14 Октябрь 2019

Непримиримость как системный фактор российской государственности: опыт историко-правового анализа

#история#общество#революция

Аннотация. В результате рассмотрения бунтов, переворотов, революций как движущих сил политико-правовой истории автор приходит к выводу о том, что в настоящий период необходимо отойти от традиционных для российской историографии попыток легитимации фактов противозаконного изменения государственной власти, которые должны рассматриваться в качестве преступления против государственной власти независимо от того, были ли они успешными или нет.

Ключевые слова: единая концепция русской истории, национальная идея, русский менталитет, бунт, революция, государственный переворот.

Российская история – основа нашего национального мировоззрения, культуры в самом широком смысле этого слова, это, безусловно, источник понимания и своей идентичности, и своей цивилизационной миссии. В.В. Путин Я не случайно взял в качестве эпиграфа одно из высказываний Президента России В.В. Путина. Действительно, история, не только российская, но и российская тоже, представляет собой основу и национального менталитета, и национальной культуры, и национальной самоидентификации. Не возникает сомнений в том, что не бывает историй государственных, историй «плохих и хороших», точно так же, как не бывает плохих и хороших времён и людей. Во все времена были те, кто становился героями, удачно строил карьеру, создавал счастливые семьи, в эти же периоды кому-то катастрофически не везло. Одни славили времена, другие их проклинали.

Среди тех и других находились талантливые или, по меньшей мере, работоспособные интерпретаторы, ставящие своей целью создание целостных курсов мировой и национальной историй. При этом, если об объективности и единообразности мировой истории, как правило, споров не возникало, поскольку ни о какой единой мировой истории речи просто быть не может, поскольку не существует единого мира, как целостного социально культурного феномена, то вопросы, касающиеся создания единого курса национальной истории, традиционно являлись и являются предметом для жарких дискуссий.

Мы, россияне, в очередной раз живём в условиях социальнокультурного перехода. Перестав быть православными русскими и коммунистическими советскими, мы с надеждой ждём, когда кто-то всевидящий и всемогущий скажет нам, кто мы «сегодняшние», осчастливит нас долгожданной национальной идеей, способной сплотить «многонациональный народ Российской Федерации» в единый всероссийский монолит с «общей судьбой на своей земле». Очевидно, что для формирования идеи «общей судьбы» необходима концепция своей «общей истории», о создании которой чётко и недвусмысленно высказался наш Президент: «…учебники (истории. – Р.Р.) должны быть рассчитаны на разные возрасты, но построены в рамках единой концепции, в рамках логики непрерывной российской истории, взаимосвязи всех её этапов, уважения ко всем страницам нашего прошлого» [1]. На мой взгляд, задача, поставленная перед солидными учёными мужами, изначально невыполнима, поскольку не возможно примирить непримиримое. История русского народа и русского/российского государства изобилует фактами, которые не могут быть объяснены и сопоставлены в рамках единого толерантного контекста. При этом объяснения наподобие тех, которые даются по поводу «тёмных пятен» отечественной истории и, как правило, сводящиеся к пресловутым аргументам наподобие: «у других народов было так же или ещё хуже» или «советская оккупация Восточной Европы лучше фашистской, поэтому и оккупацией её называть некорректно», вряд ли что-то дают в научном плане. Россия как государство живёт не в линейной, а в циклической истории, где новый историко-государственный цикл в качестве условия и предпосылки предполагает завершение предшествующего цикла, разрушение сложившейся политико-правовой системы и как следствие отрицание ценностей и традиций, в рамках этой системы сформировавшихся.

Подобная «культура отрицания» обусловливает наличие в нашей «общей истории» большого числа масштабных бунтов, государственных переворотов, революций. Будучи сходными друг с другом в своём нигилистическом отношении к традиционным (легальным) формам государства и права, эти проявления политико-правовых девиаций существенным образом отличаются как по целевым установкам, так и по движущим силам. Прежде чем перейти к анализу места и роли перечисленных девиантных форм в исторической динамике Российского государства, следует определиться с их пониманием.

Бунт (от нем. Bund – соединение, союз, связка) – в Российской империи уголовно-правовой термин, обозначающий вообще насильственное посягательство на власть и существующий порядок правления. В соответствии с законом от 4 июня 1874 г. бунтом назывались: 1) восстание скопом и заговором против государя и государства, умысел ниспровергнуть правительство во всём государстве или в некоторой его части, переменить образ правления или установленный законами порядок наследия престола, составление на сей конец заговора или принятие участия в составленном уже для того заговоре или в действиях оного, со знанием о цели сих действий, или в сборе, хранении и раздаче оружия и других приготовлениях к восстанию; 2) всякая попытка ниспровергнуть существующий порядок правления в более или менее отдалённом будущем [2]. В обыденном языке бунт – это явление, связанное с массовым неповиновением установленному правопорядку, выражающееся в форме открытого насильственного противоборства бунтовщиков с представителями государственной власти и законопослушным населением. Бунт, выражая собой форму социального протеста, в своём развитии руководствуется исключительно разрушительными установками, отсюда его характеристика как «слепого и беспощадного».

Основной движущей силой бунта являются протестные массы, для которых участие в бунте представляет собой обратную реакцию на неправомерное угнетение со стороны тех социальных сил, на уничтожение которых направлен бунт. Государственный переворот – внезапный антиконституционный захват власти, незаконная смена правящей элиты как в целом (главы государства, правительства, персонала управленческих структур), так и в лице её отдельных представителей, не вошедших в число заговорщиков. Осуществление государственного переворота, как правило, не связано с какими-либо коренными изменениями политического режима, социальных и экономических отношений и имеет своей основной целью получение административных, финансовых, военных ресурсов, обусловленных наличием властных полномочий.

Разновидностью государственного переворота является путч (нем. рutsch) – свержение или попытка свержения законной власти с помощью части армии, группы офицеров. Революция – полномасштабная трансформация системы государства и общества, приводящая к ликвидации предшествующего общественного и политического строя и установлению новой власти, базирующейся на качественно отличных от предшествующих ценностных и политико-правовых институтах. Революции могут сопровождаться государственными переворотами и гражданскими войнами, однако вполне могут обходиться и без них. Основным признаком революционного процесса является глобальное изменение предшествующего общественного порядка. Революция меняет не только форму и содержание отношений между людьми, но и их сознание. Как уже отмечалось, общим для всех перечисленных девиантных форм является их коллективный и противозаконный (применительно к законодательству, действующему на момент совершения бунта/переворота/революции) характер политического действия, а также стремление с помощью пропаганды легитимизировать либо, напротив, делегитимировать эти события. Нетрудно догадаться, что легитимация имеет место в случае успешного захвата государственной власти, а делигитимация – в случае неудачи. В качестве общего для всех названных явлений признака следует также выделить ярко выраженный конфликтный характер.

Причём в отличие от внешнеполитических войн бунты, революции, перевороты предполагают выражение агрессии «своих против своих», когда в качестве враждебных противоборствующих сил выступают представители одного народа, носители единой языковой, религиозной, национально-культурной традиции. Различает эти понятия то обстоятельство, что источником государственного переворота обычно бывает заговор, причём организованный внутри самих государственных институтов. Источником революции является наличие революционной ситуации, выражающейся в кризисе всей государственной системы – неспособности «верхов» править и нежелании «низов» жить «по-старому». Источником бунта, как правило, является массовое недовольство, доведённое до стадии отчаяния. В таком понимании бунт не что иное, как «конфликт обречённости», когда существующая система отношений воспринимается потенциальными бунтовщиками в качестве неприемлемой, без надежды на улучшение, сложившейся ситуации либо на изменение существующей системы на альтернативную.

Если провести хроникальный анализ российской истории, начиная с периода формирования централизованного Российского государства (конец XVI – начало XVII в.), то можно выделить следующие события, связанные с вышеназванными формами социально-правовых конфликтов: Государственные перевороты и цареубийства: 1605 г. – свергнутый царь Фёдор II Годунов убит по требованию Лжедмитрия I; 1606 г. – царь «Дмитрий Иванович» (Лжедмитрий I) убит во время мятежа в Кремле; 1762 г. – свергнутый император Пётр III убит приставленными к нему приближёнными Екатерины II; 1764 г. – свергнутый император Иоанн Антонович убит в Шлиссельбургской крепости собственной стражей, согласно инструкции, при попытке его освобождения; 1801 г. – император Павел I убит заговорщиками; 1825 г. – восстание декабристов; 1881 г. – император Александр II убит террористами; 1918 г. – бывший император Николай II вместе с семьёй и приближёнными лицами расстрелян большевиками; 1964 г. – отстранён от власти Генеральный секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущёв; 1991 г. – попытка государственного переворота со стороны ГКЧП; 1993 г. – попытка государственного переворота со стороны вице-президента РФ А.В. Руцкого. Народные бунты (восстания): 1606–1607 гг. – восстание И. Болотникова; 1648 г. – Соляной бунт; 1662 г. – Медный бунт; 1670–1671 гг. – восстание С. Разина; 1698 г. – Стрелецкий бунт; 1707–1708 гг. – восстание К. Булавина; 1771 г. – Чумной бунт; 1773–1775 гг. – восстание Е. Пугачёва; 1921 г. – Кронштадский мятеж; 1920–1922 гг. – восстание А. Антонова 1962 г. – Новочеркасский расстрел. Гражданские войны в XX в.: 1918–1921 гг. – Гражданская война; 1945 – начало 60-х гг. – националистические восстания «лесных братьев» в Прибалтийских советских республиках и «бандеровцев» на Украине; 1994– 2000 гг. – 1-я и 2-я «чеченские войны». Революции: 1917 г. – Октябрьская социалистическая революция; 1991– 1992 гг. – Российская контрреволюция. В представленных хрониках отсутствуют многочисленные внешнеполитические войны, в которых на протяжении всей своей истории участвовала Россия и которые также отнюдь не способствовали сохранению социальной стабильности и укреплению позитивной политико-правовой традиции, в основу которой, в первую очередь, положена устойчивая закономерность и положительная предсказуемость ориентированных на будущее явлений и событий. Как видим, отечественная государственная история, в буквальном смысле слова, перегружена фактами масштабных массовых беспорядков, являющихся наглядным свидетельством нигилистического отношения к государству и праву как со стороны широких народных масс, так и со стороны элитарной части российского общества.

Проведённый хроникальный анализ позволяет сделать вывод, что наиболее стабильным с точки зрения сохранения внутригосударственной стабильности в истории Российской империи был XIX в. На мой взгляд, такая стабильность обеспечивалась, прежде всего, потому, что императорская власть в этом столетии наследовалась не по «петровской», а по «павловской/классической» системе престолонаследия, в рамках которой наследование престола осуществлялось «по закону», а не по воле самодержца. XIX в. стал очередным «переходным» периодом истории Русского государства. С одной стороны – наметившаяся тенденция конституционализации государственного строительства, капитализация экономики, либерализация общественной жизни. С другой стороны – усиление революционного движения, углубление социальных противоречий, усиление конфликтности общественных отношений. XX век стал переломным для российской государственности. Революция 1917 г. стала возможной вследствие случившегося «политического самоубийства» русской монархии, являвшейся ключевым элементом Российской империи.

Отречение царя Николая II от престола запустило механизм самоуничтожения русского православного государства, краеугольным камнем которого являлась монархическая форма правления. То, что большевики использовали свой исторический шанс и трансформировали революционную ситуацию в революцию действительно мирового масштаба, в большей степени свидетельствовало не о гениальности руководителей революционного движения, среди которых было немало посредственностей, а о бездарности политического руководства страны, не сумевшего осознать того, что уничтожение института монархии, в условиях российской действительности, равнозначно уничтожению государства.

Партия большевиков лишь «подобрала власть» и воплотила её в диктатуре пролетариата, основанной на тех же самых началах, что и империя, однако гораздо более жестокой и бесчеловечной в выборе средств и методов управления. Предопределившие распад СССР кризисные явления в идеологической и экономической сферах, по сути своей, выступали в качестве революционной ситуации, по своей направленности противоположной революционному вектору, определявшему направленность трансформационных процессов в первой четверти XX века. В таком понимании события 90-х годов прошлого века вполне могут называться российской контрреволюцией, основным результатом которой являлось появление «новой России», позиционирующей себя в качестве государства «европейского типа» – демократической республики, входящей в романно-германскую правовую семью.

Однако на практике произошло то, о чём образно сказал В.С. Черномырдин: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». К сожалению, «как всегда» применительно к России, связано не с созиданием и сплочением, а с разрушением и конфликтностью. Если в начале XX века к разрушению империи привёл отказ от института имперской монархии, то в конце XX века распад СССР стал неизбежным после принятия 12 июня 1990 г. Декларации о государственном суверенитете России. По сути, страна, а точнее её политическое руководство, продекларировала выход из состава СССР Российской Федерации, а поскольку Советский Союз позиционировался в первую очередь с Советской Россией (РСФСР), то заявление о государственном суверенитете России было тождественно объявлению о денонсации союзного договора 1922 г. Последовавшие далее события, связанные с печально известными Беловежскими соглашениями 1991 г., были не причиной, а следствием сепаратистской политики, проводимой национальными элитами союзных республик. При этом основную роль в этой политике сыграло политическое руководство Российской Федерации.

Россия на современном этапе декларирует своё право на правопреемство как относительно СССР, так и Российской империи. Но, как известно, в рамках юридической процедуры правопреемства к субъекту – правопреемнику – переходят не только правомочия, но и обязательства и обременения. Заявляя об общей с государствами-предшественниками истории, сегодняшняя Россия должна брать на себя ответственность за события прошлых лет. Необходимо признать, что далеко не все страницы отечественной истории заставляют гордиться деятельностью государства и оценивать её как правомерную.

Признание исторических ошибок и их объективная оценка – это условие недопущения подобных ошибок впредь. В рассматриваемом контексте следует, прежде всего, отойти от традиционных для российской историографии попыток легитимации фактов противозаконного изменения государственной власти.

Любая попытка антиконституционного прихода к власти должна рассматриваться в качестве преступления против государственной власти не зависимо от того, была эта попытка успешной или нет. История должна учить извлекать уроки из прошлого. Основной урок российской истории – необходимость обеспечения правовой закономерности в передаче высшей государственной власти – мы, к сожалению, не усвоили до сих пор.

Список источников и литературы 1. Путин потребовал «правильного» единого учебника по истории. – URL: http://www.newsru.com/russia/19feb2013/putindybom.html – (дата обращения 09.01.2017) 2. См.: Бунт. – URL : http://www.vehi.net/brokgauz/all/016/16448.shtml – (дата обращения 09.01.2017)

 

Ромашов Р.А. (г. Санкт-Петербург)

Другие новости и статьи

« Революция и право на революцию в политических трудах И. Канта

Традиции и инновации в контексте государственного регулирования: исторический экскурс »

Запись создана: Понедельник, 14 Октябрь 2019 в 0:35 и находится в рубриках Современность.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика