10 Декабрь 2019

Стимулирование труда в молодежных бригадах оборонных предприятий Западной Сибири в годы войны (1941–1945 гг.)

#1941#1945#оборона

В годы Великой Отечественной войны важным звеном советского военно-хозяйственного тыла являлась Западная Сибирь, где в кратчайшие сроки было создано крупномасштабное производство вооружения и боеприпасов. Рабочие кадры оборонных заводов региона комплектовались в основном из молодежи в возрасте до 25 лет.

Ключевым моментом профессиональной социализации юношей и девушек являлось формирование у них стимулов к труду в ведущих отраслях военной экономики. С этой целью руководство отраслевых наркоматов и предприятий стремилось использовать различные формы организации производственной деятельности для мобилизации молодых рабочих на выпуск продукции для фронта. Одной из таких форм были бригады юных заводчан, создававшиеся под руководством комсомольских организаций. В советской историографии движение комсомольско-молодежных бригад изучалось как одно из направлений развития соцсоревнования.

В контексте военного времени оно характеризовалось в качестве патриотической инициативы юных тружеников тыла, имевшей под собой преимущественно моральную основу 2 . На сегодняшний день рассмотрение отдельных аспектов коллективного юношеского труда в условиях войны продолжено в монографических и диссертационных исследованиях по истории молодежи 3 и ее рабочего отряда 4 , а также оборонной промышленности, созданной в глубоком тылу 5 . В них приводятся отрывочные факты, свидетельствующие об отдельных мерах по стимулированию коллективов молодых рабочих.

Использование современной методологии по изучению трудовой мотивации позволяет осуществить комплексный анализ факторов, влиявших на работу комсомольско-молодежных бригад. Речь идет о сочетании трех универсальных стимулов – вознаграждения, побуждения и принуждения 1 , задействованных в том числе и на оборонных предприятиях Западной Сибири. Целью данного исследования является выявление практик поощрения и наказания коллективов юных рабочих региона за счет применения этих стимулов.

Создание и рост военно-промышленного производства в тыловых районах страны придали мощный импульс для развития бригадной формы организации труда. В конце 1942 г. в западносибирском тылу насчитывалось около 1 тыс. молодежных бригад, в начале 1945 г. – 14 тысяч 2 . Эти коллективы создавались в основном в отраслях, выпускавших вооружение и боеприпасы. Во втором полугодии 1941–1942 г. на новосибирских оборонных заводах число бригад выросло с нескольких десятков до примерно трехсот. На 1 января 1945 г. действовало уже около двух тысяч бригад, в которых трудились 13 тыс. человек 3 . В них было занято 35,0–40,0 % от общей численности молодых рабочих Новосибирска. В начале 1945 г. 1957 бригад вырабатывали нормы на 100,0–150,0 %, 859 бригад – на 150,0–200,0 %, 538 бригад – на 200,0–300,0 %, 148 бригад – свыше 300,0 % 4 . Наряду с отдельными стахановцами и ударниками, данные коллективы играли основную роль в выполнении заданий Государственного Комитета Обороны. В годы войны особенностью движения комсомольско-молодежных бригад стало соревнование за звание «фронтовых», которые присваивались им общезаводским жюри. Впервые такие производственные коллективы появились осенью 1941 г. на предприятиях г. Горький. Через несколько месяцев опыт их создания распространился и в западносибирской промышленности. В конце 1942 г. только на оборонных заводах Новосибирска действовали уже более 100 фронтовых бригад. К 1 августа 1944 г. их число выросло до 1101, что составляло более половины всех бригад 5 . В конце войны эти коллективы объединяли многих юных передовиков производства. В ходе развертывания движения фронтовых бригад руководство наркоматов и предприятий делало ставку, главным образом, на пропагандистский эффект, а также стахановские заработки. В начальный период войны мобилизующую роль в становлении этого движения сыграла боевая риторика («в труде как в бою»).

Для ее трансляции на заводах была задействована наглядная агитация в виде лозунгов, плакатов, стенных газет, «боевых листков», побуждавших молодежь к созданию бригад военного времени. Так, в середине 1942 г. на предприятиях Новосибирска и Кемерово действовали 179 бригад со званием «фронтовых» 1 . В частности, на комбинате № 179 были организованы 37 передовых коллективов. Бригада Фролова выполняла нормы на 369,0 %, Аболонского – на 261,0 %, Березюка – на 380,0 %, Куколева – на 233,0 % 2 . Атмосфера ударного труда поддерживалась за счет агитирования юных рабочих к участию в соцсоревновании между комбинатом и заводом им. Чкалова. Их производственные успехи поощрялись сдельно-прогрессивной оплатой, широко применявшейся на предприятии. Однако для более массового распространения новой стахановской инициативы требовался особый комплекс стимулирующих мер.

В связи с этим отраслевые наркоматы совместно с ЦК ВЛКСМ разрабатывали положения о критериях оценки бригадной работы, поощрения и наказания за соответствующие ее результаты. Например, Наркоматом боеприпасов были установлены три премии для бригад, завоевавших звание «фронтовых». Первая премия предполагала вручение передовому коллективу переходящего Красного знамени и почетной грамоты, выплату бригадиру 600 руб. и рабочим – по 300 рублей. Вторая и третья премии включали выдачу руководителям почетных грамот и дополнительных сумм к зарплате в размере 400 и 300 руб., рядовым работникам – по 250 и 175 рублей 3 . Наряду с премированием, последние получали книжки на первоочередное жилищно-бытовое обслуживание, снабжение промтоварами и продуктами питания. Наиболее широко применявшейся практикой поощрения молодежных бригад являлось присуждение переходящих знамен и денежных выплат. На заводе № 188 ежемесячно двум лучшим коллективам вручались премии – знамена комитета ВЛКСМ и 2000 рублей. Стремление к получению данных наград побуждало юных тружеников повышать производственные показатели. По инициативе молодого мастера Березюка на одном из отстающих участков предприятия были созданы три бригады.

В апреле 1943 г. благодаря их успешной работе участку впервые было присуждено переходящее знамя и премия в 3000 рублей. В июле – сентябре 1943 г. 14 бригадных работниц освоили мужские профессии и четыре – многостаночное обслуживание. Средняя производительность одного рабочего превысила нормы выработки на 13,5 % 4 . В итоге участок неоднократно удерживал знамя и получал денежное вознаграждение. Данный способ стимулирования постоянно использовался лишь в коллективах, сохранявших звание «фронтовых». В марте – июне 1944 г. на заводе № 617 бригада Макарени трижды завоевала первое место в соревновании. Победителю присваивалось переходящее знамя дирекции и комитета ВЛКСМ с выплатой бригадиру 400 руб. и рабочим – по 150 рублей. В качестве дополнительного поощрения лучшим бригадам выдавались почетные грамоты, а их руководителям – значки «Отличник социалистического соревнования». В 1944 г. на заводе № 174 такие значки получили семь бригадиров, на заводе № 77 – пять 1 .

Кроме того, передовики производства были премированы месячным заработком. В условиях товарного дефицита денежные выплаты порой заменялись выдачей ордеров на одежду и обувь. Данная практика получила развитие особенно после принятия постановления Совнаркома СССР от 18 октября 1942 г., когда стахановцы военного времени получили преимущества в снабжении 2 . Во время соревнования в честь 24-й годовщины ВЛКСМ на заводе № 635 передовым бригадам ежедневно присуждался переходящий красный вымпел, а по результатам месячной работы – промтоварные ордера. Такое поощрение побуждало некоторые коллективы стремиться к тому, чтобы быть впереди. Например, бригада Свиридовой держала вымпел восемь дней, Малаховой и Безгуловой – пять, Курбатовой – четыре. В 1943 г. его неоднократно получала бригада Курбатовой, выполнявшая одну из сложных операций по снаряжению боеприпасов взрывчатыми веществами. Бригадир вырабатывала нормы от 230,0 до 270,0 %, работницы – от 120,0 до 260,0 % 3 . За отличные показатели члены бригады получили ордера на шелковое платье, чулки, трикотажные носки.

Наряду с выдачей промтоваров, знамена, вымпелы, звания давали возможность отоваривать вне очереди продуктовые карточки. На заводе № 690 это преимущество гарантировало переходящее знамя, вручавшееся через каждые пять дней. Работницы бригады имени Зои Космодемьянской утратили этот символ, что негативно отразилось на их продовольственном обеспечении. Чтобы вернуть лидерские позиции, бригада в полтора раза превысила производительность труда кадровых рабочих, эвакуированных из Москвы 4 . Благодаря такому достижению она вновь получила доступ к приоритетному снабжению. Существовавшие практики поощрения молодежных бригад применялись с различной интенсивностью. Данное явление можно показать на примере одного из омских коллективов юных рабочих под руководством бригадира Моисеенко. С августа 1942 по апрель 1943 г., наряду с присвоением переходящего знамени, бригада пять раз премировалась суммами от 1000 до 3000 руб. и один раз – ордерами на одежду и обувь. В июне 1943 г. общий ежемесячный заработок работников бригады составил 15830 рублей 1 . Его величина обусловливалась высоким размером зарплаты и премий за производственные успехи. В годы войны роль денежных стимулов в формировании трудовой мотивации рабочей молодежи существенно снизилась. Данное явление было связано с ростом фискального пресса и рыночных цен на товары повседневного спроса, сокращавшим реальное содержание заработной платы.

В этих условиях на оборонных предприятиях Западной Сибири налаживалась социально-бытовая инфраструктура и нормированное снабжение персонала. Доступ к скромным материальным благам получали преимущественно стахановцы и ударники, включая членов фронтовых бригад. Их высокие заработки позволяли оплатить, наряду с налогами и займами, проживание в общежитии, услуги бытовых учреждений, приобретение промтоваров по ордерам и дополнительных обедов по талонам. В связи с этим трудовой доход оставался одним из основных средств выживания юных рабочих в военное время. Отоваривание ордеров по доступным ценам в магазинах отделов рабочего снабжения воспринималось молодыми заводчанами как долгожданное вознаграждение. Ветеран завода № 386 А.М. Романова спустя несколько десятилетий после окончания войны вспоминала о том, как ей однажды за перевыполнение производственного задания выдали туфли на каблуке. Такая премия-подарок вызвала у нее радостные эмоции: «Я так была счастлива, что не выскажешь» 2 . Столь радушная реакция свидетельствовала о том, что при отсутствии перебоев приоритетное снабжение могло стать для стахановцев трудовым стимулом.

Присуждение различных моральных атрибутов также находило положительный отклик в среде рабочего юношества. Ветеран завода № 386 М.И. Пирогоедова вспоминала о неизгладимом впечатлении, оставшемся после торжественного вручения ее бригаде переходящего знамени: «В большом светлом зале было много аплодисментов, поздравлений, пожеланий, просто невозможно было удержаться от слез» 3 . Данный пример характеризовал яркое эмоциональное отношение работников фронтовых бригад к символам трудовой доблести. Сознательное стремление к их сохранению превращалось для юношей и девушек в дополнительный стимул к труду. Наряду с поощрениями в коллективах рабочей молодежи, применялись наказания за ухудшение производственных показателей или нарушение дисциплины. В частности, одной из распространенных практик являлось лишение их звания «фронтовых» и премий. Данная ситуация часто возникала при переходе предприятия на выпуск новой продукции или возникновении длительных простоев из-за нехватки сырья, материалов, инструмента, поломки оборудования. В результате бригады временно снижали выработку, что негативно отражалось на общей производительности труда. В октябре 1943 г. на заводе № 69 по этим причинам 15 молодежных бригад не выполнили соцобязательства и утратили звания «фронтовых», а также право на материальное поощрение 1 .

В феврале 1944 г. на Томском электромеханическом заводе из-за плохой работы престижа и премирования были лишены коллективы бригадиров Жульева, Казанцевой, Якушкиной и Стерницкого. В последнем случае потеря почетного звания и дополнительного заработка произошла лишь потому, что с производственным заданием не справился один рабочий бригады 2 . Налагавшиеся взыскания сопровождались также критической оценкой производственной деятельности отстающих от графика коллективов. На участках не справлявшихся с работой бригад вывешивались плакаты и панно, образно или вербально характеризующие выполнение сменных заданий. Например, на заводе № 166 комсомольский актив размещал у рабочих мест данных коллективов плакаты с изображениями вола и черепахи, отражающими их слабый трудовой ритм.

Если бригада допускала порчу материалов и деталей, то на ее участке появлялось панно с надписью «Брак – преступление перед Родиной» 3 . Одновременно с рабочих, изготавливавших бракованные изделия, взымались штрафы. При наличии дисциплинарных проступков в бригадах последние теряли свой лидерский статус. В августе 1944 г. на комбинате № 179 из-за наличия прогулов и самовольных уходов звания «фронтовых» лишились бригады Чернова, Багаевой и Коротеевой. В решениях жюри, состоявших из представителей партбюро, комитета комсомола, завкома и стахановцев предприятия, при подведении итогов соревнования отмечалась необходимость обсуждения этих негативных фактов на собраниях и исключения из бригад прогульщиков и «дезертиров» 4 .

Наряду с моральным осуждением, на нарушителей дисциплины нередко оформлялись уголовные дела, передававшиеся в судебно-следственные органы. Зачастую отклонения от производственного режима в бригадах были связаны с материально-бытовыми проблемами, которые испытывали их труженики. В качестве примера можно привести трагическую судьбу юного стахановца комбината № 179 А.Т. Азарова. На данное предприятие он поступил после эвакуации из Брянска осенью 1941 года. Освоив специальность токаря, юноша стал выполнять нормы от 500,0 до 1000,0 %. Как передовик он был направлен на первый съезд рабочей молодежи Новосибирской области, а затем возглавил фронтовую бригаду. Успешный бригадир неоднократно премировался ордерами на промтовары, но не имел возможности их отоварить. Азаров обратился за помощью к начальнику цеха Метлину, который равнодушно отреагировал на его материальные нужды. Возмущенный таким безразличием, юноша перестал выходить на работу и был арестован как «дезертир» трудового фронта 1 . Данный пример ярко свидетельствовал о том, что при отсутствии материальных и моральных стимулов заводское руководство для поддержания дисциплины в молодежных бригадах практиковало уголовные наказания. Но они не решали проблему закрепления лучших рабочих на производстве. Удержать юных передовиков на предприятиях можно было лишь за счет благоустройства барачного быта и воспитательных мер. Но эти стимулы порой не срабатывали из-за перебоев в снабжении и равнодушия начальников к нуждам своих подчиненных. В годы Великой Отечественной войны бригадная организация труда стала одним из механизмов мобилизации молодых рабочих в оборонной промышленности восточных районов страны.

В это время в крупнейших промышленных центрах Западной Сибири произошел лавинообразный численный рост молодежных бригад, которыми было охвачено свыше трети юных заводчан. Вовлечение многих юношей и девушек в данные коллективы обусловливалось сложившимися в них практиками стимулирования. Эти практики характеризовались сочетанием поощрений и наказаний, облекавшихся в материальную и моральную форму. Наиболее концентрированно они применялись во фронтовых бригадах, где совокупность стимулов была представлена типичными для военного времени пропагандой, премированием и взысканиями. Вербальные и символические атрибуты трудовой славы позволяли выделить и поднять на пьедестал почета самые передовые коллективы, а существенные денежные и натуральные премии – наградить их за производственные достижения.

В то же время существовала угроза падения с этого пьедестала, сопровождавшегося потерей репутации и скудных материальных благ. За счет комбинации данных факторов во многих молодежных бригадах достигалась высокая производительность труда. Но она поддерживалась до тех пор, пока юноши и девушки были готовы интенсивно работать ради Победы при условии выживания.

Нарушение этого условия со стороны заводского руководства способствовало утрате интереса к производственной деятельности у работников и даже бригадиров, иногда попадавших по этой причине под уголовное преследование. По существу, движение фронтовых бригад являлось одной из попыток стимулирования стахановского труда рабочей молодежи в условиях войны. Однако ее результаты на оборонных предприятиях Западной Сибири, являвшихся одним из важнейших элементов советского военно-промышленного потенциала, оказались противоречивыми. В целом задействованные практики поощрения и наказания позволили мобилизовать работников бригад на выпуск продукции для фронта, но не смогли сформировать у многих из них устойчивой трудовой мотивации.

Р.Е. Романов

Другие новости и статьи

« Подготовка к отражению агрессии у оз. Хасан

Когда ждать индексации пенсии? »

Запись создана: Вторник, 10 Декабрь 2019 в 0:52 и находится в рубриках Вторая мировая война.

метки: , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

Будем благодарны за Ваши комментарии  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика