Июль и август 1941 года 2-й дивизии народного ополчения



Июль и август 1941 года 2-й дивизии народного ополчения

oboznik.ru - Июль и август 1941 года 2-й дивизии народного ополчения

Воинам Московских дивизий народного ополчения посвящается

2-я стрелковая дивизия в Московской битве (хроника фактов и событий)

oboznik.ru - Июль и август 1941 года 2-й дивизии народного ополчения

Ополченцы Московского инструментального завода идут на сборный пункт

4 июля 1941 г., пятница

ГКО принял Постановление № ГКО-10 «О добровольной мобилизации трудящихся Москвы и Московской области в дивизии народного ополчения», согласно которому было решено мобилизовать в дивизии народного ополчения по городу Москве 200 тысяч человек и по Московской области – 70 тысяч человек. К 7 июля решено создать 12 дивизий народного ополчения. [1]

Трансформаторный завод им. Куйбышева:
На собрании присутствовало более 1500 человек, высказались 13 человек,
в т.ч. Синицын, б/п: «Меня воспитывало пролетарское государство. Сейчас я добровольно вступаю в ряды рабочей дивизии и, не щадя своей жизни, буду биться за счастье всего трудящегося человечества».
Тут же началась запись в ряды добровольцев Сталинской дивизии. К 18 часам записались 320 человек
.

Московский инструментальный завод:
На собрании присутствовало 850 человек, выступило 9 человек.
В т.ч. Тиунов: «Я умею стрелять из орудия пулемёта. По зову нашей партии и правительства я иду с оружием в руках бить зарвавшегося врага и буду бить их так же, как били их наши отцы и деды»
. [2]

Завод им. Фрунзе:
На общезаводском митинге рабочие предприятия дали клятву отдать все силы делу разгрома врага. Сотни встали в ряды народного ополчения. Заводской отряд добровольцев возглавил представитель парткома Семён Терентьевич Марченко. А на место взрослых за станки встали сотни подростков и детей своим трудом крепить оборону страны…[3]

5 июля 1941 г., суббота

Начались общие сборы дивизий народного ополчения по районам Москвы. [4]

К вечеру во 2-ю дно прибыл батальон ополчения Балашихинского района Московской области численностью до 800 человек, сформированный из рабочих и служащих районных предприятий, студентов и преподавателей Пушно-мехового института [в 1941 г. назывался Московский зоотехнический институт – прим. сост.], колхозников, партийных и советских работников. Они образовали 3-й батальон 5-го (позже 1284-го) стрелкового полка дивизии. Также в этот день во 2-ю дно прибыло около 400 молодых лейтенантов, досрочно произведённых в командиры из курсантов вторых курсов военных училищ. Они образовали основное ядро командиров рот и батарей, а также их заместителей. Из запаса призваны недостающие контингенты командиров и весь политсостав.[5]

6 июля 1941 г., воскресенье

oboznik.ru - Июль и август 1941 года 2-й дивизии народного ополчения

К исходу дня в Москве сформировано 12 дивизий народного ополчения: 1-я – Ленинского, 2-я – Сталинского, 4-я – Куйбышевского, 5-я – Фрунзенского, 6-я – Дзержинского, 7-я – Бауманского, 8-я – Краснопресненского, 9-я – Кировского, 13-я – Ростокинского, 17-я – Москворецкого, 18-я – Ленинградского, 21-я – Киевского района. Дивизии народного ополчения получили приказ о переводе в полевые лагеря, расположенные в 20–30 км от столицы в западных районах Подмосковья. В лагерях предстояло развернуть боевую подготовку дивизий, завершить их формирование. [6]

Бойцы 2-й дно получали учебное оружие, предметы вещевого снабжения и сапёрный инструмент. Райком ВКП(б) выделил для них 30 полуторатонных и 2 легковые автомашины. 170 грузовых машин обещали прислать из Рязани. [7]

Учитывая важные задачи, стоявшие перед московской промышленностью, нехватку вооружения и опытных военных кадров, командование МВО расформировало 13 стрелковых дивизий и 13 запасных полков народного ополчения. Их личный состав был передан на пополнение 12 основных дивизий регулярной армии или оставлен на предприятиях.

Из письма семье рядового взвода снабжения 2-го батальона 2-го (позднее 1284-го) стрелкового полка Меликова Владимира Александровича (1903–1941):
«Ничего страшного не случилось. Идут все. Никуда пока, да и потом не отправят, т.к. ополчение специально будет по защите Москвы, а до неё ещё далеко».

7 июля 1941 г., понедельник

В ночь на 8 июля 1941 г. 2-я дно выступила из столицы в районы Химки, Сходня, Крюково. После отсева 3500 человек в ней осталось около 8500. В районе Химок личный состав полностью получил обмундирование и частично вооружение. [8]

Из письма семье рядового взвода снабжения 2-го батальона 2-го (позднее 1284-го) стрелкового полка Меликова Владимира Александровича (1903–1941):
«Узнал, что месяца 1,5 ополчение будет находиться в Москве в школах, а там будут рассылать по Московской области для охраны мостов, заводов и пр. Так что далеко не уеду».

8 июля 1941г., вторник

Из письма семье рядового взвода снабжения 2-го батальона 2-го (позднее 1284-го) стрелкового полка Меликова Владимира Александровича (1903–1941):
«Нахожусь в 445-й школе по Мейеровскому проезду (от Семёновского кладбища по Измайловскому шоссе первый переулок направо). Зачислен во взвод снабжения. Работы пока никакой. Чувствую себя хорошо».

10 июля 1941 г., четверг

В ночь на 11 июля 2-я дно, используя железнодорожный и автомобильный транспорт, переместилась в районы городов Клин и Высоковск. Здесь в неё влились два ополченских батальона из Калининской и Рязанской областей по 800 человек каждый. [9]

Из письма семье рядового взвода снабжения 2-го батальона 2-го (позднее 1284-го) стрелкового полка Меликова Владимира Александровича (1903-–1941):
«Пишу я вам из лагеря, нахожусь в лесу, 2 километра от ст. Сходня, от Подрезково ещё ближе, километра 1 ½. Прибыли сюда из Москвы 9/VII. Я тебе уже писал открытку, и ты, если получила, знаешь, что я нахожусь во взводе снабжения. Пока что ещё ничего не организовано, приходится делать черновую работу: собирать сучки в лесу для топлива, чистить картошку и т.д. Но я доволен, так как, во-первых, куда легче, чем в строю, а главное всегда сыт и вода есть, а это здесь самое главное, т.к. при такой жаре очень хочется пить. Спим все на земле в лесу. Хорошо, что я взял с собой и пальто и одеяло, так что сплю тепло и мягко. А то другие не взяли ничего».

11 июля 1941 г., пятница

Из письма семье рядового взвода снабжения 2-го батальона 2-го (позднее 1284-го) стрелкового полка Меликова Владимира Александровича (1903–1941):
«Находимся в одном полку из Треста (н/конторы) человек 20, в том числе б. главбух Кирсановского завода, из ЦБС Главшерсти юрист и другие работники тоже здесь. С фабрики “Освобождённый Труд” здесь много, помощник директора как раз у нас во взводе снабжения командиром. Кроме него, один плановик. Так что своего народу много. Я спокоен, т.к. очень много таких людей, которые больны и непривычны к такой жизни, поэтому им куда труднее, чем мне. Находимся в лагере, как я писал, около Подрезково. Долго ли пробудем, точно ничего не известно».

12 июля 1941 г., суббота

2-я дно выступила на строительство оборонительных рубежей на подступах к столице. [10]

Из письма семье пом. начальника связи дивизии Юдовского Григория Михайловича (1905-1941):
«Выехали из Москвы только 10-го (июля) в 11 часов вечера, да и то не выехали, а вышли. Шли через весь город, всю ночь, утром (около 4 часов) были на Ленинградском шоссе, а к 9 утра – в Химках. Сейчас мы около канала, за Химкинским вокзалом, на другом берегу, в лесу. Когда подошли к деревне Алёшки, нужно было переправляться через залив… на лодках переправлялся полк».

13 июля 1941 г., воскресенье

2-я дно начала строительство полосы обороны на участке Можайской линии обороны Кузьминское – Теряева Слобода – Любятино протяжённостью 15 км. Уставная норма возведения полосы для кадровых дивизий составляла 7 суток, ополченцам норму сократили до 5 суток. Высохшие подмосковные суглинки долбили ломом и киркой. Трудились днём и ночью: на сон отводилось 4–5 часов, на боевую подготовку ежедневно лишь 1–2 утренних часа. [11]

14 июля 1941 г., понедельник

Все 12 дивизий народного ополчения Москвы прибыли в отведённые для них лагерные районы: 2-я дивизия Сталинского района – в район станции Планерная. По прибытии они приступили к боевой подготовке и строительству оборонительных рубежей. Здесь же завершалось формирование соединений. [12]

15 июля 1941 г., вторник

ГКО принял постановление «О денежном обеспечении лиц, вступивших в народное ополчение». Документ распространял пункт 9 постановления ГКО № 10 от 4 июля 1941 г. о сохранении денежного содержания за ополченцами на семьи тех из них, кто оказался ко дню вступления в ополчение временно без заработка, а также на семьи лиц свободных профессий, зачисленных в народное ополчение.

16 июля 1941 г., среда

ГКО принял постановление о защите Москвы на линии Можайска. С этой целью командующий Московским военным округом генерал-лейтенант П.А. Артемьев получил задачу в пятидневный срок организовать фронт по Можайской линии в составе 10 дивизий народного ополчения и 5 дивизий НКВД, объединив их в три армии (по 5 дивизий в каждой), а начальник Главного артиллерийского управления Маршал Советского Союза Г.И. Кулик – сформировать 3 армейских артполка и 10 противотанковых артполков. [13]

Бюро МГК ВКП(б) утвердило двенадцать заместителей командиров дивизий по политической части – начальников отделов политпропаганды народного ополчения по количеству сформированных дивизий. А также были утверждены заместители начальников отделов политпропаганды, секретари партийных комиссий, помощники начальников отделов политпропаганды дивизий по комсомолу. [14]

17 июля 1941 г., четверг

Постановлением Бюро МГК ВКП(б) утверждены комиссары полков народного ополчения по 12 районам города Москвы. [15]

Бюро МГК ВКП(б) учредило для частей народного ополчения боевые знамёна. Знамёна символизировали верность Родине и победу над врагом, они должны были укрепить воинскую дисциплину и поднять боевой дух ополченцев. МГК ВКП(б) и первым секретарям РК ВКП(б) поручалась организация вручения знамён в торжественной обстановке, в день принятия ополченцами военной присяги.[16]

19 июля 1941г., суббота

Из письма комсомольца-ополченца 17-летнего Митрофана Меркулова со станции Планерная:
«Мама, времени совсем нет. Всё время занимаемся. Встаём в 4:00 утра и ложимся в 11 часов ночи. Я пишу это письмо на ящике с винтовками. Здесь сейчас раздают винтовки и всё прочее. Мы все обмундированы».

20 июля 1941 г., воскресенье

В газете «Московский большевик» опубликован очерк Б. Галича и А. Прокофьева «Клятва воина», посвящённый принятию присяги в дивизиях народного ополчения.

Из письма семье рядового взвода снабжения 2-го батальона 2-го (позднее 1284-го) стрелкового полка Меликова Владимира Александровича (1903–1941):
«Дело в том, что вчера 19/VII нас всех одели в красноармейское обмундирование, которое, кстати, как говорят товарищи, ко мне очень идёт».

«Сегодня с этого места уходим. Как говорят, ближе к Клину. Что дальше будет, пока неизвестно».

22 июля 1941 г., вторник

Из письма, отправленного писателю С.С. Смирнову 13.12.1965 г. (датировка по почтовому штемпелю), офицера запаса И.Т. Тарасова:
«В 30 км от Москвы был первый наш привал, где добровольцы-ополченцы обучались военному делу. Отсюда 22 июля ополченцы слышали первую воздушную тревогу в столице, видели налёт на неё фашистских стервятников. Ненависть и ярость к врагу кипели в груди каждого коммуниста, комсомольца, рабочего-добровольца, видя и слыша первые взрывы бомб над сердцем нашей великой Родины. Ополченцы готовились к схватке с коварным врагом, и они этого времени ждали».

23 июля 1941 г., среда

Из письма семье рядового взвода снабжения 2-го батальона 2-го (позднее 1284-го) стрелкового полка Меликова Владимира Александровича (1903–1941):
«Всё в порядке. Жив, здоров, чувствую себя бодро. Ещё не тронулись, но на днях, очевидно, тронемся по направлению на Можайск».

Из письма красноармейца 970 ап Герчикова Абрама Юльевича (1901–1941):
«17 июля я призван в ряды Народного ополчения в качестве рядового бойца. Выдали нам винтовку, лопатку, противогаз, патроны и одежду красноармейца».

25 июля 1941 г., пятница

2-я дно закончила строительство оборонительной полосы на участке Ошейкино, Ярополец, Ивановское северо-западнее Волоколамска – северный участок Можайского оборонительного рубежа. В этот же день дивизия получила приказ штаба 32-й армии выйти к 31 июля на р. Вязьму (190 км юго-западнее Волоколамска), подготовить и занять оборону с передним краем на этой реке от Ордылева до Сережани – общей протяжённостью по фронту 18 км. [17]

Из письма архитектора треста «Текстильпроект» красноармейца 6-го (1286-го) стрелкового полка Перегудова Венедикта Ивановича (1893–1941):
«Сейчас я в стрелковом полку, делаем большие переходы, а на стоянках занимаемся и строевой подготовкой, и физической работой. Всё время проходит исключительно под открытым небом».

26 июля 1941 г., суббота

Из письма семье пом. начальника связи дивизии Юдовского Григория Михайловича (1905-–1941):
«Выступили. Шли до 11 часов вечера, переночевали, утром снова шли, потом подъехали поездом и шли ещё семь километров до нашего нового расположения. Сейчас мы находимся под Клином. В еловом лесу, рядом протекает небольшая речушка. Разбили палатки».

30 июля 1941 г., среда

Приказом Ставки Верховного Главнокомандования на базе северного и южного участков Фронта резервных армий образован Резервный фронт в составе: 24-й, 31-й, 32-й, 33-й, 34-й и 43-й армий. Командующим фронтом назначен зам. наркома обороны СССР генерал армии Жуков Г.К. В состав фронта были включены 11 дивизий народного ополчения: 2-я, 7-я, 8-я, 13-я и 18-я – в 32-ю армию; 1-я, 5-я, 9-я, 17-я и 21-я дивизии – в 33-ю армию; 4-я и 6-я дивизии – в 24-ю армию. [18]

31 июля 1941 г., четверг

Московское народное ополчение в первых числах августа оставило Волоколамский, Можайский, Малоярославецкий и Калужский УРы и было переброшено на Ржевско-Вяземский рубеж обороны – в районы Дорогобужа, Ельни, Спас-Деменска, Ржева, Сычёвки. [19]

1 августа 1941 г., пятница

Во 2-ю дно прибыло около 2 тысяч рядовых и сержантов призывного возраста. Создана дивизионная школа по подготовке сержантов численностью в 800 человек из бойцов молодых возрастов, уже имевших боевую подготовку. [20]

4 августа 1941 г., понедельник

Справка по численному составу дивизии:
        всего: 8541 чел.,
        в т.ч. командующий состав – 700 чел.,
       МНС – 1147 чел.,
       рядовых – 6694 чел.

Из письма архитектора института «Текстильпроект» красноармейца 6-го (1286-го) СП Перегудова Венедикта Ивановича (1893–1941):
«Сейчас я здоров, правда, не совсем ещё прошла потёртость на ноге, которая вызывает при походе боль. Кроме того, опять появился радикулит, и в этот раз в ноге».

5 августа 1941 г., вторник

Из писем родителям и жене красноармейца родом из Калининской области Козлова Алексея Михайловича (1896 г.р.):
«Я теперь настоящий красноармеец, вот только вместо сапог ботинки с обмотками. Подзагорел и небритый 8 дней, так как в походе нет удобств для бритья».

«Спешу сообщить о своём путешествии. В настоящее время я нахожусь между Гжатском и Вязьмой, а прибыл сюда из Клина пешочком, на одиннадцатом номере. Вот это настоящий туристский переход. Чувствую себя я ничего. Немного устали от путешествий. Отдыхаем и ночуем в сараях, иногда и в лесу. Ужасно скучаю о тебе, беспокоюсь за тебя».

«О всех налётах на Москву читаем в газетах и каждый день почти ночью слышим, как фашистские гады летят мимо нас на Москву. Но очень высоко, их не видно, но звук мотора слышен. Зачислен я по медицинской части, санитаром – бойцом при батальоне. Так что работу свою выполняю хорошо, да её ещё и нет. Теперь единственная цель разбить фашистского гада и здоровым вернуться в Москву».

6 августа 1941 г., среда

Из письма семье рядового взвода снабжения 2-го батальона 2-го (позднее 1284-го) стрелкового полка Меликова Владимира Александровича (1903–1941):
«Привет из Волоколамска. Здоров. Чувствую себя хорошо, настроение прекрасное. Работаю там же по хозяйственной части. Аппетит хороший, кормят хорошо. Обо мне не беспокойтесь».

7 августа 1941 г., четверг

В докладной записке руководству страны командующего Резервным фронтом Г.К. Жукова было указано, что вошедшие в 32-ю и 33-ю армии десять дивизий народного ополчения имели много недостатков и в таком состоянии не являлись боеспособными: в дивизиях оказалось много совершенно необученных и даже не умеющих владеть винтовкой бойцов; ополченцы остались недовооружены, а предоставленное им оружие относилось к разным системам. Как сообщал Г.К. Жуков, в войска засылались боеприпасы других калибров, дивизии народного ополчения не обеспечивались хозяйственно, не получали средств связи, инженерного и химического имущества. По его мнению, в таком виде дивизии не могли тронуться с места. [21]

11 августа 1941 г., понедельник

Принято решение ГКО о переформировании двенадцати дивизий народного ополчения г. Москвы по штатам регулярных войск Красной Армии и введении их в состав Резервного фронта – в 32, 33 и 34-ю армии. [22]

12 августа 1941 г., вторник

Из письма семье пом. начальника связи дивизии Юдовского Григория Михайловича (1905–1941):
«Клин. Живём мы по-прежнему в палатках. Уже пережили два дождя, и всё обошлось благополучно: палатка совершенно не промокает… Я уже писал вам, что мы проходим учебный сбор: изучаем оружие и прочее. Дни идут по установленному расписанию и похожи один на другой как две капли воды».

14 августа 1941 г., пятница

Из письма бывшего работника Меховой фабрики, рядового 5-го (1284-го) стрелкового полка Перфильева Николая Мефодьевича (1914 г.р.):
«Прошу вас обо мне не горевать и надеяться, что я возвращусь домой с победой. Пока о себе сообщу коротко: я жив, здоров, обут, одет, сыт».

Из письма семье пом. начальника связи дивизии Юдовского Григория Михайловича (1905–1941), г. Клин:
«Говорят, что далее нас переведут отсюда под Вязьму, где расположена наша дивизия… Сегодня я был на стрельбище, и хотя это был мой первый опыт в жизни в стрельбе из боевой винтовки, я все два упражнения выполнил, некоторые уже бывшие ранее в армии, которые не смогли их выполнить».

16 августа 1941 г., суббота

2-я дно начала боевые стрельбы и тактическую подготовку рот.[23]

Из письма семье рядового взвода снабжения 2-го батальона 2-го (позднее 1284-го) стрелкового полка Меликова Владимира Александровича (1903–1941):
«От нас до фронта расстояние ещё больше. Так что в переделках участвовать не пришлось и в ближайшее время едва придётся».

Из письма семье пом. начальника связи дивизии Юдовского Григория Михайловича (1905–1941):
«Сегодня утром нас кормили натощак какими-то лепёшками, от дизентерии, кажется, а говорят, что будут ещё делать тифозные прививки».

18 августа 1941 г., понедельник

Справка:
18 августа прибыл запасной полк – 537 человек, 55 пулемётов и 9 орудий.

20 августа 1941 г., среда

Из письма жене Шуре пулемётчика 6-го (1286-го) стрелкового полка Караваева Серафима Михайловича:
«Мы стоим на одном месте с 6 августа по сегодняшний день… Находимся недалеко от Вязьмы, село Хмелита. Город Белый от нас 80 километров, а Вязьма – 35».

«А 21-го поступил приказ “в поход”, куда, пока не известно, идём назад 4 км рыть рвы против танков».

21 августа 1941 г., четверг

Из письма семье пом. начальника связи дивизии Юдовского Григория Михайловича (1905–1941):
«Вот уже третий день мы стоим в лесу около станции (Лосьмино), поедем ли дальше или нет и когда, неизвестно. Лес здесь поменьше, чем тот, в котором мы стояли, и нет речки поблизости. Живём мы тихо и мирно. Газеты получаем только на второй день и уже не в таком количестве, как в Клину. Сегодня всю ночь шёл дождь. Но наша палатка оказалась совершенно не промокаемая. Погода стоит тёплая. Я не знаю, чем объяснить, но здесь как будто теплее, чем в Клину».

23 августа 1941 г., суббота

Согласно директиве Наркомата обороны СССР началось переформирование дивизий народного ополчения по штатам сокращённой стрелковой дивизии военного времени. Ополченческие дивизии, сохраняя пока прежние номера и наименования, стали состоять из трёх стрелковых и одного артиллерийского полков, зенитного дивизиона, батальона связи, сапёрного и медико-санитарного батальонов, моторазведывательной роты, автороты подвоза, огнемётного взвода и вспомогательных подразделений. Доукомплектование проводилось военкоматами совместно с местными парторганизациями за счёт обученных военнообязанных лиц из МВО. В результате переформирования численность личного состава московских ополченческих дивизий увеличивалась. Главному артиллерийскому управлению Красной Армии поручалось довооружить ополченцев винтовками, пулемётами и орудиями, а Главному автобронетанковому и Главному военно-инженерному управлениям – довести обеспечение добровольческих соединений до нормы стрелковых дивизий действующей армии. Реорганизацию предписывалось завершить к 1 сентября 1941 г. Московское ополчение дополнительно получало также 12 сапёрных батальонов, сформированных в МВО. [24]

26 августа 1941 г., понедельник

Из письма родителям фрезеровщика завода АТЭ-1 красноармейца взвода пешей разведки 1282-го стрелкового полка Бухтеева Бориса Васильевича (1920–1941):
«Живём мы в лагере, в палатке, на свежем воздухе».

28 августа 1941 г., среда

Из письма жене работника Трикотажного комбината командира запаса, мл. лейтенанта 5-й роты 6-го (1286-го) стрелкового полка Шмакова Михаила Фадеевича (1896 г.р., погиб в плену 11.10.1942 г.):
«Сидим – часть в сараях, часть в окопах. Приспосабливаемся к окопной жизни. Но не забываем боевую и политическую подготовку, усиленно занимаемся изучением пулемётов. Сегодня целый день идёт дождь. Занятия проводим в сарае. На днях была инспекторская проверка. Я получил подарок за хорошую подготовку взвода. Сейчас о себе. Чувствую себя хорошо. Хотя спать стало немного холодновато. Но залезаем подальше в сено, а утром согреваемся у костра. Только беспокоюсь, что к зиме у меня нет тёплых носок. Ходил в деревню. Хотел купить, ничего не нашёл».

Из письма семье пом. начальника связи дивизии Юдовского Григория Михайловича (1905–1941):
«Вчера вечером нам выдали по 280 грамм сливочного масла (нам его положено по 40 грамм в день) и печенье… Здесь мы устроились по-барски в большом сарае с сеном – тепло и мягко. Наш учебный сбор кончает своё существование, половина народа уже уехала, сегодня мужчины занимались и на днях также. Разойдутся по своим местам. Я, вероятно, получу другое назначение… в связь… Погода стоит так себе: ветрено и через день идут дожди. Но так как мы находимся под крышей и с сеном, то это совсем незаметно. Здесь очень много работает студентов и трудовых резервов из Москвы. Сейчас остались только ребята. А девушек мы встретили по дороге сюда – они шли в Вязьму, а оттуда в Москву. Живём здесь так же тихо, как и под Клином, наши самолёты летают, немецких не видали. Раньше, говорят местные жители, летали, а теперь вот уже 10 дней нет».

См. далее:
Трагическая осень 1941 года 2-й дивизии народного ополчения

Примечания:
[1] РГАСПИ. Ф. 644, оп. 1, д. 1, лл. 72, 73; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 43.
[2] ГБУ «ЦГА Москвы». Ф. П3, оп. 52, д. 41, справки военного отдела о формировании дно
[3] ЦАОПИМ. Ф. П-3, оп. 52, д. 68, часть 2, лл. 155–157. Оргинструкторский отдел МГК ВКП(б) 02.07.1941г. ИНФОРМСООБЩЕНИЕ о собраниях, посвящённых организации дивизий народного ополчения.
[4] Алещенко Н.М., Буков К.И., Колесник А.Д., Синицын А.М. Московское ополчение: краткий исторический очерк. М., 1969. С. 28; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 47.
[5] Вашкевич В.Р. Формирование и боевая подготовка дивизии // От Москвы до Берлина. М., 1966. С. 55; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 47.
[6] Москва военная 1941–1945: Мемуары и архивные документы. М., 1995. С. 258; Народное ополчение Москвы. М., 1961. С. 16; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 49.
[7[ Вашкевич В.Р. Формирование и боевая подготовка дивизии // От Москвы до Берлина. М., 1966. С. 56; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 49.
[8] Вашкевич В.Р. Формирование и боевая подготовка дивизии // От Москвы до Берлина. М., 1966. С. 57; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 51.
[9] Вашкевич В.Р. Формирование и боевая подготовка дивизии // От Москвы до Берлина. М., 1966. С. 57; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 57.
[10] Вашкевич В.Р. Формирование и боевая подготовка дивизии // От Москвы до Берлина. М., 1966. С. 57; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 60.
[11] Вашкевич В.Р. Формирование и боевая подготовка дивизии // От Москвы до Берлина. М., 1966. С. 62; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 61.
[12] Народное ополчение Москвы. М., 1961. С. 6; Колесник А.Д. Народное ополчение городов-героев. М., 1974. С. 135; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 62.
[13] РГАСПИ. Ф. 644, оп. 1, д. 3, л. 99; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 65.
[14] ЦАОДМ. Ф. 4, оп. 12, д. 59, лл. 65, 66; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 66.
[15] ЦАОДМ. Ф. 4., оп. 12, д. 12, лл. 67, 68; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 68.
[16] ЦАОДМ. Ф. 4., оп. 12, д. 12, л. 65; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 68.
[17] Вашкевич В.Р. Формирование и боевая подготовка дивизии // От Москвы до Берлина. М., 1966. С. 58, 59; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 79.
[18] Русский архив: Великая Отечественная война: Ставка ВГК: Документы и материалы. 1941 год. М., 1996. Т. 16 (5–1). С. 98; Москва – фронту. 1941–1945: Сборник документов и материалов. М., 1966. С. 16–17; Ополчение на защите Москвы: документы и материалы. М., 1978. С. 8, 9, 136; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 85.
[19] Московское ополчение: краткий исторический очерк. М., 1969. С. 42; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 86.
[20] Вашкевич В.Р. Формирование и боевая подготовка дивизии // От Москвы до Берлина. М., 1966. С. 59; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 88.
[21] Шли на фронт добровольцы: О народном ополчении языком документов // Военно-исторический журнал. 1996. № 1. С. 12; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 95.
[22] История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945. В 6 томах. М., 1963–1965. Т. 2. С. 231; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 98.
[23] ЦАОДМ. Ф. 4, оп. 12, д. 64, л. 65; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 102.
[24] Ополчение на защите Москвы: документы и материалы. М., 1978. С. 9, 159–160; Московское ополчение: краткий исторический очерк. М., 1969. С. 44–45; Филатов В.П., Невзоров Б.И., Вяткин А.В. и др. Московская битва в хронике фактов и событий. М., 2004. С. 108.

Авторы-составители: Белов В.А., Муждабаева Л.Е. Региональная общественная организация содействия сохранения памяти воинов 2-й стрелковой дивизии народного ополчения Сталинского района Москвы.
oboznik.ru


Другие новости и статьи

« Судьба 2-й дивизии народного ополчения в поэзии

Трагическая осень 1941 года 2-й дивизии народного ополчения »

Запись создана: Пятница, 1 Сентябрь 2017 в 13:54 и находится в рубриках Вещевое обеспечение, Вторая мировая война, О патриотизме в России, Продовольственное, Расквартирование войск.

Метки: , , , , , , , , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Контакты/Пресс-релизы