Нарастание миграционных процессов негативного свойства



Нарастание миграционных процессов негативного свойства

oboznik.ru - Нарастание миграционных процессов негативного свойства

Миграция сохранит высокие темпы в течение следующих двух десятилетий. Люди ищут экономические возможности, бегут от конфликтов и ухудшающихся условий окружающей среды. Число международных мигрантов достигло самых высоких показателей в 2015 г. — 310 млн человек. Получается, что один из 112 человек в мире — это мигрант.

Рост числа иммигрантов и беженцев продолжится изза глобальной экономической дифференциации, постоянных конфликтов и усиливающейся этнической и религиозной напряженности. Число мигрирующих людей сохранится на высоком уровне или даже увеличится из-за ухудшения экологических условий в предстоящие 20 лет. В XXI в. масштабы законных и незаконных миграционных потоков являются крупнейшими за весь исторический период.

В настоящее время существуют три ярко выраженных центра, привлекающих законных и незаконных мигрантов. Это Россия, Соединенные Штаты и страны ЕС. В каждом из отмеченных регионов свои закономерности, причины и формы нелегальной миграции. При наличии некоторых общих черт ситуация с нелегальными мигрантами в России, США и странах ЕС существенно различается в настоящее время, и будет различаться в ближайшие пятьсемь лет. Сразу после распада СССР численность нелегальных мигрантов в России из новых государств постсоветского пространства ежегодно возрастала.

Главная причина снижения численности нелегальных мигрантов в 2013—2016 гг.— это экономическая рецессия в России, начавшаяся в 2012 г. Поскольку двумя основными сферами занятости нелегальных мигрантов являются строительство и жилищно-коммунальное хозяйство, резкое уменьшение объемов жилищного строительства обрушило спрос на нелегальную рабочую силу у российских строительных организаций. При экономическом оживлении стоит ожидать нового увеличения численности нелегальных мигрантов.

По оценкам независимых исследовательских центров, фактическая численность нелегальных мигрантов в России составляет от 6 до 10 млн человек. Значительная часть незаконных мигрантов просачиваются на территорию Российской Федерации через российскоказахскую и в меньшей степени через российско-белорусскую границу, где де-факто отсутствует пограничный контроль. По половозрастному составу почти 75% незаконных мигрантов согласно обследованиям это мужчины. Примерно 40% из них — это молодежь в возрасте от 17 до 29 лет.

Не менее 45% новых незаконных мигрантов почти или вообще не знают русского языка и не адаптированы к российскому обществу. По официальной статистике Главного информационно-аналитического центра (ГИАЦ) МВД России, доля преступлений мигрантов в целом по России не превышает 5%. Но криминальная ситуация среди мигрантов в различных регионах и городах страны имеет существенные различия. Например, по данным ГУВД по г. Москве, в 2013— 2016 гг. мигрантами в столице совершалось до 20% тяжких преступлений. Но это только видимая часть айсберга мигрантской преступности.

В ходе обследований, проведенных Комитетом гражданских инициатив А. Кудрина, полицейские реагируют в среднем на одно из 7—10 заявлений, касающихся незаконных мигрантов, поскольку рассматривают такие дела как бесперспективные и имеющие тенденцию становиться, на полицейском сленге, «висяками». Характерной для России негативной тенденцией миграции иностранных граждан является их вовлечение в криминальную террористическую среду. К категории этих лиц прежде всего относятся иностранные граждане: — участники международных террористических и экстремистских организаций; — члены организованных групп и преступных сообществ. Еще одним фактором угрозы является массовая вербовка нелегалов эмиссарами ИГИЛ1 и других радикальных группировок.

Осуществляется это прямо на стройках, в общежитиях и кафе, где скапливаются мигранты. Масштабы радикализации мусульманского сообщества стран Центральной Азии можно оценить исходя из количества боевиков «Исламского государства», имеющих при себе паспорта граждан Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана, Казахстана и Киргизии. The International Crisis Group (ICG, Международная кризисная группа) приводит следующие цифры: от 2 до 4 тыс. граждан Центральной Азии отправились на контролируемые ИГИЛ территории.

По подсчетам авторитетных экспертов, в рядах ИГИЛ находится также около 5 тыс. граждан России (в основном выходцев с Северного Кавказа). Численность нелегальных мигрантов на территории США оценивается по состоянию на 2016 г. в 11 млн человек. Если брать долю нелегальных мигрантов в общей численности населения, то она примерно равна российскому уровню и заметно выше, чем в странах ЕС. Из общего числа нелегальных мигрантов почти 55% составляют нелегальные мигранты из Мексики. Их число превышает 6 млн человек. Несмотря на то что удельный вес нелегальных мигрантов к общей численности населения в странах ЕС несколько ниже, чем в США и России, именно ситуация с нелегальными мигрантами в Европе является наиболее обсуждаемой. В 2016 г. Европол и Интерпол опубликовали объемные подробные доклады, анализирующие процессы нелегальной миграции в тесной увязке с организованной преступностью. Эти доклады в совокупности рисуют объективную картину ситуации с миграцией в Европе. В последние годы беспрецедентного уровня достиг поток в Европейский Союз нелегальных мигрантов. Это в основном люди, изгнанные из родных земель нестабильностью, отсутствием безопасности и ужасающей бедностью породившими серьезный гуманитарный кризис и создавшими многочисленные возможности для транснациональных преступных сетей.

Организованные преступные группы (ОПГ) ждут миллионы мигрантов из Африки, Ближнего Востока и Азии, чтобы извлечь криминальную прибыль, эксплуатируя потребность людей в помощи и мечты о лучшей жизни. Они обеспечивают незаконное пересечение морских и сухопутных границ, изготовление и предоставление поддельных проездных документов и удостоверений личности, создают сложности для правоохранительных органов в противодействии незаконной миграции. В 2015—2016 гг. масштабы миграционных потоков в ЕС достигли невиданных высот. По оценкам Европола, более 90% мигрантов, пребывающих в ЕС, используют услуги, оказываемые преступными сетями.

В основном они связаны с транспортировкой и обеспечением размещения в стране пребывания. В большинстве случаев эти услуги представляются преступными группами. В этом криминальном бизнесе участвует большое количество криминальных сетей, а также отдельных преступников. Они получают огромную и все возрастающую прибыль, связанную с нелегальным ввозом мигрантов. Благоприятно расположенные вдоль маршрутов горячие точки, совпадающие с транспортными хабами, привлекают мигрантов и используются контрабандными сетями. Горячие точки располагаются в районах с развитой транспортной инфраструктурой, включая международные вокзалы, аэропорты, порты, точки технического обслуживания для междугородних автобусов и т. п. Наряду с транспортными хабами горячие точки возникают в районах со слабым контролем правоохранительных органов, а также в разрушенных или несостоявшихся государствах.

Кроме того, горячие точки расположены в зонах пограничного контроля, особенно в тех местах, где криминальным сетям удалось коррумпировать пограничников, полицейские патрули и подразделения военноморского флота. Горячие точки расположены также в местах расселения диаспор, сходных по этническому и национальному составу с незаконными мигрантами. Преступные сети, организующие и обслуживающие незаконную миграцию, вытянуты вдоль миграционных маршрутов. Лидерами ОПГ являются в основном граждане стран, не входящих в ЕС, имеющих то же происхождение или вероисповедание, что и мигранты. При этом в состав сетей входят преступники, являющиеся гражданами не только стран, не входящих в ЕС, но и государств — членов ЕС.

Другой вывод состоит в том, что многие лидеры и активные участники преступных сетей, родившись за пределами ЕС, в последующем стали гражданами или получили вид на жительство в странах ЕС, где они и осуществляют преступный бизнес. За пределами ЕС лидеры и активные участники преступных сетей, как правило, работают с мигрантами того же этнического происхождения, что и они сами. Грубая оценка годового денежного оборота преступников за счет незаконного ввоза мигрантов может быть получена на основе оценки численности мигрантов в ЕС в 2015 г.

Около 1 млн человек незаконно оказались в ЕС. Большинству из них было оказано содействие в перевозке, транспортировке, проникновении и закреплении в странах пребывания. В среднем мигранты заплатили за услуги от 3,2 до 6,5 тыс. долл. США или 3—6 тыс. евро за человека. Указанные цифры позволяют оценить средний оборот преступных сетей в сумму от 5 до 6 млрд долл. США в год. Согласно данным Европола и Интерпола преступные сети получают деньги в основном из стран конечного назначения. Это означает, что мигранты, как правило, платят не в начале маршрута, а тогда, когда достигают страны назначения.

Фактически преступные сети авансируют незаконных мигрантов, поскольку транспортные услуги, а также продвижение по маршруту предполагает предварительные затраты. Преступные сети выступают как своеобразные кредитные учреждения по отношению к мигрантам. Оборотной стороной этого является жесткий контроль миграционного потока на всех его стадиях со стороны преступников с наличием в каждой мигрантской группе контролеров и своего рода охранников, обеспечивающих доставку мигрантов до места назначения в целости. Данные Европола и Интерпола свидетельствуют: преступный бизнес на незаконной миграции все теснее сращивается с криминалом, специализирующимся на незаконном обороте наркотиков, подделке документов, имущественных преступлениях и торговле людьми и органами.

В 2015 г. было выявлено более 220 случаев, когда преступные сети, занятые нелегальной миграцией, были идентифицированы Европолом как сети и отдельные преступники, участвующие более чем в одной области преступности. Из них 22% были связаны с незаконным оборотом наркотиков, 20% — с незаконной торговлей людьми, 20% — с преступлениями против собственности и 18%—сподделкой документов.

С географической точки зрения маршруты нелегальной миграции идентичны криминальным логистическим цепочкам, используемым для контрабанды товаров, а также наркотиков, оружия и т. п. В результате группы контрабандистов и наркосиндикаты включаются в бизнес, связанный с нелегальной миграцией. Кроме того, сам нелегальный интенсивный антропоток (перемещение людей) позволяет увеличить наркотрафик, объемы незаконной торговли оружием, контрабанду различных товаров и т. п. Нелегальные мигранты уязвимы для криминальных сетей как до, так и после их прибытия в ЕС.

В результате сложившихся условий, а также в силу необходимости оплатить транзит они подвергаются со стороны преступных сетей сексуальной эксплуатации, вынуждены работать на предприятиях криминальной экономики либо на легальных предприятиях без регистрации, с минимальной оплатой, перевозить наркотики, а также участвовать в качестве исполнителей самого низового уровня в деятельности преступных сетей, в том числе связанных с нелегальной миграцией.

В. С. Овчинский



Другие новости и статьи

« Владимир Путин ответил на вопросы журналистов

Статус базы ВМФ в сирийском Тартусе »

Запись создана: Четверг, 21 Декабрь 2017 в 20:33 и находится в рубриках Современность.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы