4 Май 2024

Нетрадиционные риски современного общества

oboznik.ru - Социальная политика: теоретические модели и российские реалии
#риски#общество#жмзнь#общество#идеология

В статье дается детальный анализ так называемых нетрадиционных рисков в развитии современных социальных процессов. В последнее время риски в сфере качества жизни, в трансформациях смыслового аспекта бытия человека приобретают особую актуальность.

Среди них идеологические риски образуют специфичную зону постоянного риска.

Ключевые слова: идеология, риск, общество, социальный субъект, культура.

Среди всего многообразия рисков современного общества особое внимание сегодня вызывают риски в тех областях, которые долгое время находились как бы в тени социальных исследований.

Создавалась иллюзия отсутствия в этих областях проблем, мнимая их устойчивость питала эту иллюзию, и в обществе формировались некие белые пятна, выпадавшие из процессов активного воспроизводства. В самом деле, экономические или юридические риски вполне можно проследить, прогнозировать и, тем самым, делать их управляемым процессом. Другое дело, риски в области комфорта жизни, в трансформациях смыслового аспекта бытия и т.д. Но любая иллюзия имеет четко определенное время собственного существования, по истечении которого она разрушается.

Ситуация усугубляется тогда, когда иллюзия не просто конструирует свой мир, через виртуальное погружение в него человека, а пытается агрессивно вписаться в реально существующие элементы действительности. В этом случае при ее разрушении неизбежен кризис той области, на которой паразитировала иллюзия.

Причем данный кризис неизбежно будет втягивать в себя те реальные элементы, в которые встраивалась иллюзия. Поэтому риски такого плана представляются наиболее опасными, а их исследование более чем актуальным. Помимо этого в социальных отношениях существуют зоны так называемого постоянного риска. Их особенность заключена в том, что субъект в них постоянно намеренно погружен в состояние неустойчивой неудовлетворенности. В результате данный сегмент позиционирует себя двойственно. Как правило, такая разновидность общественных отношений претендует быть отражением самой сути человека, как доминанта в созидательном процессе «себя делания». Но одновременно они же предстают как универсальное разрушающее действо в отношении человека, когда последний всего лишь материал для манипулирования со стороны социума.

Соответственно меняется место социального субъекта: от центра всякой социализации до его полного отрицания («смерть субъекта»). Поэтому прогнозирование, а, тем более, работа с такими рисками всегда очень сложный и многослойный процесс. Среди этой группы рисков особо выделяется идеологический сегмент.

Идеология по своей сути неразрывно связана с человеком и историей его развития. Нет ни одного этапа в человеческой истории, где отсутствовала бы некая центральная идея, именуемая впоследствии как Дух эпохи. Обратим внимание, что даже в ретроспективном плане этот самый Дух неоднозначен: настоящее связывает заслуги прошлого именно с ним, но и одновременно именно Дух оказывается виновным за все те беды, которые эпоха переживала. В самом деле, в Средние века – христианство и благо цивилизации (интеграция населения, развитие городской среды, становление универсальной системы образования), и такое же по силе зло (инквизиция, охота на ведьм, уничтожение свобод и прав и т.д.) Или недавний советский период: репрессии и великое единение Духа – это грани одного и того же общественного идеала [4]. Еще сложней ситуация внутри идеологических процессов.

Во-первых, внутри себя идеология, даже узко понимаемая как доминирующая в обществе определенная доктрина, всегда культивирует миф об отсутствии всякой идеологизации общества. Специфика современного состояния российского общества в том, что сегодня такая «деидеологизация» официально закреплена в правовом поле, в Конституции. Но это никоим образом не свидетельствует об ее реальном отсутствии. Во-вторых, идеология, аккумулируя в себе общность эпохи, должна быть четкой, ясной, качественно отграниченной от иного. Однако в реальном развертывании идеологическое воздействие всегда размыто. Именно через намеренную нечеткость собственных границ идеология являет свою интегративную функцию, будучи одним из факторов целостности социума. Но сфера действия идеологии – это субъект- субъектные отношения.

Поэтому именно в этих ее особенностях кроется причина размытия самого социального субъекта. Отсюда, например, отсутствие четкого ориентирования в социальных процессах или информационная «всеядность» - это сегодня не личностно- индивидуальные характеристики отдельных членов общества, а вполне объективный фактор развития. Понятно, что в условиях нарастающей интеграции многих потоков информации, в которые погружен субъект, отсутствие навыка отбора нужных смыслов, потеря внутренней самоидентификации представляет собой куда более явную угрозу по сравнению со всеми традиционно выдвигаемыми глобальными проблемами. Такая подвижность данной группы рисков вызывает сложности в процессах их фиксации [1].

Желание исследователя упростить себе задачу и превратить процесс в объект зачастую приводит к искаженному пониманию сути обозначенного риска. В частности, идеологические риски рассматривают только в сфере политических отношений. В исключительных случаях их границы расширяются до процессов управления. Однако идеология и, тем более, идеологические отношения несводимы к программным заявлениям политических структур. Будучи объективной характеристикой истории, идеология – это форма явления общего содержания культуры в конкретных единичностях индивидуальных сознаний [3].

У субъекта такая форма обретает содержание в предельном осознании мира. Это, кстати, объясняет наличие «школярской», как часто именуют обыденный смысл житейского мировоззрения, философии у любого человека [2]. Этим же вполне можно объяснить некоторую неуловимость идеологических рисков в обществе. Что касается непосредственно анализа рисков, то налицо сложности, связанные с субъективностью при необходимом допущении объективности. Помимо этого такой анализ обязательно предполагает применение философской методологии, а среди аналитиков рисков специалистов в области философии мало. Сложность проявления идеологических рисков детерминирует многоуровневость исследования их сути.

По основанию устойчивости в социальном субъекте необходимо отличать особенности проявления в индивидуально-неповторимом срезе и в функционировании на уровне объективированного общественного идеала. По определению конкретного содержания риска необходимо предполагать два основания исследования: деятельно-активное начало идеологии, фиксирующее конкретную специфику взаимодействия человека с миром и фиксированное в разных формах культуры информационное снятие отношения человека к миру. Значимость предвидения и своевременного упреждения негатива от идеологического риска можно проследить на феномене традиционности в культуре.

Гуманитарные науки часто определяют традицию через ее близкое подведение к обрядовости. Но авторитарное закрепление любого культурного компонента неэффективно в плане исторического сохранения накопленного опыта. У живого субъекта исторического процесса в целом вообще отсутствует слепое подчинение авторитету культуры. Идеологические риски обнаружат себя в реальной традиционности: в наличии в субъекте преклонения перед тем, что свершилось и тем, что еще предстоит осуществить. Тем самым, в своем раскрытии идеология формирует специфику обращенности субъекта к его собственному достоинству [6].

Идеологический риск будет состоять в направленности трансформаций содержания этого достоинства. Так, в определенный момент, казалось бы, сугубо философское понимание бытия как доминирования общего над единично преходящим приводит в культуре к кризису идентификации субъекта. Субъект «взрывает» собственное растворение во всеобщем, понимаемом как угодно: от Бога до абсолютной субстанции. В самой философии данный риск доводит до краха классические метафизические системы. В частности, это провоцирует появление иррациональной философии. В культуре игнорирование этого идеологического риска приводит к куда более глобальным последствиям [5]. Человек, видимо сохраняя свои позиции в мире, определенные еще христианством и оставаясь над миром, становится Властелином в совсем ином смысле. Он уникален, но не по подобию Бога, а сам по себе. Он брошен в мир, одинок и изолирован [1].

Трудно спорить с тем, что от такого кардинального изменения сущности человека принципиально меняется наполнение исторического процесса. И сам капитализм – это не только следствие определенного этапа развития производительных сил, но и опредмеченная форма социальных отношений, в основании которых лежит измененный субъект социума. Получается, что «непривычные» риски, в частности, идеологические вполне сопоставимы с рискам экономическими, правовыми и так далее. Игнорирование их природы обладает не меньшим разрушительным потенциалом в отношении социума. И, наоборот, их своевременное обнаружение, анализ и перевод в управляемые процессы способствуют уменьшению противоречивости развития социума. Нужно отметить, что в условиях возрастания значимости информации в процессах глобализации сфера идеологических исков будет только расширяться. Их игнорирование способно привести к самым плачевным результатам. В частности, расползание террористической угрозы детерминировано, отчасти, и неумением распознать и устранить идеологический риск.

Литература:

1. Ахметзянова, М.П. Проблема экзистенциальной безопасности в «обществе риска» [Текст] / М.П. Ахметзянова // Актуальные проблемы современной науки, техники и образования. – 2016. – С. 94-96. 2. Жилина, В.А. Современная субъектная форма культуры [Текст] / В.А. Жилина // Культура и антикультура: теория и практика. – Тюмень, 2015. – С. 39-46. 3. Жилина, В.А. Идеология: новый взгляд: монография [Текст] / В.А. Жилина. – Новосибирск, ЦРНС, 2009. – 160 с. 4. Жилина, В.А. Трансформация идеологической системы современной России [Текст] / В.А. Жилина // Мировоззренческие основания культуры современной России. сборник материалов V международной научной конференции под ред. Жилиной В.А. – Магнитогорск, 2014. – С.63-65. 5. Прилукова, Е.Г. Время симуляции ценностей [Текст] / Е.Г. Прилукова // Интеллект. Инновации,Инвестиции. – 2015. – №3. – С.133-136. 6. Чернова, Э.Г. Об условиях экзистенциального диалога в межцивилизационном периоде [Текст] / Э.Г. Чернова // Вестник Магнитогорского государственного технического университета им. Г.И.Носова. – 2005. – №2 (10). – С.61-62.

Баширова Т.А. , Жилина В.А.

Другие новости и статьи

« Цель и самооценка

Быть веселым, но не быть смешным »

Запись создана: Суббота, 4 Май 2024 в 0:03 и находится в рубриках Современность.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика