12 Сентябрь 2018

Кризис «низов» и кризис «верхов» накануне Февральской революции – миф или реальность?

oboznik.ru - Февральская революция в России (февраль―март 1917 г.)

oboznik.ru - Уроки Февраля

Аннотация. В статье автор на основе анализа многочисленных документов показывает наличие острого социально-экономического кризиса и одновременно кризиса «верхов» накануне Февральской революции. Автор подвергает критике утверждения Б.Н. Миронова о сравнительно благополучной ситуации и отсутствии кризиса власти накануне февраля 1917 г.

Ключевые слова: Февральская революция, социально-экономический кризис, Николай II, кризис власти, Б.Н. Миронов.

Изучение причин и предпосылок Февральской революции 1917 г. в России реализуется в рамках различных теорий революции (марксистской, мальтузианской, модернизационной, институциональной, психосоциальной и др.). На рубеже XX– XX вв. в процессе отказа от марксистской парадигмы исследований среди части публицистов и историков (Н.В. Старостин, П.В. Мультатули, Б.Н. Миронов и другие) получили широкое распространение взгляды о том, что «недовольство «снизу» и несостоятельность «верхов» накануне февраля 1917 года сильно преувеличены.

Во время Первой мировой войны понижение благосостояния в России было очень умеренным… [1, c. 280]. По самым пессимистическим оценкам, снижение реальной зарплаты к началу 1917 г. составило лишь 9%, а по оптимистическим – она увеличилась на 9% [2, c. 65]. Материальное положение деревни было стабильным [2, c. 65].

В Петрограде накануне февральских событий хлеба выдавалось в день на человека полтора фунта (615 г), рабочим – 2 фунта (820 г) [2, c. 65]. Действительно ли в условиях Первой мировой войны падение жизненного уровня было незначительным, положение на рубеже 1916/1917 гг. было стабильным и кризис «низов» – это миф, придуманный большевиками? [3] Действительно ли «несостоятельность «верхов» накануне февраля 1917 г. сильно преувеличена» (Б.Н. Миронов), оснований свергать монархию, которая способствовала движению России вперёд (Б.Н. Миронов), в феврале 1917 г. не было? Для ответа на эти вопросы обратимся к анализу документов того времени. Предварительно отметим два важных момента.

Во-первых, с осени 1916 г. судьба России, включая её возможность победить врага на фронте, стала решаться не на полях сражений, а в тылу. Во-вторых, анализ отечественной истории свидетельствует о том, что судьба страны в девяти случаях из десяти при всех политических режимах решалась в столице: дворцовые перевороты в XVIII в., восстание 14 декабря 1825 г. в Петербурге, Февральская и Октябрьская революции в 1917 г., смещение Н.С. Хрущёва в 1964 г., события августа 1991 г. или октября 1993 г. в Москве и т.д. У провинции, то есть 99% населения страны, в феврале 1917 г., как и в другие исторические эпохи, не было механизма повлиять на исход борьбы за власть. Таким образом, ключ к пониманию возможного варианта развития событий в России во второй половине 1916 – начале 1917 г. – это ситуация в Петрограде, а не процессы в стране в целом («среднестатистическая температура по больнице» – именно такие обобщающие цифры использует в своих работах Б.Н. Миронов). Как и чем жила страна и особенно её столица в 1916 – начале 1917 г.? Выступления депутатов Государственной думы, материалы Земско-городского союза, других общественных организаций, многочисленные статьи в газетах и журналах приводят множество фактов о надвигающейся катастрофе осенью 1916 – в феврале 1917 г. и о полном бездействии властей в течение многих месяцев перед крушением монархии. Нам могут возразить, что всё это мнение оппозиции, то есть необъективно. Мы предлагаем обратиться к анализу документов, вышедших из правительственного лагеря и ближайшего окружения царя.

Положение в стране и в столице в 1916 г. и в начале 1917 г. очень подробно проанализировано в Докладах Петроградского охранного отделения и его начальника К.И. Глобачева в департамент полиции министерства внутренних дел за 27 января, 17 февраля, 4 и 30 марта, 4 и 12 мая, 13 сентября, октябрь 1916 г., 5 февраля 1917 г., в многочисленных материалах, направляемых царю из различных источников, в переписке современников. Из письма императрицы Александры Фёдоровны императору Николаю II от 1 февраля 1916 г.: «…в городе (Петрограде. – А.Д.) настоящий скандал, и цены стали невозможными… Наш Друг (Г.Е. Распутин. – А.Д.) встревожен мыслью, что если так протянется месяца два, то у нас будут неприятные столкновения и истории в городе. …

У нас всего очень много, только не желают привозить, а когда привозят, назначают цены, недоступные ни для кого» [4, c. 70]. Во-первых, пишет не враг власти, а императрица. Во-вторых, дата документа – 1 февраля 1916 г.(!) Перебои с продовольствием начались в Петрограде не в феврале 1917 г. и не по инициативе «врагов царя», а имели место как минимум за год до падения монархии. В-третьих, «цены, недоступные ни для кого» были уже в феврале 1916 г. Однако их фантастический и стремительный рост (по 50–100% в месяц) был ещё впереди.

В Докладе Петроградского охранного отделения указывалось, что в октябре 1916 г. «страна переживала исключительную серьёзность исторического момента, неисчислимые катастрофические бедствия, кои могут угрожать всему жизненному укладу государства возможно в близком будущем…» [5, c. 4]. «Постепенно назревавшее расстройство тыла, иными словами – всей страны, носившее хронический и всё прогрессировавший характер, достигло к настоящему моменту (октябрь 1916 г. – А.Д.) того максимального и чудовищного развития, которое определённо, и уже теперь начинает угрожать достигнутым на действующем фронте результатам и обещает в самом скором времени ввергнуть страну в разрушающий хаос катастрофической и стихийной анархии» [5, c. 5–6].

Экономическое положение населения ухудшалось с каждым месяцем. «В то время, как заработная плата у массы поднялась всего на 50% и лишь у некоторых категорий (слесаря, токаря, монтёры) на 100–200%, цены на все продукты возросли на 100–500%» [5, c. 11]. Например, в октябре 1916 г. по сравнению с довоенным 1914 г., по нашим подсчетам на основе данных Петроградской охранки, цены выросли на: оплату угла (наём жилья) на 400%, обед в чайной на 600%, чай на 500%, сапоги на 400–500% [5, c. 11]. В докладе приводятся многочисленные статистические данные о том, что не только в столице, но и в провинции «всюду полная разруха…» [5, c. 19].

В Докладе приводятся факты и вывод «видного деятеля» на собрании банковских служащих: «Страна экономически совершенно разорена: у 3 /4 населения нет возможности даже кое-как существовать; неорганизованность государственного хозяйства, злоупотребления агентов власти, отсутствие уменья руководить общей экономикой страны и ещё тысячи других причин привели страну к экономическому краху» [5, c. 19]. Профессора-экономисты, обсуждавшие вопрос о текущем моменте в начале августа 1916 г., считают, что «Россия пришла к полному банкротству, как финансовому, так и политическому и даже нравственному» [5, c. 21].

Близко к этому и мнение партии «октябристов»: «страна отдана во власть мародёрам … само правительство оказывается виновным в значительной части происходящих неурядиц … Положение слишком серьёзно, а правительство с этим совершенно не считается…» [5, c. 23]. Какие настроения царят в обществе осенью 1916 г., за несколько месяцев до февраля 1917 г., и чего можно ожидать в ближайшем будущем? В это время «оппозиционность настроений … достигла таких исключительных размеров, каких она … не имела в широких массах даже в период 1905–1906 гг.» [5, c. 6]. В обществе «все без исключения выражают определённую уверенность в том, что мы накануне крупных событий», в сравнении с коими «1905 год – игрушка» [5, c. 7].

Авторы доклада делают важный вывод о том, что «по всей России наблюдается одно и то же: всюду понимают, что при старых порядках (при Николае II, – А.Д.) не победить немцев» [5, c. 20]. Петроградское охранное отделение в докладе на 32 машинописных страницах приводит множество фактов и предупреждает власть о том, что к октябрю 1916 г. в стране и в Петрограде сложилась взрывоопасная ситуация, разрешение которой

требует решительных действий со стороны царя и правительства. Авторитет власти почти у всех слоёв общества достаточно низкий. До начала революции, 23 февраля 1917 г., ещё 3,5 месяца. Ещё есть возможность исправить положение дел… Что же мы читаем спустя 3 месяца в очередном докладе начальника Петроградского охранного отделения К.И. Глобачева от 5 февраля 1917 г. о ситуации в стране и в столице? Наступление Нового (1917-го. – А.Д.) года сопровождалось новой вспышкой дороговизны: … многие товары вновь поднялись в стоимости на 50–100 и даже больше процентов [6, c. 388– 389]. «Рост цен за время войны, достигающий 3000% (или в 30 раз. – А.Д.), по мнению К.И. Глобачева, превосходит всякое человеческое понимание и ничем другим не может быть объяснён, как стремлением каждого мародёра «не отстать от других» [6, c. 402].

Каковы перспективы? «Оптовики … выражают уверенность, что к февралю (1917 г., т.е. за месяц. – А.Д.) цены на многие продукты поднимутся на 75–100%» [6, c. 390]. По данным анкет Биржи труда и больничных касс, значительно ухудшились санитарные условия работы и жизни рабочих. Как результат: к началу 1917 г. по сравнению с 1915 г. заболеваемость рабочих на петроградских предприятиях выросла в 20 раз [6, c. 398]. В Петрограде с начала войны закрылось до 20.000 ремесленных предприятий из-за недостатка сырья.

В ближайшем будущем, по данным Биржи труда, в Петрограде ожидается небывалый кризис мелкой промышленности, 3 /4 которой принуждены будут прекратить своё существование; десятки тысяч специалистов рабочих будут выброшены в ряды чернорабочих [6, c. 383]. Приводя почти на 10 машинописных страницах множество фактов кризиса всех сфер жизни общества, К.И. Глобачев предупреждает власть о том, что в Петрограде в январе 1917 г. «озлобление достигло своего апогея…» [6, c. 382]. Но не только в столице, а и из провинции «со всех сторон России поступают сведения, показывающие глубокое недоверие населения к Правительству и его мерам» [6, c. 395]. В ближайшем будущем России грозит крах, какого ещё не знала русская история [6, c. 396]. До начала революции оставалось 18 дней… Из множества известных сегодня оценок ситуации в стране великих князей, генералов, политиков в нашей краткой статье приведём только некоторые.

В октябре 1916 г. начальник штаба Ставки Верховного главнокомандующего генерал М.В. Алексеев в разговоре с императором указал, что именно «Ваше дряхлое, дряблое, неразумное и нечестное правительство ведёт Россию к погибели…» [7, c. 202]. 1 ноября 1916 г. о грозящей России катастрофе императору говорил великий князь, известный историк Николай Михайлович. В оставленном им царю в тот же день письме есть такие строки: «так дальше управлять Россией немыслимо». «Ты находишься накануне эры новых волнений». Если не изменить политику, «твой престол и нашу дорогую Родину» ждут «самые тяжкие и непоправимые последствия» [8, c. 145–147].

«Вы не можете представить, какой хаос в правительстве, – говорил мне (в начале ноября 1916 г. – А.Д.) начальник штаба Корпуса жандармов генерал В.П. Никольский. – Кажется, всё делается, чтобы государственная машина остановилась … Может быть, уже никакие меры не помогут спасти нас от катастрофы» [7, c. 205]. 5 ноября 1916 г. заместитель министра внутренних дел князь В.М. Волконский в разговоре с Г.И. Шавельским для передачи царю: «Положение катастрофическое…, а в правительстве – безумие. Как будто нарочно делается всё, чтобы ускорить развязку» [7, c. 207]. 8 ноября 1916 г. бывший Верховный главнокомандующий русской армией великий князь Николай Николаевич в продолжительном разговоре с царём с глазу на глаз среди прочего сказал: «Положение катастрофическое. Неужели ты не видишь, что ты теряешь корону? Опомнись пока не поздно…» По итогам разговора с императором Николай Николаевич сделал важный вывод: «…я понял, что всё кончено, и потерял надежду на его спасение.

Ясно было, что мы катимся быстро по наклонной плоскости и рано или поздно он корону потеряет» [9]. 10 февраля 1917 г. с императором и императрицей встречался наиболее близкий к ним великий князь Александр Михайлович. Главная мысль предварительно направленного им Николаю II письма: «…как это ни странно, но правительство есть сегодня тот орган, который подготовляет революцию; народ её не хочет, но правительство употребляет все возможные меры, чтобы сделать как можно больше недовольных, и вполне в этом успевает. Мы присутствуем при небывалом зрелище революции сверху, а не снизу» [8, c. 121]. Положение в стране Александр Михайлович определяет как «хаос» [8, c. 122]. Основной вывод Александра Михайловича от беседы с императором и императрицей: «Ждать добра из Царского Села нельзя, и вопрос стоит так: или сидеть сложа руки и ждать гибели и позора России, или спасать Россию, приняв героические меры. Положение безвыходное, такое, в котором Россия никогда не находилась» [10, c. 131].

Другими словами, только отстранение царя от власти может спасти Россию.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1. В течение всего 1916 года и в январе – феврале 1917 г. в России нарастал кризис «низов»: значительное ухудшение всех социальных слоёв и массовое недовольство властью.

2. Главной причиной краха монархии были не «козни» шпионов, масонов и других «врагов» России, а кризис «верхов»: нежелание и неспособность власти решать задачи, стоящие перед страной.

Список источников и литературы

1. Миронов Б.Н. Русская революция 1917 года в условиях экономического чуда: по классическому сценарию? // Отечественные записки. – 2012. – №1 (46). – С. 267–283.

2. Миронов Б.Н. «По сравнению с 1913-м…» Уровень жизни российских рабочих и крестьян в предреволюционные годы отнюдь не падал, как принято считать // Родина. – 2016. – №11. – С. 64–67.

3. Миронов Б.Н. Униженные и оскорблённые. «Кризис самодержавия» – миф, придуманный большевиками // Родина. – 2006. – №1. – С. 12–17.

4. Переписка Николая и Александры Романовых. – Т. IV. 1916 год. – М. – Л.: Государственное изд-во, 1926.

5. Доклад Петроградского охранного отделения особому отделу департамента полиции. Октябрь 1916 г. / Красный архив. Исторический журнал. – Том четвёртый (семнадцатый). – 1926. – М.–Л., 1926. – С. 4–35.

6. Доклад начальника Петроградского охранного отделения К.И. Глобачева директору Департамента полиции 5 февраля 1917 г. / Глобачев К.И. Правда о русской революции: Воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения. – М., 2009. – С. 381–402.

7. Шавельский Г. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. – Нью-Йорк: изд. им. Чехова, 1954. – Т. II.

8. Николай II и великие князья. Родственные письма к последнему царю. – М.–Л.: Государственное изд-во, 1925.

9. Военный дневник великого князя Андрея Владимировича. – М., 2008. Запись от 9 марта 1918 г.

10. Письмо в. кн. Александра Михайловича в. кн. Николаю Михайловичу от 14 февраля 1917 г. / Дневники Николая II и императрицы Александры Фёдоровны: в 2 т. / Отв. ред., сост В.М. Хрусталев. – М.: ПРОЗАиК, 2012. – Т. 1. 11. Всеподданнейший доклад М.В. Родзянко 10 февраля 1917 г. / Блок А. Последние дни императорской власти. – Петербург: Алконост, 1921. Приложение VI. – С. 158–166.

Данилов А.Г. (г. Ростов-на-Дону)

Другие новости и статьи

« Военнослужащие приступили к ликвидации лесного пожара вблизи полигона Погоново в Воронежской области

Человек проектирующий в современном мире »

Запись создана: Среда, 12 Сентябрь 2018 в 16:38 и находится в рубриках Гражданская война, Первая мировая война.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика