«Я волком бы выгрыз бюрократизм…»



«Я волком бы выгрыз бюрократизм…»

oboznik.ru - В день 25-летия вывода войск СССР из Афганистана Минобороны выступило против «неуместных» оценок войны

Наши военные, так же как американцы позабыли Вьетнам, предали забвению весь опыт Афгана и всех последующих внутренних конфликтов и локальных войн. Речь опять, в который уже раз, пойдет о проблемах подготовки передовых авиационных наводчиков (ПАН) и корректировщиков артиллерийского огня (КАО) для групп специального назначения.

Даже американские военные специалисты, тщательно изучавшие советскую военную кампанию в Афганистане, считали, что наши вооруженные силы получили огромный опыт ведения боевых действий в сложнейших специфических условиях.

Опыт-то был получен, но оказался никем не востребован, а со временем к тому же безжалостно забыт, что еще страшнее. Анализ чеченских войн подтверждает это. показывая полное забвение кровавых уроков Афганистана: подразделения при ведении боевых действий не умели осуществлять взаимодействие с авиацией и артиллерией.

Ведь еще после Афгана неоднократно писалось и рекомендовалось в различных документах: «Необходимо иметь в составе подразделения штатного авианаводчика из числа офицеров, прошедших подготовку на специализированных сборах при ВВС округа. Такие авианаводчики успешно справлялись с наведением вертолетов и штурмовой авиации для нанесения ударов по целям». Почему же мы все понимаем актуальность и важность наличия авианаводчиков и корректировщиков артиллерийского огня

в составе подразделений спецназа только в минуты смертельной опасности или в минуты гибели своих боевых друзей? Когда, не добившись согласованных действий между родами войск, мы под бомбами, ракетами своей авиации, снарядами своей артиллерии поливаем отборным матом радиоэфир. Когда оплакиваем сослуживцев, погибших из-за отсутствия должного уровня взаимодействия между экипажами вертолетов и десантируемыми различными способами группами спецназа. Ведь находились же в мирной жизни и имели все возможности и время для организации полноценного обучения профессионалов для спецназа!

Как всегда у нас. с началом каждой войны этих специалистов по чьей-то большой глупости не оказывается в боевом строю спецназа. И вот оттуда. уже иэ пылающей войной новой «горячей точки», вновь пойдут срочные шифротелеграммы проснувшегося генералитета командирам соединений и воинских частей: «Срочно готовить корректировщиков артиллерийского огня и авианаводчиков!» А что было до войны?

Почему этих специалистов не подготовили? Почему не готовят их сейчас, в мирной жизни? А все дело в том. что сегодня штабные бюрократы-вбуквоеды» ставят постоянные препоны проведению данных сборов. Чтобы сегодня «пробить» их в жизнь, необходимо буквально совершить чудо. Одному фанату и энтузиасту таких нагрузок никогда не осилить. А если еще учесть, что на каждом шагу длинной лестницы согласований и решений постоянно вставляются палки в

колеса, то тогда понятно, почему эти сборы прекращают свое существование, так и не начавшись. Бюрократы же постоянно твердят, что «данных сборов нет в программе боевой подготовки подразделения» (откуда же им в ней появиться, если составляют эту программу они сами, ни с кем особо не посоветовавшись!), что «войны нет и зачем нужны эти корректировщики и авианаводчики; у нас и задачи сейчас другие, и подразделение наше — антитеррористиче-ское».

Странная логика. Ведь даже американское руководство в качестве основного довода, используемого для борьбы с международным терроризмом, рассматривает свои силы специального назначения! У отечественных же горе-начальников свои доводы и… короткая память. Когда была война, спецназовцы почему-то не вылезали из Чечни, борясь там с международным терроризмом, где всегда существовала вероятность встречи с крупным бандформированием или отрядом наемников. Люди не раз подрывались на минах и фугасах.

Тогда-то и требова лись специалисты по наведению авиации. Но таковые, способные провести метеорологические наблюдения в интересах экипажа. выбрать посадочную площадку для вертолета эвакуации, завести и посадить вертолет на нее, в группах спецназа отсутствовали.

Спецназовцы ежеквартально совершают тренировки, которые показывают, что им жизненно необходимо иметь в своем составе подготовленных руководителей полетов — офицеров боевого управления авиацией (то есть авианаводчиков). На летчиков эти задачи не переложишь: экипажи-то прилетают каждый раз разные, порой незнакомые со спецификой работы спецназа, имеющие разные уровни подготовленности и квалификации, поэтому столь важно иметь своих специалистов для надежного взаимодействия с авиацией. Чтобы научить спецназовцев наводить авиацию, нужны время и целенаправленная ежегодная сборовая подготовка. А когда «грянет гром», то есть начнется война, будет уже поздно. Но и это не всем понятно в раздутых штабных инстанциях. Вот и приходится печатать мно-

гочисленные справки-обоснования, преодолевать различные бюрократические «пороги», доказывая необходимость таких профессионалов, их систематической полноценной подготовки, а также обеспечения соответствующим снаряжением, оптико-электронными средствами разведки и навигации. Но все усилия, как правило, пропадают зря, все оказывается тщетным.

Позже эти бумаги, по нескольку раз подправленные, переправленные, уничтожаются задним числом или в лучшем случае подшиваются в пыльное дело, которое никто из руководителей и не читает.

А выводы в этих бумагах самые нелицеприятные для групп спецназа: знипировни и снаряжения для данных специалистов нет, организация связи с авиацией до конца не проработана (она порой односторонняя), нет необходимых средств связи для обеспечения надежного взаимодействия с армейской авиацией, а имеющиеся не отвечают требованиям современного боя из-за малых рабочих дальностей в горно-лесистой местности.

Тон же, в этих выводах. рекомендовалось: «В КАО и ПАН назначать приказом командира части тщательно отобранных людей, для их боевой подготовки привлекать один и тот же личный состав групп спецназа (из расчета по два человека от группы), проводить с ними боевую учебу систематически, из года в год, совершенствуя их мастерство в высших военных учебных заведениях, учебных центрох ВВС, РВ и А» и далее: «закрепить в табеле положенности для КАО и ПАН необходимое вооружение, приборы разведки, связи, метеорологические приборы, экипировку, штурманское снаряжение, средства новигации, пиротехнические и сигнальные средства обозначения, средства маскировки и документацию» и т.д., и т.п. Но все тщетно…

Случись война, люди опять будут гибнуть из-за повсеместного «пофигизма». Чем-то это все напоминает борьбу со штабной бюрократией знаменитого советского разведчика-диверсанта И. Старинова. Отвергнутые «канцелярскими крысами» штабов РККА идеи и планы И. Старинова о проведении широкомасштабной диверсионной и минной войны в фашистском тылу, основанные на глубоком анализе боевых действий в Испании, Финляндии и Монголии, могли на десятки и сотни тысяч человеческих жизней сократить число наших потерь и кардинально изменить в нашу сторону ход великой Отечественной войны еще в ее начальный период. Старинова же за эти идеи обвинили чуть ли не в предательстве и несколько раз едва не расстреляли. История борьбы с некомпетентностью и глупостью повторяется сегодня…

Кто далек от специфики боевой работы спецназа или напрочь забыл ее. тот и накладывает «вето» на организацию проведения сборов. Иные просто банально боятся начальства. Выискиваются новые причины для отказа, очередные возражения против веских аргументов, важные решения переносятся на «потом». Таким образом все перспективные для спецназа планы обучения сводятся на нет. Обидно и больно, что бесценный боевой опыт остается невостребованным, все опять списывается на «авось пронесет»…

Думается, никого не надо убеждать, что в XXI веке ведение войны только стрелковым вооружением изначально проигрышно — это все равно что с луками и стрелами воевать против противника, вооруженного автоматами и пулеметами. Подобное уже было в XX веке, когда в 1914 году в августовских боях под Халеном и Дистом немцы попытались воевать копьями против пулеметов и артиллерии, послав в атаку на позиции врага кавалерию. Страшный приговор лучшим германским драгунам подписали сосредоточенным огнем бельгийские артиллерийские батареи, пулеметчики и стрелки.

Тогда ведь тоже писалось, что «в эпоху пулеметов и ручных гранат штык еще более утратил свое значение». Однако это не мешало вновь и вновь бросать кавалерию против пулеметов противника… Эта история повторяется для нас в самом худшем варианте. Сегодня иностранные спецназы в военных конфликтах и шагу не ступят без поддержки с воздуха и огня артиллерии, применяют передовые средства электронно-оптической разведки для корректирования огня «бога войны», приборы лазерной подсветки цели авианаводчиком для эффективного и точного поражения противника управляемыми ракетами и авиабомбами. Они сполна используют боевой опыт, полученный нами и в Афганистане, и в Чечне.

Мы же этот опыт забываем уже спустя пару лет и начинаем лихорадочно наверстывать упущенное лишь после гибели людей. В свое время мудрую фразу произнес генерал Дуглас Макартур: «Нам нужно держать свой разум открытым и восприимчивым для применения новых методов и вооружений. Следующая война будет выиграна в будущем, а не в прошлом. Мы должны двигаться дальше, иначе мы пойдем ко дну». Хорошо сказал генерал…

От Кабула до Грозного. Боевой опыт Афгана и Чечни / ред.-сост. М. Болтунов, 0. Кобылецкий, 0. Скира, И. Ча-чух. — М.: Яуза: Эксмо, 2009. — 304 с. — (Война. Чечня. Афган. Боевой опыт).



Другие новости и статьи

« Трагические уроки: авиационные проишествия в Афганистане

Как стать героем »

Запись создана: Воскресенье, 24 Сентябрь 2017 в 10:21 и находится в рубриках Развитие в 60 - 80-е годы XX века.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Контакты/Пресс-релизы