27 Апрель 2017

Русский язык в онлайн-СМИ: вызовы цифровой эпохи

oboznik.ru - Значение синонимов в русском языке

В статье через выявление специфики развития медиа на современном этапе исследуются проблемные зоны функционирования русского языка в цифровой среде. Автор полагает, что профессиональные редакции средств массовой информации утратили монопольное право не только на формирование информационной повестки дня, но и на трансляцию языковой нормы. Непрофессионалы в журналистике и СМИ не всегда обладают необходимыми знаниями в области литературного русского языка, а процесс создания и доставки текста к аудитории не подразумевает прохождения процедуры редактирования.

Напротив, для профессиональных журналистов высокий уровень владения русским языком является одной из ключевых компетенций. Работа редактора как неотъемлемая часть процесса подготовки текста к печати / выходу в эфир в традиционных СМИ представляет собой второй уровень языковой компетенции редакции. Однако в процессе более глубокого проникновения Интернета в аудиторию и формирования мультиканальной интерактивной цифровой среды, где роль профессиональных журналистов уменьшается, проблемные зоны функционирования русского языка усугубляются.

Ключевые слова: русский язык в СМИ, цифровая революция, активная аудитория, непрофессионалы, речь журналиста, медиатекст

Русский язык в современном обществе уже «живет» не столько в текстах классических литературных произведений, сколько в актуальных текстах средств массовой информации. Ректор Московского университета академик В. А. Садовничий, приветствуя участников конференции «Учимся говорить по-русски. Проблемы современного языка в электронных СМИ», прошедшей на факультете журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова в 2016 году, отмечая, что «вторая половина XX века и начало XXI века характеризуются стремительным развитием средств массовой коммуникации и новых информационных технологий», подчеркнул, что «медиатексты в наши дни – это одна из самых распространённых форм бытования языка», и именно «СМИ сейчас как чётко организованная структурная система имеют огромную власть над человеком» и «формируют у потребителей массовых коммуникаций определённые, часто неосознанные языковые вкусы» [Садовничий 2016]. Язык СМИ – один из важнейших факторов, оказывающих воздействие на современный русский литературный язык [Солганик 2016]. Ежедневно язык СМИ объединяет миллионы людей, интегрирует их в единое информационное и ценностно- смысловое пространство, конструируют культуру нации не только внутри, но и за пределами территории российского государства [Вартанова 2015; 8]. Что общего у жителей Москвы и жителей Дальнего Востока? Что позволяет нам ощущать себя согражданами? Прежде всего, русский язык. Именно тот общий, понятный для всех язык, который «живет» в средствах массовой информации – в федеральных новостях, в развлекательных телешоу, на страницах многотиражных «желтых» изданий, в продуктах массовой культуры, распространяемых по каналам СМИ и даже в пространстве онлайн-СМИ и социальных сетей, набирающих большую популярность у аудитории.

Именно благодаря русскому языку в последнее время россияне могут ощущать себя единой нацией, выстраивая общую культуру, общие ценности, определяя общих кумиров, героев и антигероев – через язык СМИ, через медиатекст, через речь журналистов. Язык СМИ сегодня является достоянием не только журналистских текстов, которые занимают в содержании многих массмедиа заметную, но во многих СМИ уже не основную часть. Понимая под медиатекстом систему содержания СМИ, в него необходимо включать – помимо журналистских текстов – и рекламные сообщения, и произведения массовой культуры, и пресс-релизы, другие тексты, созданные специалистами по связям с общественностью – все, что формирует единство и связность как самого медиатекста, так и медиасистемы в целом.

Именно поэтому становится необходимым выявлять различия между журналистскими и нежурналистскими текстами в содержании массмедиа, понимать специфику производства, трансляции и потребления текста в цифровой среде в целом. Цифровая революция, вызванная и движимая развитием ИКТ, коснулась всех сфер: экономики, социальной структуры, образования, стиля жизни. Результаты для СМИ оказались весьма ощутимыми. Активная цифровизация медиапространства России привела к тому, что россияне сегодня отводят значительный объем свободного времени на потребление цифровых сервисов и медиапродуктов, причем это время занято не столько традиционными – прессой, телерадиовещанием, сколько новыми медиа – спутниковыми и кабельными сетями, онлайн-СМИ, поисковыми системами, социальными сетями. В результате значительная часть медиапотребления определяется уже не только телесмотрением, которое само заметно меняется, становясь все более активным и нелинейным (по запросу), но и онлайн-медиапотреблением, а также коммуникацией в социальных сетях.

Роль и влияние профессиональных журналистов размывается, уступая место новым авторитетам Интернет-«друзей», интернет-сообществ, вирусных маркетологов. «Лайки» и клики становятся новой «валютой» медиаиндустрии, замещая тиражи, рейтинги, доли. Традиционно в основе коммуникационного взаимодействия общества лежала именно звучащая речь теле- и радиожурналистов, способствовавшая созданию национальной идентичности, пониманию людьми друг друга и мира вокруг них. Родной язык, одинаково звучащий в отдаленных друг от друга регионах, населенных пунктах, приходил к россиянам из телепередач, кинофильмов и сериалов, радионовостей и эфирной рекламы. Как справедливо отмечает президент РАО академик Л.А. Вербицкая – устная форма нашего общения – одна из ключевых проблемных зон современного языкознания. Она подчеркивает: «…мы не можем не задуматься над тем, как сделать устную речь яркой, прекрасной, нормативной» [Вербицкая 2016].

Для этого очень важно следить за тем, что происходит с языком, как он развивается и как меняется норма. Сегодня государственный язык, являющейся ключевым инструментом коммуникационного взаимодействия государства, его институтов и общества, граждан, то есть, по сути, национальной аудитории СМИ, в устной форме все чаще звучит из компьютеров, ноутбуков, планшетов, смартфонов. Становление общества, основанного на информации или, точнее, знаниях, ведет к тому, что объемы цифровой информации, доступной пользователям, резко выросли. «Информационная избыточность» стала и новым благом, и новой проблемой. Получение необходимых новостей и/или знаний превратилось в отдельное занятие, которое к тому же все больше требует формирования у пользователей специальных компетенций.

С одной стороны, пользователи получили возможность самостоятельно формировать свою информационную повестку дня, выбирать развлекательные и образовательные информационные услуги. С другой стороны, современной аудитории острее понадобились как навыки пользования усложняющимися технологиями, так и умение оценивать информационную среду, находить необходимый медиаконтент в ответ на разнообразные запросы, отсекать лишнее. А это в свою очередь начало влиять на основы деятельности СМИ: уже не рекламодатель – посредством вложений в СМИ, а сама аудитория стала определять потоки и востребованность медиаинформации. Цифровые онлайн-СМИ переживают период активного возникновения и быстрого роста нового сегмента на рынке контента – пользовательского контента, что усиливает размывание массовой аудитории и способствует созданию новых активных аудиторий, которые принимают на себя часть творческих функций журналистов по созданию информации (YouTube, Facebook, Instagram). Появление активных аудиторий – пользователей, владеющих простейшими навыками создания контента, ведет к депрофессионализации если не всей журналистики, то, во всяком случае, довольно заметного ее сегмента – новых медиа.

А ведь именно последние представляют сегодня наиболее свободный и креативный, наименее индустриализованный и шаблонизированный сектор медиарынка. Растущая вовлеченность аудитории в процесс производства и медиации контента придает ей новые качества, которые позволяют называть современных пользователей просьюмерами (от англ. producer – производитель и consumer – потребитель), то есть «произвопотребителями». В результате заметно меняется процесс взаимодействия между журналистами и аудиторией с усилением влияния последней на процесс производства СМИ, что позволяет говорить о цифровом перераспределении власти в СМИ. Интернет – это в определенном смысле современная журналистика мнений в ее наиболее концентрированном виде. Журналистика мнений, которую, к примеру, американские газеты вывели на отдельные полосы мнений (Opinion), больше призвана обсуждать и полемизировать, а не сообщать новости.

История существования журналистики демонстрирует определенное противостояние журналистских культур: так, американские профессиональные стандарты журналистики не распространяются на то, что называется opinionated journalism, то есть «журналистика, пропущенная через мнения авторов», а в России, напротив, признаком мастерства журналистов становятся их публицистические материалы, которые и есть продукт рассуждающего, аналитического журналиста. Российская журналистская традиция близка к литературной, и потому в публицистическом измерении она допускает субъективное, чрезмерно эмоциональное отношение к фактам, даже вольное обращение с ними.

Сегодня многие зарубежные университеты и школы журналистики четко формулируют стандарт разделения журналистики «старых» СМИ на «факты/новости» и «комментарий/мнения». Но в последние годы становится очевидно, что она проникает и в новые медиа, правда, проявляясь в них в новом выражении. Интернет сегодня дополняет информационную картину мира и сухими, некомментируемыми новостями, и острыми персонифицированными комментариями, и ангажированными дискуссиями.

Столь разнородные материалы могут сосуществовать как на одном сайте, так и в социальных сетях, но в силу специфики новых медиа пользователю не составляет большого труда не только переходить с одного на другой, но и даже «держать» эти противоположные материалы перед глазами на одном экране. Заметим, что в старых медиа на одной технологической платформе такой легкости было трудно добиться. Очевидно, что Интернет возрождает традицию партийной, поляризованной журналистики, и фактически в условиях отсутствия партийной печати в России – у нас плохо развита партийная печать, нет партийного телевидения – именно Интернет представляет в публичном поле позиции сторонников разнородных политических сил.

Вся та интеллектуальная жизнь, которая недостаточно представлена в печатных СМИ, выплескивается в интернет-пространство новых медиа. Журналистика мнений в российских новых медиа, причем часто непрофессиональная, любительская, развивается весьма активно, что, видимо, связано с определенными пробелами в общественной сфере, формируемой профессиональными редакциями, со снижением актуальности и дискуссионности публицистики. Многие блоги непрофессионалов, благодаря технологичности новых медиа, могут конкурировать с хорошими документальными фильмами и профессионально сделанными сайтами, выступая альтернативой не только печатным, но и аудиовизуальным СМИ.

При этом в Интернете присутствует множество немедийных и некоммуникационных продуктов, что может запутать неграмотного в области современных медиа человека. Это, однако, стало и достижением, и проблемой для русского языка. Профессиональная журналистика все-таки основывается на общих стандартах и подходах к формированию не только повестки дня, но и компетенций журналиста. Хотя, конечно, к профессиональным журналистам традиционных СМИ остается немало упреков в вопросе владения языком не только в России [Бурдье 2002].

Но все же следует признать, что и представление о престижности грамотной, яркой, выразительной, стилистически корректной речи, и ответственность перед русским языком у профессионального журналистского сообщества сформирована и воспроизводится Федеральным государственным образовательным стандартом. Ответственность за свою собственную речь, воспитание своего языкового вкуса – прямо или косвенно входят как в учебные планы факультетов журналистики, так и во многие редакционные стандарты средств массовой информации. Прогресс технологий удешевил и производство, и распространение информации.

В ходе развития становилось ясно, что для читателя доступ к СМИ заметно подорожал, а для медиаиндустрии производство содержания – подешевело. Многие онлайн-редакции ввиду экономических соображений (необходимостью публиковать информацию оперативно в условиях конкурентной среды, стремлением оптимизировать процесс подготовки медиатекста) отказываются от редакторских и корректорских служб. Видимо, следует все же поставить в пример редакции крупнейших федеральных СМИ, где, как правило, организованы редакторские и корректорские службы, призванные реализовать систему предварительного и постпроизводственного контроля за соблюдением языковых и стилистических норм, включая лингвоэтические требования. Блогосфера и социальные сети таких стандартов не имеют совсем.

Второй аспект проблемы в том, что многие псевдоинформационные сайты часто носят рекламный характер, что в Интернете распознать довольно сложно. А ведь миссия журналистики – служить обществу [МакКуэйл 2010]. Блогер не берет на себя таких обязательств. Отсутствие понимания миссии журналистики как общественной службы, как профессии с высокой степенью социальной ответственности – очень важный момент, который отражается на представлениях общества о профессиональных журналистах.

Для российских журналистов владение русским языком, умение точно выражаться, соблюдая речевые нормы, опираясь на богатство его ресурсов – важнейшая профессиональная компетенция. Для такой большой и мультикультурной страны, как Россия, русский язык как основа общего информационного пространства является не только пространством гражданской и профессиональной коммуникации, но и универсальной культурной средой, формирующей и укрепляющей национальную идентичность. Речь каждого журналиста должна стать образцовой, поскольку именно она транслирует норму для широкой аудитории, для всего российского общества. И потому сегодня особенно актуально обращение академического и профессионального журналистского сообщества к вопросам культуры речи.

Литература

1. Бурдье П. О телевидении и журналистике. М., 2002. 2. Вербицкая Л. А. Приветственное слово участникам конференции // Научно-практическая конференция «Учимся говорить по-русски. Проблемы современного языка в электронных СМИ» / 12-13 октября 2016 г. / Факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова. 3. Вартанова Е. Новые медиа как культурное пространство современного общества // Меди@льманах. 2015. № 4. С. 8–10. 4. МакКуэйл Д. Журналистика и общество. М., 2013. 5. Садовничий В. А. Приветственное слово участникам конференции // Научно-практическая конференция «Учимся говорить по-русски. Проблемы современного языка в электронных СМИ» / 12-13 октября 2016 г. / Факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова. 6. Солганик Г.Я. О современной культурно-речевой ситуации // Актуальные проблемы стилистики. – 2016. – № 2. – С. 23–30.

Е.Л. Вартанова (Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова)

Другие новости и статьи

« Великая российская революция в литературных произведениях ее очевидцев

Биография князя Владимира Святославича в современной российской культурной памяти »

Запись создана: Четверг, 27 Апрель 2017 в 18:36 и находится в рубриках Современность.

метки: ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика