Миф как реальность



Миф как реальность

oboznik.ru - К вопросу об использовании средств информационной войны в российской прессе в XXI веке (на примере событий на Украине)
#миф#реальность#информация#информационнаявойна

Аннотация. Мифотворчество было ключевой линией в культуре ХХ века. Идеологические мифы создают образы альтернативной социальной реальности. Эти образы могут сохранять действительность, создавать привлекательный образ социального героя или мудрого правителя.

Ключевые слова: миф, мифология, идеологические мифы, мифологическое сознание.

Зародившись на заре человечества, миф стал довольно устойчивым социокультурным феноменом, действующим во всех областях человеческой жизни: политической, экономической, культурной. В ХХ веке мифотворчество стало весьма распространенным явлением, и в этом была своя закономерность. Мифологическое мышление, как специфическая особенность духовной культуры этого времени, нуждалось в новых мифах.

Отсюда сознательное обращение к мифологии со стороны писателей, кинематографистов, художников. Мифологизация личностного и общественного сознания усиливалась в связи с появлением массового сознания и массовой культуры. Мифологическая система мышления, существовавшая в культуре советского периода, опиралась на образы, которым следовало подражать. Образ был сложно сконструированным феноменом, но именно он давал человеку некий ориентир поведения, образец для подражания. Образы мифологии были олицетворением заложенных в мифе идей, идея же была основным содержанием мифа.

«Поступай, как поступает герой, и ты будешь действовать правильно», – вот та нехитрая схема, которая выполняла идеологическую функцию. Ю. Лотман выделял цивилизации тернарного типа, в которых система стремилась приспособить идеал к реальности, и цивилизации бинарного типа, пытающиеся осуществить на практике неосуществимый идеал [1, 142]. Идеалы получали свое научное, религиозное, художественное обоснование. Мифы через деятельность носителей мифологического сознания – героев – всегда выстраивали ту базу, на которой это обоснование прочно стояло.

Будь то петровская идея «догнать и перегнать Европу» (в период между Нарвской битвой и Ништадтским миром) или более памятные «пятилетки в четыре года» [1, 148]. Одни мифы утрачивали свою функциональную значимость, исчезали из широкого культурного употребления, а на смену им конструировались новые, идеологические мифы, ярко проявившие себя в период тоталитарного режима.

В условиях тоталитаризма политическая мифология должна была быть простой и понятной и обращаться к чувствам людей. Этой мифологии была присуща высокая эмоциональная насыщенность, символичность, вызывающая у людей амбивалентное чувство любви, страха, обожания и ужаса.

Для того, чтобы объединить людей, возникало мифологическое противопоставление «свои – чужие», актуализировался образ государства-крепости, окруженной многочисленными врагами. Народ должен был не просто покориться власти, а откровенно поверить в необходимость такого порядка вещей, при котором надо было терпеть бедность или жертвовать собственной жизнью. В сознание людей «внедрялся» образ доброго по природе социалистического государства, которое по-отечески заботилось о нуждах народа, партии-рулевом, видевшей дальше, чем все остальное общество.

По этой причине в советской культуре сформировалось превратное представление, согласно которому не народ содержал государство, а государство и партия своими заботами сохраняли жизнь народа. Мифологическая модель «свой – чужой» была направлена на воспитание чувства подозрительности, недоверия, нелюбви к тем, кто не вписывался в эту модель. В Советском Союзе, например, знание внешнеполитических проблем оценивалось как признак высшей культурности. Если в обществе и со стороны социума, и со стороны личности есть потребность в мифе, то он будет жить и тогда, когда уйдут в прошлое и страна советов, и советский человек, носитель мифологической культуры.

Как отмечает Л. Воеводина, «анализ мифотворчества определяет необходимость рассмотрения мифа как продукта интерактивной деятельности людей, которая регулирует многие общественные процессы, но в то же время создано обществом. Современные мифы – это динамичные символические системы, которые выступают как часть идеационной сферы общества, они подкрепляют собой смысловой универсум общества и индивидуальный смысл человеческого существования» [2, 52].

Современная культура продолжает продуцировать мифы, призванные связать и канонизировать общественную энергию, удовлетворить запросы общества массового потребления, например, простимулировать потребление продуктов, создать с помощью телевидения привлекательный образ политического деятеля, занять внимание зрителя очередным боевиком или «мыльной оперой» [3]. Утверждение «миф как реальность и реальность как миф» вполне подходит современной цивилизации.

Список литературы

1 Лотман Ю. М. Семиосфера. – СПб. : Искусство, 2001.

2 Воеводина Л. Н. Мифология как часть символического универсума // Вестник МГУКиИ. – 2014. – № 5. – С.51-56.

3 Воеводина Л. Н. Мифология и культура. – М., 2002.

Т.Л. Пантюхина



Другие новости и статьи

« Восточные славяне до 862 г.: основные темы и тенденции в отечественной историографии XVIII – начала XIX в.

«Лишенцы в вихре Конституции» »

Запись создана: Суббота, 15 Декабрь 2018 в 17:00 и находится в рубриках Современность.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы