариальных контор, срочно требовалось открыть еще 4, недостаток адвокатов составлял 30, а судебных исполнителей – 21 человек [19, л. 157–158].

После окончания Сталинградской битвы был произведен подсчет причиненного ущерба системе юстиции: сгорели здания УНКЮ, областного суда, 22 здания нарсудов города, 23 здания сельских судов, смогли эвакуировать только часть нарядов с директивами, секретное производство, личные дела нарсудей, доклады с обобщением практики судов за 1939–1941 гг., печать, штамп. Все остальное не спасли. Началась восстановительная работа. К июлю 1943 г. уже функционировало 93 участка народных судов, из них в Сталинграде 7 – по одному в каждом районе. Судьи назначались из числа местных работников, 29 человек прислал НКЮ РСФСР. Образовательный ценз судей был довольно низким, только двое имели высшее образование, 36 – среднее, 55 – начальное. Основной упор при назначении делался на опыт работы – стаж 79 % общей численности судей равнялся от 5 до 10 лет. Обучение кадров шло целевым набором в Саратовском юридическом институте. В Сталинградском регионе для переподготовки судей и других кадров юстиции планировалось в августе 1943 г. открыть на 100 человек двухгодичную юридическую школу.

Активно использовался и пропагандировался опыт лучших судей, такими УНКЮ были признаны в Сталинграде судьи Семенова, Алексеенко, Майорский. Выполнение полномочий УНКЮ по контролю над деятельностью адвокатов, судебных исполнителей и нотариата временно было затруднено. В первой половине 1943 г. в области работал 91 адвокат и три стажера, из них в Сталинграде 9 адвокатов. Существовало 23 юридические консультации, в которых с января по июнь было отработано 5 435 обращений физических и юридических лиц, дел в судах проведено 2 376.

Председателем оргбюро областной коллегии адвокатов числился т. Гуськов, но это являлось формальностью. На практике оргбюро не собиралось. Оно в лице председателя только информировало Управление о текущей практике и производило согласование кандидатур адвокатов путем просмотра личных данных зачисляемых. По обращениям граждан, при отсутствии специального ревизора по адвокатуре в Сталинградском УНКЮ, было только установлено, что постоянных дежурств в юрконсультациях не велось, график приема граждан

не соблюдался, исполнительская дисциплина находилась на низком уровне [20, л. 8–55]. Организационная работа УНКЮ в первой половине 1943 г. состояла из ревизорских проверок 9 нарсудов, 11 судебных исполнителей, 18 судебных участков по делам о выполнении Указа ПВС СССР от 26 июня 1940 года. Составлено 36 представлений в Верховный суд РСФСР об опротестовании приговоров по 30 уголовным и 6 гражданским делам (трудовые, колхозные, алиментные).

Проведено шесть оперативных и восемь кустовых совещаний, где были заслушаны доклады отчетные, о выполнении приказов НКЮ, о борьбе с хищениями и растратами в торговой сети, прогулами и самовольном уходе с предприятий, досрочном освобождении и снятии поражений в правах, о трудовой дисциплине среди работавших в системе Сталинградской юстиции, о предоставлении статистической отчетности, утверждались акты об ущербе. Шло изучение судебной практики, особенно по статьям 162, пункт «г» и «д», 107, 116 УК РСФСР, Указа ПВС от 26.06 1940 г., по осужденным членам семей военнослужащих, о государственных поставках сельхозпродуктов, злоупотребления продовольственными карточками [20]. Таким образом, анализ деятельности Управления НКЮ по Сталинградской области в 1942 – первой половине 1943 г. показал, что социальная ситуация в регионе была напряженной. Несмотря на передачу значительной части полномочий военным трибуналам, суды общей юрисдикции продолжали активно работать, решая в том числе и военные задачи по укреплению трудовой дисциплины на промышленных предприятиях и в сельском хозяйстве, охраняя социалистическую собственность.

В то же время многие судьи, судебные исполнители, адвокаты и нотариусы добровольно возлагали на себя проблемы обустройства и помощи эвакуированным и малозащищенным слоям населения в трудное военное время.

Пищулина Светлана Юрьевна

Другие новости и статьи

« «С начала апреля закрыты все школы и курсы, и помещения их заняты под военные госпитали»

Проблема восполнения трудовых ресурсов в восстановлении Сталинградского гидролизного завода в 1943 году »

Запись создана: Вторник, 18 Апрель 2017 в 5:15 и находится в рубриках Вторая мировая война.

метки: , , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика