Красная армия в 1930-е гг.: выбор прототипа танка будущей войны



Красная армия в 1930-е гг.: выбор прототипа танка будущей войны

oboznik.ru - Т-34 – легендарный танк Второй мировой войны

Т-34 – знаменитый танк времен Великой Отечественной войны – уже давно стал не только символом Победы советского народа, но и достижений индустриализации 1930-х гг., без которой, как ныне принято считать, была бы невозможна и сама Победа 1945 года.

Советским конструкторам в конце 1930-х гг. удалось создать боевую машину будущего, прошедшую всю вторую мировую войну. И, кроме советской инженерной школы, подобного результата смогли достичь только германские конструкторы, запустившие в серию накануне войны средний танк Pz-IV, по совокупности характеристик наиболее близкий к «тридцатьчетверке».

В действительности же, путь к Т-34 был извилист и противоречив. В статье предпринята попытка дать ответ на вопрос – почему командование РККА остановило свой выбор именно на конструкции американского инженера Уолтера Кристи, которая не была заимствована ни одной из армий великих держав, но стала основой для создания советского танка.

Прототип Кристи появился в Красной армии в результате поездки за рубеж особой комиссии во главе с начальником УММ РККА Иннокентием Халепским в декабре 1929 – июне 1930 гг. Комиссия приобрела 11 образцов автобронетехники, среди которых оказались два английских танка фирмы Виккерс (легкий шеститонный танк и средний танк весом 12 тонн), а также два шасси танка Дж. Уолтера Кристи «образца 1940 года» [См.: РГВА. Ф.31811. Оп.1.Д.3.ЛЛ.35-49].

Именно тогда, в 1930 году, впервые возникла ситуация выбора, и командованию РККА предстояло определить один из трех возможных вариантов развития среднего танка РККА – германский (Крупп-Рейнметалл), английский (Виккерс) или американский (Кристи). Современные исследователи, как правило, забывают о германской альтернативе, являвшейся первой в указанном ряду в силу политических и военно-технических обстоятельств.

Советские специалисты получили возможность непосредственного изучения германского опыта создания танковых вооружений в рамках работы специальной советско-германской танковой школы в Казани (КАМА), действовавшей в 1927–1933 гг. За этот период в Казань было доставлено 10 т.н. «тракторов», представлявших собой образцы построенных в Германии танков [См.: Свирин М.Н. Броня крепка. История советского танка 1919–1937. М.: Яуза, Эксмо, 2005. С. 124]. Летом 1930 г. сотрудники УММ РККА подробно изучили один из танков фирмы «Рейнметалл», после чего И.А. Халепский предоставил замнаркома И.П. Уборевичу справку на основе подробной оценки танка: «…следует признать данный тип танка заслуживающим большого внимания как обладающий в целом ряде своих агрегатов большими конструкторскими достижениями.

При условии устранения имеющихся недостатков… он может превратиться в исключительную по своим боевым качествам машину». [РГВА.Ф.31811.Оп.1.Д.38.Л.349.] Перспектива обретения немецкого прототипа легкого танка дополнялась возможностью получить образец «танка-истребителя» (Tankjäger) фирмы Круппа. Это, действительно, был уникальный и очень важный для «танкизации» РККА шанс. Дело в том, что с самого начала создания танковых войск Красной армии ее руководство считало необходимым иметь в их составе самоходную артиллерию.

Военные теоретики РККА очень рано и верно оценили важность артустановок на танковом шасси, способных сопровождать войска, в том числе и танковые подразделения, на поле боя. И хотя у специалистов УММ характеристики Tankjäger’а вызвали сомнения, замнаркома И.П. Уборевич решил их в пользу предложения Круппа: «Нам тип истребителя нужно приобрести и развернуть работу у себя. Вопрос поставлен перед наркомом. Уборевич. 30.11.1930 г.» [Там же. Оп.3.Д.7.Л.12об.]. Идею закупки двух образцов «танка-истребителя» горячо поддержал и Иннокентий

Халепский: «В настоящее время мы не имеем абсолютно никакого конструкторского опыта в постройке такого типа машин… Последний, отличаясь соответствующей скоростью (примерно перекрывая скорость противника вдвое), будучи вооружен противотанковым оружием с большой начальной скоростью, может быть своевременно выброшен на участки фронта, подверженные танковой атаке…» [Там же. Л.9] Возникала реальная перспектива вооружения советских танковых войск многообещающей самоходкой, что уже в ближайшем будущем могло решить задачи мобильной ПТО войск Красной армии.

И все же несомненным фаворитом в этом выборе был Виккерс. Все складывалось в пользу танков английской фирмы. Прежде всего, в распоряжении советских конструкторов и военных оказалась целая партия из 15 средних танков «Виккерс 12 тонн». Этого было вполне достаточно, и чтобы провести полноценные испытания в полевых условиях, и чтобы поставить танк в производство. Проведенные испытания выявили целый ряд достоинств английской машины: большая проходимость, удачная конструкция мотора, трансмиссии и ходовой части, значительная скорость на местности (до 20 км/ч). Особенно были отмечены прочность и выносливость конструкции.

[РГВА.Ф.33988.Оп.3а.Д.192.ЛЛ.294-295.] Важнейшим обстоятельством в пользу возможного выбора «Виккерса 12 тонн» была уже состоявшаяся постановка в производство легкого 6-тонного танка той же фирмы. До появления «тридцатьчетверки» этот танк под индексом Т-26 был самым массовым в довоенный период.

Всего на вооружение поступило более 12 тыс. машин нескольких модификаций. [См.: Отечественные бронированные машины. ХХ век. В 4 т. Т.1 / Солянкин А.Г., Павлов М.В., Павлов И.В., Желтов И.Г. М.: Экспринт, 2002. С.70-76]. И все же, несмотря на целый ряд очевидных преимуществ и многообещающие перспективы ни британский, ни германский прототипы не были приняты. 28 апреля 1931 г. замнаркома И.П. Уборевич, тот самый, что всего лишь пятью месяцами раньше безапелляционно требовал купить германский «танк-истребитель», лаконично сообщил начальнику УММ об отмене заказа Круппу в связи… с качествами Кристи. [РГВА.Ф.31811.Оп.3.Д.7.Л.17] Что же произошло за это столь короткое время? В чем причины резкого охлаждения руководства Красной армии к уже почти «родному» Виккерсу и отказа от сотрудничества с германскими «друзьями» в создании перспективных самоходок и танков?

Танк Кристи ворвался в советскую программу вооружений совершенно неожиданно. У него была масса недостатков и почти полное несоответствие советской программе танкизации. Более того, он в понимании советских специалистов вообще не был… танком! Кристи имел лишь одно, но очень важное преимущество – он оказался единственной колесно-гусеничной машиной, закупленной комиссией Халепского.

А уже при составлении плана закупок за рубежом особое внимание уделялось приобретению именно колесно-гусеничных танков, с которыми связывалось будущее танковых войск РККА. Танк Дж. Уолтера Кристи прямо очаровал советских специалистов. В аналитической записке «Моторизация в американской армии», подготовленной в УММ РККА в июне 1930 г. отмечалось: «Конструкция этого танка открывает новые области в моторизации, т.к. этот тип может быть применен не только как танк, но и как транспортная повозка для перевозки пехоты, пулеметов, снарядов, артиллерии и т.п., а также как бронеавтомобиль для моторизации конницы…

Созданием этой машины американцы далеко шагнули по сравнению с Англией вперед в танковом строительстве. Машине Кристи, безусловно, принадлежит большое будущее». [Ф.31811. Оп.1.Д.107.Л.5] В своем заключении специалисты УММ не ошиблись. Действительно, прототип Кристи ожидало большое будущее. Именно он стал основой для целой серии танков БТ (более 8000 единиц) и знаменитой «тридцатьчетверки».

А.А. Киличенков


Другие новости и статьи

« Сталинская система управления и перевооружение красной армии стрелковым оружием накануне войны

Артиллерия Советской армии в первые послевоенные годы (1945–1953 гг.) »

Запись создана: Суббота, 13 Январь 2018 в 11:48 и находится в рубриках Современность.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Контакты/Пресс-релизы