3 Май 2019

Отражение синдромов игромании в романе Ф.М. Достоевского «Игрок»

oboznik.ru - Своеобразие жанра Достоевского
#Достоевский#литература#книги

Учитесь и читайте. Читайте книги серьезные. Жизнь сделает остальное.

Достоевский Ф. М.

В данной статье авторы обратили внимание на то, что, по сути своей, продукты искусства являются одним из источников психологического знания, вместе с экспериментальными данными. Создатели произведений искусства, будь то писатели, поэты, художники или музыканты, способны улавливать художественные образы в том, что их окружает, и в самих себе и запечатлевать их в той форме, которую легче воспринять.

С самых истоков психология опирается на литературу, ведь именно литература раскрывает потайные уголки душ персонажей, а через них и самих авторов. Итак, мы хотели бы рассмотреть проблему игромании с художествен- ной точки зрения. Для начала стоит отметить, что тема эта достаточно попу- лярна не только у писателей, но и у художников.

Взять, к примеру, работу П.А. Федотова «Игроки». Автор в своей картине отражает четыре состояния игроков: отчаяние, безразличие, отстраненность, надменность. Искусство- вед Э.Д. Кузнецов описывает эту картину следующим образом: «Три нежити, три пустые души, срифмованные с тремя пустыми рамами, почему-то висящими на голой стене (самая крупная посредине, две поменьше по бокам от нее), —тремя зеркалами, в которых нечему отражаться, потому что, как давно известно, нечистая сила не имеет отражения» [1]. Возвращаясь к Ф.М.  Достоевскому, он, в свою очередь, называл при- страстие к азартным играм грехом. Вот таким удивительным образом благодаря Эрасту Кузнецову игроки оказываются нечистью, а благодаря Федору Достоевскому их деятельность оказывается грехом. Не секрет, что сам Федор Достоевский был зависим от азартных игр. Поэтому его роман «Игрок» оказывается еще более ценен  — он автобиографичен, он написан игроманом и показывает весь процесс грехопадения изнутри. И мы постараюсь систематизировать эти данные, выделить признаки игромании, ее синдромы.

Нами будут описаны основные синдромы и проиллюстрированы цита- тами из романа. 1. Синдром патологического влечения (игровой драйв, мотивационный концепт) — проявления этого синдрома мы видим с самой первой страницы романа. Где первой же фразой генерала, у которого на службе находится главный герой, является следующая: «— А то вы, пожалуй, их в воксал, на рулетку, поведете. Вы меня извините, — прибавил он, — но я знаю, вы еще довольно легкомысленны и способны, пожалуй, играть. имею право пожелать, чтобы вы, так сказать, меня-то не окомпрометировали…» [2]. Генерал уже подметил тягу Алексея Ивановича к игре. Это и есть про- явление этого синдрома: стремление к участию в игре, несмотря на семью, друзей, социальные обязанности, экономические проблемы, болезни и т. д. Таким образом, главный герой уже предстает перед нами зависимым. Следующим признаком, который демонстрируется главным героем многократно, является уверенность в выигрыше. Причем в собственном выигрыше он не сомневается, ставя под сомнение аналогичные чувства к собственному выигрышу у окружающих: «— У меня была безумная и странная мысль, что я непременно выиграю, здесь, на игорном столе . — Это точь-в-точь как утопающий, который хватается за соломинку.

Согласитесь сами, что если б он не утопал, то он не считал бы соломинку за древесный сук. Полина удивилась. — Как же, — спросила она, — вы сами-то на то же самое надеетесь? Две недели назад вы сами мне говорили однажды, много и долго, о том, что вы вполне уверены в выигрыше здесь на рулетке . — Это правда, — отвечал я задумчиво, — я до сих пор уверен вполне, что выиграю. Я все-таки вполне уверен, что чуть только я начну играть для себя, то выиграю непременно. — Почему же вы так наверно убеждены? — Если хотите — не знаю. Я знаю только, что мне надо выиграть, что это тоже единственный мой исход» [2]. В последней фразе раскрывается еще один важный признак: игроманы считают, что, выиграв, они смогут реабилитироваться в обществе, в выи- грыше они видят единственный выход из ситуации, в которую попали. 2. Синдром игрового транса. Вступая в игру, игроки преображаются. Конечно, важным аспектом является полная поглощенность игрой: они не могут ее прекратить, несмо- тря на крупный выигрыш или проигрыш.

Многие игроманы способны играть сутками, полностью игнорируя собственные потребности, забывая обо всем. Ярким примером является даже не главный герой, а Антонида Васильевна: «— Ну, ну! ну ставь еще четыре тысячи гульденов на красную! Вот бумажник, бери. — Она вынула из кармана и подала мне бумажник. — Бабушка, — прошептал я, — такие куши… — Жива не хочу быть — отыграюсь. Ставь! — Поставили и проиграли. — Ставь, ставь, все восемь ставь! — Нельзя, бабушка, самый большой куш четыре!.. — Ну ставь четыре! На этот раз выиграли. Бабушка ободрилась. — Видишь, видишь! — затолкала она меня, — ставь опять четыре! Поставили — проиграли; потом еще и еще проиграли. — Бабушка, все двенадцать тысяч ушли, — доложил я. — Вижу, что все ушли,  — проговорила она в каком-то спокойствии бешенства, если так можно выразиться, — вижу, батюшка, вижу, — бор- мотала она, смотря пред собою неподвижно и как будто раздумывая, — эх! жива не хочу быть, ставь еще четыре тысячи гульденов! — Да денег нет, бабушка; тут в бумажнике наши пятипроцентные и еще какие-то переводы есть, а денег нет. — Есть здесь меняльные лавки? Мне сказали, что все наши бумаги раз- менять можно, — решительно спросила бабушка. — О, сколько угодно! Но что вы потеряете за промен, так… сам жид ужаснется! — Вздор! Отыграюсь! Вези» [2].

Здесь же видна важнейшая цель игромана — выиграть, или чаще она звучит как «отыграться». Однако со временем эта цель меркнет, игроком начинает руководить азарт, напряжение. Игрок теряет изначальную цель игры, забывает предыгровые установки. Сознание сужается, адекватная реакция на ситуацию утрачивается, теряется способность в полной мере использовать игровые навыки. Вот как описывает это состояние главный герой: «Я был как в горячке и двинул всю эту кучу денег на красную — и вдруг опомнился! Я с ужасом ощутил и мгновенно сознал: что для меня теперь значит проиграть! Стояла на ставке вся моя жизнь! я пустился ставить опять, зря и не считая. Не понимаю, что меня спасло! Иногда, впрочем, начинал мелькать в голове моей расчет. Я привя- зывался к иным цифрам и шансам, но скоро оставлял их и ставил опять, почти без сознания. Должно быть, я был очень рассеян; помню, что круперы несколько раз поправляли мою игру. Я делал грубые ошибки. Виски мои были смочены потом и руки дрожали.

Я совершенно не знал игры и не знал почти ни одной ставки, кроме красной и черной, которые тут тоже были. Не помню, вздумал ли я в это время хоть раз о Полине. Я тогда ощущал какое-то непреодолимое наслажде- ние хватать и загребать банковые билеты, нараставшие кучею предо мной. Я убежден, что тут наполовину было самолюбия; мне хотелось удивить зрителей безумным риском, и — о странное ощущение — я помню отчетливо, что мною вдруг действительно без всякого вызова самолюбия овладела ужасная жажда риску. Может быть, перейдя через столько ощуще- ний, душа не насыщается, а только раздражается ими и требует ощущений еще, и все сильней и сильней, до окончательного утомления» [2]. 3. Синдром выигрыша. Поведение игрока отличается в зависимости от исхода игры. В случае выигрыша наблюдается приподнятое, иногда эйфорическое настроение, прилив энергии. Выигрыш создает уверенность в себе, своих возможностях, что способствует закреплению игрового поведения и последующим рециди- вам. Интересно, что проявлений этого синдрома в романе найти практиче- ски невозможно, хотя главный герой пару раз вспоминает свои выигрыши и говорит, что эти воспоминания подстегивают его играть дальше. «Да, в эдакие-то мгновения забываешь и все прежние неудачи! Ведь я добыл это более чем жизнию рискуя, осмелился рискнуть и — вот я опять в числе человеков!» [2].

Зато щедрость и расточительность, которая проявляется непосред- ственно после выигрыша, фигурирует неоднократно: «— Нате, вот вам от меня по пяти золотых, вот! — Потапыч и Марфа бросились целовать ручки. — И носильщикам дать по фридрихсдору. Дай им по золотому, Алексей Иванович. Что это лакей кланяется, и другой тоже? Поздравляют? Дай им тоже по фридрихсдору. — Madame la princesse… un pauvre expatrie… malheur continuel… le princes russes sont si genereux, — увивалась около кресел одна личность в истасканном сюртуке и с подобострастною улыбкой… — Дай ему тоже фридрихсдор. Нет, дай два» [2]. 4. Синдром проигрыша. Еще в ходе игры, понимая, что шансов отыграться уже практически нет, игроманы испытывают нарастающую тревогу, раздражительность, злость и все возрастающее желание отыграться. Это видно в ранее приведенном мной отрывке об игре Антониды Васильевны, где демонстрируется и раз- дражительность, и желание отыграться.

Также ярким проявлением является желание отомстить, наказать вино- вных. В качестве примера можно привести главного героя, который после проигрыша обвиняет в нем Полину, поскольку тогда он играл за нее. «— Зачем вы давали их мне проигрывать? Я вам сказал, что не могу играть для других, тем более для вас. Я послушаюсь, что бы вы мне ни при- казали; но результат не от меня зависит. Я ведь предупредил, что ничего не выйдет» [2]. Игроман жалеет себя, его преследует чувство собственного ничтожества: «И вот полтора года с лишком прошли, и я, по-моему, гораздо хуже, чем нищий!

Да что нищий! Наплевать на нищенство! Я просто сгубил себя!» [2]. Постепенно эти чувства сменяются на непреодолимую тягу к игре и уверенность в предстоящей победе, веру в то, что на этот раз удастся оты- граться. 5. Абстинентный синдром, или синдром отнятия. Вне зависимости от того, выиграл игрок либо проиграл, через некото- рое время после окончания игры игроманы начинают вести себя сходным образом. Часто наблюдаются расстройства сна в виде бессонницы, непри- ятных сновидений, сцен игрового заведения, самой игры: «Я, конечно, живу в постоянной тревоге, <…> стою по целым дням у игорного стола и наблюдаю игру, даже во сне вижу игру, но при всем этом мне кажется, что я как будто одеревенел, точно загряз в какой-то тине» [2]. Игроман демонстрирует недовольство, стремление уклониться от обя- занностей, при этом наблюдается показная активность, декларативность в сочетании с формальностью высказываний. Главный герой также проявляет себя как человек, любящий поразмышлять вслух, причем большинство его монологов тем или иным образом относятся к игре: носят оправдательный или описательный характер. «— На том, что в катехизис добродетелей и достоинств цивилизо- ванного западного человека вошла исторически и чуть ли не в виде главного пункта способность приобретения капиталов.

А русский не только не спо- собен приобретать капиталы, но даже и расточает их как-то зря и без- образно. Тем не менее нам, русским, деньги тоже нужны, — прибавил я, — а следственно, мы очень рады и очень падки на такие способы, как, например, рулетки, где можно разбогатеть вдруг, в два часа, не трудясь. Это нас очень прельщает; а так как мы и играем зря, без труда, то и проигрываемся!» [2]. 6. Личностные, поведенческие, эмоциональные, интеллектуально- мнестические изменения. Зависимость накладывает на личность игрока свой отпечаток. То, о чем уже было упомянуто, это склонность к декларативности. Алек- сей Иванович проявляет себя как человек, любящий поразмышлять, но при этом его размышления ни к чему не приводят, они идут по кругу, затрагивая одни и те же темы. Также для игроманов свойственна суеверность.

Здесь стоить вспом- нить то, что главный герой в своем проигрыше однажды обвинял Полину, поскольку существует суеверие, что за других играть нельзя. Также можно выявить безразличие к работе  — игроманы часто ее меняют, плохо исполняют обязанности, работают только для того, чтобы получить деньги на игру. Также у них снижается требовательность к соб- ственному внешнему виду, гигиене, собственному статусу. «<…> был даже и в Бадене, куда я ездил камердинером советника Гинце, мерзавца и бывшего моего здешнего барина. Да, я был и в лакеях, целых пять месяцев! Это случилось сейчас после тюрьмы. (Я ведь сидел и в тюрьме в Руле- тенбурге за один здешний долг. <…>) Куда мне было деваться? Я и поступил к этому Гинце. <…> Я сначала поступил к нему чем-то вроде секретаря, за тридцать гульденов в месяц; но кончил у него настоящим лакейством: держать секретаря ему стало не по средствам, и он мне сбавил жалованье; <…>.

Я недоедал и недопивал на его службе, но зато накопил в пять месяцев семьдесят гульденов. Однажды вечером, в Бадене, я объявил ему, что желаю с ним расстаться; в тот же вечер я отправился на рулетку» [2]. Видно, что главный герой игнорирует витальные потребности, чтобы накопить денег на игру, к тому же не относится к факту собственного заклю- чения в тюрьму как к чему-то исключительному. Со временем у игроманов сужается круг интересов, они утрачивают многолетние связи с друзьями и не замечают этого сами, однако это заме- чают их близкие. Вся деятельность игромана направлена на игру, все его надежды возложены на нее, игра представляется единственным путем к спа- сению и искуплению: «Он не скоро понял, но, поняв, улыбнулся. — Мне нравятся ваши замечания. Я узнаю в этих словах моего прежнего, умного, старого, восторженного и вместе с тем цинического друга; <…>. Скажите, вы не намерены бросить игру? — О, черт с ней! Тотчас же брошу, только бы… — Только бы теперь отыграться? Так я и думал; не договаpивайте — знаю,  — вы это сказали нечаянно, следственно, сказали правду.

Скажите, кроме игры, вы ничем не занимаетесь? — Да, ничем… Он стал меня экзаменовать. Я ничего не знал, я почти не заглядывал в газеты и положительно во все это время не развертывал ни одной книги. — Вы одеревенели, — заметил он, — вы не только отказались от жизни, от интересов своих и общественных, от долга гражданина и человека, от друзей своих (а они все-таки у вас были), вы не только отказались от какой бы то ни было цели, кроме выигрыша, вы даже отказались от воспоминаний своих.

Я помню вас в горячую и сильную минуту вашей жизни; но я уверен, что вы забыли все лучшие тогдашние впечатления ваши; ваши мечты, ваши теперешние самые насущные желания не идут дальше pair и impair, rouge, noir, двенадцать средних и так далее, и так далее, я уверен! — Довольно, мистер Астлей, пожалуйста, пожалуйста, не напоми- найте, — вскричал я с досадой, чуть не со злобой, — знайте, что я ровно ничего не забыл; но я только на время выгнал все это из головы, даже воспо- минания, — до тех пор, покамест не поправлю радикально мои обстоятель- ства; тогда… тогда вы увидите, я воскресну из мертвых! — Вы будете здесь еще чрез десять лет, — сказал он. — Предлагаю вам пари, что я напомню вам это, если буду жив, вот на этой же скамейке» [2].

Роман «Игрок» является богатым источником иллюстраций не только синдромов, но и динамики развития зависимости. Ф.М. Достоевский тонко и точно описывает переживания и чувства главного героя, отслеживает его мысли и поведение и, таким образом, предоставляет читателям подробный портрет зависимого человека на эмоциональном, когнитивном и поведенче- ском уровнях.

Литература 1. Кузнецов Э.Д. Павел Федотов [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http:// www.e-reading.club/chapter.php/1034164/12/Kuznecov_-_Pavel_Fedotov.html. 2. Достоевский Ф.М. Полное собрание романов в двух томах. Том 1. — М.: «Изда- тельство Альфа-книга», 2010. — С. 303–398. 3. Бухановский А.О., Андреев A.C., Дони Е.В. Патологический гемблинг как частный вариант болезни зависимого поведения [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www.narcom.ru/cabinet/online/46.html. 4. Волкова Е.А., Егоров А.Ю. Личностные особенности гемблеров и наркозависимых // Наркология. — 2007. № 4. — С. 39–43. 5. Дудко Т.Н., Мягкова М.А., Бондаренко С.Н. Клинические особенности игромании // Наркология. — 2006. № 10. — С. 43–48

А.С. Зайка, В.М. Сорокин

Другие новости и статьи

« Анализ взаимосвязи культурных факторов социально- экономического развития и личностного потенциала

Катастрофа на чернобыльской АЭС как фактор духовного кризиса советской системы »

Запись создана: Пятница, 3 Май 2019 в 0:25 и находится в рубриках После Крымской войны.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика