23 Октябрь 2018

Милосердие как ценностный ориентир

oboznik.ru - О милосердии

В статье представлено многообразие подходов изучения феномена милосердия, и осознание необходимости актуализации и развития милосердия в современном обществе. Обосновано раскрытие ресурса милосердия, реализующего человеческую сущность.

О милосердии

Ключевые слова: ценностные ориентиры, феномен милосердия, нравственная ценность, сакральный характер, христианская идея милосердия, человеческая сущность.

С древнейших времен человечество размышляло над проблемами видения справедливого общества. В дальнейшем понятия справедливости, милосердия, благотворительности получили свое религиозное и философское обоснование. Русские религиозные философы конца XIX-начала XX в. B.C. Соловьев, В.В. Розанов, С.Н. Булгаков, П.А. Флоренский попытались раскрыть социальный смысл мотивов милосердия и благотворительности через принципы христианского учения, что оказало большое влияние на развитие современной религиозной философской мысли.

Глобализация культурных и ценностных стандартов возрождает и воплощает в жизнь нравственно-этические и религиозные добродетели. Одни из них- милосердие и благотворительность обретают практическую значимость в общественном развитии как ценностные ориентиры, обладающие высоким гуманистическим статусом. В. О. Ключевский видел в нищелюбии главный показатель нравственного здоровья общества Древней Руси: «Благотворительность была не столько вспомогательным средством общественного благоустройства, сколько необходимым условием личного нравственного здоровья: она больше нужна была самому нищелюбцу, чем нищему. …Древнерусский благотворитель, "христолюбец", менее помышлял о том, чтобы добрым делом поднять уровень общественного благосостояния, чем о том, чтобы возвысить уровень собственного духовного совершенствования. …Милостыня была дополнительным актом церковного богослужения, практическим требованием правила, что вера без дела мертва» [1].

Разнообразие трактовок сложного и противоречивого для восприятия феномена милосердия в отечественной и зарубежной философской литературе предполагает прояснение генезиса, сущностных оснований этого явления, направленность и динамику последующих изменений. Философы-экзистенциалисты А. Камю, Г. Марселем, Ж.-П. Сартром, показали, что милосердие – это нравственная ценность, в высшей степени положительная и созидательная.

Экзистенциалисты считали, что естественным актом милосердия является признание в другом человеке личности и проявление к ней уважения. Русские мыслители H.A. Бердяев, Л.И. Шестов обращали внимание на то, что милосердие достигает нравственной полноты, когда воплощается в действиях, не только направленных на удовлетворение интересов другого, но и основанных на стремлении к совершенству.

В современных трудах Р.Г. Апресяна, В.П. Старостина, B.C. Хазиева милосердие трактуется как одна из сложнейших для восприятия, рассмотрения и изучения проблем, к которой обязана обращаться любая социальная теория и практика. Западное научное сообщество предлагает социобиологические трактовки милосердия, экзистенциальные исследования и социально-психологические изыскания: Д. Кирсон, С. О’Коннор, Дж. Шварц, П. Р. Шэйвер рассматривают милосердие как совокупность страданий и любви, Л. Дж. Андервуд, С. Дж. Пост, Б. Фер, В. Б. Харлбат, Дж. П. Шлосс, С. Шпрехер - как подтип или вариант любви; С. Д. Бэтсон, Ш.Ш. Голдсмит, Р. Дж. Дэвидсон, Е. Собер, Дж. Хэйд, К. Р. Шерер - как исконно человеческое качество.

М.А.Арефьев, В.Г. Баев в статье «Милосердие и благотворительность как вероучительные принципы христианской церкви» отмечают: «В отечественной социально- философской мысли проблема благотворительности как деятельностной стороны феномена христианского милосердия рассматривается в контексте философии братолюбия. Она связана с такой ментальной особенностью русского народа, как предрасположенность к соборному сознанию и общинности. Соборность с древнейших времен онтологически вошла в традиции русского общественно-религиозного сознания в качестве морально-нравственной нормы…Неверно было бы связывать возникновение благотворительности на Руси исключительно с принятием христианства.

Как свидетельствуют исторические документы, славянские народы в дохристианский (языческий) период обладали высокой духовностью, человеколюбием, состраданием, стремились разделить чужое горе, помочь преодолеть беду. Эти ментальные характеристики древнеславянского этноса вошли в кровь и плоть национального характера русского народа…В современной концепции социального служения Русской православной церкви принцип милосердия и благотворительности-один из самых востребованных» [2].

В своем исследовании: «Благотворительность и милосердие в социальной работе» авторы Е.Н.Алтынцева, Н.А.Чабарова отмечают: «В основе помощи у языческих славян лежали сакральные отношения. Так, перераспределение пищи, имущества происходило во время ритуальных обрядов, праздников. В связи с этим важнейшей формой социальной помощи древних славян являлось совместное потребление пищи, доступное для всех, в том числе неспособных к самообеспечению членов рода. …Благотворительность у христиан на ранних этапах эволюции религии превратилась в одну из главных форм деятельности.

Благотворительность становится одной из базовых духовных и практических ценностей, а милостыня обретает сакральный характер…Христианская идея милосердия объединила всех людей не зависимо от их социального положения» [3]. Е.А.Царенкова в философском анализе милосердия раскрывает сущность милосердия как нормы человеческого бытия: «В этом процессе милосердие выступает в новом качестве - своеобразного критерия человечности, основы для достижения согласия и взаимопонимания между людьми с различными мировоззренческими установками. Все это ставит перед отечественным религиоведением задачу осмысления христианского учения о милосердии и каритативных институтов…» [4].

Авторы исследования «Милосердие: богословие и жизнь Православной Церкви» В. Хулап, И.В. Астэр отмечают: «Идея деятельного милосердия и любви к ближним основным мотивом проходит через библейские тексты …Взаимное милосердие как залог равенства людей друг перед другом и перед Богом : вот библейские основы для процветания народов и человеческого общества в целом…Творец прямо и не двусмысленно говорит венцу Своего творения о том, что именно милосердие формирует человека как личность, пред Ним предстоящую, и определяет основной принцип благословенной жизни для каждого народа и для всего мира людей в целом» [5].

Целью исследования Е.Г. Логуновой является выявление и раскрытие категории «милосердие» как социального феномена, воздействующего на личностные качества человека: «Исходя из всего сказанного, можно сделать вывод, что милосердие как важнейший социальный феномен имеет экзистенциальную основу. Появление милосердия положительно и связано с осознанием бытия другого человека, которое позволяет достичь подлинного бытия.

Поэтому согласно экзистенциальной модели милосердие побуждает человека действовать в соответствии с моральными ценностями и быть неравнодушным к другим» [6]. Нечипорова Е.В., в своей работе исследует социальное служение христианских религиозных организаций, христианское понимание милосердия, благотворительности, справедливости в их тесной взаимосвязи: «С возникновением религий, сначала национальных, а впоследствии мировых, все акты милосердия и благотворительности, проявления гуманности стали рассматриваться как религиозно обязательные поступки, соответствующие религиозно понятой и данной Богом справедливости…Внешним проявлением милосердия является помощь и участие, внутренним-сострадание.…В православии милосердие - это не жалость, это образ жизни целого церковного организма, в котором отсутствуют прагматические критерии. Милосердие - это состояние, когда милосердным человек становится не во имя себя или даже другого, а «ради Христа» [7].

Исследование Л.С. Ощепковой посвящено изучению одной из актуальных проблем - выявлению эффективных педагогических условий воспитания милосердия в младшем школьном возрасте. В данном исследовании милосердие рассматривается как индивидуально присвоенная человеком духовная ценность, имеющая общечеловеческий, непреходящий характер: «Философский аспект воспитания милосердия заложен в трудах Конфуция, Демокрита, Сократа, Аристотеля. Древние философы относили милосердие к важнейшим человеческим качествам, добродетелям.

Этические добродетели, по их мнению, рождаются привычкой (воспитанием) и являются результатом практического общения, а для этого надо правильно организовывать деятельность и бытие человека» [8]. Исторический экскурс авторов О. В. Ромах, Л.О. Поповой позволяет увидеть истоки милосердия и терпения и, как следствие, их проявления в современности: «Анализ библейских текстов и ветхозаветной традиции показывает, что уже в начале второго тысячелетия до н. э. евреи, как и многие родственные им семитские племена Аравии и Палестины, имели представление о благотворительности…Однако идея милосердия, помощи бедным отнюдь не встречала однозначной поддержки. Например, Гораций подвергает осмеянию «грязную бедность».

Противоположным было мнение Цицерона, который считал, что «нет ничего согласного более с природой человека, чем благотворительность… В истории прослеживаются разногласия и по поводу того, какой категорией должно являться милосердие. Владимир Мономах считал его духовной категорией, Джон Локк - категорией права и государства (должно быть закреплено в законах), Иван Тимофеевич Фролов - категорией общественных отношений» [9]. Сгибнева Н.Ф в своем исследовании показала, что идея нищелюбия и милосердия постоянно актуализировалась и в общерусском литературном процессе: «Вера в святость нищих, спасительность нищеты и необходимость милосердия очень прочно вошла в сознание древнерусского человека, став неотъемлемой частью его «модели мира», сформировав во многом идеалы, жизненные ценности, формы и стратегии поведения. Характерный для русского народа дух милосердия, нищелюбия, сострадания к ближнему отмечался многими отечественными мыслителями.

Исследователь русской религиозности Г. П. Федотов относил милосердие к числу основных, наиболее глубоких черт русского народа. «Милостыня, - утверждал он, - проходит красной чертой сквозь все формулировки морального закона. Без милостыни нельзя представить себе русского пути спасения… Раннехристианские писатели разработали целую систему образов, мотивов, сюжетов, поддерживающих высокий образ нищего в сознании древнерусского человека и внушающих читателям необходимость милосердия и нищелюбия…Заметим, что безграничным милосердием, проистекающим из евангельской заповеди любви к Богу и ближнему, во многом определялось национальное своеобразие русской культуры» [10].

Статья Березиной Е.М. посвящена анализу милосердия в христианской традиции. Особое внимание уделяется рассмотрению понятий «любовь» и «сострадание», а также сопряженных контекстов милосердия и справедливости: «Проявление чувства сострадания и милосердия в дохристианский период было спонтанным и исходило преимущественно из естественно-гуманистической природы человеческих взаимоотношений и общественно- бытовых условий жизни людей. В новых условиях сострадание становится одной из нравственных обязанностей христианина…. Само милосердие является проявлением превосходства любви, в частности над справедливостью. Заповедь любви становится высшим нравственным требованием, формирующимся на основе «золотого правила», но отчасти и преодолевающим его. Это преодоление подобно историческому преодолению «правила талиона» «золотым правилом» [11].

В исследовании Рязанцевой Е.Ю. раскрыто понятие милосердия, обосновано его использование как экзистенциального ресурса личности: «Как и самотрансценденция, милосердие есть исключительно человеческая способность выходить за пределы личных интересов, но отличается такой любовью и искренностью в сердце человека, которой свойственно радоваться при оказании любого вида помощи ближнему… Как психологическое явление, милосердие может рассматриваться и как свойство, и как процесс, и как состояние» [12].

Татаринова Л.Н рассматривает истоки современной духовной поэзии на примере реализации одного ключевого мотива христианской литературы - сострадания и милосердия, любови и жалости ко всему живому: «Опираясь на Евангелия, Златоуст дает нам целое учение о милостыне и милосердии. Прежде всего, великий христианский проповедник везде подчеркивает, что милостыня нужна самому подающему, она не просто освобождает от грехов, она исправляет самого человека, делает его лучше. Наряду с крещением она очищает человека. …Таким образом, великий подвижник первых веков христианства не просто призывает своих слушателей быть милосердными (обращается к их чувствам), но и обосновывает необходимость этого, т.е. взывает к их разуму. …У Вениамина Блаженного милосердие источает не только всемогущий Господь, но и весь мир, вернее, все смиренное в этом мире (птица, волна, полночь).

По Блаженному, именно сострадание ведет к бессмертию … он, пожалуй, как никто другой, сумел поэтически воплотить одно из важнейших свойств русской души - доброту и способность к состраданию» [13]. Льюис К. писал о милосердии: «В каждом из нас есть что-нибудь невыносимое, и, если нас все равно любят, прощают, жалеют-это дар милосердия… Потому и приходится, опираясь на руку Божью, укреплять милосердием естественную любовь…Труд милосердия — самый тайный из всех трудов» [14]. Исследования по проблеме милосердия, дают основание рассматривать данный феномен как многоплановое понятие, имеющее глубокие философские, религиозные, этические, культурологические корни.

Философская основа понимания милосердия заложена в трудах древних мыслителей Аристотеля, Конфуция, Пифагора, Платона, Сократа и др., относивших данное качество к важнейшим человеческим добродетелям. Как социокультурное явление, милосердие нашло свое отражение в философских учениях мировых религий. За многообразием подходов изучения феномена милосердия стоит осознание необходимости актуализации и развития милосердия в современном обществе. Раскрытие ресурса милосердия возрождает лучшие человеческие черты, реализует человеческую сущность. Представленные результаты научного поиска не исчерпывают всех аспектов исследуемой проблемы Изучение данного феномена является насущной задачей, а само милосердие должно стать объектом пристального социально-философского анализа.

Литература

1. Ключевский, В.О. Добрые люди Древней Руси [Текст] / В.О. Ключевский. – Москва : Эксмо, 2008. – 5 с.

2. Арефьев, М. А. Милосердие и благотворительность как вер учительные принципы христианской церкви [Текст] / М.А. Арефьев, В.Г. Баев // Вестник Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина. – Санкт-Петербург, 2011. – Вып. № 4. – С. 75-76.

3. Алтынцева, Е. Н. Благотворительность и милосердие в социальной работе [Текст] / Е. Н. Алтынцева, Н. А. Чабарова: учебно – методический комплекс. – Минск : Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка. – 2014. – 75 с.

4. Царенкова, Е. А. Проблемы милосердия в христианстве [Текст] / Е. А. Царенкова: учебно – методический комплекс – Ростов-на-Дону : Южный федеральный университет, 2010. – 73 с. 5. Хулап, В. Милосердие: богословие и жизнь Православной Церкви [Текст] / В. Хулап, И.В. Астэр // материалы конференции «Бедные – сокровище Церкви. Православные и католики на пути милосердия». – Санкт-Петербург : СПбГИПСР, 2014. – 236 с. 6. Ромах, О.В. Историческая ретроспектива дуальности «милосердие и терпение» [Текст] / О. В. Ромах, Л. О. Попова // Аналитика культурологии. – 2012. – Вып. – № 24. – С. 37-41. 7. Березина, Е. М. Идея милосердия в религиозной морали [Текст] / Е. М. Березина // Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. – 2010. – № 4. – С. 21-22. 8. Рязанцева, Е. Ю. Милосердие как экзистенциальный ресурс личности [Текст] / Е. Ю. Рязанцева // Вiсник Одеського нацiонального унiверситету. 11-2. – Одесса, 2010. – С. 111-119. 9. Татаринова, Л. Н. Идея милости в патристике и духовной поэзии XX века (Иоанн Златоуст и Вениамин Блаженный) [Текст] / Л. Н. Татаринова // Научный журнал КубГАУ. – 2014. – № 102 (08). – С. 678-688. 10. Логунова, Е. Г. Феномен милосердия: опыт социально-философского анализа [Текст] : автореферат диссертации кандидата философских наук: 09.00.11 / Е. Г. Логунова. – Ижевск, 2012. – 20 с. 11. Нечипорова, Е. В. Основные идеи и практики милосердно-благотворительной деятельности христианских церквей: компаративный анализ [Текст]: автореферат диссертации кандидата философских наук: 09.00.11 / Е.В. Нечипорова. – Ростов-на-Дону, 2010. – 26 с. 12. Ощепкова, Л. С. Педагогические условия воспитания и развития милосердия у младших школьников [Текст]: автореферат диссертации кандидата педагогических наук: 13.00.01 / Л. С. Ощепкова. – Пермь, 2001. – 24 с. 13. Сгибнева, Н.Ф. Нищета как духовное спасение и социальная драма в древнерусской литературе [Текст]: автореферат диссертации кандидата филологических наук: 10.01.01 /Н. Ф. Сгибнева. – Екатеринбург, 2007. – 25 с. 14. Льюис, К.С. Любовь [Текст] / К. С. Льюис. – Москва : Эксмо, 2012. – 160 с.

Шалагина С.Н.

Другие новости и статьи

« Трудные дороги Афганистана

Институты воспитания патриотизма »

Запись создана: Вторник, 23 Октябрь 2018 в 17:54 и находится в рубриках Современность.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика