Юридические и социально-психологические аспекты коррупции в России



Юридические и социально-психологические аспекты коррупции в России

oboznik.ru - Юридические и социально-психологические аспекты коррупции в России
#коррупция#взятки#взяточничество#штраф#государство

Аннотация: борьба с коррупцией на сегодняшний день является одним из приоритетных направлений во внутренней политике Российской Федерации. Для того чтобы понять причины устойчивого воспроизводства коррупции, необхо димо исследовать ее ценностные, ментально-психологические и социально психологические аспекты.

Результаты исследования показали, что одним из важнейших аспектов психологии коррупции является соотношение конформист ского и нонконформистского поведения. «Не быть белой вороной» – это один из основных мотивов коррупционного поведения людей в условиях давления груп пы, в которой находится индивид.

На сегодняшний день психологическая наука выделяет множество оснований возникновений коррупции. Однако, на наш взгляд, главным основанием является отсутствие ценностного и социокультур ного согласия и доверия в российском обществе, дефицит общей морали и обще го живого права, когда общество распадается на группы «своих» и «чужих». Ключевые слова: коррупция, злоупотребление служебным положением, психологические аспекты коррупции, механизм поведения коррупционера, коррупционный акт, коррумпирование. В Новейшем энциклопедическом словаре такое понятие, как коррупция – отсутствует [1].

Термин «коррупция» происходит от латинского слова corruptio. В словаре иностранных слов приводятся термины «коррумпировать», «корруптиро вать» (лат. corrumpere – подкупать кого-либо деньгами или иными материальными благами). В Толковом словаре русского языка коррупция – подкуп взятками, продажность должностных лиц, политических деятелей. В Конвенции ООН: «Коррупция – злоупотребление государственной вла стью для получения выгоды в личных целях». Впервые в России термин «кор рупция» ввел в научный оборот А. Э. Эстрин в 1913 г. Более позднее толкование данного слова в русском языке носило много значный характер: переводилось и как подкуп, и как порча, и как разложение, и даже как злоупотребление служебным положением в корыстных целях. Однако чрезмерно широкое толкование коррупции практически означало объединение под одним термином очень разных по своей криминологической характеристи ке явлений: и хищений, и должностных преступлений, и коррупции в собствен ном смысле слова как подкупа-продажности. Признанием необходимости борьбы с данным явлением является ратифи кация Россией (2006 г.) Конвенции ООН против коррупции, принятой Гене ральной Ассамблеей ООН 31 октября 2003 г., а также принятие Федерального закона от 26 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и Национальной стратегии противодействия коррупции, утвержденной Указом президента РФ от 13 апреля 2010 г. № 460. Законодатель определяет коррупцию – как злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и гос ударства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами. Без исследования ценностных и ментально-психологических аспектов и измерений коррупции невозможно понять причины ее устойчивого воспро изводства.

Изучение психологических механизмов воспроизводства кор рупции предполагает поиск ответов на вопросы, каким образом и по каким глубинным причинам рутинное повседневное коррупционное поведение не оценивается массовым сознанием как коррупция. Его оправдывают, счита ют нормой. Каким образом в коррупционные связи и отношения, главным звеном которых является чиновничество, вовлекаются новые люди? Одним из важнейших направлений исследования является изучение причин того, почему взаимодействие общества и должностных лиц приобретает характер коррупционного? Поведение любого индивида во многом определяется его принадлежностью к той или ной социальной группе, поэтому анализ кор рупции должен включать изучение особенностей данной социальной груп пы из ее этоса. Юридическая психология имеет прямое отношение к данной проблеме, поскольку она дает возможность объединить теоретические и практические подходы психологии личности и социальной психологии для исследования со циально-юридических аспектов коррупции как явления, связанного с публич ными отношениями и государственным управлением.

Психологические основы воспроизводства коррупции в российской истории как социального и политиче ского института связаны с исследованием субъективных механизмов поведения как минимум двух сторон коррупционного акта и, соответственно, двух участ ников каждого коррупционного взаимодействия. Типичная психология каждого из участников конкретного коррупционного взаимодействия имеет специфические особенности, находящие выражение в поведении. Есть доминирующая сторона в любой коррупционной сделке. Она практически всегда обладает тем или иным властным статусом и доступом к ресурсам, вымогающая и получающая взятку (взяткополучатель). И есть слабая сторона – взяткодатель, несущий взятку в целях разрешения той или иной про блемы. Эти фигуры близки полюсам «управляющий» и «управляемый», «властный и подвластный». Однако даже если коррупционный акт осуществляется двумя лицами, пря мо или косвенно она неизбежно включена в систему коррупционных отноше ний между группами, к которым принадлежат эти лица. Акт коррупции – это лишь часть сложной сети отношений. Для нее нужна организационная подго товка, информационная, коммуникативная и силовая поддержка коллективных и индивидуальных участников. Этот акт требует согласованных действий в пространстве и времени – прошлом, настоящем и будущем.

Невозможно его осуществление без опоры на ту или иную социальную группу и ее интересы. Важный аспект психологии коррупции – соотношение конформистского и нонконформистского поведения. «Не быть белой вороной» – это один из ос новных мотивов коррупционного поведения людей в условиях давления груп пы, в которой находится индивид. Не имеет значения, какая это группа – част ных физических лиц или юридических подразделений, ГИБДД или Минэконо мразвития. Конформизм определяют как «изменение поведения или убеждения в результате давления группой». Давно известно, что совершение зла облегча ется, если оно распределяется в группе, делясь на маленькие части.

Главное для члена группы – не попасть в ситуацию социальной отверженности, не быть из гоем, изгнанным, не оказаться в ситуации публичного позора, осмеяния. Коррупция по российскому уголовному законодательству не является са мостоятельным составом преступления, а теоретически охватывает несколько должностных и экономических преступлений (взяточничество, злоупотребле ние и превышение должностных полномочий, служебный подлог, хищения, не законное участие в предпринимательской деятельности и др.). Ядром коррупции является взяточничество.

Однако коррупция не сводится только к примитивному взяточничеству, особенно в условиях рыночной эконо мики и свободы предпринимательства. Лоббизм, протекционизм, взносы на по литические цели, инвестирование коммерческих структур за счет госбюджета, незаконный перевод государственного имущества в акционерные общества, ис пользование связей преступных сообществ, переход политических лидеров и государственных чиновников на руководящие должности различных корпора ций и холдингов являются завуалированными формами коррупции. Понятие коррупции, в содержательном плане, значительно шире понятия взяточничества независимо от того, совершается ли последнее эпизодически или систематически. Коррумпирование, как отмечалось ранее, предполагает подкуп или постанов ку в зависимость от коррумпирующей структуры представителя законодательной, исполнительной или судебной власти.

Взять на постоянное или длительное со держание государственного служащего, представителя законодательной или исполнительной власти, представителя региональной администрации, руководителя предприятия и т. п. чрезвычайно выгодно корруптеру, чтобы использовать в ко рыстных целях должностные возможности коррумпированного субъекта, его официальный статус или связи.

Эта корысть, в первую очередь, связана с отвлече нием государственных ресурсов, с нарушением норм с целью неправомерного обогащения. К этой категории относятся получаемые благодаря коррумпирован ным лицам государственные кредиты (не идущие впоследствии на инвестирова ние в промышленность), льготы по пошлинам на ввоз и вывоз предмета купли – продажи, выгодные контракты, приватизация предприятий, систем, структур. Менее значительные по объему, но не менее вредные по последствиям (со циальным, экономическим), коррумпированные связи на уровне регионов и от дельных организаций, предприятий, учреждений. Это и необоснованные разреше ния, открывающие пути к противоправному обогащению, сообщение информа ции, используемой в целях незаконного обогащения или в борьбе с конкурентами, и непринятие мер в отношении ставших известными должностному лицу пре ступных действий и т. п.

При этом необходимо учитывать, что неправомерное обогащение коррумпированного должностного лица должно влечь за собой уго ловные санкции даже если в результате его действий не наносится непосредствен ный ущерб государству или частному лицу (С. Ю. Журавлев, А. Ф. Лубин). Коррупция опасна в первую очередь тем, что она наносит неблагоприятные психологическое воздействие на общество, подрывает доверие граждан к любому должностному лицу вплоть до правительства и президента с его окружением. В результате любое государственное начинание, любой проект или кон тракт начинают восприниматься гражданами в качестве способа обогащения государственных должностных лиц. Фактами, питающими такое представле ние, зачастую являются политический фаворитизм в осуществлении программ (правительственных, региональных, отраслевых и т. д.).

Немалую роль в уста новлении и развитии коррупции играют значительные выплаты, осуществляе мые предприимчивыми предпринимателями для оказания влияния на выборы всех уровней (федерального, регионального, местного). Общая неблагополучная обстановка в борьбе с коррупцией усугубляется усиливающимися тенденциями замещать выборные должности на местах пред ставителями криминальных структур.

Если же говорить более конкретно о тех действиях, которые наиболее ча сто совершаются в настоящее время за взятки или коррумпированными долж ностными лицами, то можно составить следующий примерный перечень: по мощь (согласие, разрешение, поддержка) в создании коммерческих структур или федеральных и муниципальных предприятий с целью «перекачки» в эти структуры средств предприятий; передача по заниженным ценам федеральной и муниципальной собственности предпринимательским структурам, минуя продажи через аукционы либо организуя фиктивные аукционы; заключение убыточных для государства (муниципального округа) коммерческих соглаше ний (о сдаче в аренду зданий, транспортных средств и т. д.); выдача банковских гарантий, а также кредитов и ссуд без закрепления ответных обязательств со стороны партнера, что способствует расхищению денежных средств; попусти тельство (пособничество, сокрытие) в связи с нецелевым использованием предоставляемых (на федеративном или региональном уровнях) кредитов.

Со крытие таких фактов, помощь в перекупке льготных кредитов, например, выде ляемых Центробанком на развитие фермерских хозяйств, на перепрофилирова ние предприятий ВПК и т. п.; содействие в создании лжепредприятия. Поста новка клиента на обслуживание в другой банк без проверки его юридического оформления и средств его счетов; отказ в регистрации конкурентов предпри нимательской структуры, выплачивающей взятки или постоянно содержащей чиновника, и др. Однако исчерпывающий перечень коррупционных видов дея тельности невозможен. Коррупционная деятельность сейчас оценивается как бизнес: коррупционер относится к своей должности как к источнику дохода.

Важно понимание сложной социально-психологической природы и сущности коррупции. Коррупция – одно из проявлений преступности. При этом коррупция характеризуется: выполнением ею ряда социальных функций: упрощение некоторых административных связей, ускорение и упроще ние принятия управленческих решений, консолидация и реструктуризация отно шений между социальными группами, содействие экономическому развитию пу тем сокращения бюрократических барьеров, оптимизация экономики в условиях дефицита ресурсов и др.; наличием вполне определенных субъектов коррупцион ных взаимоотношений (патрон, должностное лицо, служащий коммерческих ор ганизаций, клиент), распределением социальных ролей (взяткодатель, взяткопо лучатель, посредник); наличием определенных правил игры, норм, известных субъектам данной коррупционной ситуации; сложившимся сленгом и символи кой (например, хорошо известный и всеми понимаемый жест потирания большим пальцем руки указательного и среднего пальцев) коррупционных действий; уста новившейся и известной заинтересованным лицам таксой услуг и др.

Таким образом, коррупция – синтетическое криминологическое и соци ально-психологическое понятие, которое следует рассматривать как совокуп ность родственных видов деяний, а не как конкретный состав преступлений. В психологии дается следующее определение коррупции: она представляет собой девиантное поведение публичных должностных лиц, выражающееся в нелегитимном использовании, вопреки интересам общества и других лиц, име ющихся у них полномочий, вытекающих из них возможностей, а также иных общественных ресурсов, доступ к которым они имеют в связи со своим стату сом и фактическим положением, для извлечения выгоды в личных, узко груп повых или корпоративных целях (А. С. Кривченков).

Такое понятие коррупции является достаточно широким, из него могут быть вычленены отдельные составляющие: отклоняющееся поведение должностных лиц, как результат социально-экономической и социально-психологической ситу ации в обществе; цель коррупции – получение различного рода выгод, благ и пре имуществ, большая часть из которых носит материальный характер. Но достиже ние целей нематериального характера, например, касающихся захвата, удержания власти, невозможно без материальной основы, т. е. без ресурсного обеспечения.

Следовательно, важнейшими аспектами коррупции является вопрос об отношении к собственности любой формы, об отношении к власти. Причины коррупционной преступности имеют сложный социально экономический и социально-психологический характер не только потому, что представляют собой комплекс явлений разной социально-психологической природы, но и потому, что многие из них существуют очень давно и преврати лись в традиции и образ жизни [6]. Наиболее важные из них можно сгруппиро вать следующим образом: – нестабильность в экономике, зависящая от политики и внешних влияний инфляционных процессов; – процедура приватизации и непродуманное завышение ее темпов, отсут ствие нужной для нее правовой базы; – проникновение организованной преступности в легальный бизнес; – отсутствие эффективной рыночной конкуренции, что позволяет получать сверхдоходы, а также добиваться успеха не работой, а подкупом и др.; – отчуждение личности от государственной власти, в результате люди привыкли думать, что без подкупа нельзя ничего сделать, а контролировать власть невозможно; – многовековая история мздоимства, сделавшая коррупцию традицией, вписанной в образ жизни; – традиционное отсутствие солидарности населения с законами, запреща ющими коррупцию; – правосознания и возможность отстаивать свои права в суде; – низкий уровень правовых знаний населений, правосознания и возмож ность отстаивать свои права в суде; – существует ряд должностей и профессий, которые становятся вожделен ными только потому, что открывают возможность для поборов, например, пра воохранительные органы; – психологическая готовность к подкупу; – феномен обоюдной вины дающего и берущего взятку: поскольку каждый из них знает, что и другой виноват, это снижает его ответственность перед самим со бой, у него чувство вины исчезает, так как он может переложить вину на другого. Еще одно основание коррупции – отсутствие ценностного и социокультур ного согласия и доверия в российском обществе, дефицит общей морали и обще го живого права. Общество распадается на группы «своих» и «чужих». В сово купности практик, которые осмысливаются массовым сознанием как коррупци онные, выделен ряд стереотипов по отношению к коррупционным актам. Это стереотипы «непринятия коррупции», терпимости к легким видам коррупции», уверенности в «неискоренимости коррупции» [11]. Каждый из них оказывается неоднозначным и выражается по-разному в зависимости от контекста. Следова тельно, функциональны и стереотипы, а также поведение. Функциональность коррупционного поведения воспринимаются социальной группой в которой дей ствуют те или иные стереотипы, и где осуществляются различные однотипные действия.

Они могут интерпретироваться как либо коррупционные, либо оправданные и вполне нормальные. Получается, что коррупция может и не восприни маться как таковая. Многое будет зависеть от контекста ситуации, определяемо го принадлежностью участников к той или иной социальной группе (группе «своих») и положением данной группы во властной иерархии. Исследования Российский академии государственной службы при Президен те Российской Федерации – Мониторинг кадрового потенциала федеральных и ре гиональных органов исполнительной власти России показали, что среди респон дентов в возрасте до 30 лет неподкупность в качестве важного профессионального качества назвали только 7,9 %; в ранжированном ряду из 15 деловых и личност ных качеств, необходимых для успешного выполнения служебных обязанностей, неподкупность заняла 9-е место, честность – 3-е [6]. Данные опроса показали также, что: кадровый корпус скорее ориентирован на удовлетворение личных нужд, нежели на служение обществу и государству; в нижних и верхний эшелонах государственной службы практически одинаков удельный вес чиновников, рассматривающих свою должность как средство удо влетворения личных интересов за счет интересов общества [6]. Подобное отношение к работе создает все условия для процветания в госу дарственном аппарате коррупции и лоббизма. Следует также отметить, что и законы о государственной службе, принятые в постперестроечный период, не стали надежным инструментом пресечения коррупционных тенденций в госу дарственных организациях. Исследование коррупционных явлений предполагает рассмотрение ее в качестве системы.

Соответственно, разработка антикоррупционных рекоменда ций должна осуществляться с учетом необходимости реформирования всей си стемы государственного управления, институтов, норм и установок участников взаимодействия между должностными лицами и гражданами. Однако борьба с коррупцией в России в настоящее время носит, на наш взгляд, имитационный характер, поскольку государственная политика последнего десятилетия не свя зана с демонополизацией экономики, финансов, информационного рынка. Власть фактически перешла на пропагандистские формы общения с населением, не подразумевающие прозрачность, подотчетность власти обще ству, возможность контроля и установления реальной правовой ответственно сти должностных лиц за злоупотребления должностным положением и корруп ционные действия. Поскольку в обществе преобладает подданническая полити ческая культура, а то и вовсе архаические формы отношения к власти, пассив ное принятие коррупции в качестве рутинной социальной нормы, бессозна тельное стремление решить всяческие проблемы любым доступным путем, включая неправовые способы, то и от большинства населения трудно ждать ре альной поддержки в борьбе с коррупцией.

Научные рекомендации на этот счет, адресованные власти, остаются невостребованными, как и формула Р. Клит гаарда, согласно которой «уровень коррупции в органе власти растет со степе нью его монополизма и объемом дискреционных полномочий и падает с ростом подотчетности и ответственности» [10]. Устранение причин коррупции в усло виях, когда она носит системный характер и служит одной из основ нынешнего положения элитных групп, представляется маловероятным. Однако необходимо видеть перспективы и пути противодействия коррупции. Общие подходы противодействия коррупции состоят в создании «условий, когда следование нормам закона и общественной морали будет наиболее вы годным» для большинства людей [8].

При определении государственной поли тики противодействия коррупции важно учесть присущий большинству людей конформизм, глубинную склонность людей быть с группой «своих», и исполь зовать этот механизм ради установления систематического влияния правовых норм на реальное поведение ради реализации законов на практике, в правовых отношениях. В данном случае элите самой придется следить за качеством зако нов, находиться в правовом поле и подчиняться принципам верховенства права и равенства всех перед законом, а также существенно изменить нормы отноше ний внутри различных элитных групп.

Исследования последних лет показали, что решение проблемы коррупции у нас в государстве в существенной степени зависит и будет зависеть не от репрес сивных, силовых мер, соответствующих правоохранительных и силовых структур, а от того, как будут решаться общие и частные проблемы экономического и поли тического, социального и иного характера, на пути создания цивилизационного, правового государства и общества с нормальными рыночными отношениями.

Список литературы 1. Новейший энциклопедический словарь М., 2004. 2. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка М., 1995. С. 292. 3. Конвенция ООН против коррупции от 31 октября 2003 г. 4. О противодействии коррупции : федер. закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ. 5. Васильев В. Л. Юридическая психология. СПб., 2003. 6. Максимов С. В. Предупреждение коррупции. М., 1994. 7. Основы борьбы с коррупцией (системы общегосударственной этики по ведения) / под ред. С. В. Максимова М., 1999. 8. Мартьянов В. С. Хроническая болезнь человечества. 2012. С. 64–72. 9. Панкевич Т. В. Влияние коррупции на социальную нестабильность в ре гионе. 2012. С. 397–432. 10. Сатаров Г. А. Российская коррупция: уровень, структура, динамика. 2013. 11. Леонтьева Э. О. Хрустальный купол фантазий. М., 2010. С. 288 12. Ткаченко Н. И. К вопросу о юридико-психологической характеристике коррупции в России // Психологическая служба на современном этапе рефор мирования УИС. 2009. 13. Панарин Д. А., Паршков А. В. К вопросу об истоках и природе пони мания коррупции в системе государственной службы // Прикладная юридиче ская психология. 2017. № 2.

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ ТКАЧЕНКО, ОЛЕГ ВАДИМОВИЧ ГЛУШКОВ



Другие новости и статьи

« Криминалистическая характеристика взяточничества

Влияние коррупции на экономику России »

Запись создана: Понедельник, 25 Февраль 2019 в 1:03 и находится в рубриках Современность.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы