Восточные славяне до 862 г.: основные темы и тенденции в отечественной историографии XVIII – начала XIX в.



Восточные славяне до 862 г.: основные темы и тенденции в отечественной историографии XVIII – начала XIX в.

oboznik.ru - Происхождение славян
#славяне#история#862#русь

Выявление отдельных тенденций и тем, интересовавших отечественных историков периода становления исторической науки в России (XVIII – начало XIX в.) является важной задачей историографических исследований. Данная работа представляется актуальной в связи с тем, что оценка исторических сочинений указанного периода зачастую ведется с позиций современности, при этом действительные интересы историков той эпохи остаются без должного внимания.

Пожалуй, можно с достаточным основанием утверждать, что для историографических исследований, как и для современной исторической науки в целом, важным является дискурс прогресса. Существенным следствием утверждения идеи прогресса в историографии стало стремление дать оценку выводам и концепциям исследователей прошлого с точки зрения современной науки. Этот подход в полной мере проявился при изучении дискуссии по проблеме развития восточных славян до образования Древнерусского государства.

Особенно рельефно прогрессистские оценки выступали в историографических работах советских ученых. Например, согласно В.В. Мавродину проблему общественно-политического развития славян до образования государственности «светом подлинной науки» осветила лишь советская историческая наука. С точки зрения В.В. Мавродина, образование государства стало итогом внутреннего прогресса восточнославянского общества, поскольку само государство, в соответствии с марксистским взглядом на исторический процесс, возникает вследствие классообразования. Несмотря на то, что представление о ведущей роли материальных (и внутренних) факторов в развитии общества стало доминирующим лишь с появлением позитивизма, при необходимости дать оценку мнениям историков, писавших в «допозитивистскую» эпоху, историографы критерием качества научной работы выбирали соответствие идей рассматриваемой эпохи представлениям современности.

Положительная или отрицательная оценка достижений историка зависела от того, насколько им были «учтены» внутренние факторы в развитии общества. Такой подход был одним из факторов, который делал в глазах советских историографов М.В. Ломоносова наиболее прогрессивным среди историков XVIII – начала XIX века. «Немецкие ученые, – писал один из крупнейших советских историографов М.А. Алпатов, – неправильно решили главный вопрос спора по варяго-русскому вопросу, полагая, что приход варяжских князей знаменовал собой начало Русского государства». Заслуга М.В. Ломоносова «в том, что он первый подошел к коренному вопросу всей проблемы – вопросу об уровне развития восточнославянского общества, о переходе от родового строя к государству». Из наблюдений М.В. Ломоносова, по мнению М.А. Алпатова, «вытекало, что славяне прошли стадию родового строя и уже далеко продвинулись в своем общественном развитии» 1 . Однако мыслил ли вообще М.В. Ломоносов такими категориями как «родовой строй»? В чем он и другие историки его времени видели в действительности свою задачу?

Постановка подобных вопросов означает отчасти отказ от эксплуатирования категории прогресса при расстановке историографических акцентов. Поворот в этом направлении произошел недавно. Однако отметить работы Т.В. Артемьевой, А.А. Горского, С.И. Маловичко и других ученых, в которых предпринята попытка взглянуть на концепции XVIII в. как бы от лица автора, не столько испытывая силу аргументов, сколько определяя точки исследовательского интереса каждого историка, сравнивая их с нынешними ключевыми вопросами и между собой

2 . Если попытаться встать на позицию историка XVIII – начала XIX в., то какие можно выделить наиболее интересные темы при рассмотрении вопроса об обществе и государстве восточных славян? Какие можно выделить характерные особенности науки того времени, проявлявшиеся при исследовании восточнославянского общества? В первую очередь следует указать на более широкое, чем сейчас, привлечение античных источников. Еще киевский «Синопсис» отразил концепции польской историографии относительно вопроса о происхождении славян, причислив их к античному племени сарматов 3 . Историография XVIII в. также широко обратилась к античным источникам и отчасти поддержала тенденцию к антикизации. Г.Ф. Миллер в своей диссертации 1749 г. «О происхождении имени и народа российского» противился поискам славян в античности, но в более поздних работах поддержал противоположное мнение 4 . М.В. Ломоносов, следуя за традицией, сформировавшейся в Европе в середине XV в., начал рассматривать античное племя роксолан как восточнославянское. Именно роксоланы, по мнению Ломоносова, дали начало русскому народу. Этого же мнения придерживались А.И. Манкиев, В.К. Тредиаковский, М.М. Щербатов и другие 1 . Античный дискурс проявлялся и в обсуждении проблем политического устройства восточных славян до 862 года. Однако вопрос о происхождении государства в то время не ставился, поскольку представление о государстве как наборе институтов еще не вполне нашло себе место в работах отечественных историков XVIII в.

Для политической истории значимым был вопрос о характере власти, который имел два основных решения: 1) власть у восточных славян была демократическая, то есть принадлежала народу; 2) власть принадлежала монарху. Можно выделить группу историков, которая вела монархию у славян по прямой линии от потомков Ноя. По мнению В.К. Тредиаковского (которое сформировалось у него под влиянием польской историографии XVI в.), первым князем славян был сын Иафета Мосох. Сходным образом вопрос был представлен и у А.И. Манкиева. У М.М. Щербатова, как и у А.И. Манкиева или В.К. Тредиаковского, княжеская власть возникает еще во времена библейских патриархов. Непосредственным прародителем славянских народов также называется Мосох 2 . Само появление понятий «монархия», «республика», «демократия» было явлением новым для отечественной историографии, они послужили базисом для принципиально иного, чем в предыдущий период (конец XV–XVII вв.) дискурса. Прежде самодержавие воспринималось как богоданная форма правления, любые попытки бороться с московским царем и великим князем оценивались как предательство и измена вере 3 . Практически все авторы XVIII в. отдавали предпочтение монархии (для России – самодержавству) перед республикой. Однако при кажущейся неизменности результата (одобрение самодержавной формы правления) манера излагать свои мысли и аргументация в текстах XVIII в. совершенно иная.

Монархия предпочтительнее не потому, что российских монарх – православный царь, поставленный богом, а потому, что в пользу самодержавия в такой стране, как Россия, свидетельствуют исторические примеры и теория политической философии. Вместе с тем другие формы правления вполне возможны, некоторые из них и существовали у восточных славян до 862 года. Согласно М.М. Щербатову, первоначальное демократическое правление у восточных славян достигло своего расцвета в Новгороде, однако «по обыкновенным беспорядкам, бывающим в республиках, он подпал под власть варягам». И хотя, избрав князей, «новгородцы не дали им неограниченной власти, а единственно токмо препоручили им, дабы они границы от вражеских нападений защищали», позже Рюрик получил самодержавную власть. Ф.А. Эмин также полагал, что восточные славяне до призвания варягов управлялись демократически. А.Л. Шлецер писал, что «в начале гражданского общежития, полудикие еще славяне жили под демократическим… правлением» 1 . В.Н. Татищев, напротив, заключал, что «предки наши всегда имели самовластных государей, как Геродот и Страбон вспоминают» для общей пользы и безопасности это «весьма им было нужное и лучшее правительство, которое чрез много сот лет ненарушимо содержали» 2 .

В связи с рассуждениями о форме правления важной проблематикой для отечественной историографии XVIII – начала XIX в. являлась титулатура правителей восточных славян. В самой постановке этого вопроса чувствуется логика монархической эпохи, когда статус правителя и его могущество выражались в титуле. Г.З. Байер употреблял применительно к правителям руссов до Рюрика понятие «reges» – «цари», форма правления у славян определялась как монархическая 3 . Г.Ф. Миллер использовал титул «царь», но только по отношению к описанным им скандинавским правителям Руси. Существование восточнославянских царей он отрицал, подчеркивая, что призывавший варягов Гостомысл был не князем, а лишь старейшиной. В.Н. Татищев, напротив, указывал, что славянские правители всегда титуловались князьями, а «Рюрик… первое титул великого князя для различения от подданных ему князей принял» 4 . Историография XVIII в. выработала особый дискурс, который можно назвать дискурсом «славности». Рассуждая в русле этого дискурса, историки давали оценки событиям в истории народов с точки зрения величия их деяний. Конечно, разные авторы в разной степени оказались под влиянием этого дискурса. Если М.В. Ломоносов прямо видел одну из своих задач в том, чтобы показать славность и дальнюю древность дел славянского народа, то И.Н. Болтин, например, рассматривал свои возражения на «Российскую историю» француза Леклерка лишь как оборону истины от поругания, чем славные дела русских для истории будут сохранены

1 . Избежать влияния дискурса «славности» не удалось практически никому. Даже такой оппонент М.В. Ломоносова, как Г.Ф. Миллер, критикуя В.Н. Татищева, который отождествил русь Рюрика и финнов, указывал, что невозможно «произвесть россиян от толь неславного народа». Екатерина II считала оскорбительными для чести русского народа попытки возвести происхождение руси к финнам

2 . Дискурс «славности» напрямую оказал влияние на представления М.В. Ломоносова о власти у восточных славян. Он ясно сформулировал идею о том, что настоящую славу славяне стяжали только под монархическим правлением. Славные военные походы не могли предприниматься республикой, поэтому М.В. Ломоносов полагал, что во время успешных войн славяне избирали себе единственного правителя. Пример этому – Кий, который, правда, не стал родоначальником династии 3 . Из всех славянских племен только у роксолан, по мнению М.В. Ломоносова, было постоянное самодержавное правление. Именно роксоланы сыграли важную роль в славянской истории, поскольку для приведения прочих славян «под самодержавство необходимо нужен был герой с храбрым народом, приобыкшим добровольно повиноваться, каков был Рурик с роксоланами» 4 . А.Л. Шлецер весьма пренебрежительно отзывался об общественном и государственном развитии целого региона, который он называл «Верхним севером».

В этот регион, по мнению Шлецера, входили восточные, западные славяне, Прибалтика, Скандинавия. «Люди жившие в верхнем севере были разделены на малые орды, предводительствуемые старейшинами или кациками, которых баснословы… называют царями и князьями…» 5 . Интересно, что здесь А.Л. Шлецер обращался к тому же вопросу о титулатуре, который был актуален и для авторов середины XVIII века. Он специально указывал на то, что Швеция была в то время еще «малою и неважною землею… множество корольков, похожих на славенских князей и африканских и американских кациков управляли оною» 6 . Таким образом, уровень общественно-политического развития славян и шведов А.Л. Шлецер оценивал примерно одинаково.

Однако шведы были более воинственны, поэтому славяне призвали шведов на княжение, а не наоборот. Пренебрежительное отношение А.Л. Шлецера к «Верхнему северу» обусловлено его ориентацией в историко-философском отношении на идеи века Просвещения. Отсюда его представление о том, что в основе всего общественного развития лежит рост образованности, прогресс наук. Этим не мог похвастаться северный регион.

Насколько важным для Шлецера было именно развитие образованности можно увидеть, например, из оценки им культурной ситуации в Причерноморье. «В царствование императора Трояна – писал Шлецер, – читали на Днепре Гомера и Платона. После сего прекрасные украинские долины покрылись мрачной ночью, продолжавшейся почти тысячу лет, не прежде как около 1100 г. возвратилась опять в Киев византийская словесность» 1 . Итак, А.Л. Шлецер фактически отказывал северным народам в политическом и культурном развитии до создания государства в IX в., которое у восточных славян произошло насильственным путем (в результате захвата варягами). Вторым важным шагом на пути образованности для восточных славян стало принятие христианства, которое также состоялось против воли. Приведя эти два примера, А.Л. Шлецер даже добавил нравоучительную сентенцию на тему того, что человечество, «как упрямого ребенка, должно по неволе приводить к счастью» 2 .

Следует отметить, что для А.Л. Шлецера образование государства именно событие, а не процесс. В этом вопросе он разделял представления историософии своего времени, связывая создание государства с моментом появления верховной власти. Все вышеуказанные наблюдения над историографией XVIII в. можно выразить другими словами. Например, указать, что М.В. Ломоносов просто не учел всей суммы данных об организации власти у славян и поэтому приписал им самодержавный характер правления. Можно отметить, что Г.Ф. Миллер недостаточно критически подошел к сагам и поэтому принял данные о скандинавских царях. Можно заключить, что А.Л. Шлецер необоснованно придавал первостепенное значение культурному фактору, не учитывая экономический. Однако, думается, для того, чтобы картина прошлого получилась более насыщенной, иногда полезно отказаться от оценок именно «достижений» исторической науки, ориентируясь не столько на верификацию, сколько на то, какие мысли о прошлом и почему были высказаны. Российская историография XVIII в. активно осваивала новый метод исторических реконструкций. Если прежде летописная и даже хронографическая традиция в основном ограничивались воспроизведением текстов предшественников (иногда изменяя их), то в просвещенный век российские историки начинают исследовать прошлое, стараясь восстановить в первую очередь раннюю историю народа.

Образцами для подобных изысканий стали труды европейских историков, в первую очередь польских. Европейские историки возводили начало своих народов к античным временам, использовали античные источники. Это вполне понятно, поскольку античные тексты являлись наиболее древними свидетельствами по европейской истории вообще.

Продлить свою историю в античную эпоху пытались и в тех европейских странах, народы которых не попали в античные источники. Различные национальные историографические школы начали искать корни своего народа в античности, антикизировать свою историю, соотнося себя с теми народами, что были упомянуты античными историками и географами. В Швеции, например, возник и развился «готицизм» – идеология шведского дворянства XVI–XVII веков. В соответствии с этой идеологией шведы вели свое происхождение от античных готов. При этом последние представлялись народом славным, одержавшим множество великих побед и совершившим множество великих подвигов 1 . В Польше в XVI–XVII вв. выводили своих предков от античных сарматов, соответственно, идеология той эпохи получила наименование «сарматизм» 2 . Подобное же направление оформилось и в России.

Сделав первые шаги в XVII в., оно достигло апогея в следующем столетии. Антикизация российской истории как бы сблизила ее с античной: Новгород теперь обозначается как республика, а его деятели сближаются с римскими республиканскими деятелями, Русь периода раздробленности осознается как аристократия, Московское государство – как монархия. Успех одних и упадок других форм правления теперь все больше связывается с характеристиками имплицитно присущими этим формам.

Ключевой момент здесь заключается, на мой взгляд, в том, что авторы XVIII в. занимались именно реконструкцией истории на рациональной основе, а рациональную основу могла дать только античная гражданская история. Даже те, кто декларировал, что изображение славных дел народа стоит на первом месте, искали этих рациональных оснований.

В этом смысле и привлечение библейских сюжетов является научным поиском: восстановление библейской генеалогии славян представлялось вполне научной задачей. Это прекрасный пример того, как тупиковые в большинстве своем поиски закрепляют в историописании рациональный подход, формируя историческую науку.

С.В. Соколов



Другие новости и статьи

« Понятие об экономике медицинского обеспечения воинской части

Миф как реальность »

Запись создана: Суббота, 15 Декабрь 2018 в 16:39 и находится в рубриках Кашеварная часть.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы