Актуальная проблема войны в актуальном искусстве



Актуальная проблема войны в актуальном искусстве

oboznik.ru - Современный взгляд на сущность и содержание войны
#искусство#война#общество

Аннотация. В статье рассматривается концепт войны, который является одним из важных в Актуальном искусстве. Война выступает как реальность современного мира.

Прослеживается связь между Актуальным искусством и содержательным наполнением постструктурализма-постмодернизма. На конкретных примерах выявляется практика репрезентации концепта войны в Актуальном искусстве. The abstract. The article deals with the concept of war, which is one of the most important in the Actual art. A War acts as the reality of the modern world. The connection between the Actual art and the poststructuralism-postmodernism content is observed. The practice of representing the war concept in the actual art is shown on the concrete examples.

Ключевые слова: война, Актуальное искусство, постмодернизм, постструктурализм, творчество. Key words: war, Actual art, postmodernism, poststructuralism, creativity. Цивилизация XXI в. наполнена противоречиями и обладает, по словам З. Баумана, «текучестью», т.е. неопределенностью и тенденцией к постоянной трансформации.

Ему вторит Э. Тоффлер: «Вы просыпаетесь утром и обнаруживаете, что мир, который долгие годы воспринимался как фон вашей жизни, переменился. Все, к чему вы привыкли, становится совсем иным. Причем в рекордные сроки, буквально ежесекундно… Пора бы, наверное, смириться, ведь впереди еще множество испытаний.

Но душа не поспевает за переменами. Мир кажется враждебным и страшит непостижимым» [3, с. 3]. Эти ощущения репрезентируется и в одновременно протекающих событиях государственной и культурной интеграции и дезинтеграции, и в нарастании глобальных по масштабам и содержанию планетарных проблемах. По-прежнему наиболее актуальной является проблема сохранения мира, недопущение новой мировой войны, что особенно значимо в условиях наращиваемой гонки вооружения, постоянно ведущихся локальных войн при беспрецедентной угрозе терроризма. Не менее важными остаются вопросы, затрагивающие основы онтологического и экзистенциального характера. Эта обеспокоенность находит выражение в разных практиках Актуального искусства. Мы намеренно используем термин «Актуальное искусство», тем самым подчеркивая, что его объектом являются значимые, актуальные вопросы. Актуальное искусство идет в ногу со временем, располагая средствами, которые предоставляет информационное общество и интенсивно развивающиеся медиа.

Это значит, что изобретения авангарда, модернизма и постмодернизма органично вписаны и интерпретированы логикой Актуального искусства. Сила его воздействия на зрителя, аудиторию заключается в возможностях применения им самых активных приемов и методов – от использования хеппенингов, инсталляций и перформансов до создания вполне фигуративных по виду арт-объектов, классических холстов, а также сетевого коммуникативного искусства, «искусства поведения» и видеоарта. Поэтому проблематика перспектив существования и развития мира, так называемые глобальные проблемы, вопросы личностного, индивидуального бытия – всегда в центре внимания столь разнообразного по стилистике, содержанию и технологии создания произведения направления в искусстве.

Итак, обратимся к примерам авторского понимания некоторых актуальных проблем, выраженных в Актуальном искусстве, сосредоточившись на проблеме войны. Война глазами Актуального искусства предстает как многомерное явление, визуализация которого охватывает разные сферы жизни человека, общества и социальных групп в условиях военных действий, оккупации, жизни и смерти, идущих рука об руку. Казалось бы, война, голод, нищета – явления прошлого, которые никак не согласуются с новым тысячелетием и столетием – стремительным, медийным, прогрессивным. Однако, как показали 2001 г., 2003 г., 2012–16 гг., кровавые столкновения, терроризм, гибель тысяч людей возможны не только в странах Африки и Ближнего Востока, но и в США, и в Европе. Более того, они становятся привычными, как ежедневные новости о природных катастрофах и автомобильных авариях. Войны и террористические акты, помещенные в телевизионное и интернет- пространство, оказываются знаками реальности, нередко имеющими с ней мало общего.

Известный постструктуралистский- постмодернистский тезис о предварении и конструировании реальности репрезентациями, знаками как нельзя лучше отражает суть процессов освещения военных действий и войны как реальности и концепта. Наше восприятие событий, наши эмоции обладают свойством симулякра. Мы выражаем не то, что чувствуем или над чем рефлексируем, а то, что навязывает реклама, кинопродукция, массовая культура: наши «реальные» желания продуцируются, навязываются и выдаются за свои собственные. Граница между своим и чужим восприятием размывается. Наиболее яркой демонстрацией власти симулякров-образов, относящихся к проблеме войны, является официальная репрезентация войны в Ираке. Она, как известно, началась в 2003 г. с вторжения американских войск и фактически не прекращается до настоящего времени, приобретя характер кровавого конфликта, разворачивающегося на фоне борьбы с ИГИЛ.

Но в 2003 г. война в Ираке выглядела как изначально запланированная акция, выстроенная по определенному сценарию, за которой можно было следить как за телесериалом: вначале точные бомбовые удары, потом сухопутные действия солдат и попутное освещение этого всего в интернете, телевидении и прессе. Война приобрела характер шоу как для зрителей по ту сторону иракских событий, так и для тех, кто снимал их на камеру или следил за ними из окон в отелях Багдада. На ситуацию войны в Ираке художники откликнулись по-разному: одни обратили внимание на то, как изображения войны способствуют или препятствуют установлению связей между гражданами; другие показывали, как новые технологии визуализации переходят из сферы развлечения в сферу войны; третьи иллюстрировали своими работами, что искусство можно использовать в качестве свободной трибуны для политических высказываний [1, с. 752]. Выставки Томаса Хиршхорна «Утопия, утопия = один мир, одна война, одна армия, одно платье» (2005) и «Поверхностная вовлеченность» (2006) представляют собой два варианта прочтения войны в Ираке.

Первая выставка, как нам представляется, есть ничто иное, как нарратив о том, во что превращается восприятие войны, если она, вернее, ее атрибуты становятся объектом массовой индустрии развлечений. Так, жестокость и кровавость войны отходят на второй план, уступая место образу войны – камуфляжу, военной форме, мощи военной техники и т.п. Вторая выставка представляет перед зрителем пространство фотографий, насыщенных откровенными своей жестокостью сценами: разорванные тела женщин, детей, стариков – мирных жителей – убитых солдат, разрушенные дома. Все это вызывает противоречивую гамму чувств у зрителя.

Однако хотя бы этот факт созерцания и рефлексии вызывает «поверхностную вовлеченность» в поле войны, способствует пониманию абсурдности заявлений о «хирургической точности» ударов по противнику. Не менее впечатляющим стал проект «9 сценариев от воюющей нации» (2007), в которой был задействован один из излюбленных приемов Актуального искусства – видеоинсталляция. Проект являлся результатом творческих усилий целой группы художников – Андреа Гайера, Шарон Хейс, Эшли Хантома, Кати Сандерс и Дэвида Торна. Впервые «9 сценариев от воюющей нации» были представлены на «Документе 12» в Касселе. Основная цель – представить точку зрения каждого из девяти людей на войну в Ираке.

Отсюда – свой типаж и образ войны: Гражданина, Блогера, Корреспондента, Ветерана, Студента, Актера, Интервьюера, Юриста, Заключенного, Источника. Им всем предстояло ответить на один и тот же вопрос: «Каким образом война конструирует определенные позиции, которые люди могут реализовать, представить, выразить или отвергнуть?» [1, с. 755]. Изучение этого вопроса осуществлялось в виде видеозаписи «показаний» типажей, проводившейся на протяжении нескольких часов.

Ее итогом стало отсутствие общей точки зрения, относительность позиции каждого, сомнительность авторитета мнения каждого из героев-типажей. Тем самым суть, содержание и единый образ войны размывались; на первый план выходили разрозненные образы- восприятия, обусловленные социальными ролями, разыгрываемыми девятью персонажами. Война в Ираке, впрочем, как и в других странах, приобретала характер симулякра, фантома. Нередко авторы огромного пространства Актуального искусства прибегают к методу шоковой терапии, цель которой заставить задуматься аудиторию над самыми важными, действительно важными проблемами, в которые погружены миллионы современных людей.

Так, скульптурные инсталляции Джейка и Диноса Чепменов, в частности «Ад», вызывают у зрителя реакцию отвращения при виде сверхнатуралистичных в своей кровавости сцен, призывая к недопущению ксенофобии, дискриминации, расизма и нацизма. «Ад» созвучен царившим к 2000-му году апокалиптическим настроениям и был подготовлен к выставке «Апокалипсис» (2000 г.).

Композиция состояла из девяти частей (видимо, намеренная отсылка к девяти кругам ада) и включала пять тысяч миниатюрных раскрашенных фигур звероподобных нацистов и мутантов, столкнувшихся в схватке. Свои впечатления от инсталляции известный английский искусствовед Брендон Тейлор выразил следующим образом: «В девяти расставленных по залу в форме свастики прозрачных боксах игрушечные фигурки разыгрывают кровавые сценки ужасов войны…

Сами Чепмены говорят, что жестокость питается жестокостью, как в теории “вечного возвращения” Ницше» [2, с. 179–180]. Действительно, война многолика и всегда отвратительна, как и любая форма насилия, порождающая насилие и смерть. События последних лет в Украине, Северной Африке еще ждут своего осмысления, а Актуальное искусство уже сейчас стремится если не понять, почему они возможны, то « схватить», описать.

ЛИТЕРАТУРА

1. Искусство с 1900 года: модернизм, антимодернизм, постмодернизм / Х. Фостер, Р. Краусс, Б. Бухло. – М.: Ад Маргинем, 2015. – 816 с.

2. Тейлор, Б. Актуальное искусство 1970–2005 / Б. Тейлор. – М.: Слово, 2006. – 256 с. 3. Тоффлер, Э. Шок будущего / Э. Тоффлер. – М.: ООО «Издательство АСЕ», 2002. – 557 с.

Э. А. Усовская



Другие новости и статьи

« Морально-политический облик бойцов особой Краснознаменной дальневосточной армии накануне конфликта на Китайско-восточной железной дороге в 1929 г.

Экономическая характеристика процесса обеспечения воинской части горючим, смазочными материалами и техническими средствами »

Запись создана: Воскресенье, 22 Сентябрь 2019 в 0:50 и находится в рубриках Современность.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы