Холодное оружие героев смутного времени



Холодное оружие героев смутного времени

oboznik.ru - «Великий голод и Смутное время»: к вопросу о влиянии природно-климатического фактора на  социально-политический кризис России второй половины ХVI – первой половины ХVII в

Бурные события Смутного времени начала XVII в. отразились не только в письменных источниках, но и в сохранившихся вещественных памятниках, в том числе разнообразных предметах вооружения.

В боевых столкновениях периода Смуты противоборствующие стороны широко использовали как огнестрельное, так и холодное оружие. Особое внимание посетителей Государственного исторического музея, Оружейной палаты и Сергиево-Посадского государственного музея-заповедника привлекают предметы вооружения, принадлежавшие героям Смутного времени (Кузьме Минину, Дмитрию Пожарскому, Михаилу Скопину-Шуйскому) либо отождествляемые с ними.

До 1830 г. в Троице-Сергиевой лавре находились сабли, согласно устному монастырскому преданию, вложенные в ризницу Мининым и Пожарским, а также седло последнего [Новоселов В.Р.

Судьба арсенала Троице-Сергиевой лавры: мифы и документы // Вестник истории, литературы, искусства. М., 2012. Т. 8. С. 348–350]. В 1830 г. они были переданы в Оружейную палату, где экспонируются и поныне. Сабля Минина и ножны от нее отличаются простотой, отсутствием богатого декора, у ее рукояти помещено резное клеймо с арабской надписью «Изделие Ахмеда, мастера из Каира» [Новоселов В.Р. Судьба арсенала Троице-Сергиевой лавры // Материалы и исследования / Государственный музей-заповедник «Московский Кремль». М., 2012. Вып. XXI. С. 318–319. Рис. 1]. Возникает закономерный вопрос, можно ли доверять этому позднему преданию, если никаких письменных свидетельств о таких вкладах в Троице-Сергиев монастырь руководителей Второго земского ополчения не сохранилось?

Архимандрит Досифей в описании Соловецкого монастыря, которое было издано в 1853 г. несколько раз упоминает, о саблях героев Смутного времени: 1) «1647 года Князь Димитрий Михайловичь Пожарский дал вкладом Евангелие напрестольное, письменное, обложенное атласом золотым, на нем Евангелисты серебряные, золоченые, с каменьями и жемчугом; также разные книги; а по кончине его от Князя Семена Васильевича Прозоровского прислана в монастырь сабля его, с серебряною оправою и с дорогими каменьями» [Досифей, архимандрит. Географическое, историческое и статистическое описание первоклассного ставропигиального Соловецкого монастыря. М., 1853. Ч. 1. С. 220]; 2) «1647 года.

Окольничий Князь Семен Васильевичь Прозоровский по Князе Иоанне Иоанновиче Шуйском-Скопине дал палаш в серебряной оправе с каменьями, собственный Князя Михаила В. Шуйскаго-Скопина» [Досифей, архимандрит. Географическое, историческое и статистическое описание первоклассного ставропигиального Соловецкого монастыря. М., 1853. Ч. 1. С. 220]; 3) «Палаш с сребропозлащенною оправою с каменьями, Князя Михаила Васильевича Шуйскаго Скопина»; «Сабля в сребропозлащенной оправе и с каменьями; дана вкладом от Князя Димитрия Михайловича Пожарского» [Досифей, архимандрит.

Географическое, историческое и статистическое описание первоклассного ставропигиального Соловецкого монастыря. М., 1853. Ч. 1. С. 289]. Архимандрит Досифей перечисляет также среди разных достопримечательных вещей, хранившихся в ризнице Соловецкого монастыря «палаш с сребропозлащенною оправою с каменьями, Князя Михайла Васильевича Шуйскаго Скопина» и саблю «в сребропозлащенной оправе и с каменьями; дана вкладом от Князя Димитрия Михайловича Пожарскаго» [Досифей, архимандрит. Географическое, историческое и статистическое описание первоклассного ставропигиального Соловецкого монастыря. М., 1853. Ч. 1. С. 301–302]. Более ранних свидетельств о хранении холодного оружия Пожарского и Скопина-Шуйского на Соловках в описях ризницы Соловецкого монастыря и других монастырских документах пока не обнаружено.

Не упоминается о дарении сабли Пожарским соратнику по Второму земскому ополчению, князю С.В. Прозоровскому и в завещании национального героя России. Согласно завещанию, составленному не позднее 20 апреля 1642 г., князь Дмитрий Пожарский пожаловал личное оружие своим сыновьям: «Да сыну моему князю Петру бехтерец наводной, да шапка резаная, да сабля с каменьем, да сабля ж оправная по зеленому хозу, да сабля ж езжалая оправная ж, да мушукан серебря, да топорок турецкой оправной. Да сыну моему князяю Ивану сабля с каменьеми же, да сабля опраная по белову хозу, да ево ж сабелька, о моя езжалая. Да зятю моему князю Ивану Пронскому да сыну моему князю Ивану – булава серебряная да чекан серебряной, да брус, да что ни на есть служилой [рух ] леди, да бахтерец, то все им з братом пополам разде[лить]» [см.: Эскин Ю.М. Завещание князя Дмитрия Пожарского // Отечественная история. 2000. № 1. С. 143–157]. Член Петербургской академии наук И.И. Лепехин (1740–1802) путешествовавший в 1771–1772 гг. по русскому Северу, посетив Соловецкий монастырь, заходил и монастырскую ризницу, и в хранилище оружия, где хранилось холодное оружие М.В. Скопина-Шуйского и Д.М. Пожарского, но не оставил, к сожалению, их описаний [Полное собрание ученых путешествий по России. СПб., 1822. Т. 5. С. 444].

Русский литератор и этнограф Петр Иванович Челищев (1745– 1811), в мае 1791 г. отправился за свой счет в путешествие по северным областям России, объехав до конца года Олонецкую, Архангельскую, Вологодскую и Новгородскую губернии [Челищев П.И. Путешествие по северу России в 1791 году / Издано под наблюдением Л.Н. Майкова. СПб., 1886; См. также переиздание: М., 2009]. В «ружейной» палате Соловецкого монастыря Челищев увидел в 1791 г. «множество старинных ружей, ружейных стволов, лож, порошниц, стрел, пистолетов, шпаг, шишаков и прочего старинного военного орудия, и несколько платья, что все не составляет важности…» [Челищев П.И. Путешествие по северу России в 1791 году. С. 43]. Но Челищев также почему-то не обратил внимание на палаш князя М.В. Скопина-Шуйского и саблю князя Д.М. Пожарского либо ему не показали эти реликвии воинской славы России. В начале 1920-х гг. они были изъяты из хранилища Соловецкого монастыря и в 1923 г. переданы в Государственный исторический музей.

Судя по клейму на клинке, парадную саблю Дмитрия Пожарского изготовил в начале 1640-х гг. персидский мастер Тренка Акатов, работавший в Оружейной палате в Москве. Ее ножны богато декорированы серебряной чеканкой и гравировкой, бирюзой, изумрудами, перламутром, рубинами, яшмой; рукоять – изумрудом. [Денисова М.М. Палаш М.В. Скопина-Шуйского и сабля Д.М. Пожарского // Труды ГИМ. Памятники культуры. Вып. XIX. Именное и художественное оружие XVII–XIX вв. М., 1956. С. 5–7]. В Государственном историческом музее хранится также лезвие меча итальянского производства, с изображением единорогов и пространным девизом, содержащим имя одного из его владельцев – оружничего Ивана Васильевича Измайлова из рода рязанских дворян, служившего рындой Лжедмитрия I, стольником у царя В.И. Шуйского, а в 1612 г. примкнувшего ко Второму земскому ополчению Минина и Пожарского [Лаврентьев А.В. «Слуга двух господ», или итальянский меч и русская Смута // РИМ. 2008. № 1 (8). С.6].

В Сергиево-Посадском государственном музее-заповеднике сегодня экспонируется пороховница, возможно, принадлежавшая Дмитрию Пожарскому. Если даже не все упомянутые выше предметы вооружения держали в своих руках герои Смутного времени, сам по себе факт такой их персональной атрибуции властями двух крупнейших русских монастырей свидетельствует о формировании и сохранении за монастырскими стенами в XVIII–XIX вв. памяти о Кузьме Минине, Дмитрии Пожарском, Михаиле СкопинеШуйском.

В.Б. Перхавко




Другие новости и статьи

« Из истории русского стрелкового оружия начала XIX века

LuxWinClub – лучшее онлайн казино Украины на гривны »

Запись создана: Суббота, 13 Январь 2018 в 14:52 и находится в рубриках Современность.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы