Социально – экономическая оценка постперестроечных процессов в России



Социально – экономическая оценка постперестроечных процессов в России

#экономика#общество#история#сертификат#субсидии

Ушло в историю время, когда существовал глобальный конкурент капитализма – социалистическая система. Следуя принципам конвергенции, в России предполагалось построение общества социально ориентированного, опирающегося на рыночную экономику. Планировалось достижение макроэкономической стабилизации за счет максимального снижения темпов инфляции и поддерживание стабильного курса рубля относительно доллара. Однако, полученные результаты оказались далеко от того, что было задумано. Уже в 1993 году экономика вошла в полосу застоя, а все «преобразования» свелись к и распределению и перераспределению когда-то общенародной (государственной) собственности.

Осудив опыт 1917 года, реформаторы пошли тем же путем кардинального разрушения сложившихся отношений. В 1990 году ВВП России составлял 18% от аналогичного показателя США, в 1996 – 8%, в 1998 – 8%,2004 году только 6%. Среди 200 стран мира в 1998 году Россия заняла 102 место по производству национального дохода на душу населения, оставив впереди Доминиканскую республику, Бразилию, Камерун, Перу, Эквадор, Суринам, Ботсвану. За период с 1989 по 1992 годы объем промышленного производства в стране сократился на 60%. Особенно глубокий спад отмечался в машиностроении – до 70% и легкой промышленности почти 90%. По отдельным видам товаров импорт достигал 98%. [1, с. 5] . В этот период развивается негативная тенденция – высокая зависимость российского, особенно потребительского, рынка. Что наиболее опасно, Россия постепенно попадала в продовольственную зависимость, а это чревато нарушением национальной безопасности.

Экономические санкции, наложенные на Россию, сегодня помогают исправить ситуацию: аграрный сектор в стране последние два года, в отличие от остальных отраслей российской экономики, показывает устойчивый рост. Именно в этот период разрушена структура народного хозяйства, его комплекс. До сих пор не разработана программа структурной перестройки, поскольку истоки проблемы коренятся во времена 90-х годов. Диспропорции в народном хозяйстве усиливались политикой динамичного наращивания объемов производства в сырьевых отраслях, ориентированных на экспорт, в то время как отрасли, производящие продукцию для внутреннего потребительского рынка, показывали отрицательную динамику.

Все факторы вместе означали углубление начавшегося процесса деиндустриализации когда то мощной советской экономики. Вместо насыщения потребительского рынка товарами, а такие возможности были, денежный навес в виде искусственно созданного дефицита, дестабилизировавшего ситуацию в стране, правительства избрало другой путь: уменьшило бюджетный дефицит посредством сжатия денежной массы и невыплатой зарплат и пенсий в масштабах страны. Заметной особенностью того времени стало формирование рыночной инфраструктуры, которая появилась в России раньше, чем сам рынок. Ее основные элементы, биржи и банки, выполнили функцию первоначального накопления капитала, механизма перераспределения огромных денежных средств в пользу отдельных лиц. Предполагалось, что они будут инвестированы в экономику, но их владельцы, оказавшись неспособными действовать в рыночной среде, направили денежные потоки за рубеж.

Проявилась еще одна негативная особенность постперестроечного времени: началось и дальнейшем значительно ускорилось «бегство» российского капитала. Сегодня количество денег, уходящих за границу ежегодно, составляет более 100 мрд. долларов. Главная же негативная особенность постперестроечного периода – предъявление требований хозяйствования по рыночной модели к структурам, которые не были ими ни в малейшей степени Реформаторами не принято во внимание то обстоятельство, что переход к принципиально иной модели хозяйствования – процесс длительный, не поддающийся ускорению и принуждению ни с помощью организационно – правовых мер типа приватизации, ни с помощью самой выверенной макроэкономической политики. Общее экономическое пространство, связанное хозяйственным механизмом рыночного типа, не сложилась. Проблема усугубилась проблемой разрыва хозяйственных связей как внутри бывшего СССР, так и на всем социалистическом пространстве, представленным ранее Советом Экономической Взаимопомощи (СЭВ). Именно в период 1992 – 1998 годов в новой России скомпрометирована сама идея рыночной экономики, подорвано доверие к власти. Принципиальные решения, касающиеся основной массы граждан, начиная с пренебрежения мнением большинства граждан страны в вопросе о дезинтеграции СССР, принимаются без их участия.

В конечном счете, непродуманная политика преобразований резко обострила все негативные процессы в воспроизводственном цикле. Пытаясь форсировать достижение макроэкономической стабилизации, экономику разделили на секторы, в один из которых попали и стали привилегированными отрасли, ориентированные на экспорт, и частично ВПК. Неконкурентоспособное производство, большей частью предприятия легкой промышленности, ориентированные на внутренний рынок, перестали получать финансирование. В результате свернуто большое количество инвестиционных, промышленных программ. Разделение товарного и денежного потоков обусловило обособление банковско – финансового и реального секторов экономики. Получил широкое распространение бартерный обмен, который в 1998 году составлял 75% экономического оборота в стране и был представлен денежными суррогатами, векселями и прочим. К ноябрю того же года цифра достигла 80% [2,с.3].

Следствие этих процессов – низкая собираемость налогов, еще одна проблема, рожденная тем временем и воспроизводящаяся во всем последующем периоде, включая действительность. В результате попытка дерегулирования с одновременным сжатием денежной массы с целью подавления инфляции, привела к глубочайшему спаду и разрушению научнопроизводственного комплекса, утрате основных воспроизводственных источников. Более того, хозяйственная сфера по-прежнему остается объектом постоянного передела собственности, борьбы за реальную экономическую власть, а, следовательно, контроль за распределением и использованием ресурсов, за имущественные права, государственные полномочия и должности, за средства массовой информации.

Экономические процессы тогда, 25 лет назад, и сегодня – заложники политической борьбы и амбиций. Вместо старой номенклатуры, появилась власть, опирающаяся на подновленный союз традиционной бюрократии с формирующимися олигархическими структурами, которые, уже по определению, не могут быть адекватными рыночным преобразованиям, более того, в 90 – е годы произошло сращивание структур нового типа с верхушкой криминального сектора экономики. Диспропорции в народном хозяйстве не были ликвидированы, большему разрушению подверглись отрасли, ориентированные на внутренний рынок. Наряду с высокими экономическими, трансакционными издержками процесс преобразований в постсоциалистической России сопровождался ростом социальных издержек. Для основной массы населения страны кардинальные изменения обернулись тяжелейшими перегрузками. Прежде всего, люди почувствовали снижение жизненного уровня, и без того невысокого.

Реальные доходы резко понизила либерализация цен, многократно понизившая доходы, в первую очередь – заработную плату. Каждый пятый житель России 90 – годов не был в состоянии приобрести товары, составляющие потребительский набор, а гарантированная минимальная ставка оплаты труда не достигала 20% прожиточного минимума (с учетом кризиса 17 августа 1998 года эта доля составила11%). [ 2, с.29]/ . Доля работников в цене произведенного товара в развитых странах составляет более 70%, в то время как в России она равнялась 11%. Средняя зарплата того времени составляла 1370 рублей, что вдвое меньше минимального потребительского бюджета того времени. В отличие от стран с социально – ориентированной экономикой, где зарплата в общем объеме доходов составляла 70%, в России этот показатель составил: в 1990 году – 70%, 1997 – 50%, 1998 -42,6%. [1,с.7 ]. Расходы тогдашнего российского бюджета на социальные нужды в 56 раз меньше, чем в развитых странах. Нам и сегодня, когда импортозамещение наталкивается на низкий платежеспособный спрос, и тогда, следовало понять, что рост зарплаты, а значит, платежеспособного спроса, исходный принцип в политике любого правительства, ее рост не следствие реформ, а непременное их условие. Заработная плата переставала быть экономическим стимулов наемных работников. Важно осознавать, что рост заработной платы, а, значит платежеспособного спроса – исходный принцип политики любого правительства.

Ее повышение не следствие реформ, а условие их реализации. Сегодняшняя ситуация свидетельствует именно об этом: низкий платежеспособный спрос превратился в главное препятствие развития для развития импорозамещающих отраслей. О снижении жизненного уровня в 90 – е годы свидетельствовало и увеличение доли собственной продукции, в основном за счет семейного хозяйства. Важная особенность современной России, заложенная в 90 – е годы, разрушение среднего класса, социальной опоры любого социально ориентированного государства. В СССР это были инженеры и конструкторы, врачи и учителя, работники культуры и искусства. Сегодня все они – «новые бедные» и их около 20 млн. Именно этот слой должен был стать опорой рыночных преобразований, но оказался отчужденным не только от средств производства, но и от оплаты за труд.

Главной чертой среднего класса в развитых странах является его стабильность, социальная общность. Уровень доходов не главный его признак, важнее способ, которым он достигнут. В России, отождествив понятия «средний класс» и «средний имущественный класс», в этот слой включили всех, кто имеет средний денежный доход, отчего он получился разнородным, объединил социально неодинаковые элементы. В бывшем СССР средний уровень доходов по отношению к западным стандартам был невысок, но в по социальному составу (инженерно – технические работники, работники сфер здравоохранения, образования, культуры) был гораздо ближе, чем сегодня, к западному среднему классу.

В то время в этот слой входило более 30% населения Вследствие реализации избранного в 90-е годы курса в России социальные слои и группы, которые должны были стать ядром преобразований, люмпенизированы, поскольку подорвана и частично уничтожена его экономическая база – российская промышленность, наука и культура. Одновременно экономическая и политическая элиты страны освободили себя от любых форм ответственности за социально – экономические последствия преобразований. Более того, статистика отметила развивающуюся негативную тенденцию: сокрытие и неуплата налогов. Первыми жертвами форсированной капитализации стали предприятия с высокими, наукоемкими технологиями и НИИ, оборвались на завершающей стадии НИОКР, опережающие западные аналоги на 10 – 15 лет или вообще аналогов не имеющие. Люди, создававшие для России научнотехнический задел на 21 век, под влиянием ужесточающихся условий, вынуждены эмигрировать за рубеж.

На месте подлинно производительного класса сформировался социальный слой, для которого главное – уметь делать деньги не за счет высокотехнологичного производства, а посредством финансовых и посреднических спекуляций. Таким образом, в 1992-1998 годы Россия попала в межсистемный кризис, который усугубился Азиатским кризисом 17 августа 1998 года. Как результат – крах российской финансовой систем, «дефолт». В этой ситуации произошла смена правительства, новый состав которого возглавил Е. Примаков. В новейшей истории это было первое правительство, получившее всеобщую поддержку. В плане преодоления кризиса совершенствование системы управления рассматривалось как первоочередная задача. Контуры предложенной новой модели получили название новой экономической политики. Его реализация предполагала полный отказ от либерализма, прежде всего в экономике. Предлагалось взять под контроль банковскую систему и весь финансовый сектор для того, чтобы восстановить их равновесие и сформировать сбалансированный бюджет, а также создать условия для постепенного повышения покупательского спроса.

В результате реализации политики кабинета Примакова за 9 месяцев удалось вывести страну из глубочайшего кризиса, что стало полной неожиданностью как для Вашингтонского консенсуса, так и для МВФ. Начавшийся экономический рост в стране в 1999 году ознаменовался рекордным ростом в 2000 году и составил 8,3%. Успеху способствовал и рост цен на нефть: с 12 долл. за баррель до 27 долл. Сегодня Россия находится в состоянии затяжного кризиса, в стадии стагнации. Для поисков выхода из создавшейся ситуации весьма полезно обратиться к недавнему опыту правительства Е. Примакова и использовать его для выхода из экономического коллапса. Именно об этом шла речь на Московском экономическом форуме, который состоялся в декабре 2016 года.

Список литературы

1. Абалкин Л. Назревшие перемены. // Вопросы экономики. – 1998.-№6.С.4 – 32. 2. Львов Д. Развитие экономики России и задачи экономической науки. // Маркетинг. – 1999. №1 2 3. Аганбегян А. Экономика России на распутье…Выбор посткризисного пространства. М.: АСТ: Астрель; Владимир: ВКТ,2010. – 379 с. 4. Фролова Т.В. Россия В XXI веке – модель устойчивого развития //Актуальные вопросы экономических наук. 2009. № 6-1. С. 86-91.

Т.В. Григорова, Т.С. Федосова



Другие новости и статьи

« Являются ли частные военные компании угрозой международному гуманитарному праву?

Боевая подготовка и внешний вид красноармейцев артиллерийских частей перед войной »

Запись создана: Четверг, 17 Октябрь 2019 в 1:01 и находится в рубриках Современность.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы