Идеологическое распутье как фактор, осложняющий устойчивое развитие Российской Федерации



Идеологическое распутье как фактор, осложняющий устойчивое развитие Российской Федерации

oboznik.ru - Что такое идеология
#идеология#россия#общество

В 1990-е годы наша страна переживала экономический и социальнополитический кризис, спровоцированный распадом СССР. Масштабный кризиссопровождался нарастанием идеологического вакуума и разрушением духовного единства российского общества, последствия которых в полной мере не преодолены до сегодняшнего дня.

Руководствуясь принципом идеологического многообразия, закреплённым в статье 13 Конституции Российской Федерации, руководство страныв первое постсоветское десятилетие пыталось одновременно опереться на традиционные православные ценности и принципиально несовместимые с ними неолиберальные ценности, активно продвигаемые в глобальную повестку дня США и их западными союзниками.В то же время в общественном сознании широких слоев населения России по-прежнему находили поддержку многочисленные идеологические установки левого толка, а также различные вариации консервативной и националистической идеологии, пребывавшие в забвении в советский период.

Все это объективно создавало и создаёт предпосылки для возникновения конфликта сторонников разных представлений о социально-политической и экономической модели формирования обновленной России. Идеологическая многоголосица в целом способствует поддержанию духаконкуренциисреди основных политических игроков. Вместе с тем попытки объединить взаимоисключающие идеи в рамках проводимого политического курса, возможные и уместные в тактическом отношении, мало пригодны для достижения стратегических целей, стоящих сегодня перед нашей страной.

Идеологическое распутье, на котором оказались общество и государство, осложняет переход Российской Федерации на путь устойчивого экономического и социально-политического развитиякак на среднесрочную, так и на долгосрочную перспективу. Прежде всего необходимо отметить характерную особенность идеологии как таковой. Речь идет о том, что ядром любой «идеологии выступает круг идей, связанных с вопросами захвата, удержания и использования политической власти субъектами политики. Идеология фундирована конфликтной природой мира политики, его выстроенностью по полюсной модели «враг-друг», кристаллизирующей сторонников той или иной идеологии» [1, с. 386]. Разумеется, данный конфликтный потенциал может быть использован заинтересованными политическими игроками внутри страны и за рубежом в ущерб национальной безопасности и устойчивому развитию Российской Федерации. Важным последствием последовательно реализуемого в нашей стране принципа идеологического многообразия стало появление в России разнообразных идеологических конструкций, ряд из которых имеет выраженный деструктивный характер. Так, в 1990-е годы на волне религиозного ренессанса на территории нашей страны начали вести миссионерскую деятельность многочисленные представители деструктивных зарубежных религиозных организаций, различных харизматических культов и оккультных учений.

Следствием этого стал переход значительного количества граждан РФ на иррациональные способы отношения к экономической и социально-политической действительности. Другим фактором, усугубившим и без того не простую ситуацию в идеологической сфере, стали процессы, связанные с активнымвнедрением новейших информационных технологий. В частности, следствием развития информационно-телекоммуникационных сетей, включая Интернет, стало кардинальное расширение доступа широких слоев населения к постоянно растущему объему информации сомнительного качества и неясного происхождения. Массовый потребитель в подавляющем большинстве своём оказался не подготовленным хотя бы к элементарному критическому анализу вбрасываемой в глобальную сеть информации. Как следствие, сегодня многие молодые люди некритично воспринимают информацию, неверно оценивая факты, события и явления социальной действительности внутри страны и за рубежом.Человек с несформированной системой ценностей не в силах правильно ориентироваться в информационном шуме, который производит современная среда массовых коммуникаций.

Все это создает дополнительные помехи для рациональной и осознанной оценки гражданами социально-политических реалий. В этой связи в первую очередь вызывает тревогу судьба подрастающего поколения граждан России.Ведь в кризисной социально-экономической обстановке, когда основные общественные убеждения весьма противоречивы и нестабильны, молодежь оказалась недостаточно защищенной от хорошо организованного и целенаправленного влияния деструктивных идей, подлинная сущность которых, как правило, скрывается за отрицательными оценками современного российского общества и государства. Идеологическая обработка молодежи, как правило, осуществляется в индивидуальном порядке, без посредников и какой-либо фильтрации информации. Для этого широко задействуются возможности блогосферы и социальных сетей.

Можно констатировать уязвимость значительной части представителей российской молодежи для внешнеговлияния, враждебного к интересам Российской Федерации. Особую опасность для государства и общества представляет высокотехнологичная и хорошо организованная деятельность международных террористических организаций (далее – МТО), направленная на распространение экстремистской и террористической идеологии.В «Стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года» отмечено,что «информационно-телекоммуникационные сети, включая сеть «Интернет», стали основным средством коммуникации для экстремистских и террористических организаций, которое используется ими для привлечения в свои ряды новых членов, организации и координации совершения преступлений экстремистской направленности, распространения экстремистской идеологии» [2].

Следует отметить, что в информационном обществе, помимо прочего, существенные изменения претерпел террор как таковой. Он всё чаще стал использоваться не столько в качестве средства уничтожения и запугивания политических противников, сколько для управления безликими массами. Экстремистская и террористическая деятельность нуждается в объединяющей идеологии, способной сплотить членов преступной группы и оправдать необходимость применения ими насилия в отношении своих политических противников. В этих целях формируется и используется определенный набор ценностей (на деле – псевдоценностей), нередко противоречивых по характеру, разделяемых всеми членами террористической организации и активно навязываемых социальному окружению. Террористической идеологии присущи: категоричность, агрессивность, ненависть, деление общества на «своих» и «чужих», манихейское представление о социальной действительности, когда всё видится лишь в «черном» или«белом» цвете.

По уровню теоретической разработанности данная идеология может варьироваться от набораиз нескольких примитивных установок до вполне стройной и привлекательной системы. В качестве её основы, как правило, выступает национализм, сепаратизм, клерикализм, а также различные варианты политического экстремизма, включая экстравагантные идеи, возникающие внутринетрадиционного религиозного движения или оккультного учения. Закономерным следствием идеологического многообразия современного общества является многообразие ценностных ориентаций граждан Российской Федерации.

Так, на основании результатов социологического исследования об особенностях формирования идентичностей молодежи в сфере социальнополитических отношений, проведённого отделом социологии молодежи ИСПИ РАН в 2011 году, Ю.А. Зубок пришла к выводу, что в сознании российской молодежи «современные ценности не вытесняют традиционные, а встраиваются в них, давая путь новым интегрированным гибридным ценностям. Поэтому эффективное регулирование скорее должно походить на маневрирование между этими двумя значимыми трендами и избегать любой из крайностей. Только в этом случае возможна подлинная гражданская консолидация» [3, с. 43]. В настоящее время нередко гипертрофированные формы приобретает поиск гражданами национальных государств, в первую очередь, молодёжью, своей национальной, религиозной и гражданской идентичности.

Так, ультралиберальные ценности современной Европы ставят под вопрос европейскую идентичность в связи с миграционным кризисом. В свою очередь, миграционные процессы актуализируют проблему самоидентификации молодого человека, который принимает по отношению к себе определённые значения, соотносит себя с тем или иным политическим и культурным сообществом. В информационном обществе место прежних ценностей в сознании граждан быстро занимают новые. Ценности, включенные в рекламные слоганы и растиражированные СМИ, сравнительно быстро утрачивают свой подлинный смысл и стремительно обесцениваются.Обыденным явлением стала неоднократная смена ценностных ориентаций граждан в течении жизни одного поколения. Для большинства молодых граждан России идеологический и ценностный плюрализм является социальной нормой. Но если ничто в общественном сознании непрочно, государству трудно рассчитывать на идеологическую стойкость широких масс населения, настроение которых может быстро измениться с одобрительного на протестное. Ситуация риска практически не поддается прогнозированию и потому чревата непредсказуемыми последствиями.

Небезопасность и неуверенность в завтрашнем дне характеризуют общество, в котором преимущества получают те, кто быстрее других приспосабливается к новым условиям, меняя ценностные ориентации и жизненные принципы.В этой связи можно утверждать, что в динамично меняющихся условиях развития экономической и социально-политической обстановки внутри страны и за рубежом политика идеологического лавирования выглядит столь же обоснованной и оправданной, сколь и рискованной. Необходимо помнить, что в процессе изменения ценностных ориентаций личность не имеет четких ценностных ориентиров. Это даёт о себе знать тогда, когда человек не в силах принять ответственное личное решение, от которого зависит вся его дальнейшая судьба.

Именно в молодые годы чаще всего приходится принимать судьбоносные решения. В силу отсутствия у молодого человека прочных убежденийи четкого осознания собственных интересов, данные решения, нередко, принимают за него другие люди. Даже если этими людьми являются родители, которые, например, определяют направление и специальность профессионального образования детей, остается опасность, что подростки вынуждены будут заниматься не тем, к чему действительно испытывают интерес и чему желают посвятить свою жизнь. Указанная опасность возрастает, когда значимые решения молодой человек принимает под влиянием случайных обстоятельств, следуя примеру сомнительных «звезд» массовой культуры и иных лиц, жизненный путь которых представляется привлекательным. В молодежной среде все большее влияние приобретают искусственно созданные образы и персонажи (герои кинофильмов, компьютерных игр, мультфильмов и т. д.). Популярностью среди части молодежи пользуются лица, действующие в экстремальной обстановке, в условиях повышенного риска (военные действия, чрезвычайная ситуация и т. д.).

Особенности подростковой психики хорошо известны и активно используются эмиссарами экстремистских и террористических структур, пытающимися представить членов своих организаций в героическом образе перед молодежной аудиторией. Как известно, в последние годы в целях идеологического обоснования проводимой политики террора МТО широко используется религиозная идеология радикального исламистского толка. Однако следует подчеркнуть, что сама по себе возможность формирования предпосылок проявления экстремистских идей обусловлена наличием практически в любой идеологической системе двух противоположных, но взаимосвязанных друг с другом аспектов.

Как отмечает К.С. Гаджиев, данные «аспекты проявляются в том факте, что идеология тех или иных социально-политических сил, слоев, классов имеет своей целью не только обоснование, защиту и обеспечение позиций той или иной конкретной социально-политической группы, сословия, класса, партии, государства, но также дискредитацию, подрыв позиций их противников» [4, c. 34].Эта особенность идеологиидает о себе знать в Россиии за рубежом.Так, в условиях ценностного, мировоззренческого и цивилизационного конфликта в ряде европейских стран часть населения настолько ненавидит свои общества, что готоваих разрушить. В последние годы, как следует из сообщений СМИ, многие граждане европейских государств отправились воевать в Сирию на стороне запрещенной в России МТО ИГИЛ.

Подверженность значительной части населения внешнему манипулированию во-многом объясняется негативными деформациями индивидуального и массового сознания. В полной мере осознанно и осмысленно жить в условиях постоянно возрастающего объема информации, значительно превышающего способность человека адекватно её воспринимать и интерпретировать, может далеко не каждый гражданин. Вместе с тем всё непонятое и неосознанное по определению невозможнодолжным образом ценить, любить, уважать и беречь. Более того, как правило, в современной информационной среде преобладает негативно окрашенный контент. В результате, основное внимание большинства граждан фокусируется на очевидных недостатках социально-политического и экономического порядка существования государства и общества. В этой связи уместно привести наблюдение известного немецкого философа и социолога К. Манхейма, отмечавшего, что «определенные угнетенные группы духовно столь заинтересованы в уничтожении и преобразовании существующего общества, что невольно видят только те элементы ситуации, которые направлены на его отрицание. Их мышление не способно правильно диагностировать действительное состояние общества.

Их ни в коей степени не интересует то, что реально существует; они лишь пытаются мысленно предвосхитить изменение существующей ситуации» [5, с. 21]. Следовательно, можно утверждать, что лица, негативно оценивающие социально-политические реалии, более подвержены деструктивной идеологической обработке. Согласно К. Манхейму, «по-настоящему войти в группу – это значит нечто большее, нежели просто разделять характерные для неё взгляды, ибо, кроме того, подразумевается способность смотреть на вещи под тем же углом зрения, наделять понятия особенными для этой группы смысловыми нюансами, испытывать психологические и интеллектуальные импульсы в характерной для этой группы конфигурации. Далее, это означает усвоение формообразующих принципов интерпретации новых впечатлений и событий, отвечающих предустановленному группой шаблону» [6, c. 40].

Однако борющиеся за власть политические силы, нередко, предлагают диаметрально противоположные интерпретации социально-политической действительности. Так, идеология находящихся у власти представителей господствующих социальных групп, как правило, проявляется в форме апологии существующего строя, тогда как идеологические установки оппозиционных политических сил направлены на популяризацию в общественном мнении альтернативного политического курса. Крайними формами являются различные идеологические конструкции экстремистского и террористического толка, которые отражают точку зрения исключенных из политического процесса нелегальных политических игроков как внутри страны, так и за её пределами.

Идеологическая обработка российской молодежи нелегальными политическими акторами всё чаще осуществляется в социальных сетях. При этом ведущей тенденцией, как отмечалось выше, является использование идеологами международного экстремизма и терроризма политических мифов и утопий религиозного толка, прежде всего исламистского происхождения. Как справедливо считает И.Г. Каргина, Интернетсегодня выступает «в качестве первичного поставщика религиозной информации и ресурса воплощения религиозных потребностей», поэтому виртуальные сообщества «все чаще будут использоваться верующими в качестве альтернативы институциональным формам религиозности…» [7, с. 114]. Попытки власти найти идеологическую опору в традиционных для нашей страны религиях не всегда адекватно воспринимаются как представителями самих религиозных организаций, так и гражданами России.

Так, российские исследователи констатируют неприятие со стороны студенческой молодежи «модели гегемонии религиозного мировоззрения», справедливо отмечая, что «претензии РПЦ на занятие центрального положения в жизни общества не имеют под собой оснований. Запросы РПЦ на общественно-политическую гегемонию в современном российском обществе гипотетически могут привести к расколу» [8, с. 118–119]. Помимо прочего, это провоцирует излишнюю политизацию государственно-церковных отношений, когда безответственными популистами предпринимаются попытки задействовать имеющийся в данной сфере протестный потенциал и привлечь к себе внимание общества. Таким образом, сохранение идеологического многообразия в Российской Федерации предстает как достаточно обоснованная и заслуживающая поддержки общая цель для представителей власти, бизнеса и гражданского общества. Вместе с тем не следует забывать, что её реализация на практике сопряжена с серьезнымирискамив обеспечениибезопасного и устойчивого развития нашей страны. В первую очередь речь идет об опасности для российского государства и общества надолго увязнуть в идеологической распутице и, как следствие, оказаться неспособными совместными усилиями выработать приемлемые для большинства граждан России идеологические принципы.

В дальнейшем совершенствовании нуждается система подготовки управленческих кадров. Представителямроссийского бизнес-сообщества и структур гражданского общества целесообразно принимать более активное участие в деле воспитания подрастающего поколения граждан России. При этом главной целью государственно-частной системы воспитания молодёжи следует считать формированиепрочного антиэкстремистского и антитеррористического мировоззрения, а также твёрдых знаний, умений и навыков, позволяющих аргументированно отстаивать интересы российского государства и общества в открытой дискуссии с идеологическими противниками, в том числе, с аксиологических позиций.

Социализация российской молодежи должна проходить в наиболее эффективной форме, исключающей её метания от одной идеологии к другой. В конечном итоге, совместные усилия представителей власти, бизнеса и гражданского общества в идеологической сфере должны способствовать обеспечению устойчивого развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу.

Литература 1. Всемирная энциклопедия: Философия. – М.: АСТ, Мн.: Харвест, Современный литератор, 2001. – 1312 с. 2. Стратегия противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года (утверждена Президентом РФ 28.11.2014 г., Пр-2753). – URL: http://www.scrf.gov.ru/ documents/16/130.html (дата обращения: 29.01.2017). 3. Зубок Ю.А. Традиционное и современное в социально-политической идентификации молодежи // Власть. – 2014. – № 11. – С. 39-43. 4. Гаджиев К.С. Метаморфозы идеологии в век информатики: монография. – М.: Университетская книга, 2016. – 456 с. 5. Цит. по: Гаджиев К.С. Метаморфозы идеологии в век информатики: монография. – М.: Университетская книга, 2016. – 456 с. 6. Манхейм К. Очерки социологии знания: Проблема поколений – состязательность – экономические амбиции. – М.: ИНИОН РАН, 2000. – 164 с. 7. Каргина И.Г. Ключевые тренды в изучении современных проявлений религиозности // Социологические исследования. – 2013. – № 6. – С. 108–115. 8. Андреева Л.А., Андреева Л.К. Общественно-политическая роль РПЦ в восприятии студенчества // Социологические исследования. – 2013. – № 10. – С. 115–119.

А.Б. Жбанков



Другие новости и статьи

« Территориальный принцип системы финансового обеспечения войск (Единый расчетный центр Министерства обороны Российской Федерации)

Культурная экспансия запада в контексте обеспечения национальной безопасности России »

Запись создана: Воскресенье, 15 Сентябрь 2019 в 15:00 и находится в рубриках Современность.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы