«…допускалась эвакуация тяжелораненых без белья и одеял»



Ежегодно 20 июня Военно-морской флот России чествует специалистов минно-торпедной службы. Профессиональный праздник этого подразделения был учрежден в 1996 году приказом Главнокомандующего ВМФ России — в память о первом успешном применении минного оружия российскими моряками. Согласно историческим источникам, в 1855 году, во время Крымской войны, англо-французская эскадра вошла в Финский залив, чтобы атаковать российские военно-морские базы, в первую очередь, Кронштадт.

Чтобы защитить свои рубежи, русским морякам пришлось применить минное оружие. В результате противник потерял четыре боевых корабля и отказался от нападения. А торпеду впервые в истории применил будущий вице-адмирал Степан Макаров в ходе Русско-турецкой войны (1877—1878). В ночь на 14 января 1878 года он атаковал турецкий сторожевой пароход «Интибах» на батумском рейде. Торпеда попала в цель и затопила вражеский корабль. 

Не меньший профессионализм и мужество проявили специалисты минно-торпедной службы и в годы обеих мировых войн, защищая рубежи страны. Сегодня мины и торпеды составляют основу вооружения Войск береговой обороны, в чьи обязанности входит защита пунктов базирования сил ВМФ РФ, портов и других важных участков побережья. Кроме того, торпедное оружие входит в комплектацию торпедных подводных лодок. Их предназначение — оборона от подводного флота противника, а также эскортирование ракетных подводных лодок и надводных кораблей.


«…допускалась эвакуация тяжелораненых без белья и одеял»

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ВОЕННОГО ПРОКУРОРА РЕЗЕРВНОГО ФРОНТА НАЧАЛЬНИКУ ТЫЛА О ФАКТАХ НАРУШЕНИЙ В МЕДИЦИНСКОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

№ 01197

26 сентября 1941 г.

oboznik.ru - «…допускалась эвакуация тяжелораненых без белья и одеял»
#раненые#тыл#медицина#военнаямедицина#медицинскоеобеспечение

Проверкой, произведенной органами Военной Прокуратуры, установлено не удовлетворительное санитарное состояние и санитарное обслуживание в отдельных воинских частях.

В 222 ОМСБ допускалась эвакуация тяжелораненых без белья и одеял.

Личным вмешательством помощника Военного Прокурора 43 армии 11/IX-41 г. была предотвращена отправка 2 тяжелораненых красноармейцев КУКУШКИНА и ШЕСТАКОВА без белья и верхней одежды.

Факты отправки раненых без белья имели место в 24 армии, в ППГ 104 и 463.

В ППГ 104 нет одеял, постельных принадлежностей. Пища раненым и больным подавалась в котелках, выданных для медицинского персонала.

По 222 ОМСБ не было ответственного за питание. Медсестра ХВОСТИКОВА ссылалась на старшину ПОПОВА, последний на санитара. Дежурный врач не считал себя обязанным наблюдать за бесперебойным обслуживанием раненых.

В ППГ № 181 постельные принадлежности и горючее были разбросаны в лесу без надлежащей охраны. Были случаи, когда отдельные раненые не получали медпомощи на протяжении 3—4 дней.

В ППГ № 663, рассчитанном на 200 человек с 2-го на 3-е сентября поступило 1.860 раненых, в результате бойцы и командиры находились в лесу под открытым небом более суток.

Были они эвакуированы после вмешательства военного следователя.

ППМ 149 и 222 сд не были установлены указатели и многие раненые бойцы с трудом находили медицинские пункты.

Не налажен учет работы санитаров, доставляющих раненых с поля боя с оружием. Записи производятся на клочках бумаги.

Прием оружия и учет на ППМ [ПМП] организован плохо. Доставляемое имущество не учитывается, сваливается в кучу, разрешается любому менять оружие, брать штыки. Оружие ржавеет и портится. Такие факты установлены на ППМ [ПМП] 479 сп.

В 139 медсанбате 103 мсд, вследствие беспорядка, имеющегося там, не обеспечивается своевременное и правильное обслуживание раненых.

Нуждавшийся в специальном лечении раненый красноармеец КУЛИГИН, получивший направление врача ПРОКОПЕНКО в полевой подвижной госпиталь не был туда направлен потому, что другой врач ПОПКОВА, никого не предупредив, на заключении врача ПРОКОПЕНКО написала, что КУЛИГИНА надо направить в часть.

В результате этого раненый боец КУЛИГИН был возвращен в часть и через два дня в связи с осложнением вновь был направлен в медсанбат. На этот раз врач АЛЕКСАНДРОВ признал у него вульгарную флегмону, в то время, как у него была газовая флегмона и назначил поэтому неправильное лечение. КУЛИГИН на вторые сутки скончался.

Расследованием установлено, что врач ПОПКОВА, по чьей вине раненый КУЛИГИН не был своевременно направлен в ППГ, а возвращен в часть, вообще недобросовестно относилась к своим обязанностям, бывала на работе в нетрезвом виде, благодаря близкой связи с комиссаром ст. политруком ЛУФЕР ее нарушения оставались безнаказанными.

Врач ПОПКОВА привлечена к уголовной ответственности. Ст. политрук ЛУФЕР привлечен к дисциплинарной ответственности.

В частях 222 сд имеется вшивость. Меры к ликвидации вшивости приняты, но ощущается недостаток препарата “к”. В частях 24 армии вшивость имеется среди значительного числа бойцов (15—18%). Приказ командования фронта от 28.8 “О банно-прачечном обслуживании” реализуется медленно.

В 24 армии сануправление [санитарный отдел] считает, что прививки произведены всему личному составу, однако это не соответствует фактическому положению, так как в воинских частях среди прибывшего пополнения многим не произведены прививки.

Сообщая изложенное о недостатках санитарного обслуживания в частях, прошу принять необходимые меры.

Военный прокурор фронта бригвоенюрист ВАВИЛОВ



Другие новости и статьи

« Медицинское обеспечение для солдат союзников. 1941 г.

Руководство «Военно-полевая хирургия» »

Запись создана: Суббота, 26 Январь 2019 в 1:01 и находится в рубриках Вторая мировая война, Медицинское обеспечение.

Метки: , , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы