Трудности деятельности государственной власти в период третьей и четвертой промышленных революций



Трудности деятельности государственной власти в период третьей и четвертой промышленных революций

oboznik.ru - Трудности деятельности государственной власти в период третьей и четвертой промышленных революций

#власть#революция#технологии

Правительствам в условиях неоднозначных перспектив экономического развития будет все сложнее удовлетворить общественные запросы, обеспечить безопасность, дать отпор преступности и снизить неравенство. Эти усилия будут сдерживаться фискальными ограничениями, растущей политической поляризацией, увеличивающимся разрывом между динамикой технологий, законами и нормами, лежащими в основе государственной власти.

В ближайшие десятилетия следует ожидать появления субъектов, которые могут если не бросить вызов государствам как главным субъектам, то по крайней мере серьезно ограничить их возможности и ресурсы. Речь идет не только о крупнейших корпорациях и наднациональных организациях типа ЕС.

Все большее значение будут приобретать глобальные религиозно-политические движения, а также субъекты, соединяющие теневой банкинг, транснациональную преступность и неформальную занятость. Кроме того, государства столкнутся с усилением общественного недоверия и недовольства, связанным с охватившей ведущие страны коррупцией, а также эрозией законодательства.

Население развитых стран будет все более недовольно де-факто сложившимся различием в отправлении законодательства и правосудия применительно к элите и остальному населению. Это также увеличит вероятность протестов, нестабильности и эрозии государственных механизмов управления. Основные конфликты между государством и населением будут скорее всего проходить по следующим схемам.

Громкие протесты, например в таких странах, как Бразилия и Турция, где в течение последнего десятилетия значительно вырос средний класс, показывают, что более состоятельные граждане в большей степени, чем бедняки, критически настроены к правительствам и требуют решительной борьбы с коррупцией. Бедные слои населения, особенно в социальных государствах, таких как западноевропейские страны ЕС, Канада, в последние годы — США, в решающей степени зависят от государственных дотаций и пособий и поэтому готовы терпеть коррупцию и кумовской капитализм, т. е. «для своих» (crony capitalism), в обмен на продолжение выплат. Средний класс также требует от государства гарантий собственности и ведения деятельности. Они хотят быть уверены, что государство не отнимет у них то, что они приобрели в последние десятилетия. В то же время замедление экономического роста, давление на заработную плату роботизации и закредитованность ведущих экономик мира сужают возможность маневра для государств в отношении удовлетворения запросов среднего класса.

Кроме того, в условиях, когда государственный долг большинства ведущих стран значительно превысил размеры внутреннего валового продукта, правительства более не смогут улучшать, а во многих случаях и поддерживать сложившийся уровень доходов бедных слоев населения. В результате правительства окажутся перед двойным вызовом: со стороны как среднего класса, так и бедняков. Это может подорвать стратегию политического управления, реализуемую в большинстве стран G20 в течение последних 25 лет.

Фактором стремительного изменения политического ландшафта уже стал все расширяющийся доступк информации о лидерах и ведущих политиках для населения. Негативная информация о них не только подрывает доверие к источникам власти, но и делегитимизирует само государство. Сочетание уменьшения финансовых возможностей государства с негативным информационным потоком о властвующих элитах неизбежно приведет к подъему популистского движения по всему миру.

Кроме того, технологический прогресс за последние 25 лет в значительной степени свел на нет влияние политических партий и профсоюзов. Власть из согласительной стала технологичной. Это проявилось в росте числа технократических правительств по всему миру. Разрушение представительной власти вместе с делегитимизацией элит и деструкцией системы сдержек и противовесов, базирующейся на компромиссе между властвующей элитой и иными общественными группами, партиями, приведет в ближайшие годы к глубокому кризису демократии. Угрозу для демократии создают и настроения молодежи.

Исследования показывают, что в Северной Америке и Западной Европе молодежь все меньше интересуется политическими вопросами, отдавая предпочтения досугу и профессиональной карьере. Растет число гибридных государств. В них смешаны элементы демократии с чертами авторитарного правления. Как правило, такие гибридные государства склонны к консервации внутренней жизни во всех ее проявлениях. В условиях кризиса они разваливаются, оставляя за собой огромные зоны нестабильности. По сообщению неправительственной организации Freedom House, индекс свободы в 2016 г. в глобальном масштабе сократился на наибольшее значение за последние 10 лет.

Международные институты будут стараться адаптироваться к более сложной среде, стараясь компенсировать неизбежное в интервале 10—15 лет ослабление национальных государств. Эффективность международных институтов может быть повышена в том случае, если удастся сбалансировать интересы и выровнять вклады крупных держав по таким вопросам, как поддержание мира в кризисных регионах и оказание гуманитарной помощи в районах стихийных бедствий и политикоэкономических катастроф. Следует ожидать замедления реформы международных и региональных институтов, а также возрастания препятствий при создании новых организационных структур международного характера.

В решающей степени это будет связано с неизбежным в ближайшие 10— 15 лет кризисом национальных государств изза снижения темпов экономического роста, возрастания долговой нагрузки и старения населения. В этих условиях неизбежны рост популизма, а также стремление к возведению таможенных барьеров. Кризис международных институтов еще более ослабит национальные государства. Терроризм, киберпреступность, трансграничный криминал не ограничены рамками национальных государств и будут действовать как глобальные структуры. В условиях практически неизбежного кризиса международных институтов и возрастания политического и экономического национализма это чревато не только кризисом международного масштаба, но и внутренними проблемами для всех развитых государств. Уже сейчас наблюдается драматическое отставание юридической и политической системы государств от технологического развития.

Существующие институты не способны эффективно регулировать нетрадиционные вопросы, такие как синтетическая биология, искусственный интеллект, совершенствование человека, как в части законодательной и правоприменительной практики, такивпрактической деятельности.

Темпы технологических изменений значительно опережают возможности государств, агентств и международных организаций по установлению и применению юридических норм, технических стандартов, управленческой политики.

Это порождает все более увеличивающийся серьезный дисбаланс между возможностями и полномочиями государств в новых сферах; благоприятствует наращиванию потенциала террористов, преступников и субъектов «кумовского» (дружеского) капитализма. Это особенно верно для киберпространства, где частные коммерческие акторы и преступные структуры играют дефакто бо_льшую роль в формировании тенденций развития, чем государство.

В. С. Овчинский



Другие новости и статьи

« Военные сюжеты на советских купюрах образца 1938 года

Восстание идентичностей в эпоху коренных технологических преобразований »

Запись создана: Суббота, 31 Август 2019 в 0:50 и находится в рубриках Современность.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы