14 Май 2017

Февральская революция — это стихийное восстание или хорошо организованный переворот?

oboznik.ru - Февральская революция в России (февраль―март 1917 г.)

oboznik.ru - Уроки Февраля

23 февраля в Петрограде начались продовольственные волнения, кото рые переросли в «Февральскую революцию» — как традиционно называ ется первый этап Великой российской революции. Историки спорят: чего было больше в событиях 23 февраля — 3 марта 1917 г. — организованности или стихийности? Иными словами: было ли начало революции результа том прежде всего социального кризиса или заговора?

Рассмотрим ход собы тий под углом зрения этой проблемы. Как мы уже видели, наличие серьезного продовольственного кризиса в Петрограде трудно отрицать. Но 24 февраля появились лозунги «Долой са модержавие!», что свидетельствовало о перерастании продовольственных волнений в революцию.

Очевидно, что в движении участвовали активисты революционных партий, но по их общему признанию, революция застала революционеров врасплох. Может быть, ее организовали циничные либе ральные политики, которые действовали за спинами масс? Каково было соотношение легальных и нелегальных действий либераль ной оппозиции? Уже в 1915 г. либеральная «общественность» имела впол не легальные структуры, которые занимались поддержкой армии, с одной стороны, и критикой правительства — с другой. Это — парламентский Прогрессивный блок, лидерами которого были председатель Государствен ной думы, октябрист М. Родзянко, кадет П. Милюков и др., Центральный военно-промышленный комитет (ЦВПК) во главе с октябристом А. Гучко вым, сеть военно-промышленных комитетов (ВПК), земско-городской союз (Земгор), лидерами которого были князь Г. Львов и московский городской голова М. Челноков. При ЦВПК была создана Рабочая группа.

Ее состав определялся не руководством ЦВПК — были проведены выборы. Рабочие избрали туда группу профсоюзных лидеров во главе с социал-демократом К. Гвоздевым. Они были противниками не только самодержавия, но и бур жуазии из руководства ЦВПК, которую воспринимали как временного союзника. Некоторые политики состояли в масонских ложах, где вели се кретные политические беседы. По признанию Гучкова, он вел секретные беседы с офицерами о возмож ности дворцового переворота. Вот, наконец, и заговор. Привел ли заговор Гучкова к свержению самодержавия, или речь идет о салонных конспи рациях, которые так и остались разговорами, а самодержавие рухнуло в результате народных выступлений, которые начались по своим причинам?

Сам Гучков не считал свои контакты с оппозиционно настроенными военными чем-то опасным, не скрывал их, набирая, таким образом, политические «очки». В элитарных кругах практически открыто обсуждались возможности переворота. Высокопоставленный чиновник-путеец Ю. Ломо носов вспоминал о разговорах подобного рода, которые велись «даже за ге неральскими столами. Но всегда, при всех разговорах этого рода наиболее вероятным исходом казалась революция чисто дворцовая, вроде убийства Павла». М. Родзянко вспоминал: «Мысль о принудительном отречении царя упорно проводилась в Петрограде в конце 1916 и в начале 1917 года. Ко мне неоднократно и с разных сторон обращались представители высшего об щества с заявлением, что Дума и ее председатель обязаны взять на себя эту ответственность перед страной и спасти армию и Россию…

Многие при этом были совершенно искренне убеждены, что я подготовляю переворот и что мне в этом помогают многие гвардейские офицеры и английский посол Бьюкенен». Родзянко пишет об этом и иронией, но многими такие версии воспринимались и воспринимаются всерьез. Гучков надеялся с помощью небольшой группы военных перехватить императорский поезд и заставить царя отречься, не убивая его. Но и здесь все осталось на уровне разговоров — боевую группу не сформировали. Впрочем, такой план переворота был очень наивным. Если бы не слу чилась революция, то группа заговорщиков оказалась бы один на один с остальной империей, все еще лояльной Николаю II.

В Петрограде остава лось бы назначенное им правительство, в ставке — не посвященный в эти планы Алексеев, рядом — верные пока царю части. Это обрекало попытку переворота на крах, даже если бы она готовилась реально. Сам Гучков признал позднее, что «никого из крупных военных к загово ру привлечь не удалось», а революционные события 27—28 февраля к его «техническому плану» отношения не имели, и при всем желании он заслуг в организации солдатского восстания за собой признать не может: «У меня впечатление такое, что они восстали самостоятельно, как самостоятельно восстали и рабочие, что они не были предводительствуемы офицерами».

Генералы сотрудничали с руководством военно-промышленных коми тетов, занимавшихся поставками войскам, и продолжали проникаться либеральными идеями, которые не были чужды великому князю Нико лаю Николаевичу, генералам М. Алексееву, В. Рузскому, А. Лукомскому, А. Брусилову, А. Деникину, Ю. Данилову, А. Поливанову, А. Крымову и др. А ведь они в ходе войны возглавляли фронты и штабы фронтов, а Алексеев — возглавлял штаб Ставки верховного главнокомандующего.

Военных раздражало, что самодержавная система не могла обеспечить нужды армии, и поэтому им нравилось потакать либеральной критике. На заседаниях Особого совещания по обороне под председательством Полива нова Родзянко и Гучков могли позволять себе самые ехидные замечания в адрес правительства. Алексеев отзывался о правительстве: «Это не люди, а сумасшедшие куклы, которые решительно ничего не понимают». Очевид но, что Алексеев предпочел бы такому правительству кабинет либералов, тем более — знакомых ему лично. Казалось, что если правительство будет сформировано из представителей либерального крыла Государственной думы, то власть будет иметь более прочную опору в обществе, можно будет легче привлечь частные капиталы к делу снабжения армии.

Эти надежды были в значительной степени иллюзорными, но вполне естественными для того времени. События пошли не по сценарию либеральных деятелей. Однако пропа ганда, которую вели либералы в отношении высокопоставленных военных, не прошла даром.

В случае дестабилизации режима генералы были готовы поддержать либералов. Как это ни парадоксально, гораздо больший вклад в эскалацию кон фликта, чем либералы, внес сам Николай II с его последовательным кон серватизмом и политической неуступчивостью. 25 февраля, сразу же после того, как ему сообщили о происходящем в столице, император отправил военному губернатору Петрограда С. Хабалову телеграмму: «Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое вре мя войны против Германии и Австрии».

«Эта телеграмма… меня хватила обухом… — вспоминал потом генерал Хабалов, — Как прекратить завтра же?… Государь повелевает прекратить во что бы то ни стало… Что я буду делать? Как мне прекратить? Когда говорили: «Хлеба дать» — дали хлеба, и кончено. Но когда на флагах надпись «Долой самодержавие», какой же тут хлеб успокоит! Но что же делать? — царь велел: стрелять надо…» Вече ром 25 февраля демонстранты, привыкшие к относительной безопасности своих действий, были встречены ружейным огнем. Кровопролитие привело к новому витку конфронтации. 27 февраля восстали войска Петроградского гарнизона. Солдаты не же лали стрелять в народ и были недовольны офицерской муштрой.

Движение снизу вышло на новый виток. Но и либеральная элита в этих условиях ре шилась действовать более активно. В ответ на решение правительства объявить перерыв в заседаниях Думы либеральная часть депутатов создала 27 февраля Временный комитет Го сударственной думы (ВКГД) «для водворения порядка в г. Петрограде и сношения с организациями и лицами» во главе с председателем Думы М. Родзянко. Как государственное учреждение, Дума обеспечивала какую то видимость законности всему движению, и войска двинулись присягать ей к Таврическому дворцу.

В тот же день 27 февраля социалисты организовали выборы в Совет ра бочих депутатов, который провел в том же дворце свое первое заседание, посвященное организации порядка и снабжения войск. Вскоре Совет стал пополняться представителями восставших частей и превратился в Петро градский Совет рабочих и солдатских депутатов (Петросовет). Таким обра зом, и движение низов, и движение либеральной элиты получило свои ор ганизационные центры. В этом сочетании движения масс и раскола элит — важная черта революции, которая отличает ее от обычных восстаний снизу и переворотов сверху. 28 февраля революционное движение победило в Петрограде и перекину лось в окрестности столицы. Воинские части присягали на верность Думе, но реально подчинялись Петросовету, с которым они были связаны органи зационно через своих делегатов. Рабочие выполняли распоряжения ВКГД только в том случае, если на это имелась санкция Петросовета.

Опираясь на организованные революционные силы, Петросовет фактически взял власть в столице в свои руки. Революция распространялась на крупные промышленные центры вместе с телеграфными сообщениями о событиях в столице. Волнения развернулись в Москве, Нижнем Новгороде, Твери, Са ратове, Иваново-Вознесенске и др. Восстание открыло возможность для либеральных элит, в том числе военных, начать воплощать в жизнь свои мечты, которые раньше были беспочвенны. Переворот не мог осуществляться без восстания. Но быстрый успех восстания был проблематичен без поддержки генералитета. ВКГД требовал сформировать правительство, «пользующееся доверием страны», то есть созданное депутатами.

Но успех революции в Петрогра де еще не означала ее победы в масштабе страны. Понимая это, император Николай II не спешил идти на уступки. В этих условиях высшие руководи тели армии, находившиеся под влиянием пропаганды либеральных поли тических кругов, опасались как наступления реакции в случае подавления восстания в Петрограде, так и гражданской войны в случае его расшире ния. Начальник штаба Верховного главнокомандующего М. Алексеев счи тал, что Петроград находится под контролем лидеров думского большин ства. По инициативе Алексеева и командующего северо-западным фрон том Н. Рузского Николай II был фактически блокирован в Пскове 1 марта.

Либеральные круги при поддержке генералитета предъявили императору ультиматум об отречении. Но события быстро вышли из-под контроля Думы и военного руковод ства. Революция, которая виделась политической элите как либеральный переворот, с самого начала приобрела глубокий социальный характер — ведь основные вопросы, поставленные еще революцией 1905 г., так и не были разрешены. Партии социал-демократов и социалистов-революционеров смогли уста новить через Советы рабочих и солдатских депутатов тесную связь с сол датской массой.

1 марта был принят Приказ № 1 Петросовета войскам, ко торый устанавливал, что во всех частях необходимо «немедленно выбрать комитеты из выборных представителей от нижних чинов». Также приказ провозглашал: «вне службы и строя в своей политической, общеграждан ской и частной жизни солдаты ни в чем не могут быть умалены в тех пра вах, коими пользуются все граждане».

Отменялось отдание чести вне служ бы, старое титулование офицеров и их право грубо обращаться с солдатами. В дальнейшем эти положения были распространены на всю армию. 2 марта под давлением командующих фронтами Николай II отрекся от престола. Фактически история Российской империи на этом завершилась. Однако революция продолжала развиваться. После создания Советов речь шла не о бунте и не о политическом перевороте, а о борьбе широких соци альных слоев за власть с целью изменения самих принципов формирова ния социально-политической системы страны, то есть о глубокой социаль ной революции.

Свержение самодержавия стало результатом социального кризиса (пре жде всего в крупных городах), стихийного восстания в столице, кото рое привело в действие либеральные политические силы и генералитет, сыгравшие важную роль в отстранении Николая II от власти. Участие ши роких масс рабочих и солдат в свержении самодержавия (без чего переворот не смог бы увенчаться успехом) и возникновение органов самоорганизации рабочих и солдат привели к тому, что революция не остановилась на либе ральных задачах и приобрела более радикальный социальный характер.

Литература: Керенский А. И. Русская революция. 1917. М., 2005; Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Т. 32—34. М., 1962; Милюков П. Н. История Второй русской революции. М., 2001; Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев, документы. М., 1990; Родзянко М. В. Крушение империи. Харьков, 1990; Суханов Н. Н. Записки о революции. М., 1991; Февральская революция 1917 года. Сборник документов и материалов. М., 1996; Шубин А. В. Великая российская революция: от Февраля к Октябрю 1917 года. М., 2014.

Шубин А. В. Великая Российская революция. 10 вопросов. — М.: 2017. — 46 с.

Другие новости и статьи

« Законодательство о накопительно-ипотечной системе требует совершенства

Что такое Великая российская революция? Как это понятие соотносится с «Февральской революцией» и «Октябрьской революцией»? »

Запись создана: Воскресенье, 14 Май 2017 в 18:27 и находится в рубриках Современность.

метки: ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика