Учебник отечественной истории как конструктор исторической памяти (на примере революционных событий 1917 года)



Учебник отечественной истории как конструктор исторической памяти (на примере революционных событий 1917 года)

oboznik.ru - Кризис преподавания истории

Учебник истории – носитель памяти и орудие овладения исторической ситуацией. С одной стороны, учебная литература отражает состояние профессиональной историографии. Ещё сто лет назад каждая научная школа старалась воплотить свои идеи не только в специальных исследовательских трудах, но и в массовых изданиях.

Кризис преподавания истории

Популяризация различных интерпретаций исторического процесса, переплетавшегося с преподаванием в средней и высшей школе, стала обязательным элементом исторической науки. Историографическая практика 1990-х и начала 2000-х годов показала, что именно учебники истории часто являются первоисточниками исторических концепций, что новые подходы и оценки исторического прошлого звучат сначала в учебной литературе.

Историческая наука имеет выход в социальную практику через учебники истории, осуществляя тем самым связь между наукой и обществом. Через школьные учебники истории предлагается гражданам такой вариант исторических знаний, который позволяет ученикам идентифицировать себя со страной, ее прошлым и настоящим. Ценностные и оценочные составляющие являются неотъемлемой частью познавательно-мировоззренческой модели школьного курса истории, и, соответственно, попытки их отделить от школьной истории могут привести лишь к появлению мировоззренческого вакуума и распространению ценностных суррогатов.

Учебник по истории конструирует историческое сознание школьников и даже во многом определяет поведение нового поколения граждан страны. «…Забывая большинство дат и имен, а зачастую отбрасывая все оценки учебника, ученик усваивает модель мышления и стиль, заданные книжкой» . Таким образом, учебник по истории играет важную роль в жизни общества. Испытывая постоянное влияние государственной идеологии, он представляет собой один из конкретных механизмов формирования знаний и представлений, памяти о прошлом в соответствии с установленными государством целями и существующими ценностями. В историческом сознании нескольких поколений советских граждан одним из ключевых событий были события 1917 года.

Школьнику полагалось знать о наличии предпосылок социалистической революции в России, о том, что «Россия – слабое звено в цепи империализма», в ней к началу 1917 года существовал политический кризис, грозивший в любое время вылиться во всенародное восстание. Первая мировая война ускорила назревание революции. Хозяйственная разруха достигла катастрофических масштабов. Чаша народного терпения переполнилась.

Произошел подъем народной борьбы, в котором большую роль сыграли большевики. Царизм и буржуазия стремились предотвратить революцию, но не смогли. В событийно-понятийный ряд входили следующие структуры: революционная ситуация, буржуазно-демократическая революция, образование Советов, двоевластие, кризисы Временного правительства, большевизация Советов, нарастание общенациональной катастрофы, подготовка большевиками вооруженного восстания, Второй Всероссийский съезд Советов, образование советского правительства, социалистическая революция. Ключевая установка учебника: «Октябрьская социалистическая революция явилась закономерным результатом всего предшествующего развития нашей страны, всего мирового исторического процесса» .

В 1990-е годы «историческая политика» Российского государства способствовала утверждению в образовательном пространстве плюрализма (десятки учебников по истории). Акцент в объяснении исторических событий и явлений смещался на личность учителя преподавателя, не свободного от политико-идеологических пристрастий и концептуального многоголосия современной историографии. В процессе обучения формировались полярные («советские» – «антисоветские») представления о феномене 1917 года: от «Великого Октября», «Великой российской революции» до «Второй Смуты» и «цивилизационной катастрофы».

При этом обозначилась тенденция оскудения фактического запаса знаний у учащейся молодежи, размывания понимания конкретно-исторического содержания происходивших в 1917 году событий. Цели и задачи исторического образования сегодня определяются в федеральном государственном образовательном стандарте основного и общего (полного) образования, и так же историко-культурном стандарте 2013 года.

Звучат они следующим образом: формирование гражданской, этнонациональной, социальной, культурной самоидентификации личности обучающегося, осмысление им опыта российской истории как части мировой истории, усвоение базовых национальных ценностей современного российского общества: гуманистических и демократических ценностей, идей мира и взаимопонимания между народами, людьми разных культур; формирование мировоззрения, соответствующего современному уровню развития науки и общественной практики; владение комплексом знаний об истории России и человечества в целом. Тема революции 1917 года является одной из самых сложных, объемных в курсе истории Отечества. Неслучайно в историко-культурном стандарте она отнесена к «двадцати трудным вопросам». Трудный вопрос № 9 сформулирован в ИКС так: «Причины, последствия и оценка падения монархии в России, революции 1917 года, прихода к власти большевиков и их победы в Гражданской войне». Пожалуй, один самых сложных аспектов современного учебника это терминология.

В ИКС, утвержденным Российским историческим обществом и взятым в качестве теоретико-концептуальной базы новой линейки единого учебника, введено понятие «Великая российская революция» относительно событий 1917 года. В свою очередь новые учебники двух ведущих издательств или пропустили данное понятие (изд-во «Дрофа») или ввели, но никак не обозначили (изд-во «Просвещение»). Авторы учебника издательства «Просвещение» не объясняют, почему революция названа Великой, почему российская, а не русская и каковы ее хронологические рамки (заканчивается ли она в октябре 1917 года или в 1921 году?) Революция 1917 года в новых учебниках истории получилась безликая. Роль личности никак не показана, если в советском учебнике, и даже в учебниках 1990-х – начала 2000-х гг. были характеристики и образы В.И. Ленина, Л.Д. Троцкого и др., то новый учебник просто перечисляет имена, кто такой В.И. Ленин и какова его роль в партии и в самом событии останутся неизвестными для современного школьника и ответы придется искать в других источниках.

Не прозвучало в новых учебниках и выводов и оценок событий 1917 года. Таким образом, в историческом сознании закладываются не связанные фрагменты и смутные представления о том, что же произошло в России в 1917 году. Очевидно, что учебная литература не является сегодня достаточно релевантным источником формирования исторических представлений. Потоки мифологических откровений и «альтернативной» истории создают информационный шум, в котором порой теряются сигналы, идущие из образовательного пространства.

Борзых Наталья Евгеньевна (Школа № 64, г.о. Самара)

 



Другие новости и статьи

« 1917: русские революции в западной историографии с 1991 года до наших дней

А.М. Коллонтай и агитационно-пропагандистская деятельность журнала «Работница» в 1917–1918 гг. »

Запись создана: Суббота, 22 Апрель 2017 в 5:45 и находится в рубриках Современность.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы