Эволюция понятий «обход закона»: исторический аспект



Эволюция понятий «обход закона»: исторический аспект

oboznik.ru - Право военнослужащего на обжалование неправомерных действий

В статье рассматривается эволюция понятия «обход закона», начиная с времен римского права до настоящего времени, понятие при этом уточнялось с целью определения однозначных критериев, позволяющих четко квалифицировать такие схожие между собой понятия, как мнимая, недействительная сделка, злоупотребление правом, добросовестность и т.д.

Ключевые слова: обход закона, мнимая сделка, недействительная сделка, добросовестность, злоупотребление правом.

В марте 2013 г. в российском законодательстве была возрождена конструкция «обхода закона» (ст. 10 ГК РФ). Поскольку понятие «обход закона» в статье 10 ГК РФ является достаточно расплывчатым, для целей практического применения указанной нормы остро встает вопрос о научных подходах к его толкованию.

С этой целью представляется полезным проследить эволюцию самого понятия и определить формы его трансформации. Ретроспективный взгляд в прошлое показывает, что понятие «действовать в «обход закона» было известно римскому праву, в рамках которого римские юристы проводили разницу между выражениями «нарушать закон» и «действовать в обход («обман») закона» [5, с. 33]. Согласно Ульпиану «Обход закона присутствует, когда делается то, чего закон не желает, но и не запрещает; и как сказанное слово отличается от мысли, так обход закона отличается от того, что противозаконно» [1, с. 396]. Интересным является и то, что Ульпиан с понятием «обход закона» связывает понятие «добросовестности». Интересным является и тот факт, что в Древнем мире правовая норма обхода закона использовалась и в регулировании семейных, наследственных отношений, когда римское право посредством обхода закона защищало более слабую сторону правоотношений (права женщин) [6].

При этом в наследственных отношениях в случае квалификации юридического факта как обход закона инструментом восстановления нарушенных прав становились санкции [6]. Таким образом, древнеримские юристы разделяли простое нарушение закона от имитации его соблюдения. В праве Российской Империи (до 1917 г.) понятия «обход закона» не было в Гражданском уложении Российской Империи (начало XX в.) и поэтому данное понятие использовалось редко - как правило, в доктрине и в судебной практике.

Понятие «обход закона» рассматривалось не как отдельная правовая норма, а как отдельная единичная проблема, с которой может справиться судебная практика, и, как правило, отождествлялась с обманом, притворностью и мнимостью [2, с. 67]. Впервые термин «обход закона» в российском гражданском праве появился в ст. 30 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. При этом статья 30 ГК РСФСР стала использоваться исключительно в политических целях со ссылками на статьи 1 и 4 ГК, которые и положили в основу гражданской правоспособности «социально-хозяйственное назначение» и «цель развития производительных сил страны». Статья 30 в совокупности со ст.ст. 1 и 4 ГК РСФСР в жилищной сфере позволяла, например, изымать излишки жилой площади, используемой под склад или сдававшейся внаѐм, т.е. не в соответствии «с общественно-хозяйственным назначением».

А к середине 30-х годов статья 1 ГК 1922 года стала активно использоваться как норма, устанавливающая пределы осуществления субъективных прав, направленная «против тунеядцев и других антиобщественных элементов, пытающихся использовать свои права для получения нетрудовых доходов и не желающих правильно сочетать свои личные интересы с интересами общественными, с интересами других лиц [3]. Таким образом, применение статей 1, 4, 30 – ГК 1922 года в раннем советском периоде не имело никакого отношения к проблеме обхода закона, а преследовало лишь конкретную цель – лишение собственника его права на имущество.

Поэтому, несмотря на то, что по своей юридической конструкции норма статьи 30 ГК РСФСР 1922 года охватывала некоторые случаи обхода закона, на практике же она использовалась как жестокий инструмент политической власти социалистического государства. В ГК РФ термин «обход закона» не встречается, но в практическом плане частично предусмотрен статьей 170 ГК РФ и квалифицируется как притворная сделка. Тем не менее «обходные» схемы все чаще становятся одной из причин использования права во вред другим участникам оборота и при этом не распознаются с точки зрения ст. 170 ГК РФ. В марте 2013 г. в ГК РФ 1994 г. (в редакции после 2013 г.) была возрождена конструкция «обхода закона» в ст.10 ГК РФ.

Через 2 года после введения конструкции обхода закона постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 были даны разъяснения, что к сделке, совершенной в обход закона с противоправной целью, подлежат применению нормы гражданского законодательства, в обход которых она была совершена. Такая сделка может быть признана недействительной. Дальнейшее развитие доктринального толкования «обхода закона» выразилось в разъяснениях применения в гражданских спорах понятия «добросовестности» участников правоотношений, которое традиционно исходит из презумпции добросовестности.

При этом понятие «добросовестности» в большей степени является оценочным и к нему достаточно сложно подобрать четкие и однозначные квалифицирующие признаки. Тем не менее, верным представляется суждение о том, «… что принцип добросовестности является неким ограничителем свободы воли участников гражданского оборота, обязывая их при использовании своих прав и исполнении своих обязанностей заботиться о соблюдении прав и законных интересов других участников имущественного оборота» [4, с. 47]. Такой аспект содержания добросовестности можно рассматривать как некое препятствие действий в обход закона. Как отметил Т.П. Подшивалов важно понимать, что запрет обхода закона - тонкий инструмент для профессионалов. Это во многом объясняется тем, что попытка обхода закона возможна только в условиях правовой неопределенности, когда отсутствует четкое и однозначное регулирование определенного гражданского правоотношения [7, с. 89; 9, с. 146; 10, с. 12].

На основании вышесказанного, ретроспективный взгляд на развитие понятия «обхода закона» в российском праве показывает, что содержательно (по смыслу, «по духу») оно не существенно изменилось со времен древнеримского права (за исключением советского и раннего постсоветского периода, когда оно вообще отсутствовало). При этом само понятие уточнялось с целью определения однозначных критериев, позволяющие четко квалифицировать такие схожие между собой понятия, как мнимая, недействительная сделка, злоупотребление правом, добросовестность и т.д. И, несмотря на то, что данная конструкция является одной из самых востребованных и обсуждаемых в правовой сфере, ее правоприменительная практика показывает, что как норма права, сформулированная в ГК РФ, она остается в некоторой степени неопределенной, что представляет значительные трудности с ее квалификацией при разрешении судами гражданских споров.

Библиографический список

1. Бартошек, М. Римское право. Понятия, термины, определения / М. Бартышек. – М.: Юрид. литература, 1989 – 396 с.

2. Волков, А.В. Понятие «обход закона» в доктрине и в практике гражданского права / А.В.Волков // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2013. – №3. – С. 67–81.

3. Волков, А.В. Понятие «обход закона» в доктрине и в практике гражданского права / А.В.Волков // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2013. – № 1 // [электронный ресурс]: http://p.120-bal.ru/pravo/1199/index.html (дата обращения 28.09.2017).

4. Демидова, Г.С. Реализация принципа добросовестности при осуществлении наследственных прав / Г.С. Демидова // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2015. – № 11. – С. 46–50.

5. Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И. С. Перетерского. – М.: Наука, 1984. – 33 с.

6. Дигесты Юстиниана // [Электронный ресурс]. Доступ: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Pravo/digest/35.php (дата обращения 05.06.2017).

7. Подшивалов, Т.П. Запрет обхода закона в российском гражданском законодательстве и судебной практике / Т.П. Подшивалов // Вестник гражданского права. – 2015. – № 2. – С. 87–115.

8. Подшивалов, Т.П. Проблема определенности понятия «обход закона» в российском законодательстве и судебной практике / Т.П. Подшивалов, О.А. Ряполова // Законодательство. – 2013. – № 12. – С. 37–43.

9. Подшивалов, Т.П. Обход закона в международном частном праве / Т.П. Подшивалов // Журнал российского права. – 2016. – № 8. – С. 145–153.

10. Подшивалов, Т.П. Злоупотребление корпоративными правами: участие в гражданском обороте номинальных и операционных юридических лиц / Т.П. Подшивалов // Российская юстиция. – 2014. – № 12. – С. 12–15. 11. Ряполова, О.А. К вопросу об определении, свойствах и формах злоупотребления субъективным гражданским правом / О.А. Ряполова // Вестник ЮУрГУ. Серия «Право». – 2014. – № 2. – С. 83–88.

Н.Г. Корнещук




Другие новости и статьи

« Что изменилось в России с 1 января 2018 года

Особенности расторжения государственного контракта заключенного без проведения открытого электронного аукциона »

Запись создана: Вторник, 2 Январь 2018 в 8:10 и находится в рубриках Современность.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы