22 Август 2019

Демография и здоровье как проблема социальных изменений в современной России

oboznik.ru - Демографическая ситуация: сложная, но не безнадежная
#демография#проблема#Россия

Ключевые слова: общественное здоровье, демографическая безопасность, социальные изменения, модернизация. Keywords: public health, demographic safety, social change, modernization.

В условиях системного кризиса капитализма и неоднозначной направленности процесса социальных изменений (трансформации, модернизации) современной России с наибольшей остротой актуализируется проблема демографии и здоровья, которые стали негативно воздействовать на динамику развития и характер социального воспроизводства российского общества.

В данной работе раскрывается сущность социальных изменений в контексте их взаимосвязи с проблемой модернизации и трансформации современного общества, прошедшего разные этапы в своем становлении и имеющего не только различные институциональные основы, но и различные уровни состояния демографической безопасности и общественного здоровья населения. Методологической основой исследования является целостный и системный анализ современного общества, а через определение и уточнение таких концептуальных понятий как «социальные изменения», «модернизация», «социальное воспроизводство», «демографическая безопасность» и «общественное здоровье» показано, что проблема демографической безопасности и общественного здоровья не только порождена сложными модернизационными процессами, но и оказывает на них значимое воздействие. В самом общем плане социальные изменения представляют перемену внутри социальной системы (свойств, связей и др.) т.е. переход в некое новое состояние благодаря целенаправленной политике реформирования или модернизации общества, которая означает позитивную направленность перемен.

Понятие «модернизация» сравнительно недавно вошло в научный лексикон (90-е годы прошлого века), но до сих пор не получило однозначного понимания. Само слово «модернизация» стало активно употребляться с середины XIX века в разных смысловых значениях: новое, современное, актуальное, настоящее противостоящее прошлому и др. Мы будем его понимать как нечто современное (новые артефакты), принадлежащее определенному времени. Если общество и человек не производят ничего нового (того, что никогда не было раньше и на этой основе происходит новое осмысление происходящего), то они несовременны (можно жить в современном обществе, но не быть современным и наоборот). В понимании сути и особенностей социальных изменений современного общества можно выделить три значимых момента (подхода): онтологический, эволюционный и социологический. Онтологический – это разрушение традиций (в жестком варианте) или переход к улучшенной модели (более эффективной) общественного развития, где эталоном выступает западная цивилизация (т.е. капиталистическое общество). Эволюционный – характеризует начало возникновения современного общества в середине XIX века. В его основе лежат институциональные ценности индустриализма, демократии, национальной государственности, частной собственности и др. В своем развитии оно прошло три основных периода: ранняя, средняя и поздняя современность, имеющих разный социальный, экономический, политический и культурный контекст.

Социологический – изучает особенности процесса трансформации (изменения) состояния системы, которые проявляются в двух формах: органической – повышение эффективности современного общества на основе новых технологий и ограниченной – заимствование (или копирование) западных институций современного общества без учета своих национально-культурных традиций. За последние два века Россия «провалила» три проекта модернизации: «самодержавный», «советский» и «рыночный» в силу неадекватных действий и «несовременности» своей элиты («хозяина земли русской», «ума, чести и совести эпохи» и «эффективных менеджеров»). В специальной литературе существуют разные мнения на этот счет, которые в целом можно свести к трем. Первое исходит из того, что неудача модернизации России была связана с отсутствием в российской истории развития эпохи реформации, с особой революционностью ее интеллигенции, общество демонстрировало низкий уровень взаимного доверия (и терпимости), российская династия активно отстаивала свои материальные интересы (собственность, власть) и боролась за контроль за реформированием общества. Второе признает российскую модель реформации общества «традиционалистской модернизацией» в силу особой ментальности (по данным социологических опросов большинство россиян хотят видеть своих детей интеллигент-

ными, выступают за национализацию недр, главной добродетелью считают трудолюбие, недовольны демократией, а три четверти верят, что человека ожидает блестящее будущее) 1 . В третьем – определяется как несовременная модель модернизации, которая связана с провалом экономических реформ и существенным отставанием России в от передовых экономических стран в сфере современных технологий, перешедших на новые стандарты цифровой экономики. К тому же Стратегия-2020, предполагавшая создание инновационной экономики, была выполнена менее чем на 30%, а почти 40 пунктов стратегии не выполнены вообще.

По некоторым данным за 2000–2016 гг. из РФ было вывезено нефти и газа на 3,4 трлн. $ США. Но самое интересное в этом контексте заключается в том, что новая стратегия экономического развития, которая активно обсуждается в СМИ, «засекречена» от общества как и подлинные биографии правящей элиты. Если исходить из теории «черных лебедей», то следует признать, что неудача модернизации в России обусловлена количеством международных экономических форумов и количеством открываемых новых церквей. Но в реальной действительности проблема ограниченной модели перемен в России вызвана не столько технологическим отставанием, разрушением традиционных механизмов воспроизводства населения, сколько отсутствием в России национальной государственности и национальной элиты, которые должны были выступать в качестве конструкторов национальной консолидации.

Поэтому именно в период поздней современности (системного кризиса капитализма) произошло обострение всех противоречий современной капиталистической системы, что нашло выражение в снижении уровня демографической безопасности и качества общественного здоровья населения. В научной литературе понятие «демографическая безопасность»4 определяется неоднозначно: через количественные и качественные изменения жизнедеятельности и развития социума; защищенность общества от неконтролируемых неблагоприятных изменений в народонаселении5 ; как определенный процесс в контексте устойчивого или неустойчивого развития человечества и как суммарный результат всей экономической, социальной и культурной деятельности, составляющей историю человечества6 . В нашем исследовании мы будем исходить из того, что демографическая безопасность – это управление процессом различных (опасных, небезопасных и безопасных) исторически сложившихся видов воспроизводства населения на основе конкретной идеологии безопасного развития человека и общества. Для России она связана, прежде всего, с изменением негативных качественных (средний срок продолжительности жизни) и количественных (уровень рождаемости и смертности) показателей состояния населения. Важно отметить, что демографическая безопасность как проблема социальных изменений имеет целый ряд нежелательных последствий, которые чреваты опасностями: 1) интенсивное старение населения и рост числа людей нетрудоспособных возрастов; 2) неуправляемая миграция и иммиграция населения; 3) неравномерность расселения и увеличение плотности населения в определенных регионах или городах (от 12 до 15 тысяч человек на кв. км); 4) деформация и разрыв традиционных взаимоотношений и крайняя неустойчивость новых отношений. Английский ученый, священник Томас Роберт Мальтус (1766–1834 гг.) впервые попытался оценить динамику роста численности населения, поставив проблемный вопрос о неспособности Земли прокормить всех живущих на ней. «Все люди, – заявлял он, – не могут жить в довольстве», поэтому народ должен винить, главным образом, самого себя в собственных страданиях и невзгодах. Отсюда следовал основной вывод Т.Р. Мальтуса: «Главная и непрерывная причина бедности мало или вовсе не зависит от образа правления или от неравномерного распределения имуществ; – богатые не в силах доставить бедным работу и пропитание; поэтому бедные, по самой сущности вещей, не имеют права требовать от них работы и пропитания; с абсолютным перенаселением необходимо бороться с помощью регламентации браков и регулированием рождаемости»7 . Таким образом, для Мальтуса проблема демографической опасности (роста населения) лежала не в социальной плоскости, а была связана с характером экономического развития и особенностями биологической репродуктивности человека. Современные сторонники Т.Р. Мальтуса утверждают, что даже атомная война менее опасна, чем «демографический» взрыв, обвиняя в этом достижения медицины, которая охраняет здоровье неполноценных людей и способствует увеличению продолжительности жизни.

С мальтузианством смыкается расистская пропаганда о «безответственности» народов стран Азии и Африки, якобы угрожающих миру своим беспредельным размножением. Среди современных представлений о динамике роста численности населения особое место занимает теория демографического перехода, согласно которой все страны и народы проходят в своей истории (в разное время) одни и те же этапы (четыре) демографического состояния, находящиеся в непосредственной зависимости от их экономического роста, социального прогресса и характера воспроизводства населения. Первый этап – высокая степень устойчивости – характерен для обществ с присваивающей экономикой. Ему свойственны одинаково высокие коэффициенты рождаемости и смертности и очень незначительный рост численности населения. Колебания коэффициентов связаны с периодами повышенной смертности, обусловленной отсутствием запасов продовольствия, необходимых для выживания в экстремальные годы, войнами, эпидемиями.

Высокая рождаемость является естественной реакцией на высокую смертность. Во второй половине ХХ века подобная демографическая ситуация характерна для племен охотников и собирателей, проживающих во влажных экваториальных лесах Амазонки, бассейна реки Конго. Второй этап – начальный период роста – характеризуется сохраняющимся высоким коэффициентом рождаемости, снижением коэффициента смертности, ростом продолжительности жизни и некоторым увеличением общей численности населения.

Снижение смертности связано с переходом от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству, т.е. к производящему хозяйству, что позволило создавать запасы продовольствия для экстремальных ситуаций – засух, наводнений. Улучшение продовольственного обеспечения создало условия для прироста населения. Демографические показатели 2-го этапа характерны сегодня для ряда стран Африки и Латинской Америки, которые пока не достигли уровня экономического развития, когда коэффициент рождаемости начнет снижаться. Третий этап – современный период роста – характеризуется стабилизацией коэффициента смертности на низком уровне и некоторым снижением коэффициента рождаемости. Последнее связано с индустриализацией и урбанизацией, повышением уровня жизни, ростом расходов на воспитание детей, включением женщин в общественное производство, а также распространением медицинских средств регулирования рождаемости. Тем не менее, в этот период тенденция роста численности населения сохраняется. Она связана со вступлением в детородный возраст поколений, родившихся при высоком коэффициенте рождаемости.

В конце ХХ века на третьем этапе находятся главным образом страны Латинской Америки. Четвертый этап – низкая степень устойчивости – характеризуется снижением и стабилизацией рождаемости, смертности и численности населения. Первым регионом, вступившим в этот этап демографического перехода, была Европа. В 90-е годы к ней присоединились США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, а также Аргентина и Уругвай. Страны Юго-Восточной Азии, в которых проводится успешная демографическая политика, в ближайшие годы будут иметь аналогичные тенденции. По мнению некоторых авторов, завершающий этап характеризуется продолжением сокращения рождаемости, ростом смертности, т.е. депопуляцией1 . Концепция демографического перехода, в известном смысле, направлена на изменение представления о социальной дифференциации, рождаемости и смертности, поскольку при традиционном статистическом подходе корреляционная зависимость уровня рождаемости от условий жизни понимается как постоянная и неизменная. Концепция демографического перехода трактует эту зависимость как динамическую, меняющуюся в зависимости от фазы перехода. Но этот тезис достаточно спорный и имеет некий идеологический подтекст.

С точки зрения демографической безопасности человеческой цивилизации, на наш взгляд, существуют две взаимосвязанные проблемы (относительное качественное ухудшение населения Земли и абсолютный его количественный рост), которые возникли в результате действия различных типов воспроизводства в развитых и развивающихся странах. Понятие «развитые и развивающиеся (или малоразвитые) страны» характеризует в данном случае только тот или иной уровень (высокий, средний, низкий) промышленного развития тех или иных стран. В социологии (социальной демографии) уровень индустриального развития соотносится с такими социальными показателями, как высокий уровень жизни населения, качество жизни и др. Интерес к проблеме измерения человеческого развития обусловлен, с одной стороны, реальными возможностями человечества улучшить жизнь миллионов людей, находящихся на грани выживания, с другой – в современном мире происходят неуклонный разрыв в уровне и качестве жизни как между различными человеческими сообществами, так и внутри них. В связи с этим процесс глобализации, ориентированный на единство человеческого сообщества (в его позитивной направленности), обретает негативные очертания, что находит выражение в различного рода социальных аномалиях и противопоставлении разных идеологий развития. Специфическую группу стран современного мира составляют среднеразвитые страны. Среди них выделяются страны, ориентированные на социалистические ценности (Китай, Северная Корея, Куба), и страны Восточной Европы (входившие в социалистический лагерь), а также страны, появившиеся в результате распада СССР. Большинство из них связывают свое развитие с интеграцией в Европейское Содружество, а другая часть пытается осуществить свое развитие с опорой на национальные ценности.

Среди всех этих стран особое место занимает Китай, как по численности своего населения, так и по значительным экономическим успехам (ежегодные темпы роста в Китае выше общемировых и достигают более 10%). В самом общем виде понятие воспроизводства характеризует смену элементов и состояний системы как условие ее сохранения и развития. С помощью этого понятия можно объяснить эволюцию биологических видов (количественный и качественный рост населения) и направленность социокультурного развития общества, с точки зрения опасного или безопасного существования. Трактовка этого понятия в контексте экономической системы рассматривается как расширение рынка, увеличение объемов производства, рост потребления (количественный аспект) и улучшение качества жизни (качественный аспект). По мнению демографов, существуют три типа воспроизводства, которые непосредственно связаны с возрастной структурой населения, поскольку эта структура играет активную роль не только в демографических, но и во всех социальных процессах .

Они считают, что в обществе с высокой долей молодежи чаще происходят различного рода социальные катаклизмы (мятежи, революции и др.), т.е. опасные или небезопасные типы воспроизводства. Напротив, стареющие общества с высоким удельным весом стариков и пожилых людей подвержены догматизму и застою, это относительно безопасный тип воспроизводства. Непосредственно в социологии понятие воспроизводства в зависимости от различных подходов (структурнофункционального или системного) рассматривается как на уровне социальной структуры общества (в узком значении), так и на уровне социальной системы (в широком значении). В узком значении под воспроизводством понимается процесс эволюционного развития системы социальных отношений и общностей в пределах общественноэкономического устройства и форм их циклического воспроизводства, которое включает в себя воссоздание уже существующих ранее компонентов, элементов социальной структуры общества и отношений между ними и возникновения новых элементов и отношений.

Воспроизводство индивидов неотделимо от демографических процессов и обеспечивает подготовку новых поколений и осуществление общественно необходимых функций, а тем самым возобновление или появление новых компонентов социальной структуры общества. В более широком плане это понятие связано с тем или иным уровнем (высокий, средний, низкий) функционирования социальной системы, ориентированной на целостное и единое развитие (всей системы и ее элементов), с одной стороны, а с другой – характеризует смену элементов и состояний системы как условие ее сохранения. Если в первом случае действия индивидов по воспроизводству определены социальной системой через некие совокупные функции, то во втором это воспроизводство указывает, насколько структурные элементы системы ориентированы на свое самосохранение и на сохранение системы в целом в процессе изменения и взаимодействий. Отсюда характер направленности процесса воспроизводства создает предпосылки исследования и понимания объекта как сохраняющего свою индивидуальную форму через изменение, повторение и реализацию своих самобытных черт и уникальных качеств, свойств.

Однако динамика социальных изменений современного общества (от раннего до позднего периода) не только выявила главную закономерность – богатые становятся богаче, а бедные – беднее, но и стала ориентировать большинство стран и народов на те жизненные стандарты, которые реально ничем не обеспечены. Поэтому исламский фундаментализм некоторые исследователи пытаются рассматривать как форму протеста против монополярности мира. Старое (зрелое) общество – это общество, где доминирует идеология безопасного развития, поскольку оно пытается законсервировать имеющиеся «отношения». В развитых демографически старых обществах сильна институционализированная среда безопасности, но неоднозначна и противоречива социальная политика и культура безопасности по отношению к иммигрантам из развивающихся стран.

Острота демографической проблемы для России определяется, с одной стороны, ростом численности нетрудоспособного населения (расходы на пенсионное и медицинское обслуживание не могут быть полностью покрыты за счет текущих отчислений работающих граждан; социальные затраты на одного пенсионера в среднем в три раза превышают расходы общества на одного ребенка) и относительным сокращением численности молодежи в социальной структуре, а с другой – резким увеличением численности мигрантов из ближнего зарубежья. Согласно Росстату, за 2016 год естественный прирост составил всего 5 тыс. человек, но при этом количество мигрантов выросло до 241тыс.

Современная демографическая динамика в России обусловлена, с одной стороны, негативными факторами (тенденциями) прошлого века, а с другой – процессами, сходными с теми, которые происходят в большинстве западноевропейских стран (сокращение естественного прироста населения).

В режиме депопуляции живет довольно значительное число развитых государств. Но внешне похожие процессы в России и развитых странах имеют принципиально различную природу. Суть в том, что депопуляция в России происходит под двойным давлением. Во-первых, она обусловлена уникально низкой даже по меркам развитых стран рождаемостью (коэффициент суммарной рождаемости составляет 1,2–1,3 при необходимом хотя бы для простого воспроизводства населения уровне в 2,15). Во-вторых, и это главное, она определяется катастрофически высоким уровнем смертности в особенности среди трудоспособного населения2 . Поэтому проблема демографической безопасности с необходимостью требует эффективного государственного решения. Однако в Концепции демографического развития РФ до 2015 года были проигнорированы важнейшие теоретические и прикладные вопросы взаимосвязи экономического и демографического развития России, в ней также отсутствовало понимание того, что нынешний демографический кризис – небывалая в истории страны угроза национальной безопасности. И это несмотря на то, что современная Россия живет в условиях постоянного перенапряжения: психологического, эмоционального, социального (свыше 70 % населения), вызванного ухудшением социальных условий жизни, ростом преступности и неравенства в обществе.

Отсутствие социально-экономической защищенности населения, нарастание потенциальных и реальных угроз, рисков в повседневной жизни, нормативно-правовой беспредел – все это не способствует созданию в России необходимых условий для воспроизводства населения. Снижение естественного роста населения, падение уровня воспроизводства не в экстремальное, а обычное и нормальное для России время может свести на нет все благие начинания в области социального развития нашего общества. Противоречивая динамика демографических изменений современного российского общества (сокращение уровня воспроизводства) дополняется обострением проблемы в сфере общественного здоровья (социального, психического, физического), где обозначился целый ряд как негативных, так и позитивных тенденций. В первом случае – это снижение эффективности и функциональности системы здравоохранения – реструктуризация патологий, нарастание хронических заболеваний и снижение уровня медицинского обслуживания.

В основе сложившейся ситуации лежит не только изменение социального воспроизводства населения, но и смена ценностной модели взаимоотношений, рост социального неравенства и отсутствие научно-обоснованной государственной политики регулирования качества общественного здоровья в России (снижение расходов на здравоохранение). Отсюда с необходимостью актуализируется проблема научной (экспертной) теоретической и практической разработки «концепции национального здоровья современного российского общества» в контексте таких категорий как социальное неравенство, здоровье нации, национальная система здравоохранения, социальное страхование здоровья и др. В 2007 году в РФ была утверждена «Концепция демографической политики до 2025 г.», в которой формально были обозначены основных этапы, направления и принципы решения проблемы общественного здоровья, но практически ни один из них к 2017 г. не имеет положительного итога. По некоторым данным, Россия установила целый ряд антирекордов, где особо выделяются первые места в мире по количеству разводов, абортов, числу брошенных детей, онкологии, психическим заболеваниям и др.

Во-втором случае речь идет о появлении новых самосохранительных поведенческих моделей (стратегий), направленных на преодоление комплекса культуры нездоровья (здоровый образ жизни) и формирования новой культуры здоровья. Исследования самосохранительного поведения начались на Западе (с 1970 года) и велись в русле политики обеспечения здоровья (health promotion). Эта политика была ориентирована на формирование у граждан осознания собственной активной роли в создании условий, способствующих сохранению здоровья. В России различные аспекты исследования самосохранительного поведения (изучение отношения к своему здоровью) начались в конце прошлого века, они показали, что вместо культуры здоровья, здорового образа жизни у большинства населения была зафиксирована так называемая культура нездоровья, т.е. ценностная ориентация на нездоровый образ жизни. И связана она была, прежде всего, с тем, что в обществе практически отсутствовали социальные нормы и традиции сохранения здоровья как социальной ценности.

В последнее десятилетие произошли очень примечательные изменения – здоровье стало входить в тройку значимых ценностей наряду с традиционными (семья и работа) в особенности у молодежи (для которой оно является инструментальной ценностью личностной самореализации, а не ценностью самой по себе). Так, например, последний опрос студентов МГУ (2016–2017) показал, что отвечая на вопрос: «Что наиболее важно в современных условиях для достижения жизненного успеха?» – на первые места поставили здоровье, личные качества, профессиональные знания и связи.

После перехода на рыночные отношения и изменения идеологических основ системы здравоохранения, в которой медработники укрепляют систему капиталистических отношений, а государство перестает контролировать качество и условия медицинских услуг и снижает финансирование, возникает острая необходимость новой концепции общественного здоровья РФ, в разработке которой особое место должны занять профессионалы, ученые и специалисты. К ключевым направлениям и задачам при этом должны быть отнесены:

1. Теоретико-методологическое осмысление закономерностей в сфере социального здоровья, обусловленных ростом социального неравенства;

2. Междисциплинарное эмпирическое изучение объективных и субъективных условий повышения или снижения качества здоровья населения;

3. Создание экспертных групп для компетентной оценки принимаемых официальных документов в сфере здравоохранения и общественного здоровья;

4. Стимулирование рождаемости и укрепление семьи на основе повышения материального благосостояния, качества и уровня жизни семей, социальной защиты семей и материального поощрения при рождении детей;

5. Улучшение состояния здоровья населения, увеличение продолжительности жизни, снижение предотвратимой смертности населения, прежде всего мужчин трудоспособного возраста;

6. Активизация информационно-разъяснительной работы среди населения, формирование определенных социальных установок и духовно-нравственных ценностей у разных возрастных групп-разъяснительной работы.

На основе проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

1. Неоднозначная динамика социальных изменений обусловлена институциональным кризисом западной капиталистической модели, в условиях которого особую значимость обретают не только различные формы модернизации, но и решение проблем демографии и здоровья.

2. Негативная направленность процесса модернизации в современной России предопределена снижением уровня демографической безопасности и качества общественного здоровья нации.

3. В условиях обострения внешнеполитических отношений и начала предвыборной кампании в общественном сознании формируется три неоднозначных вектора развития демографического будущего России: открыть Россию для внешней этнической экспансии и получить через некоторое время другую страну с другим народом; пустить процесс на самотек, прикрывшись удобным и универсальным тезисом «защиты прав человека», добавив к этому аргументы о мировых тенденциях снижения рождаемости, мол, и здесь мы не хуже других;  сломать навязчивые стереотипы и сохранить Великую Россию как государство с исторически сложившимся этносом, как многонациональную общность носителей уникальных культурных и интеллектуальных ресурсов, без которых немыслима мировая цивилизация.

4. Требуется разработка новой национально-ориентированной программы демографической безопасности и общественного здоровья народонаселения на основе широкого общественного и экспертного обсуждения. От реализации этой программы будет зависеть будущее России.

Викторов А.Ш.

Другие новости и статьи

« Демографический фактор в культурной политике РФ

Механизм научно-технологического развития »

Запись создана: Четверг, 22 Август 2019 в 0:22 и находится в рубриках Современность.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика