К вопросу о защите женщин в условиях вооруженного конфликта



К вопросу о защите женщин в условиях вооруженного конфликта

oboznik.ru - Вооруженные конфликты как угроза обеспечения территориальной целостности государства
#женщина#конфликт#война

Статус женщин в условиях вооруженного конфликта, в соответствии с нормами международного гуманитарного права, является специальным режимом правового положения женщин по международным правовым актам, посвященным защите прав человека. Особенности данного специального режима заключаются, во-первых, в том, что он действует исключительно в условиях вооруженного конфликта (формальный аспект), во-вторых, в объеме прав, которые предоставляются женщинам по сравнению с объемом прав мужчин в условиях вооруженного конфликта (содержательный аспект).

Обратимся, прежде всего, к анализу формального аспекта специального режима защиты прав женщин в условиях вооруженного конфликта. Вооружённый конфликт представляет собой любое вооружённое насилие: а) между вооружёнными силами государств, b) между вооружёнными силами государства и неправительственными организованными вооружёнными силами или с) между неправительственными организованными вооружёнными силами .

В случаях b) и с) такое насилие должно осуществляться длительное время (оценочный критерий). При этом правомерные военные действия – это любые действия, направленные на выведения из строя неприятеля (в том числе посредством причинения вреда его военнослужащим, объектом военной инфраструктуры). Исходя из изложенного, можно выделить следующие признаки совершения военных действий. Во-первых, такое использование возможно только при наличии определенной в международном гуманитарном праве и внутригосударственными правовыми актами, посвященными вопросам обороны, совокупности факторов и условий; во-вторых, данные факторы и условия являются юридическими фактами начала ведения военных действий вооруженное противостояние, вооруженное столкновение, применение боевого оружия и средств ведения войны. Далее, в отношении содержательного аспекта указанного специального режима, необходимо отметить, что существует два варианта закрепления статуса женщин по сравнению с мужчинами в условиях вооруженного конфликта по Женевским конвенциям и Дополнительным Протоколам к ним.

Первый вариант закрепления статуса женщин предполагает равенство прав мужчины и женщины без какой бы то ни было дискриминации (неблагоприятного различения)1 . Речь идет о том, что защита, предоставляемая по Женевским конвенциям и Дополнительным Протоколам к ним распространяется в равной мере на мужчин и женщин (одинаковое обращение при схожих обстоятельствах). Проблема заключается в том, что запрет дискриминации предполагает недопущение различения в обращении при тождественных обстоятельствах, что трудно достижимо в условиях вооруженного конфликта.

В указанном случае действует единственный критерий – принцип справедливости, который содержится и в нормах материального, и процессуального права. Исходя из Преамбулы Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года2 , основой справедливости является признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав (нормы материального права). Далее, на основании принципа справедливости может быть разрешено дело в Международном Суде Организации Объединенных Наций, при отсутствии возражения сторон (норма процессуального права). Важный аспект реализации данного критерия – наложение ограничений прав мужчины и женщины в условиях вооруженного конфликта, допустимых по Международным пактам о гражданских и политических правах и о социальных, экономических и культурных правах 1966 года. На наш взгляд, наиболее точно аспекты критерия справедливости выработаны в практике Европейского Суда по правам человека, которую возможно использовать на общемировом уровне, в том числе в условиях вооруженного конфликта.

Как указал ЕСПЧ, для определения того, является ли установленная мера ограничений прав человека необходимой, в каждом конкретном случае необходимо рассмотреть в совокупности несколько различных аспектов, а именно: сущность затрагиваемых интересов; наличия контроля со стороны судов при наложении подобных ограничений (возможность заявителя обратиться в суд за защитой своего права), поведение лица и соразмерность примененных ограничений1 Европейский суд по правам человека в своих решениях неоднократно указывал, что для решения вопроса о том, были ли меры, направленные на ограничения прав человека «необходимыми», важно изучить в совокупности все обстоятельства, в которых были наложены указанные ограничения, являются ли доводы, оправдывающие наложение подобных ограничений существенными и достаточными. Без сомнения, рассмотрение того, что составляет обеспечение наилучших интересов всегда имеет важный характер (иными словами, речь идет о балансе интересов)2 . Еще один критерий – баланс интересов, учет степени важности ограничиваемого интереса (прав человека) и указанной цели. Таким образом, исходя из практики ЕСПЧ, при наложении ограничений прав человека, необходимо по совокупности соблюдение трех условий наличие соответствующей цели, пропорциональности между данной целью и степенью ограничений прав человека, баланса интересов.

Далее, запрет дискриминации касается только «неблагоприятного различения», соответственно, допустимо «благоприятное различение», то есть предоставление большего объема защиты, благ и преференции в отношении женщин – второй вариант установления статуса женщин по сравнению со статусом мужчин. В указанном случае действует тот же критерий справедливости «отношение со всем полагающим их полу особым уважением» (статьи 12 I и II Женевских конвенции). Иными словами, указанное «благоприятное различение» основывается на объективных условиях – физиологических особенностях, беременности, родах3 . Нередко в Женевских конвенциях указывается, в чем именно состоит указанное различение – например, отдельные места для сна, для содержания.

Проблемным аспектом является то, что ни в Женевских конвенциях, ни в действующем военном законодательстве, как Российской Федерации, так и зарубежных стран не закреплено, в чем состоит указанное «особое уважение». Далее, специальный режим защиты по сравнению с общим статусом женщин предоставляется беременным женщинам, матерям малолетних детей, от которых такие дети зависят, который также проявляется в двух аспектах.

Процессуальный аспект заключается в рассмотрении дел указанных женщин в первоочередном порядке (в силу того, что это специальный режим защиты прав женщин, указанный первоочередной порядок предполагает приоритет не только перед мужчинами, но и перед женщинами), а также в запрете применения в исполнение смертного приговора – статья 75 I Дополнительного Протокола к Женевским конвенциям1 . Материально-правовой аспект заключается в освобождении, репатриации, возвращении на место жительства или госпитализации в нейтральном государстве указанных женщин по возможности в приоритетном порядке в соответствии со статьей 132 IV Женевской конвенции. В отношении указанных норм можно выделить следующие проблемные аспекты. Во-первых, в Женевских конвенциях не установлена обязанность государств проводить медицинское освидетельствование указанной женщины, что дает широкие возможности для усмотрения со стороны государства, осуществившего интернирование указанных женщин.

Во-вторых, возникает вопрос, распространяются ли указанные гарантии на беременных женщин или женщин, имеющих малолетних детей, в случае, если они осуществляли действия, направленные на выведение из строя противника и при этом не обозначали себя в качестве комбатанта, как того требуют часть 2 статьи 4 А III Женевской конвенции, часть 2 статьи 43 I Дополнительного Протокола к Женевским конвенциям. В указанном случае к ним применяется термин «незаконный комбатант» гражданское лицо, принимающее непосредственное участие в боевых действиях, являются законным объектом для нападения на протяжении всего времени, пока они действуют подобным образом2 . В соответствии со статьей 5 IV Женевской конвенции «если находящаяся в конфликте сторона имеет серьезные основания полагать, что отдельное лицо под покровительством Конвенции на ее территории, подозревается на законном основании в деятельность, направленной на подрыв безопасности государства, такое лицо не может претендовать на права и преимущества, предоставляемые конвенцией».

Данная статья также содержит оценочные формулировки «серьезные основания», «подрыв безопасности государства». Таким образом, в отношении указанных женщин не будут применяться положения статьи 132 IV Женевской конвенции. Исходя из части 3 статьи 75 I Дополнительного Протокола к Женевским конвенциям, указанный Протокол применяется также и в случаях, если лицо не имеет право быть признанным в качестве комбатанта. Иными словами, гарантии, предусмотренные статьей 75 I Дополнительного Протокола к Женевским конвенциям, будут применятся к беременным женщинам или женщинам, имеющих малолетних детей, и в случае, если они являются «незаконными комбатантами», в том числе и право на рассмотрение дела указанных женщин судом с соблюдением процедуры, позволяющей установить все обстоятельства, имеющие значение для вынесения решения. Третий проблемный аспект заключается в определении понятия малолетний ребенок в силу отсутствия подобного термина в Конвенции ООН о правах ребенка 1989 года. Исходя из части 3 статьи 38 Конвенции ООН о правах ребенка 1989 года возможно вступление в ряды вооруженных сил лицами, достигшими 15 лет.

Иными словами, до достижения 15 лет лицо считается не достигшим возраста, позволяющего участвовать в вооруженном конфликте. Исходя из обеспечения наилучших интересов ребенка по части 1 статьи 3 Конвенции ООН о правах ребенка 1989 года, лицо, не достигшее 15 лет в соответствии со статьей 75 I Дополнительного Протокола к Женевским конвенциям, может считаться малолетним. Таким образом, исходя из изложенного, в соответствии с нормами международного гуманитарного права, женщины пользуются равными правами с мужчинами, и, кроме того, требуется оказание им «особого уважения», необходимого «в соответствии с их полом». Иными словами, статус женщин аналогичен статусу мужчин, а также им предоставляются необходимые для них дополнительные гарантии. Для предоставления подобных гарантий необходимо на внутригосударственном уровне определить, что составляет содержание термина «особое уважение» и условия его предоставления (отступления от принципа равенства прав мужчины и женщины).

Т.В. Вербицкая



Другие новости и статьи

« «Над кем смеетесь?» Водоразделы мысли в искусстве «гоголевской эпохи»

К вопросу о назначении военнослужащего на вышестоящую должность, присвоении ему воинского звания при условии длительного, безупречного и эффективного исполнения им должностных обязанностей как административно-правовом средстве противодействия коррупции »

Запись создана: Четверг, 25 Апрель 2019 в 10:00 и находится в рубриках Новости, Современность.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы