Партийно-советская система и организация производства боевых машин на Уралвагонзаводе в послевоенный период



Партийно-советская система и организация производства боевых машин на Уралвагонзаводе в послевоенный период

oboznik.ru - Уральский танковый завод № 183
#история#завод#боеваямашина

Партийным органам принадлежит важная роль в становлении, развитии, совершенствовании и модернизации танковой промышленности, ибо именно ими решались многие хозяйственные вопросы, координировались усилия по обеспечению предприятий всем необходимым для выпуска машин и их эксплуатации в воинских частях.

Послевоенная реорганизация производства на заводе № 183 стала уникальным достижением управленческого искусства.

По окончании Великой Отечественной войны предстояло возобновить уже в мирных условиях производство на предприятии гражданской продукции при сохранении и модернизации военного производства.

В письме от 9 октября 1945 г. Наркома танковой промышленности В.А. Малышева и командующего бронетанковыми и механизированными войсками Маршала бронетанковых войск Я.Н. Федоренко на имя Н.А. Воскресенского, В.М. Молотова и Л.П. Берии подчеркивалось, что «… в условиях мирного времени заводы танковой промышленности должны перестраиваться и выпускать необходимую для народного хозяйства продукцию, но в то же время мы считаем, что для сохранения мобилизационных возможностей, для сохранения основных кадров танкистов и для воспитания новых кадров, а также для прогресса танковой техники необходимо: а) на танковых заводах сохранить выпуск танков на каком-то, хотя бы и небольшом, уровне (от одной до пяти машин в день); б) чтобы характер гражданской продукции, изготовляемой на танковых заводах, соответствовал характеру танкового производства и квалификации кадров танкостроителей, в противном случае потребуется коренная ломка заводов и произойдет деквалификация кадров рабочих и ИТР; в) сохранить все танковые, дизельные и бронекорпусные заводы в одном наркомате для обеспечения единого технического руководства танковым делом; г) запретить растаскивать основные кадры танкостроителей (конструкторов, технологов, испытателей и др.) независимо от того, на каком заводе до войны они работали. На основании вышеизложенного и в целях сохранения в стране танковой промышленности в мобильном состоянии просим Вас: 1. Отклонить все попытки растащить и ликвидировать танковые заводы. 2. Загрузить танковые заводы такой гражданской продукцией (тракторы, автомобили, экскаваторы, нефтяные и угольные машины, мотовозы, тепловозы, подводные лодки и т.п.), которая родственна танковому производству и не потребует полного изменения профиля танковых заводов. 3. Сохранить выпуск танков и дизелей в небольших количествах на всех танковых и дизельных заводах, а именно на заводах: Кировском в Челябинске, № 183 – в Нижнем Тагиле, № 174 – в Омске, № 75 – в Харькове, Кировском в Ленинграде, № 76 – в Свердловске, № 77 – в Барнауле, № 50 – в Свердловске.

4. В ближайшее время поставить на производство новые типы танков»2 . В отчете партийного бюро завода № 183 за 1944–1945 гг. отмечалось, что «парторганизация выполнила свой долг перед Родиной в отношении обеспечения действующей армии во время войны танками и в настоящее время должна также с честью выполнить стоящую перед ней задачу дальнейшего оснащения Красной Армии совершенной танковой техникой.., [проявить] больше бдительности в вопросах принимаемой продукции, добиться качества, а для этого нужно принимать продукцию согласно техническим условиям и указаниям командования». Открытым собранием заводской парторганизации в 1945 г. при рассмотрении вопроса о работе технологической группы были высказаны конкретные предложения о совершенствовании производства и контроля выпускаемой военной продукции.

В первом квартале 1946 г. заводом были собраны из ранее заготовленных узлов и деталей последние 450 танков Т-34. В первой половине 1946 г. часть цехов приступила к перестройке производства; некоторые другие, к примеру, механосборочный цех «110», продолжили работу в соответствии с прежней специализацией, но применительно к «новому объекту», что нашло отражение, в частности, в протоколах партийных собраний («новая машина», «новый объект», «машина Морозова» и т.п.). Цехом «130» была начата подготовка к серийному производству танков Т-54, что потребовало постройки сборочного и сдаточного конвейеров, специальных покрасочных камер.

В конце января 1947 г. по утвержденным для серийного производства образцам были собраны первые два танка Т-54. Важная роль в развитии танковой промышленности в послевоенный период принадлежала военной приемке, участвовавшей в создании спецтехники от изучения проектной документации до сдачи готовых машин. Офицерский состав приемки был партийно-комсомольским, а ее основная задача определялась как освоение в тесном взаимодействии с парторганизациями цехов и участков «нового объекта» .

30 мая 1947 г. собрание парторганизации военной приемки на заводе № 183 постановило «потребовать от БТК цехов более качественного предъявления деталей, механизмов и т.д. с тем, чтобы добиться бездефектной сдачи продукции военпреду». По докладу инженер-полковника Колтыпина на партийном собрании военной приемки 11 октября 1947 г. было решено повысить требовательность к исполнению заводом технических условий на всех участках в целях «доработки машины».

В апреле 1948 г. констатировалось, что при участии военной приемки были преодолены массовые случаи течи масла через уплотнения; устранены задержки при стрельбе из пулемета ДШК; значительно улучшена окраска деталей, узлов и танков в целом; найден метод устранения дефекта замка крышки люка заряжающего. Однако ряд дефектов (прогорание выхлопных коллекторов; завышенное удельное давление машины; массовая поломка торсионов; помехи в радиостанции) оставались .

В этих условиях правительство в январе 1949 г. приостановило производство танков. В решении закрытого партийного собрания военной приемки от 29 декабря 1948 г. одной из главных причин низкого качества машин была определена «штурмовщина», ибо «выполнение программы по машинам Морозова из месяца в месяц идет в третьей декаде, т. е. при помощи «штурма», что осуждено решением ЦК партии», и была поставлена задача укрепления связи производства с парткомом завода и парторганизациями цехов.

В августе 1949 г. при обсуждении на открытом партийном собрании завода вопроса о готовности к возобновлению спецпроизводства было обращено внимание на неудовлетворительное состояние ряда цехов. Критике подверглась работа центральной лаборатории, коммерческой части; был поднят вопрос о необходимости создания заводского полигона.

В апреле 1950 г. партсобранием военной приемки констатировалось улучшение качества выпускаемых заводом машин, выразившееся в сокращении количества дефектов, выявляемых при войсковой эксплуатации. Были отмечены повышение требований к качеству машин и рост авторитета военной приемки. Партийное собрание рекомендовало партийному бюро не реже одного раза в месяц заслушивать руководителей участков о качестве принимаемой продукции, работе по выявлению и устранению недостатков, кадровом и техническом обеспечении производства, мерах по снижению себестоимости машин.

В 1950 г. на заводе работало десять танковых цехов. В заключение отметим, что партком завода № 183 совместно с партийными организациями цехов и военной приемки внесли существенный вклад в повышение качества боевых машин в интересах укрепления обороноспособности страны.

И.Ф. Злобина, заместитель директора Нижнетагильского городского исторического архива



Другие новости и статьи

« Об особенностях функционирования системы трудовых резервов Свердловской области в годы Великой отечественной войны

Ленин – разрушитель »

Запись создана: Пятница, 11 Октябрь 2019 в 17:28 и находится в рубриках 40 - 50-е годы XX века, Управление тылом.

Метки: , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы