Школа как центр жизни общества, или неизвестная реформа образования императора Николая второго



Школа как центр жизни общества, или неизвестная реформа образования императора Николая второго

oboznik.ru - Новые подробности расстрела царской семьи

Настанет время, когда беспристрастная история воздаст должное Величайшему из Русских Царей Дома Романовых. Флигель-адъютант контр-адмирал С.С. Фабрицкий

Не думаю, чтобы в какой-то другой стране … образование стоило так дешево и было так доступно до Великой войны, как в России. А.Ф. Керенский

1. Приведенное высказывание Керенского относится к состоянию высшего образования в Российской империи до революции, но его вполне можно распространить и на общее образование в стране в тот период, о чем и будет изложено в статье. Настало время оценить по достоинству вклад последнего русского императора в дело просвещения народа вверенной ему Богом страны. Наверное, мало кто знает, что в течение 22,5 лет царствования 16 лет Государь последовательно и в высшей степени заинтересованно трудился над фундаментальной реформой российского образования.

За это время сменилось 9 министров образования, каждый из которых занимал пост год, два, реже – три. При последнем министре образования П.Н. Игнатьеве, в 1916 году (несмотря на войну!), реформа была полностью завершена как теоретически, так и практически. Таким образом получается, что истинным автором реформы был Сам Государь! Сразу же документ о реформе образования был представлен в Правительство, одобрен им и, конечно же, заблокирована Третьей Думой, на совести которой уничтожение не только образования, культуры России, но и всего Российского государства тех лет вообще. Что же подвигло Государя так неотступно трудиться над реформой русского образования? Думается, что прав Б.Г. Галенин, автор монографии «Царская школа», материалы которой легли в основание данной статьи, что император Николай Александрович видел, как значительное число образованного сословия России (сознательно или нет) постоянно пополняет ряды «5-й колонны», возникшей еще со времен Петра

Первого. Существовало стойкое взаимное недоверие между Государем и светской образованной верхушкой общества (исключение составлял военный корпус). Парадокс русской жизни заключался в том, что об руку с образование шел упадок веры, верности монархии и идеалам отцов. Верные монархические настроения царили только в армии и в среде простого народа. «Вера и верность» – эти слова были девизом лучших сынов России во все времена! Николай Второй видел будущее империи на путях народной монархии: государства-семьи с Государем-отцом во главе.

Образование должно было стать опорой царя, его домом, его крепостью. [2] Одним из направлений реформы было обеспечение начального обязательного образования для всех жителей страны. С этой целью был заключен договор с земствами о сотрудничестве в деле строительства начальных школ по всей территории Российской империи. При этом огромные деньги на строительство школ были выделены из государственной казны. За счет государства были также профинансированы и выполнены необходимые архитектурные чертежи и строительная документация. Представители земств только лишь контролировали ход строительных работ. И вот в начале ХХ века вся территория Российской империи покрылась сетью новеньких 4-х классных школ, отстоящих друг от друга на расстояние не более 3-хверст, чтобы они были реально доступны для ребят, приходящих учиться. Эти (теперь уже старые!) школьные кирпичные здания и сейчас можно увидеть в русской глубинке. Но вот парадокс! Вместо того чтобы именоваться по всей справедливости царскими, они вошли в историю как… земские начальные школы.

Повторимся, что ни одна страна Европы не имела таких достижений в области образования народа, как Россия, где реально и зримо была создана единая начальная сеть школ для обязательного обучения и воспитания подрастающего поколения. 2. Чего же хотел от образования Государь? – Он хотел, чтобы воспитание стало во главе угла! Высочайший Рескрипт от 10 июня 1902 года гласил: «Прежде всего подтверждаю Мое требование, чтобы в школе с образованием соединялось воспитание в духе веры, верности Престолу и Отечеству и уважение к семье, а также забота о том, чтобы с умственным и физическим развитием молодежи приучать ее с ранних лет к порядку и дисциплине. Школа, из которой выходит юноша лишь с курсовыми познаниями, не сродненный религиозно-нравственным воспитанием с чувством долга, не только не полезна, но часто вредна, развивая столь пагубные для каждого дела своеволие и самомнение». [2,c.149]

Обратим внимание на то, что Государь употреблял очень конкретный термин «религиозно-нравственное воспитание», в то время как наше педагогическое сообщество предпочитает ему более расплывчатый и не уточненный в своих смысловых «берегах» термин «духовно-нравственное воспитание», в понимание которого всякий волен вкладывать свой смысл.

3. Следующим выразительным моментом образовательной реформы было то, что родительская власть и родительская ответственность за ребенка были подняты на небывалую (ни до, ни после) высоту. Родителям было предоставлено право выбирать: их ребенок мог получать образование в домашних условиях, он мог получать его в общественном образовательном учреждении, основанном или правительством, или частными лицами, или иными юридически ответственными организациями: Министерством Промышленности и Торговли, Церковью, Военным ведомством и др. Суть такого богатого образовательного выбора, предоставленного родителям, назвали термином русского философа К. Леонтьева «цветущая сложность».

Нельзя не согласиться с тем, что это было в высшей степени демократичное решение даже по меркам наших дней. 4. Главный нерв реформы – существенно ограничить, отнять полноту власти у ученой касты педагогов-предметников. Само устройство школы должно было перестать быть зоной ответственности только ученого сословия урокодателей, превращающих ее в казарму (их называли «немецкими мандаринами», подразумевая их китайски несокрушимую неприкосновенность и глухую отгороженность от реальной жизни, бурлящей за каменными стенами училищ и гимназий; образ чеховского учителя Беликова, всегда одетого в мундир и передвигающегося по городу в любую погоду под черным зонтиком – лучший собирательный портрет этих «педагогов»). По новым правилам, ученое сообщество школы должно было поделиться властью: а) с родительским комитетом (его голос приравнивался к голосу педагогов), б) с советом инспекторов, представлявших государственную власть, в) с попечительским советом (в его состав входили лучшие, достойные люди из местного населения), г) с хозяйственным комитетом, д) со священником или с инославными представителями религии (в Бурятии, в Татарстане, на Кавказе и проч.).

Таким образом, школа должна была управляться по принципу симфонии властей лучших представителей из народонаселения конкретного территориального образования. И такая школа, по замыслу Государя, призвана была стать центром образовательно-культурной жизни местного сообщества. Она должна была представлять собой некий культурно-образовательный комплекс, где, кроме школьного здания, должны были быть сад, парк, игровая и спортивная площадки, а также клубное помещение, с тем чтобы родители с детьми могли там заниматься ремеслами и искусством. Что сделало Временное правительство? – Оно тут же отделило Церковь от школы и отклонило положение о равноправном с педагогами участии родителей в образовательном процессе. Но идея школы как общественно-культурного центра была подхвачена в первые годы советской власти и воплощена в жизнь лучшими, самыми даровитыми отечественными педагогами: А.С. Макаренко под Харьковом, И.В. Иониным в Стрельне под Петергофом, С.Т. Шацким в Подмосковье, Н.З. Белкиным и В.С. Ершовым под городом Бийском в Алтайском крае, А.Ф. Мирандовым под Симбирском. Спустя десятилетия (в 50-60-годы ХХ века) она вспыхнет в опыте Павлышской школы под Кременчугом, руководимой Героем Социалистического Труда В.А.Сухомлинским. А в годы перестройки такими школами-звездочками покроется весь педагогический небосклон российского образования. Их будет ежегодно собирать на конкурс достижений главный редактор журнала «Народное образование» Алексей Михайлович Кушнир. Кто хоть однажды побывал на съезде этих школ-хозяйств, тот навсегда обрел надежное мерило в диагностике качества педагогического труда.

Можно таким образом считать, что Царский педагогический ориентир прошел испытание столетием! 5. Наконец, последний и очень немаловажный штрих к образу царской педагогической реформы. Начало ХХ века было отмечено бурными дискуссиями вокруг проблемы совместной школы, где, начиная с подросткового возраста, мальчики и девочки стали обучаться сообща, в одном классе. Это было настоящим революционным новшеством! Все педагогические съезды тех лет свою пленарную часть открывали докладами о совместных школах как о новой светлой эре в образовании, сметающей все образовательные предрассудки; к ним было приковано внимание прессы, родителей, общественности, ученого сообщества. В России к 1910-му году насчитывалось около ста совместных школ. Но! Все они были или частными, или принадлежали самому передовому и активному (капитализм шагал по стране!) Министерству Промышленности и Торговли. Женские ум, сила, культура потребовались для обслуживания многих реалий будущего прогрессивного общества (банки, телеграф, опытные лаборатории, железнодорожный транспорт, фабрики, заводы и проч., и проч.) Да и вообще, настала пора женщине стать независимым, самостоятельным субъектом общества: самой строить свою жизнь без оглядки на мужчину, самой учиться, самой зарабатывать на жизнь. [1]

Определенного склада женщины нетерпеливо жаждали «освобождения» от семейных уз, так называемое прогрессивное общество ликовало и возгревало изо всех сил эти их настроения…. А что же государственная власть?? Император Николай Александрович хранил сдержанное и очень выразительное молчание по поводу этого в высшей степени сложного явления. Напомним, что Он работал над реформой образования именно в то время, когда слава совместных школ входила в зенит. Нужно сказать и более того: чуть ли не под окнами императорского дворца в Царском Селе расцвела редкой красоты частная совместная школа Елены Сергеевны Левицкой с пансионом (очень смело!) для детей из богатых семей. [4] Это была самая первая, очень успешная школа с совместным обучением. На ее эмблеме красовался цветок подснежника, как бы пробивающий снега старой педагогической косности во взглядах на воспитание полов. Скажем более: начинание Е.С. Левицкой поддержал тогдашний министр образования Ванновский, ей пел хвалебные оды поэт И. Анненский, благословил опыт и сам К.П. Победоносцев. «Чего ж вам боле? Свет решил …»

Вот только Государь один, возможно, провидел на годы и десятилетия вперед, что уход женщины с сердцем, с живой душой из семьи на поприще широкой общественной деятельности будет ничем не восполнимой утратой и для семьи, и для этого же самого общества. И Он всей душой не хотел этого. Внешне это выражалось в том, что эксперимент Е.С. Левицкой разрешался Царем сроком… всего только на один год – и то всякий раз как следствие заступничества императрицы Александры Федоровны. Будучи человеком в высшей степени деликатным, Государь Николай Александрович учтиво уступал просьбе любимой жены. Школа существовала 15 лет (столько же шла подготовка образовательной реформы), и всякий год Левицкой был проживаем как последний! Новый учебный год – новое прошение о возможности продлить эксперимент. Волнение, трудное ожидание и …получение скупого разрешения. Заметим, что, по существовавшему в Российской империи почти

с начала Х1Х века законодательству, совместное обучение мальчиков и девочек разрешалось в школах начальной ступени, которыми, по инициативе Царя и с помощью земств, покрылась вся территория страны к 1916 году. Это не было новостью или чем-то небывалым. Другое дело, когда речь шла о совместном обучении подростков и молодежи в возрасте ранней юности. В этом случае на кон ставилось слишком многое… А далее – внимание!

Пришедшее к власти революционное правительство в августе 1918 года, реформируя школу, с чего решило начать? – Именно с того, чему, храня чистоту, целомудрие и саму природу полов, не дал ходу последний русский Царь. – С совместной школы! Вдумаемся, что ведь совсем не случайно самым первым параграфом самого первого раздела о новой школе Наркомпрос, возглавляемый тогда А.В. Луначарским, провозгласил обязательность совместного обучения во всех типах и видах учебных заведений на всех уровнях образования и на всем пространстве революционной страны.

Вот так! [3] Будем знать теперь, где и как зарождаются все революции, волнения и мятежи – в манипуляциях молодежью, ее душой и умом – на школьной скамье. В небольшой статье пришлось ограничиться только тем в реформе образования, что касалось каждого человека и что является даже для нашего времени новым, свежим и передовым. Проблемы же высшей школы, содержания образования в среднем звене и преемственность всех уровней образования в условиях его «цветущей сложности» были также блестяще решены. Все это подробно представлено в монографии Б.Г. Галенина.

Использованная литература

1. Белянова О.А. Совместное обучение как педагогическая проблема в России 11 половины Х1Х-начала ХХ вв. – СПб: Издат-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2014.

2. Галенин Б.Г. Царская школа. Государь Николай 11 и Имперское русское образование. – М.: Культурно-просв. русский издат. центр, 2014.

3. Народное образование СССР: Сб. документов. 1917-1973гг. 4. ШколаЛевицкой (1900-1911). – СПб., 1911.

Белянова О.А.



Другие новости и статьи

« Жилое помещение как объект ипотеки

Толстые – защитники Отечества »

Запись создана: Пятница, 12 Январь 2018 в 20:40 и находится в рубриках Современность.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Контакты/Пресс-релизы