«Есть у революции начало…»: что знают и думают о событиях Октября 1917 года современные студенты



«Есть у революции начало…»: что знают и думают о событиях Октября 1917 года современные студенты

oboznik.ru - События революции 1917 г. и Гражданской войны в трудах казаков-эмигрантов

oboznik.ru - События революции 1917 г. и Гражданской войны в трудах казаков-эмигрантов

Аннотация. Статья посвящена выявлению общественных настроений и состояния исторической памяти о революционных событиях Октября 1917 г. Анализируются результаты социологического исследования, проведённого среди студентов Кубанского государственного университета.

Ключевые слова: Великая российская революция, Октябрь 1917 г., власть, феномен исторической памяти, современное студенчество.

Tazhidinova I.G., Dontsova M.V. (Russia, Krasnodar) «The revolution has a beginning…»: what modern students know and think about the events of October 1917 Abstract. The article is devoted to revealing public moods and the state of historical memory about the revolutionary events of October 1917. We analyze the results of a sociological research, which was made among students of the Kuban State University. Keywords: the Great Russian Revolution, October 1917, power, the phenomenon of historical memory, modern students.

Историко-социологическое изучение Великой российской революции 1917 г. – это и выяснение состояния исторической памяти о ней, современных общественных настроений по поводу революционного прошлого нашей страны. Размышления о нём на волне столетнего юбилея напомнили, казалось, позабытый (когда-то полный оптимизма, а сейчас, скорее, угрожающий) слоган «Есть у Революции начало, нет у Революции конца!». Последний оказался названием песни Вано Мурадели и Юрия Каменецкого (1967), аккурат в полувековой юбилей воспевших безбрежные перспективы той отправной точки, от которой нас, современных россиян, отделяет уже вдвое больше времени. Первый куплет названной песни настолько тяготеет к проблематике нашего исследования, что удержаться от цитирования сложно (правда, в контексте исследования, нам ещё сложнее было бы обойтись без пары вопросительных знаков): Всё горит, горит заря над Смольным – Это с нами, это на века.

Залп «Авроры» никогда не смолкнет, Вдаль простёрта Ленина рука. [1] Симптоматичные высказывания «за» и «против» поэтического прогноза Каменецкого нашлись на You Tube, где обсуждался довольно примитивно скроенный клип на данную песню (кадры из старых фильмов про Октябрь). На момент нашего обращения высказываний оказалось всего два («Скоро такие песни будут актуальны!» и «Дикари!!!») [2], но именно они позволяли надеяться, что социологическое исследование представлений молодёжи о судьбоносных событиях в Петрограде в октябре 1917 г. обнаружит остроту и неоднозначность их восприятия молодым поколением россиян.

Здесь стоит отметить, что всплеска социологических исследований о событиях 1917 г. и отношении к ним юбилей, похоже, не стимулировал. Поэтому в целях сравнительного анализа мы можем опереться на данные единичных опросов, которые проводились несколькими годами раньше. Так, учёные из Южного федерального университета в 2014 г. в ходе исследования среди молодёжи г. Таганрога (число опрошенных студентов – 1652), посвящённого исторической памяти и ценностным ориентациям, включили оценочный вопрос об Октябрьской революции 1917 г. Наименьшая доля опрошенных на исследуемый вопрос предпочла ответ: «Не имела значения» (3%). Наибольшая доля опрошенных указали вариант ответа: «Ускорила прогресс» (38%). Затруднились с оценкой революции почти столько же («Трудно сказать» – 34%), а вот негативно окрашенный ответ «Задержала развитие» дали 25% студентов [3, с. 77].

Что касается динамики, то как знаковое событие оценка Октябрьской революции по оси «положительно – отрицательно» претерпела серьёзные изменения в сравнении с позднесоветским периодом. В постсоветское время возросло число людей, которые критически оценивают итоги и результаты революции. Это очевидно, например, если сравнить ответы студентов Таганрога 2014 г. с данными более раннего исследования ВЦИОМ. Согласно последнему в 1989 г. Октябрьскую революцию к важнейшим событиям XX века отнесли 63%, а в 1994-м – уже 49% опрошенных [4, с. 5]. В своём исследовании мы задали, в том числе, и приведённый выше оценочный вопрос, однако целенаправленно стремились получить более содержательную информацию по широкому спектру вопросов. Исследование происходило в мае–июне 2017 г. методом анкетного опроса.

Было опрошено 103 человека. Выборочную совокупность составили студенты физико-технического факультета (17 чел. – 16,5%) и студенты ФИСМО – факультета истории, социологии и международных отношений (86 чел. – 83,5%). ФИСМО представлен учащимися отделения истории (18 чел.), социологии (53 чел.) и педагогического образования (15 чел.). Исследуя степень владения студентами фактами, мы установили, что политическое руководство революцией признало за РСДРП(б) большинство респондентов (76%). В то же время почти четверть опрошенных (22%) не смогли назвать партию, стоявшую во главе революции.

Лидера партии вспомнили ещё больше студентов – 85%, а в неведении по этому поводу пребывает 13%. Довольно сложным оказался вопрос о соратниках, единомышленниках вождя революции. Ответить на него не смогла почти половина опрошенных. Как соратники Ленина чаще других в ответах респондентов фигурируют Троцкий и Сталин, причём первый значительно опередил второго по числу упоминаний. Похоже, студенты, знающие перипетии внутрипартийной борьбы за власть в послереволюционные годы, внимательно прочли вопрос и, размышляя о степени единомыслия, признали таковое скорее за Троцким, чем за Сталиным.

Среди единичных упоминаний: Бухарин, Дзержинский, Молотов, Свердлов, Крупская, Рыков, Чапаев, Будённый, Зиновьев, Каменев и др. Разногласия вызвал вопрос о городе, где произошла революция. 59% студентов-физиков выбрали Москву, а Петроград/ Санкт-Петербург – 41%. Студенты ФИСМО проявили в этом вопросе бльшую осведомлённость; в их ответах Петроград/ Санкт-Петербург доминирует (79%); Москву выбрали 14% респондентов. Примечательно, что несколько студентов ФИСМО всё-таки затруднились ответить на данный вопрос, зато среди «самоуверенных» физиков таких не оказалось. Известное единодушие проявили студенты ФИСМО, когда решали вопрос о том, чьи же идеи стремились воплотить в жизнь организаторы революции. 92% студентов ФИСМО указали, что это были идеи Карла Маркса (оставшиеся 8% студентов затруднились дать ответ). Что касается физиков, то, кроме лидера мнений К. Маркса (65%), И. Канта выбрало 18% респондентов, а на Ч. Дарвине остановилось 6%. 12% респондентов из числа физиков на «идейный» вопрос ответить затруднились. Ответы на «провокационный» вопрос об «Авроре» («Что такое «Аврора»?») выявили, что культовые события Октября 1917 г. мало о чём говорят некоторой части современного студенчества. Так, 4 /5 наших респондентов ответили на данный вопрос верно, однако оставшаяся 1 /5 часть опрошенных решили, что «Аврора» – это «кодовое название операции по взятию Зимнего дворца», либо вообще на вопрос не ответили.

Продолжая выяснять познания студентов о революционных событиях, мы убедились, что они не всегда разделяют между собой результаты происшедшего в Феврале и Октябре 1917 г. Так, по мнению большинства опрошенных студентов обоих факультетов, осенью 1917 г. власть потерял царь Николай II. 45% студентов ФИСМО ответили на данный вопрос правильно, выбрав потерю власти Временным правительством. Среди будущих физиков этот ответ выбрало 24% респондентов, однако были и те, кто решил, что власти в Октябре 1917 г. лишился Григорий Распутин (12%). Временное правительство стало выбором существенного числа студентов в ответе на вопрос «Какой орган образовался в ходе революции в Октябре 1917 г. ?». Таких было 42% среди опрошенных студентов ФИСМО и 24% – среди опрошенных студентов ФТФ. Правильный ответ на данный вопрос (Совет народных комиссаров) дали 45% студентов ФИСМО и 65% студентов ФТФ. Государственную Думу не выбрал никто.

Затруднения с ответом на данный вопрос испытала 1 /10 часть респондентов. Не намного лучше обстояло дело с ответом на вопрос «Какой документ был принят в первые дни революции?». Хотя большинство опрошенных всё-таки выбрали верный ответ «Декрет о земле» (58% студентов ФИСМО и 41% студентов ФТФ), но фигурировали и другие ответы. «Указ о вольных хлебопашцах» выбрали 14% из числа студентов ФИСМО и 24% – из числа студентов ФТФ, а «Пакт о ненападении с Германией» – 9 и 6% соответственно. Обращает на себя внимание, что очень многие даже не попытались ответить на этот вопрос: 19% среди опрошенных студентов ФИСМО и 29% среди студентов ФТФ. Анализируя знания студентов Кубанского госуниверситета о событиях Октября 1917 г., мы попытались узнать, откуда они их почерпнули. Судя по ответам респондентов, главным образом, «из школьной программы по курсу «история» (этот ответ выбрали 95% студентов, обучающихся на ФИСМО, и 82% студентов ФТФ). Ещё одним важным источником информации о революции для молодых людей стали произведения искусства (кинофильмы, литература, живопись и др.); на этот источник указала почти половина студентов обоих факультетов. Симптоматично, что средства массовой информации уступили произведениям искусства в просветительской функции о событиях революции, что может свидетельствовать либо о недостаточном освещении российскими СМИ революционного прошлого страны, либо об отсутствии у самих студентов интереса к такого рода сведениям, даже если они и не обойдены вниманием медиа. Если обратиться к цифрам, то СМИ как источник информации назвали 28% опрошенных из студентов ФИСМО и 12% – из студентов ФТФ.

Последние цифры сопоставимы с влиянием на познания о революции, которые принесло студентам обучение в вузе, а также с той информацией, которую они получили от родственников. На значение «вузовского» канала поступления информации указало 34% студентов из числа обучающихся на ФИСМО, и 18% – из числа обучающихся на ФТФ. Примерно такие же данные по «родственному» каналу получения информации: 30 и 15% соответственно. Что касается канала получения информации «от друзей», то он практически не актуализирован. В анкету был также включён блок вопросов, проясняющих отношение современной студенческой молодёжи к событиям Октября 1917 г., восприятие их связи с настоящим временем. Начать следует с трактовок понятия «революция», которые предложили респонденты. Большинство из них в своих трактовках использовали такие термины, как «переворот» («коренной переворот», «переворот в системе», «государственный переворот», «переворот в жизни», «переворот в обществе») и «изменение» («резкое изменение», «коренные изменения», «изменение государственного строя»). Судя по формулировкам ответов на другой вопрос («Как Вы думаете, какие эмоции испытывали люди, которым довелось жить в революционную эпоху?»), такого рода «переворот» и «изменения» способны были привнести в жизнь населения угрозы, риски, проблемы. Именно так, по преимуществу, видит ситуацию 1917 года современная молодёжь.

Не случайно чувства людей, переживших революцию, чаще всего описываются студентами с использованием слова «страх». Также в ответах нередко фигурируют «смятение», «тревога», «напряжение», «неуверенность» («неизвестность»), «негативные» («отрицательные») настроения. Несколько будущих социологов из числа студентов ФИСМО употребили для описания состояния населения термин «аномия» (например, «Любая революция не несёт положительного. Аномия породила страх, безысходность»). Несколько респондентов на данный вопрос о чувствах ответили словом «голод», подчеркнув тем самым приоритет для человека решения насущных проблем. В противовес негативным чувствам и состояниям другая (правда, значительно меньшая) часть опрошенных назвала эмоции и состояния противоположного спектра: «воодушевление», «радость», «освобождение», «надежда». Были и те, кто предположил необычные ощущения у людей революционной эпохи: «нервозность», «азарт», «экстремальное психологическое состояние».

Стоит обратить внимание, что большая часть респондентов акцентировала противоречивость чувств современников революционной эпохи. Процитируем варианты ответов такого рода: «Смятение, радость, разочарование – в зависимости от политических взглядов»; «Часть восприняла революцию с восторгом, а часть – как катастрофу»; «Внутренний раскол, трудности выбора, страх неизвестности»; «Разные эмоции: кому-то было по нраву, для кого-то – трагедия»; «Страх и одновременно злость»; «Одни надеялись на светлое будущее, другие испытывали негативные эмоции, потерю всего»; «Смотря какие люди, но вообще это был раскол, и в итоге привело к гражданской войне»; «Страх, неуверенность в будущем; возможно, некоторые верили в лучшую жизнь»; «Одни радовались, другие – плакали». Итак, для абсолютного большинства наших респондентов революционная эпоха представляется либо неоднозначным, либо негативным событием в жизни современников.

Поэтому, думается, объяснимо то, что довольно многие (более четверти опрошенных) затруднились с ответом на вопрос о последствиях революции для страны. Тем не менее 33% студентов ФИСМО остановились на ответе «Революция была амбициозным социальным экспериментом», и его же выбрал 41% студентов ФТФ. «Трагедией России» сочли революцию ровно такое же число студентов ФИСМО (33%), а среди студентов ФТФ – 12%. Наконец, наименьшее число респондентов выбрали ответ, что революция в Октябре 1917 г. была «благом для России».

Что касается важного вопроса о значении революции (напомним, что он задавался в ряде исследований исторической памяти, проводившихся в СССР/РФ с конца 1980-х гг. и поэтому в сравнительных целях оказался включён и в наше исследование), то в таковом ей отказал всего один из опрошенных нами студентов. 1/5 часть наших респондентов затруднились оценить события Октября 1917 г. по оси «положительно – отрицательно». Критическую («задержка развития») и позитивную («дальнейший прогресс») оценку революции выбрали следующие группы опрошенных студентов ФИСМО: 42 и 35% соответственно. У будущих физиков разброс мнений оказался шире: прогресс в революции увидели 59%, а регресс – 29%. В целом же можно констатировать, что мнения студентов Кубанского государственного университета распределились по данному вопросу практически так же, как в случае со студентами г. Таганрога в 2014 г. в ходе более обширного социологического опроса [5]. Об отдалении событий Октября 1917 г. от современности, причём не только во временном выражении, свидетельствуют, на наш взгляд, ответы на вопрос «Как отразилась революция на Вашей жизни и жизни Вашей семьи?». В тупик данный вопрос поставил 24% опрошенных студентов ФИСМО и 53% студентов ФТФ, т.е. эти молодые люди «затруднились ответить». Считают, что «никак не отразилась», 42% студентов ФИСМО и 35% студентов ФТФ, а что «отразилась незначительно» – 19% студентов ФИСМО (из будущих физиков этот ответ не выбрал никто).

Наконец, в пользу «самого серьёзного влияния» революции на собственную жизнь и жизнь семьи высказались всего 15% опрошенных студентов ФИСМО и 12% студентов ФТФ, т.е. данный ответ выбрало наименьшее число респондентов. Характерно, тем не менее, что порывать связь с революционным прошлым страны студенты не готовы. Пусть они абсолютно не видят смысла «праздновать на государственном уровне» (в пользу праздника в честь революции высказался лишь один из 103 опрошенных), но и «предать забвению» 1917 год не хотят (такой вариант ответа выбрал тоже только один респондент).

С необходимостью «помнить как исторически значимые» события Октября 1917 г. согласны 80% опрошенных студентов ФИСМО и 59% студентов ФТФ. Ответ «помнить как историческую ошибку» выбрали намного меньше респондентов: 14% студентов ФИСМО и 24% студентов ФТФ. То есть даже при преимущественно негативном восприятии последствий революции для развития страны и жизни отдельных граждан категоричность в отношении революционного прошлого современному студенчеству не свойственна. Вероятно, именно поэтому за «изучение революционных событий» выступают почти все опрошенные студенты (выбрали ответы «изучать нужно, чтобы иметь достоверную информацию о тех событиях» и «изучать нужно, чтобы не совершать ошибок в будущем»): 97% студентов ФИСМО и 94% студентов ФТФ.

Список источников и литературы

1. Революционные песни СССР. [Электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL: http://www.madimedia.ru/song (дата обращения – 21.06.2017)

2. Есть у революции начало, нет у революции конца! [Электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL: https://www.youtube.com/watch (дата обращения – 21.06.2017)

3. Рачипа А.В., Бурьков В.В., Алексеева А.В. Некоторые аспекты изучения революции 1917 г. // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2016. №1. С. 77–81.

4. Тощенко Ж.Т. Историческое сознание и историческая память. Анализ современного сознания // Новая и новейшая история. 2000. №4. С. 3–14.

5. Рачипа А.В., Бурьков В.В. Феномен исторической памяти и проблемы формирования ценностных ориентаций молодёжи среднего города России в социологическом измерении (на примере г. Таганрога, 2010– 2014 гг.). Таганрог: Изд-во ЮФУ, 2014. Тумаков

Тажидинова И.Г., Донцова М.В. (Россия, г. Краснодар)


Другие новости и статьи

« В. И. Ленин глазами современников

Человек в свете экономических теорий »

Запись создана: Четверг, 23 Ноябрь 2017 в 16:50 и находится в рубриках Современность.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Контакты/Пресс-релизы