31 Октябрь 2018

Медиатизация современного политического процесса: феномен новых медиа

oboznik.ru - Медийное поле России и возрастание роли учебных СМИ

Современный политический процесс трансформируется с появлением новых форм политической коммуникации, а также информационно-коммуникационных стратегий и технологий. Феномен медиатизации определяет характер этих изменений, поскольку регулирует процесс интеграции средств массовой коммуникации, информационных ресурсов и ИКТ в разные области жизнедеятельности общества: образование, культуру, политику, спорт и др.

Другими словами, медиатизация становится маркером, определяющим изменения и степень воздействия социальных институтов на современный политический процесс под влиянием масс-медиа. Медиатизация, как и все мета-процессы глобализации, информатизации, индивидуализации [12], является дискуссионным и противоречивым концептом современных цифровых гуманитарных наук (digital humanities).

Появление процесса медиатизации связано с возникновением печатных средств массовой коммуникации. Стоит подчеркнуть, что медиатизация политики как институциональный процесс формируется в период расцвета радио и массовой пропаганды. Исследование процесса медиатизации протекает в разных плоскостях и затрагивает следующие отрасли науки: социологию, лингвистику, политологию, коммуникативистику и др. Учитывая неоднозначное отношение к концепту «медиатизация» в научном дискурсе, рассмотрим основные точки зрения. Значительный вклад в разработку данной категории внесли представители скандинавского направления исследования политических коммуникаций и СМИ. Дж. Стрембек и Ф. Эсер под медиатизацией понимают процесс, при котором возрастает влияние масс-медиа на разные сферы общества [15, 8].

Аналогичным образом медиатизацию определяют К. Асп, С. Хьярвард, Дж. Маццолени, В. Шульц, акцентируя внимание на усилении СМИ и доминировании медиа логики в коммуникативной практике [11; 13; 14]. Отечественные исследователи массовых коммуникаций, обращаясь к концепту «медиатизация», определяют его как процесс конструирования, сохранения и трансляции определенных медиадискурсов в современную цифровую медиасреду [2; 5]. Так, И.М. Дзялошинский подчеркивает, что в процессе медиатизации социальные институты становятся субъектами медиапространства, конструируя медиадискурсы [4, с. 46–47]. Согласно авторской точке зрения, медиатизация – это «исторический процесс, сопровождающий все этапы информационной революции, поскольку проникает во все сферы социума» [3, с. 50].

Медиатизация современного политического процесса проявляется в виртуализации публичной политики, в появлении множества новых микро-субъектов политических коммуникаций (блоги, сообщества, YouTube каналы и др.), информационных продуктов и стратегий («умная толпа»), в основе которых заложены принципы медийной логики, а также современные цифровые и наукоемкие технологии. Медиатизация политики в статье интерпретируется как «совокупность взаимосвязанных информационно-коммуникативных явлений и процессов, протекающих как внутри политического пространства, так и во внешней среде (в масс-медиа пространстве), через публичные презентации и фреймы политических и общественных смыслов» [9, с. 72]. Структура массовых коммуникаций преобразуется с появлением новых медиа и информационно-коммуникационных технологий.

Как замечает, Д. Кин, медиатизация помогает определить изменения в структуре новостных каналов, сообщений, а также осуществить диверсификацию потоков информации [5, с. 15]. В. Шульц при оценке роли и места новых медиа в современном политическом процессе подчеркивает, что медиатизация политики, во-первых, упрощает процесс адаптации социальных институтов и субъектов к новым формам средств массовой коммуникации, а также позволяет эффективно использовать возможности и ограничения социальных медиа. Во-вторых, становится важным процессом регулирующим интеграцию информационных и коммуникационных технологий в деятельность политических акторов [14, p. 57]. Категория «новые медиа» эксплицируется в статье как новый, цифровой способ кодирования, получения, передачи информации и медиа продуктов. Кроме того, данное понятие объединяет в себе как цифровые аналоги традиционных СМИ, так и ресурсы и инструменты современного цифрового медиапространства, а именно: мобильные телефоны, планшеты, электронные книги, сетевые игры, волоконно-оптическую связь, ПК и др. Д.Г. Балуев к новым СМИ относит «все современные цифровые средства передачи данных», подчеркивая близость данной категории с концептом «социальные медиа» [1, с. 159].

На наш взгляд, социальные медиа входят в структуру новых медиа, реализуя именно социальный аспект выстраивания коммуникаций через применение информационных инструментов. Как отмечает М.Ю. Павлютенкова, социальные сети как один из видов социальных медиа направленны на создание межличностных и групповых коммуникаций [7, с. 75]. Таким образом, социальные медиа рассматриваются как цифровой ресурс, направленный на создание социальных коммуникаций и сетевого взаимодействия между разными акторами коммуникативного процесса. Медиатизация современного политического процесса, а именно интеграция медиа логики и информационных технологий в сферу политики, имела ряд практических последствий. Во-первых, интеграция в государственное управление цифровых технологий привела к разработке системы предоставления электронных государственных услуг для населения.

Первоначально электронное правительство, как подчеркивает А.Д. Трахтенберг, было ориентированно на техническую модернизацию системы государственного управления под влиянием ИКТ, то есть переход на электронный документооборот, затем функционал был расширен до интерактивного взаимодействия с гражданами для оказания услуг через Интернет [10, с. 289–290]. Во-вторых, появление новых акторов публичной политики, вовлеченных через новые медиа в процесс потребления, производства и передачи медиа продуктов. По сравнению с традиционными СМИ новые медиа более интерактивны, инклюзивны и доступны для широкого круга пользователей за счет цифрового формата кодирования, обработки и распространения контента. При рассмотрении влияния новых медиа на публичную политику немецкий социолог В. Шульц отметил, что для социальных субъектов (институты, группы, акторы) упрощается доступ в политику, появляется возможность конструировать и мониторить повестку дня [14, p. 59].

Из негативных последствий можно выделить падение качества и фальсификацию создаваемого контента вследствие «бума авторства», так как социальные медиа предоставляют возможность любому стать журналистом, не требуя при этом специального образования. Кроме того, эффект «информационный шум», когда большой поток аналоговой информации без перерыва передается через множество коммуникационных каналов. Коммуникационное изобилие – это одно из последствий медиатизации общества и в частности политического процесса. Увеличивается не только поток информации, но и количество инструментов, каналов, сетей производства и распространение сообщений. Ярким примером информационной силы новых медиа становятся сетевые и информационные ресурсы медиатизации политики, а именно: технологии «умная толпа», «роевая тактика», «Twitter-революция» и др.

Ненасильственные демонстрации в Сеуле, названные «Демонстрация свечей», смогли продемонстрировать эффективность информационной технологии «умная толпа». Протестные, мирные демонстрации, которые прошли в Южной Корее в конце 2016 года, коренным образом повлияли на политический процесс в стране, Пак Кын Хе покинула пост президента [6]. Обобщая, мы пришли к выводу, что для современного политического процесса медиатизация – важный ресурс, направленный на адаптацию политических субъектов к новым формам массовых коммуникаций и цифровым технологиям. Появление новых форм массовой коммуникации, особенно новых медиа, оказало разноплановое воздействие.

С одной стороны, возникновение новых способов взаимодействия государственных структур с социальными институтами и населением. С другой стороны, позволило политическим акторам перейти на качественно новый уровень принятия политических решений, создало условия для вовлечения в политический процесс ранее не заинтересованных групп населения, способствовало более оперативному реагированию на кибер угрозы. Проблема информационного мониторинга, защиты персональных данных, поддержания информационной безопасности требует разработки эффективных механизмов применения информационных ресурсов медиатизации, как на уровне государственной власти, так и в рамках отдельных политических и социальных структур.

Е.Г. Грибовод

Другие новости и статьи

« Меры по организации финансового обеспечения и расходы ВМФ в Великую Отечественную войну

Послевоенные битвы танка Т-34 »

Запись создана: Среда, 31 Октябрь 2018 в 19:52 и находится в рубриках Современность.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика