Cостояние русской армии и тыла накануне и в годы Первой мировой войны: по материалам мемуаристики



Cостояние русской армии и тыла накануне и в годы Первой мировой войны: по материалам мемуаристики

oboznik.ru - Они сражались за Родину
#тыл#армия#история

В последнее время приобретает популярность проблематика изучения источников личного происхождения. Долгое время из-за своей художественности они оставались в тени, однако данный тип источников является отображением психологического образа человека в истории. Именно этот факт позволяет глубже понять историческую эпоху с позиции ее непосредственного участника. Все авторы мемуаров являлись непосредственными участниками Первой мировой войны.

Они принадлежали к разным сословиям и профессиям, что позволяет рассмотреть историю Великой войны под разными углами. Любая война начинается задолго до ее объявления, которому предшествует психологическая и идеологическая обработка населения официальными пропагандистскими структурами, внушающими народу необходимость и неизбежность грядущей войны, создается образ врага, формулируется необходимость отстаивания национальной идеи.

Накануне Первой мировой войны официальной причиной вступления в войну Российской империи считалась защита христианских народов на Балканах от агрессии Австро-Венгерской империи. Эта причина фигурировала во всех государственных воззваниях к народу.

Но, как отмечал в своих воспоминаниях генерал Брусилов А.А., « Сколько раз я спрашивал в окопах, из-за чего мы воюем, и всегда неизбежно получал ответ, что какой-то там эрц-герц-перц с женой были кем-то убиты, а потому австрияки хотели обидеть сербов. Но кто же такие сербы – не знал почти никто, что такое славяне – было также темно, а почему немцы из-за Сербии вздумали воевать – было совершенно неизвестно. Выходило, что людей вели на убой неизвестно из-за чего, то есть по капризу царя»[1]. Это укрепляло разобщенность между правительством и народом. Официальная пропаганда, по свидетельству многих современников, не отличалась эффективностью и осталась непонятой большинством народа.

Еще в начале войны наблюдались тенденции неосознанности населения в отношении развязывающейся войны, Коллонтай А. М. в своем дневнике от 28 июля 1914 года пишет: «Письма из России ни слова не упоминают о возможности войны. Пишут о другом, захватывающе-важном…Стихийное стачечное движение» [2, с. 4].

В государстве назревал социальный кризис, вызванный внутренними проблемами. Во многих городах прошли антивоенные забастовки рабочих [3, с.228]. Шляпников А. в своем письме Коллонтай А.М. отмечает следующее: «Приезд Пуанкаре в Питер лишь подливает масла в огонь. Русский пролетариат сознательно показывает главе французского правительства, что в воздухе пахнет революцией, что можно ждать новых выступлений… Ни слова о мобилизации, ни о подготовке к войне» [2, с.4].

Это является доказательством непринятия внешней государственной политики и внутриполитическим брожением в стране, которое является основой антивоенных выступлений в рядах армии и последующих революций. Правительство империи сидело на «пороховой бочке», готовой в любой момент взорваться волной народного негодования.

Причиной этому служило то, что усугублялось положение русской армии на фронтах Первой мировой войны. В своих воспоминаниях Вацетис И. И. пишет, что «события на фронте приняли неожиданный оборот, то есть оказалось, что для современной войны наша солдатская масса ни технически, ни психологически не подготовлена» [4]. Недовольство среди армии было вызвано правовым разрывом между солдатами и офицерским составом, как отмечает в своих записках Вавилов А., «Благодаря русским солдатам наши офицеры слыли героями, производились в высокие чины и нашивали себе наградные знаки» [5, с.129]. Тем самым русская армия теряла боеспособность и разлагалась, как утверждал Вацетис И.И., «В 1916 году русская армия не хотела сражаться». Причину он находит в том, что «старые моральные ценности отжили свой век, новые стимулы надо было искать в идеологии обновленного государства. Нужна была революция!» [4].

Таким образом, ни русская армия, ни тыл не были идеологически и морально готовы к Первой мировой войне, нависшая тень революции лишь усугубляла психологическое состояние населения. Правительство не смогло вызвать патриотического подъема у всего населения России, как на то рассчитывало. Как вспоминал Брусилов А.А., «моральную подготовку народа к европейской войне не то, что упустили, а скорее не допусти-ли» [1].

Список литературы

1. Брусилов А. А. Мои воспоминания. – Воениздат, 1963. [Электронный ресурс].– Режим доступа:http://militera.lib.ru/memo/russian/brusilov/index.html

2. Коллонтай А.М. Отрывки из дневника. 1914 / А.М.Коллонтай. – СПб.: 1924. – С. 4.

3. Ростунов И И. История первой мировой войны 1914-1918 гг. / И И.Ростунов. – М.: Наука, 1975. – С. 228.

4. Вацетис И.И. Моя жизнь и мои воспоминания / И.И.Вацетис. – «Даугава», 1980. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://militera.lib.ru/memo/0/pdf/russian/vatsetis_ii01.pdf

5. Вавилов А. Записки солдата Вавилова. – М.: Госиздат, 1927. – С. 129.

Монастырная Н.В., Абуков С.Н



Другие новости и статьи

« Катастрофа на чернобыльской АЭС как фактор духовного кризиса советской системы

«Потерянная» субсидия »

Запись создана: Пятница, 3 Май 2019 в 0:37 и находится в рубриках Первая мировая война.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы