Метаморфозы современного российского образования



День памяти и скорби. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война, которая длилась почти четыре года и стоившая нашей стране более 27 миллионов жизней. Еще Л.Н. Толстой определил, что «началась война, то есть совершилось противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие». Он писал о совершенно другой войне. Этот день – один из самых печальных дней в истории многих стран, которые появились в результате разделения Советского Союза.

Сегодня мы вспоминаем, в первую очередь, погибших на фронтах Великой Отечественной, тех, кто ценой своей жизни защитил будущие поколения всего мира от фашизма. Помимо миллионов погибших, сотни тысяч людей содержались в концлагерях и страдали от голода в тылу. Годы послевоенной разрухи унесли свою долю человеческих жизней. Это был урок, позволивший мировому сообществу понять, что война не может быть благом – независимо от того, кто и почему ее начинает.

Необходимо помнить, что та, теперь уже далекая от нас война, унесшая много миллионов жизней, была войной за существование русской нации. В Российской Федерации День памяти и скорби отмечают с 1996 года. В этот год вышел указ первого президента Российской Федерации, устанавливающий 22 июня как День памяти и скорби. Этот день в России – не просто дата в календаре: по всей стране приспускаются государственные флаги, а телевидению и радио, а также учреждениям культуры рекомендовано не проводить никаких развлекательных программ и мероприятий. 

См. также:

Военная катастрофа 22 июня 1941 года: жизнь разделилась на «до» и «после»

22 июня 1941 года: новая версия

22 июня 1941 года: начало конца

22 июня 1941 года. Винтовка против танка

Начавшаяся 22 июня 1941 года война оказалась совершенно не такой, как ее показывали на экранах кино

Как началась война?


Метаморфозы современного российского образования

oboznik.ru - Проблемы и тенденции развития высшего образования в современном российском обществе

См. также Чему должна учить школа?

Работа посвящена проблеме поиска новых моделей в системе образования. Материал затрагивает проблему трансформаций современного общества, которая потребовала изменений в системе образования. Автор проводит сравнение классической и постклассической образовательной парадигмы.

Ключевые слова: образование, педагогическое пространство, парадигма, инновации.

Российское общество в последние четверть века находится в процессе кардинальных трансформаций. Причем, происходящие изменения, не только санкционируются «сверху», но и являются результатом динамичного развития современного типа цивилизации. Мы уже привыкли к словосочетаниям «информационная культура», «информационное общество» и редко задумываемся над тем, какие изменения они внесли в нашу жизнь. Вводя это понятие в научный оборот в далеком 1962 году, исследователи подчеркивали, что информационные технологии отличаются от всех других технологий тем, что они обладают особой культурогенной функцией. Трансформации затронули все стороны жизнедеятельности человека.

Причем это касается не только технологического прорыва, но и изменений в системе ценностей, и, как результат, образе жизни. Информационная техника и технология широко внедряясь и преобразуя трудовой процесс, выдвинула человека в качестве определяющего фактора и развития социальной системы в целом. В таких условиях изменяются представления о карьере, возрастает значимость самореализации в профессиональной сфере. И как результат возрастает роль и значение образования.

Высокая технология требует соответственно высокой подготовленности человека, его духовной зрелости и ответственности. Современный мир выдвигает на первый план проблемы связанные с конкурентными стратегиями, творческим подходом, коллективным трудом, новыми технологиями, заменой системы «человектехника» на систему «человек-человек». Все эти процессы осложняются изменениями и на психологическом уровне. Современный школьник и студент, существуя в множестве различных, а иногда просто противоречивых, потоках информации, отражает эти процессы в своем сознании, которое все больше и больше становится «фрагментарным», «мозаичным», «клиповым» и т.д. Все многообразие названий отражает процесс «разорванности» сознания современного человека. Современный человек оказался вовлеченным в «асинхронные коммуникации», которые не требуют от людей непосредственного взаимодействия (простейчат-комнаты. E-mail и ньюсгруппы и т.д.). В результате ситуативное время растягивается практически до бесконечности. Во время любого чата для ответа собеседнику по этикету вам дается от нескольких секунд до минуты и даже более, что значительно отличается от общения в ходе непосредственной коммуникации.

В случае с e-mail-посланиями или ньюгруппами человек располагает часами, днями или даже неделя (однако надо заметить, что и здесь допустимый временной лаг определяется негласными нормами установившегося этикета). Киберпространство творит уникальное темпоральное пространство, где при условии продолжения интеракций интерсубъективное время обоюдно растягивается. По сравнению с общением лицом к лицу партнеры имеют значительно больше времени для обдумывания и составления ответа. С другой стороны, отсутствие непосредственного контакта «глаза в глаза» создает значительные психологические затруднения. Виртуальный мир существенно отличается от интерсубъективного. Записанные нулями и единицами отдельные люди и целые группы вместе с нематериальными контактами между ними расширяют и видоизменяют как пространственные, так и темпоральные границы человеческих взаимодействий. Мультимедиа-миры предлагают шанс выбрать себе другую визуальную личность, надеть виртуальный маскарадный костюм.

Большую часть тех деятельностей и активностей, которые происходят в сети, включая e-mail корреспонденцию и чат-сессии, можно записать и файлом сохранить на компьютере. Это так не похоже на настоящий мир и так для него странно – в киберпространстве можно постоянно иметь под рукой (клавишей) вечные летописи того, что ты говорил, кому и когда. Но это не столько помогает, сколько затрудняет процесс формирования «Я». С одной стороны, человек стремится обрести идентичность, с другой стороны – общество не предоставляет ему условий для формирования устойчивой идентичности, а наоборот, поощряет состояние «фрагментарности» внутреннего мира человека. И как результат, кризис идентичности стал оборотной стороной бурного развития информационной цивилизации. В своем большинстве школа и ВУЗ не готовы оказать помощь в процессе формирования единства «Я». Найти адекватные ответы на «вызовы» нового информационного общества, в первую очередь, должна помочь новая система образования. Классическая образовательная парадигма господствовала в период с XVIII по ХХ века. В это время вначале необходимо было получать знания, умения, навыки, а только затем их реализовывать в трудовой деятельности.

Школа и ВУЗ выступали объектами сохранения и передачи накопленного социокультурного наследия, формировали научное мировоззрение. В результате преподаватель и обучающийся существовали в разном познавательном пространстве. Преподаватель был, да и сегодня в своем большинстве, по-прежнему погружен в пространство только своего предмета. И все свои усилия направлял и направляет на формирование предметных знаний и умений. При этом он часто не знал, не знает, а иногда и не считает необходимым знать, что изучают на других предметах, как между собой соотносятся программы. Ученик или студент существовал и продолжает существовать в пространстве множества предметов. Или, иначе можно сказать, погружен в полипредметное познавательное пространство.

Но установить межпредметные связи он не может. Поэтому многие знания учащихся хаотичны, фрагментарны и не представляют собой единой картины. В постклассической парадигме основной акцент сделали на саморазвитие субъекта, свободу выбора им содержания обучения, в результате которого должна была быть создана творческая личность. В рамках новой образовательной парадигмы учащегося необходимо обучать не сумме знаний, а способам мышления, развивать творческие способности, умения самостоятельно искать новые способы решения задач, свободно осуществлять деятельность в стандартных и нестандартных ситуациях [3]. Современный образовательный процесс, расширив представления об обучаемом, активно использует методики, суть которых можно выразить афоризмом, высказанным еще в XIX веке талантливым педагогом А. Дистервегом: «Плохой учитель преподносит истину, хороший учит ее находить» [2, с. 138]. Ориентация на личность – общая черта всех образовательных проектов современности, однако в плюралистичном мире могут сосуществовать и сосуществуют различные концепции и модели личностно-ориентированного обучения. В современной педагогике представлен широкий спектр инноваций: интегративная, игровая, проективная, турнирная и другие модели обучения.

Но насколько педагогическое сообщество готово к новым формам формирования знаний? Большинство из нас и сейчас считает, как не изменяй название на компетенции, универсальные учебные действия, проектную и турнирную деятельность, суть остается та же и передавать знания мы сможем, как и раньше. Забывая, что слом привычных ориентиров, формирование мозаичного культурного пространства, приводит к серьезным рассогласованиям между образовательным процессом и требованиями, предъявляемыми к выпускникам школ и ВУЗов. В современной системе образования должны звучать не только голос преподавателя, но и самостоятельный голос учащегося, и не только когда его просят отвечать на поставленные вопросы. Данная ситуация достаточно сложно «приживается» в пространстве нашего образования, где господствует негласное правило: «преподаватель всегда прав».

Современный мир требует от преподавателя умения работать с «участным мышлением», что гарантируется, как отмечал М.М.Бахтин, «подписью» действующей личности [1, с. 75]. Именно для современной системы образования это принцип должен стать главной идеей, а не просто гуманистической утопией.

Список литературы

1. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества/ М.М. Бахтин – М.: Искусство, 2009. – 425 с.

2. Дистервег Ф.А. Избранные педагогические сочинения / Ф.А. Дистервег – М.: Мир, 2009. – 540 с.

3. Креативная педагогика: методология, теория, практика / Под ред. Ю.Г. Круглова. – М.: МГОПУ им. М.А. Шолохова, изд. центр «Альфа», 2002. – 240 с.

Бабаева А.В.




Другие новости и статьи

« Содержание и достоверность офицерских и солдатских формулярных списков 1812–1815 гг.

Проблема состояния здоровья людей в современной России »

Запись создана: Вторник, 27 Март 2018 в 19:00 и находится в рубриках Новости.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы