2 Октябрь 2018

Военный повар. «…чтобы блюдо соответствовало качеству»

oboznik.ru - Военный повар. «…чтобы блюдо соответствовало качеству»

Посвящается Всемирному Дню шеф-поваров, военным поварам, участникам Великой Отечественной войны, всем армейским поварам, работавшим и работающим сегодня в армейских кухнях.

Михаил Хананаев


oboznik.ru - Военный повар. «…чтобы блюдо соответствовало качеству»

В гарнизоне было два вновь сформированных полка, которые составляли мы — новобранцы и сержантская школа, готовившая младших командиров для нашей дивизии. Кухня у нас была стационарная. Такие кухни были и до войны. Об этом нам часто напоминали старшие офицеры, которые застали войну в свои молодые годы. Три котла на 250 литров (каждый для первых, вторых и третьих блюд). Кочегарка находилась с обратной стороны кухни. По специальной сквозной трубе мы, повара, регулировали процесс приготовления пищи. Когда необходимо «поддать огня», когда погасить огонь, мы кричали истопникам «поддать огня», «гаси огонь». Была электроплита, на которой мы варили полуфабрикаты, жарили, пассировали, грели воду. Хорошо запомнил свой первый самостоятельный ужин: картофельное пюре, жареная рыба (хек), чай. Пюре получилось жидкое, так как недостаточно оказалось необходимого количества картофеля. Так часто случалось, потому что картофель чистили, как правило, по ночам из числа военнослужащих, «заработавших» наряд вне очереди. Чистили картофель толстой кожурой. Я и сам как-то попадал в «штрафники» и хорошо запомнил, как от нас дежурный повар требовал чистить уже саму кожуру. С тех пор я и сейчас чищу картофель тонкой кожурой. Перед выдачей пищи наш фельдшер в обязательном порядке проверяет качество приготовленной пищи и выдает разрешение на её выдачу. Фельдшер естественно такого разрешения не даёт. Тут ротные и взводные сержанты приходят, спрашивают, когда будет ужин. А фельдшер-казах невозмутим. Служил он не по возрасту, был старше нас на 7–8 лет. Требует, чтобы блюдо соответствовало качеству. Мне пришлось три раза готовить пассировку (обжаривание муки для придания густоты пюре — прим. авт.). Это одна из технологий поварского искусства.

Больше всего я, как и многие новобранцы, боялся начальника школы. Фамилию его уже не припомню. Был он в звании подполковника, участник войны. Видом был суровым. В общем, многие его побаивались и старались с ним не пересекаться. Но так как время было вечернее и в гарнизоне, кроме дежурного офицера, никого не было, а дежурный офицер был из нашего полка, всё обошлось. Уже не припомню, как все разрешилось, в конце концов наш фельдшер дал разрешение на выдачу ужина, и я накормил гарнизон своим первым самостоятельно приготовленным ужином. После переезда наших полков на постоянное место, в военный городок, где дислоцировалась вся дивизия, офицер, санитарный врач, который контролировал нашу работу, предложил перейти в полк обеспечения, но я не согласился. Не хотелось целыми днями проводить время на кухне. Надо сказать, что в гарнизоне к тому времени работали две большие солдатские столовые на 800 посадочных мест, столовые работали в две смены. Соответственно были большие кухни, с большим количеством поваров и большим количеством варочных электрокотлов и другого кухонного оборудования. Поварами в большей степени работали солдаты-узбеки, которые слыли неплохими поварами. К этому времени начали появляться кухонные работники - женщины. Одна из них работала в нашей столовой, в которой питался наш полк. На этих же пищеблоках соблюдались все санитарные требования. Разделка пищи, в том числе чистка картофеля и других овощей, мытье котлов осуществлялись исключительно штатными поварами. Военнослужащим — дежурными по столовой — категорически запрещалось выполнять обязанности поваров. При таких условиях, да еще работать через день, как тогда говорили солдаты «через день на ремень», я не желал, да и не хотелось расставаться с ребятами своего полка, с которыми вместе призвались, прошли карантин, курс молодого бойца и практически до второго года службы стопроцентно составляли один призыв, а если учесть, что из состава своего призыва около пятидесяти процентов были призывники из краев и областей Северного Кавказа, а из нашего родного Дагестана и Каспийска, откуда я был призван, было несколько человек, знакомых еще до призыва в армию, всё это придавало уверенности и хорошего настроения во время службы. Наши повара, которые прошли профессиональную подготовку в военной школе поваров, не были привлечены к работе в гарнизонных столовых. Их готовили для работы в офицерских столовых, которые в нашей дивизии создавались на объектах. Здесь находилось до 10 офицеров, которые несли круглосуточное дежурство. Как правило, пищеблок небольшой. Уровень приготовления пищи приравнивался к классу мастер-повара.

Что же касается моей дальнейшей работы армейским поваром, она продолжилась, но уже в самых настоящих полевых условиях, как когда-то на заре становления военного поварского дела, — на костре.

Наша часть, для которой должны были быть построены военные объекты, ракетные площадки по базированию межконтинентальных стратегических ракет шахтного базирования (давно уже не секрет — прим. авт.), где гражданские специалисты: геологи, инженеры, буровики одной из московских геологических партий производили изыскательские работы. Нас, солдат срочной службы, направляли на эти работы в качестве рабочей помощи. Формировались небольшие группы, исходя из штатной численности того или иного производственного подразделения: топографы, дорожники, буровики. Как правило, от 10 до 20 человек. Плюс офицер, плюс гражданские специалисты. Такими группами мы выезжали к месту поисковых работ. Время пребывания работы в поле доходило до двух–трёх месяцев. Иногда полевые работы прерывались приближающимися общесоюзными праздниками, например: Новым Годом, Днём Советской Армии, годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции, Днем ракетных войск и артиллерии (19 ноября). Для таких групп необходимы были повара. Здесь уместно сказать, как это было во время работы повара в годы войны, что «повар был на вес золота». К этому времени я уже слыл неплохим поваром, и каждая группа желала, чтобы я попал именно в ее группу. Как-то командир роты капитан Нурланов, тоже казах, посетовал, что за тебя «борются» многие группы. До этого он как-то не очень доброжелательно относился к моей личности, но после того, когда он узнал о моём авторитете среди сослуживцев, стал более уважительно относиться ко мне. В основном я выезжал с буровиками. Помимо нас, военных, с нами были геоботаник, определяющий по растительности уровень залегания грунтовых вод, геофизики, определяющие точку бурения, два буровых мастера, техник-геолог, который проводил предварительный анализ грунта и готовил поднятый грунт для отправки в лабораторию, водитель автомашины по привозу воды для буровой. Мы, повара, получали с гарнизонных продовольственных складов продукты: тушенку, рыбные консервы, крупы, макаронные изделия, сублимированные продукты, картофель, другие овощи, в том числе квашеную капусту, соленые зеленые томаты, свежее мясо, рыбу, сливочное и подсолнечное масло, различные специи. Выдали необходимый кухонный инвентарь, посуду. В зависимости от времени года мы могли выбрать из скоропортящихся продуктов то количество, которое могли бы сохранить до его предполагаемой порчи или заменить его полностью на другой продукт, близкий по его происхождению и калорийности. Хлеб нам регулярно подвозили. Здесь, в армии, впервые познакомился с технологией приготовления блюд из сушеных картофеля и моркови.

Гражданские специалисты не гнушались нашим питанием и по обоюдной договоренности расплачивались с нами деньгами, на что мы докупали все не обходимые продукты в сельских магазинах. Часто это были свежие овощи, сахар, гречневая крупа, которую нам не выдавали, свежий хлеб, когда нам не успевали подвезти. В отличие от «наркомовских» 100 граммов водки нам было не положено. Но ребята иногда просили меня купить на наши общие деньги.

Готовили исходя из имеющихся продуктов. На завтрак каша с тушенкой, сладкий чай, сливочное масло. Если готовил кашу из перловой крупы, с ночи крупу приходилось замачивать. Интересно было работать с этой крупой, это я еще познал, работая в гарнизонной столовой. Чем больше ее размачивать и почаще сливать воду, тем больше она становится в объеме, а если чаще менять воду при варке каша получается белой, и тем легче ее варить. Ребята, в отличие от приготовленной такой каши в больших столовых, ели ее с удовольствием. За счет этой крупы можно было сэкономить на других аналогичных у нас продуктах.

Готовить приходилось в самых что ни на есть примитивных условиях — на кострах.

Полевых кухонь нам не полагалось из-за малого количества едоков. Приспосабливались, кто как мог. Я просто набирал с десятка два кирпичей на хоздворе нашего полка, прутья из металлической арматуры, которые служили перекрытием, на которые ставились котлы для варки, и все это перевозил с собой, когда менялось место нашей дислокации. Процесс приготовления пищи летом происходил более или менее в благоприятных условиях и даже как-то романтически. А вот зимой, в условиях уральской зимы, практически от темна до темна приходилось очень трудно. В 6 утра я уже на ногах, начинаю готовить завтрак. Закончил завтрак, тут же начинаешь готовить обед, а здесь надо приготовить: первое блюдо, второе, чай (компот, кисель). Только закончишь обед, тут же приступаешь к ужину. Ужин едим уже в темноте. Затем нужно согреть воду и вымыть всю посуду, чтобы не оставлять на следующий день. Заготовить дрова. Это была тоже процедура не из простых. Помогали ребята. И только после этого до сна остаётся три – четыре часа. Вечером нам разрешалось ездить в близлежащие деревни, в кино, ну и, конечно, оставаться на некоторое время на танцах. Хотелось не отставать от ребят. Работая поваром в таких условиях, приходилось что-то придумывать, совершенствовать. На наши общие деньги купили примус, который резко облегчил мою работу и сократил время приготовления пищи. А однажды я решил, что хватить принимать пищу под открытым небом. На одном полевом стане увидел вагончик на полозьях и решил его использовать на службе нашего военного дела. Была зима, снега много. Взял водителя водовозки, и мы вдвоем притащили в своё расположение вагончик. Быстро с ребятами его обустроили, в одном углу установили примус со всеми мерами безопасности. Огнетушителей, конечно, у нас не было, но ящик с песком и ведро воды всегда стояли рядом. Посередине соорудили большой стол, скамейки, где все ребята могли разместиться и спокойно поесть. Конечно, было одно неудобство — холод. Ведь морозы от минус 20 градусов и ниже, тогда, в 60-е прошлого столетия, на Урале стояли практически всю зиму. Эта инициатива не осталась незамеченной старшими офицерами нашего полка и руководителями геологической партии, которые нередко посещали нас. Так весь период мы пользовались имуществом местного совхоза. После окончания работ на данной точке, а это было уже по весне, когда с полей сошел снег, мы оттащили вагончик на место, и при этом следы, которые были оставлены на поле, мы с водителем заборонили.

Потом была еще одна, как оказалось, последняя экспедиция. Прошла весна, настало лето. Моя новая команда отстояла меня. Ребята в основном были из Саратова и Волгограда. Веселые, дружные, любили в свободное от работы время погулять. Конечно, и я с ними. Но свои обязанности я не забывал и при любых обстоятельствах завтрак, обед и ужин были всего приготовлены вовремя. Это была последняя экспедиция. После чего мы вернулись в расположение полка. А через некоторое время началась служба по несению вахты на этих самых объектах, места которых были установлены и при нашем участии как геологов. При несении службы на этих объектах нам не надо было что-либо варить себе, так как нас прикрепили к столовой военных строителей, осуществляющих возведение объектов. Но кашеварить все же приходилось из личного интереса, да и ребят хотелось накормить чем-то вкусненьким.

За время Отечественной войны около 31 тысячи работников продовольственной службы были награждены орденами и медалями СССР. Героями Советского Союза стали 52 человека, 30 — Героями Социалистического Труда.

Трудно было человеку на войне, трудно смотреть, как рядом падает убитый товарищ, трудно сотнями рыть могилы. Но наши люди жили и выживали на этой войне. Непритязательность советского солдата, его героизм приближали победу с каждым днем.

И в этом немаловажную роль сыграли военные повара.

Вечная слава Героям Великой Отечественной войны!

В октябре весь мир отмечал Международный День повара, провозглашенный Всемирной Ассоциацией Сообществ шеф-поваров (WACS) в 2004 году.

См. также:
1. Военный повар. «…без хорошей, качественной пищи никак нельзя, а в армии особенно»
2. Военный повар. «Вот как обстояло дело с полевой кухней на Ленинградском фронте»
3. Военный повар. «Сытность или, наоборот, скудность реального рациона питания во многом зависела от условий места»

Сланцевский район, Ленинградская обл. 2016 год.

Михаил Хананаев, газета «Шолэм». Республика Крым, г. Симферополь

Другие новости и статьи

« СССР: завоевание мировых рекордов

Неуставные отношения в Российской армии как фактор уклонения от военной службы »

Запись создана: Вторник, 2 Октябрь 2018 в 10:23 и находится в рубриках Вторая мировая война, О патриотизме в России, Продовольственное, Развитие в 60 - 80-е годы XX века.

метки: , , , , , , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика