Очередность предоставления жилых помещений военнослужащим: проблемы и предложения по совершенствованию механизма распределения жилья



oboznik.ru - Разделение прав военнослужащих на получение постоянного жилья в зависимости от календарной даты

Аннотация: в статье на конкретных примерах анализируется порядок обеспечения жилыми помещениями военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, в различных федеральных органах исполнительной власти. Производится сравнение механизма распределения жилых помещений в войсках национальной гвардии и в Вооруженных Силах Российской Федерации, на основании которого автор делает вывод о коррупциогенности сложившейся в Вооруженных Силах непрозрачной и недоступной для общественного контроля системы учета нуждающихся в жилых помещениях.

Кроме того, автор рассматривает законность предоставления военнослужащим нескольких жилых помещений в случае, когда подошла очередь данного военнослужащего на получение жилья, но в распоряжении квартирных органов нет одного жилого помещения большой площади. Ключевые слова: распределение жилых помещений, военнослужащий, очередность предоставления жилья, жилищные комиссии, получение нескольких квартир на одну семью, обжалование распределения жилья.

В настоящей статье рассмотрим три взаимосвязанных вопроса: а) обеспечение большой семьи военнослужащего несколькими жилыми помещениями; б) очередность предоставления жилья в случае, когда для состоящего на жилищном учете первым военнослужащего с большим составом семьи нет одной квартиры подходящей площади; в) возможность контроля и оспаривания распределения жилья в обход очередности нуждающихся в жилых помещениях. Для лучшей иллюстрации рассматриваемых вопросов начнем с примера. Представьте себе ситуацию: у военнослужащего четверо детей (это же неплохо и даже поощряется государством1 ). Или пусть

у военнослужащего не четверо, а двое-трое детей и еще престарелая мать на его иждивении. Словом, у военнослужащего большая семья (5 и более человек), и они проживают совместно. И пусть (для усиления яркости картины) этот военнослужащий имеет воинское звание полковника или замещает должность военного педагога (командира воинской части), которому закон гарантирует дополнительно от 15 до 25 кв. м жилья.

В этом случае в соответствии со ст. 15.1 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» такому военнослужащему на его семью при обеспечении жильем от военного ведомства положена квартира общей площадью: 18 × 5 + (15…25) = 105…115 кв. м. — при условии, что его семья из 5 человек; или 18 × 6 + (15…25) = 123…133 кв. м — при условии, что его семья из 6 человек. Согласитесь, уважаемый читатель, что квартиры такой площадью, тем более для военнослужащих — строят редко. В технических заданиях на строительство жилья для военнослужащих, как правило, указываются квартиры меньшей площади. И тем более редкость — большие, свободные и подлежащие распределению квартирными органами военного ведомства жилые помещения в том населенном пункте, где они требуются военнослужащему.

И совсем маловероятно, если такие квартиры имеются именно в тот момент, когда подошла очередь военнослужащего с большим составом семьи на жилье. Обычно одной квартиры нужной площади в данном населенном пункте нет, но есть квартиры меньшей площади. Как же должна разрешаться такая ситуация? Должен ли такой военнослужащий, уже находящийся первым в очереди нуждающихся в жилых помещениях, ждать положенной ему большой квартиры годами и десятилетиями, пропуская вперед себя других военнослужащих с меньшим составом семьи, ввиду того, что в этом населенном пункте нет квартиры подходящей ему площади? И можно ли предоставить такому военнослужащему две квартиры в одном населенном пункте? На эти вопросы постараемся ответить в настоящей статье. Итак, для ответа на данные вопросы обратимся к законодательству. В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Здесь идет речь о том, что военнослужащие в зависимости от выслуги лет на военной службе, даты заключения первого контракта, а также наличия права на увольнение по т.н. «льготным» основаниям1 имеют право на получение жилых помещений по договору социального найма, жилых помещений в собственность бесплатно и служебных жилых помещений.

Конечно, при условии предварительного признания таких военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях. Чтобы не «распыляться» при разрешении поставленных в начале настоящей статьи вопросов и не приводить все тонкости анализа различных нормативных правовых актов об обеспечении военнослужащих различными видами жилых помещений, далее будем анализировать лишь порядок обеспечения военнослужащего жильем по договору социального найма. Тем более, порядок предоставления жилья по социальному найму не содержит существенных различий с обеспечением служебным жильем и жильем в собственность в части очередности предоставления жилья и количества предоставляемых жилых помещений. Порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма определяется Жилищным кодексом Российской Федерации (далее — ЖК РФ). В силу ст. 57 ЖК РФ жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности, исходя из времени принятия таких граждан на учет2 . Отсюда следует, что должна существовать очередь нуждающихся в жилых помещениях, а также некий орган, который ведет учет очередников и распределение жилья среди них

(далее такие организации будут именоваться квартирными органами). Поскольку в соответствии с абз. 18 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» порядок предоставления постоянного жилья военнослужащим устанавливается руководителями государственных органов, в которых законом предусмотрено прохождение военной службы, то ведение данной очереди также установлено приказами указанных должностных лиц. Рассмотрим два из них.

В Вооруженных Силах Российской Федерации такой Порядок определен Инструкцией о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма1 . Пунктом 11 названной Инструкции определено, что жилые помещения, предоставляемые по договору социального найма, распределяются уполномоченным органом военнослужащим, принятым на учет нуждающихся в жилых помещениях, по очередности, которая определяется датой принятия военнослужащих на учет нуждающихся в жилых помещениях.

В случае если указанные даты совпадают, очередность определяется с учетом общей продолжительности военной службы на дату принятия на учет нуждающихся в жилых помещениях. В войсках Национальной гвардии в настоящее время по данному вопросу необходимо руководствоваться Инструкцией об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России, утвержденной приказом МВД России от 12 февраля 2010 г. № 752 .

Положения этой Инструкции по данному вопросу более лаконичны: в соответствии с ее п. 43 распределение и предоставление жилых помещений производится жилищной комиссией в порядке очередности с учетом льгот и норм, установленных жилищным законодательством Российской Федерации. Обратим внимание: в обоих приведенных нормативных актах указано на то, что предоставление жилых помещений должно осуществляться по очереди, т.е. исходя из времени принятия на жилищный учет. Верховный Суд Российской Федерации также не раз подтверждал эту позицию, указывая, что «предоставление жилых помещений по нормам и в порядке, предусмотренном действующим законодательством, предполагает обеспечение граждан жильем в порядке очередности, исходя из времени принятия их на учет и включения в соответствующие списки на получение жилья среди такой же категории граждан, имеющих такие же льготы».

Такое законодательное установление порядка обеспечения жильем согласуется и с нормами морали, нравственности, т.к. коррелирует с представлениями людей о справедливом распределении социальных благ. Человек без особого ропота и негодования воспринимает неполучение социального блага, пока не подошла его очередь на него. И наоборот, видя, как это благо получают обходящие очередь другие лица, обычный человек испытывает разочарование в той системе, которая должна распределять блага, старается сам получить это благо не законными методами, формируется правовой нигилизм.

Следовательно, чем раньше военнослужащий встал в очередь на получение жилья, тем раньше он должен получить вожделенное жилье по сравнению с другими военнослужащими, вставшими на такую же очередь позже него. Таким образом, определяющим фактором срока получения жилья является фактор времени, а именно дата признания военнослужащего нуждающимся в получении жилья. Так, Верховный суд Российской Федерации, при рассмотрении одного из дел установил, что военнослужащая Головина Н. Э. состоит в очереди нуждающихся в получении жилой площади с 31 декабря 1999 г., т.е. раньше, чем Гавришина Н. В., которой была распределена квартира вперед Головиной Н. Э.

Оценивая законность постановлений нижестоящих судов, Верховный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что суд первой инстанции правомерно признал незаконным и отменил протокол заседания жилищной комиссии войсковой части, которым выделенная войсковой части трехкомнатная квартира в нарушение действующих правил была распределена Гавришиной Н. В. Одновременно суд обоснованно обязал начальника и жилищную комиссию военного госпиталя, где проходили военную службу Головина и Гавришина, распределить спорную квартиру в строгом соответствии с очередностью и требованием законодательства1 . Существует и второй не менее важный фактор, влияющий на срок обеспечения военнослужащего жильём, — это наличие подходящих по размеру квартир для предоставления военнослужащему в конкретном населенном пункте. Однако этот фактор не зависит от военнослужащего, и в условиях отмены нормы законодательства о трехмесячном сроке обеспечения военнослужащих постоянным жильём2 целиком отдан на откуп государственным органам, решающим на какие цели пустить средства федерального бюджета.

Но вернёмся к ситуации, когда военнослужащий (например, полковник А.) с большим составом семьи стоит в очереди на жилье, его очередь на получение квартиры подошла, т.е. он становится первым в этой очереди, однако в том населенном пункте, где ему требуется предоставить жилье, квартир необходимой площади нет. Какие перспективы развития данной ситуации? Возможно, полковник А. может стоять в очереди на жилье под номером один еще годами и десятилетиями, если государство в лице военного ведомства не выделит денежные средства на строительство либо покупку для него жилья3 . Характерным в данном ракурсе является определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2015 г. № 360-О 4 . Из его содержания следует, что гражданке Ефимовой Н. Д. судами первой и второй инстанции было отказано в удовлетворении иска к органу местного самоуправления о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, несмотря на то, что она стояла в соответствующей очереди на получение жилого помещения под номером 1. Отказывая в рассмотрении ее жалобы, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что законодатель вправе определять категории граждан, нуждающихся в жилище, а также конкретные формы, источники и порядок обеспечения их жильем с учетом реальных финансово-экономических и иных возможностей, имеющихся у государства (выделено автором — Е. Г.).

Полагаю, что ситуация с прекращением финансирования жилищного обеспечения военнослужащих хоть и де-юре возможна, но все же маловероятна. Гораздо больше шансов на то, что в скором времени в распоряжении довольствующего квартирного органа (жилищной комиссии или подразделения Департамента жилищного обеспечения Минобороны России) вскоре появятся жилые помещения как раз в том населенном пункте, в очереди на получение жилья в котором и стоит полковник А., однако каждая из квартир будет меньшей площади, чем ему положена. Здесь возможно, как минимум, два варианта развития событий: а) каждая из поступивших квартир будет распределена другим военнослужащим, включенным в очередь на получение жилья позже полковника А. (состоящим в списках нуждающихся в жилых помещениях ниже него, т.е. чей номер в очереди больше, чем у полковника А.); б) полковнику А. будут распределены две квартиры, общая площадь которых в сумме подходит для обеспечения его семьи.

По мнению автора, законным и справедливым является именно второй вариант развития событий — предоставление очереднику под № 1 первой же появившейся в распоряжении квартирных органов жилой площади, положенной на семью данного военнослужащего, вне зависимости от количества предоставляемых при этом жилых помещений и комнат. Во-первых, ни один нормативный правовой акт не запрещает обеспечивать нуждающегося в жилых помещениях гражданина несколькими жилыми помещениями. Более того, по тексту ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» используется формулировки «государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями», «военнослужащим … предоставляются … жилые помещения», т.е. ведется речь о жилых помещениях во множественном числе, а не об одном жилом помещении. Формулировки некоторых положений ст. 51 ЖК РФ (например, «при наличии у гражданина и (или) членов его семьи нескольких жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма …») также позволяют утверждать, что наличие у гражданина нескольких жилых помещений по договору социального найма — это вполне нормальное и обыденное явление.

А раз наличие нескольких жилых помещений по договору социального найма не является нарушением закона, то значит и их предоставление — также вполне законно. Полагаю, что не совсем корректно и точно сформулирована ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих», озаглавленная «Норма предоставления площади жилого помещения». Правильнее было бы назвать данную статью «Норма предоставления жилых помещений», и по ее тексту использовать именно множественное число жилых помещений. Но в любом случае, норма предоставления площади жилого помещения, предоставляемого семье военнослужащего в собственность бесплатно или по договору социального найма, составляет 18 кв. м общей площади жилого помещения на одного человека. Следовательно, принципиальным является именно метраж предоставляемой военнослужащему жилой площади, а не количество жилых помещений. При предоставлении семье военнослужащего двух квартир вместо одной государству не причиняется материальный ущерб, если площадь предоставляемого жилья соответствует норме предоставления. Во-вторых, законодательство ряда субъектов Российской Федерации прямо предусматривает обеспечение многодетных семей несколькими жилыми помещениями по договорам социального найма.

Так, например, согласно ст. 4 Закона города Москвы от 31 мая 2006 г. № 21 «Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве» в случае предоставления многодетным семьям, имеющим несовершеннолетних детей, нескольких жилых помещений, все предоставляемые жилые помещения должны находиться в районе проживания. И Верховный Суд Российской Федерации, рассматривая жалобу на указанную норму Закона г. Москвы, не выявил ее противоречие федеральному законодательству1 . В-третьих, и самое главное — отсутствие одной большой квартиры при наличии нескольких других квартир, общая площадь которых подходит для предоставления семье военнослужащего, — это не основание для нарушения его жилищных прав и интересов, не основание для нарушения очередности распределения жилых помещений квартирными органами. Ниже приведем выдержки из решения военного суда, которое как раз характеризует указанные спорные отношения. Подполковник Б. обратился в военный суд с заявлением, в котором оспаривал действия командира войсковой части и жилищной комиссии указанной войсковой части, связанные с распределением жилья.

Обосновывая свои требования, Б. пояснил, что 12 июля 1993 г. жилищной комиссией он признан нуждающимся в улучшении жилищных условий. В общем списке нуждающихся в улучшении жилищных условий находится под № 10. Супруга Б. признана инвалидом, в связи с чем имеет право на дополнительную жилую площадь. 8 декабря 2008 г. при распределении жилищной комиссией тридцати шести квартир в строящемся жилом доме и высвобождающихся квартир жилое помещение ему распределено не было, вопрос о предоставлении ему жилья вовсе не рассматривался. Кроме того, данным решением военнослужащим, находящимся в списке нуждающихся в улучшении жилищных условий и состоящим в соответствующем списке после него, были распределены квартиры. Заявитель считает, что его право на распределение жилья нарушено, и при распределении жилья в порядке очередности он мог претендовать на получение жилого помещения. Представитель должностного лица возражал против заявленных требований, при этом пояснил, что Б. не имел права на внеочередной порядок предоставления ему жилого помещения, очередь до Б. не дошла, а поэтому в действиях жилищной комиссии нарушений не имеется. Кроме того, он указал, что в указанном доме не было квартир, которые бы соответствовали нормам предоставления жилой площади, необходимой Б.

Исследовав объяснения сторон и представленные ими доказательства, суд пришел к следующим выводам. Б. поставлен в льготную очередь для получения жилья в 1996 г. 25 сентября 2007 г. внесены изменения в списки очередников на получение жилого помещения в отношении подполковника Б, жилищной комиссией подтверждено право заявителя на получение дополнительной комнаты в связи с признанием супруги военнослужащего инвалидом.

Из общего списка нуждающихся в получении жилой площади по состоянию на 1 декабря 2008 г. усматривается, что Б. находится в нем под номером 10, имеет 4 членов семьи, принят на учет 12 июля 1993 г., является бесквартирным. Согласно списку на внеочередное получение жилых помещений войсковой части по состоянию на 1 декабря 2008 г. в него включено 19 военнослужащих. Статьей 57 ЖК РФ установлено, что жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности, исходя из времени принятия таких граждан на учет. В соответствии с п. 37 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации 1 распределение поступающих в воинскую часть жилых помещений между военнослужащими производится жилищной комиссией воинской части в порядке очередности исходя из времени принятия их на учет и включения в списки нуждающихся в получении жилых помещений. В соответствии со ст. 15.1. Федерального закона «О статусе военнослужащих» норма предоставления площади жилого помещения по договору социального найма составляет 18 кв. м. общей площади жилого помещения на одного человека. С учетом конструктивных и технических параметров многоквартирных домов размер общей площади жилых помещений может превышать размер общей площади жилых помещений, определенный исходя из нормы предоставления площади жилого помещения, но не более чем на 9 кв. м. в общей сложности. Согласно ст. 17 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» инвалидам может быть предоставлено жилое помещение общей площадью, превышающей норму предоставления на одного человека (но не более чем в два раза), при условии, если они страдают тяжелыми формами хронических заболеваний.

Анализируя изложенное, суд приходит к выводу, что нормой предоставления площади жилого помещения для супруги заявителя Б. является норма, равная 18 кв. м. Кроме того, дополнительная площадь, предоставляемая ей, как инвалиду, будет равна не более 18 кв. м. Таким образом, Б. подлежало распределению жилое помещение общей площадью не более: 18 (норма предоставления) x 4 (члены семьи) + 18 (норма по инвалидности) + 9 (максимально превышающий размер общей площади с учетом конструктивных особенностей) = 99 кв. м. В соответствии с вышеуказанным протоколом заседания жилищной комиссии военнослужащим распределено 36 квартир, из них 16 квартир распределено военнослужащим по списку на внеочередное получение жилья. Таким образом, после распределения жилья военнослужащим во внеочередном порядке подлежало распределению в порядке очередности 20 квартир, в том числе, 13 — двухкомнатных и однокомнатных в строящемся доме. Вместе с тем упомянутые квартиры распределены военнослужащим, находящимся в очереди после Б., а именно — К., Н., С., А., П., и другим. При этом из протокола заседания жилищной комиссии усматривается, что общая площадь двухкомнатных квартир в доменовостройке составляет 58,59 кв. м., однокомнатных — 39,68 кв. м. Таким образом, совокупная площадь распределяемых однокомнатных и двухкомнатных квартир составляет 58,59 + 39,68 = 98,27 кв. м., то есть не превышает максимально положенную площадь жилого помещения, подлежащую предоставлению Б. В свою очередь, Б. пояснил, что при распределении жилья его мнение о предоставлении ему такового не учитывалось. При этом он согласен как на предоставление отдельного жилого помещения с соответствующей общей площадью, так и на предоставление двух жилых помещений, совокупная общая площадь которых будет соответствовать положенным ему и членам его семьи нормам предоставления. Оценивая довод представителя должностного лица о том, что распределяемое жилье не могло быть предоставлено Б., поскольку не подходит тому по нормам выделения, суд отверг его как не основанный на исследованных материалах дела.

При изложенных обстоятельствах суд признал действия жилищной комиссии, связанные с распределением жилых помещений, а также действия командира войсковой части, связанные с утверждением решения комиссии, незаконным, а поэтому посчитал необходимым заявленные требования подполковника Б. удовлетворить, возложив на жилищную комиссию и названное должностное лицо отменить упомянутый протокол заседания жилищной комиссии и назначить новое заседание жилищной комиссии, на котором рассмотреть вопрос о распределении заявителю жилого помещения1 . Как видно из вышеприведенного решения, суд не счел уважительной причиной для не распределения заявителю жилья отсутствие в распоряжении квартирного органа именно одного, но большого жилого помещения, положенного заявителю по площади.

Суд счел нарушением не распределение заявителю двух жилых помещений, которые в совокупной площади подходили ему по норме предоставления. Важным представляется и логика суда относительно нарушения прав на обеспечение жильем подполковника Б. — нарушение произошло не просто потому, что ему не были распределены квартиры к какому-то конкретному времени или в конкретном доме, а ввиду того, что квартирный орган распределил квартиры другим военнослужащим, также имеющим право на жилье, но стоящим в очереди после заявителя. Именно доказательство нарушения очередности послужило основанием для удовлетворения требований заявителя. Однако доказать нарушение очередности квартирными органами и предоставление необходимых по площади квартир другим военнослужащим, находящихся в жилищной очереди после себя, как раз и бывает затруднительно. Причина в том, что для большинства военнослужащих очередь на жилье не прозрачна, скрыта от изучения, ее нельзя посмотреть.

И хотя в ряде нормативных правовых актов Российской Федерации прописаны принципы гласности, общественного контроля при предоставлении жилья из государственного жилищного фонда1 , но на практике эти принципы остаются декларативными. Так, если до ноября 2010 г., когда во всех государственных органах, в которых законом предусмотрена военная служба, распределением жилья ведали жилищные комиссии воинских частей, то обычному военнослужащему было гораздо проще получить информацию об очередности нуждающихся в жилых помещениях2 . Мог такой военнослужащий также контролировать движение этой очереди, мог и лично присутствовать на заседаниях жилищной комиссии в отношении себя, и общаться лично с членами жилищной комиссии своей же воинской части.

С созданием в 2010 г. Департамента жилищного обеспечения Минобороны России (ДЖО МО) функции по учету нуждающихся в жилых помещениях военнослужащих и распределению им жилья перешли от жилищных комиссий в указанный Департамент и его структурные подразделения. Одновременно был создан единый реестр нуждающихся в жилье военнослужащих из всех воинских частей и организаций Вооруженных Сил. Получилась одна огромная многотысячная очередь, которая также должна была строиться исходя из даты постановки на жилищный учет.

Но теперь уже ознакомиться с очередностью нуждающийся в жилье военнослужащий не может, причем ни в сети Интернет, ни по запросу в жилищные органы. Несмотря на заверения должностных лиц Минобороны России сделать доступным электронный список очередников пользователям Интернета , несмотря на обещание размещения всей очереди на сайте Минобороны России, в течение более чем 5 лет существования ДЖО МО максимальную информацию, которую может получить сам нуждающийся в жилье военнослужащий с помощью Интернета — это дата постановки самого себя на очередь, избранный населенный пункт и размер причитающегося жилья. Информацию о других военнослужащих — соседях по очереди в сети Интернет военнослужащий узнать не может. Более того, такую информацию должностные лица ДЖО МО не представляют даже в суды, а без этой информации распределение жилья не может называться открытым. Сокрытие такой информации даёт широкие возможности для распределения жилья с нарушением принципа очередности, должностные лица получают возможность предоставлять его по своему усмотрению, в том числе и за взятки или по протекции. Как обоснованно указывается в научных исследованиях, возможность действия должностных лиц по усмотрению являются серьезным коррупциогенным фактором .

Военнослужащий, не зная о распределении жилья другим лицам, стоящим в очереди на жилье после него, не может и знать о нарушении своих жилищных прав и интересов, поэтому в судах рассматривается мало такого рода споров. Однако это не означает, что такая проблема не существует, — нарушения очередности просто скрыты от глаз участников очереди на жилье. Между тем, прокурорскими проверками выявляются множество нарушений очередности предоставления жилья и порядка рассмотрения органами жилищного обеспечения обращений военнослужащих и иных граждан .

При написании настоящей статьи автору встречались и судебные решения, где заявители указывали на нарушение очередности распределения жилья, но не просили перераспределить спорную квартиру им3 . По мнению автора, даже если распределенная в обход очереди квартира и не предназначалась бы узнавшему о таком нарушении военнослужащему, т.е. узнавший не стоял в очереди под номером 1, это все равно нарушает его жилищные права и интересы. Ведь указанная квартира должна была пойти очереднику под номером 1, и после этого вся очередь сдвинулась бы вперед, что, в конечном счете, ускоряет срок обеспечения жильем и самого узнавшего о нарушении военнослужащего.

Получив квартиру, очередник под номером 1 выбывает из очереди и больше не претендует на жильё. Если же очередник под номером 1 останется в очереди, а спорная квартира будет получена другим человеком, то при следующем распределении жилья квартира, которая при нормальном ходе вещей должна была быть получена вторым очередником, достанется первому и т.д. То есть в самом общем виде, любой очередник заинтересован, чтобы скорее получили жилье впереди него стоящие военнослужащие. Чем меньше впереди претендентов на квартиры, тем скорее наступит обеспечение жильем и военнослужащегоочередника.

Таким образом, занятие более меньшего номера в очереди на жилье также является личным интересом, который может нарушаться, и который можно защищать в судебном порядке. Анализируя вышеизложенное, автор приходит к следующим выводам: 1. Военнослужащему предоставлено право на выбор населенного пункта для обеспечения жилым помещением, предоставляемого для постоянного проживания, но не право требования количества жилых помещений, конкретного адреса, дома, определенного этажа. Вместе с тем, жилые помещения военнослужащим должны предоставляться строго в порядке очередности, исходя из времени принятия их на жилищный учет, вне зависимости от числа предоставляемых квартир и комнат. Полагаю, что военнослужащий имеет право отказаться от предоставления ему нескольких жилых помещений, но предложить ему такой вариант квартирные органы обязаны, если данный военнослужащий стоит в очереди на жилье под номером 1, и жилые помещения меньшей площади имеются.

2. Существующая в настоящее время в военных ведомствах (кроме Минобороны России) система жилищного учета, при которой смена места прохождения службы военнослужащим влечет и утрату его места в очереди на жилье, необходимость нового сбора документов и новой постановки на жилищный учет в конец новой очереди по новому месту прохождения военной службы приводит к утрате мотивации военнослужащих к карьерному росту и нежеланию военнослужащего переводиться к новому месту военной службы. Поэтому необходимо перенимать положительный опыт Минобороны России и создавать во всех силовых ведомствах единые системы жилищного учета, в которых при переводе военнослужащего из одного населенного пункта в другой его очередь на постоянное жилье будет сохраняться. 3. Очередь военнослужащих на постоянное жилье должна быть доступна для ознакомления лиц, в ней находящихся. Непрозрачная и недоступная для общественного контроля очередь на жилье выступает предпосылкой возникновения коррупционных отношений и толкает должностных лиц квартирных органов на совершение нарушений с предоставлением жилья. Оправдание секретности данной очереди тем, что раскрытие персональных данных её участников без их согласия не допускается, по мнению автора, всего лишь удобная отговорка должностных лиц.

При желании руководства страны навести порядок в вопросе предоставления жилья можно сделать очередь прозрачной, не нарушая закон. Для этого всего лишь необходимо при постановке на жилищный учет военнослужащего предлагать ему дать свое письменное согласие на ознакомление иных участников жилищного учета с его персональными данными. 4. Военнослужащий, который считает (даже субъективно), что его обошли с очередностью в вопросе предоставления жилья, имеет право на судебное оспаривание данного вопроса. Причем здесь нарушенным будет не обязательно право военнослужащего на получение конкретной квартиры, а его право (интерес) на распределение жилья строго в порядке очередности и недопущение внеочередного предоставления жилья лицам, стоящим в очереди после него (если у них нет права на внеочередное получение жилья).

Нарушение требований ЖК РФ при принятии решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма с учетом положений п. 2 ч. 3 ст. 11 и ч. 4 ст. 57 ЖК РФ может служить основанием для предъявления в судебном порядке требования о признании этого решения, а также заключенного на его основании договора социального найма недействительными и выселении проживающих в жилом помещении лиц.

Поскольку указанные требования связаны между собой, в целях правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела они подлежат рассмотрению судом в одном исковом производстве (п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации»).

© Глухов Е. А.


Другие новости и статьи

« О состоянии Вооруженных Сил РФ. Проблемные вопросы

Очерки истории пермской областной партийной организации о революции 1917 года: критический взгляд из XXI века »


Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Контакты/Пресс-релизы


Инфопроекты OBOZNIK.RU