Николас М. Батлер о русской революции 1917 года



Николас М. Батлер о русской революции 1917 года

oboznik.ru - События революции 1917 г. и Гражданской войны в трудах казаков-эмигрантов

В статье рассматриваются оценки революции 1917 г. в России, представленные в работах президента Колумбийского университета профессора Н. М. Батлера. Автор анализирует подходы Батлера к революционным изменениям после свержения самодержавия, уделяя особое внимание феномену большевистского переворота и природе новой власти, которая утвердилась в России после Октября.

Ключевые слова: Николас М. Батлер, российская революция 1917 г., большевизм.

По своим долгосрочным последствиям Российская революция 1917 г. стала событием общемирового значения. В первую очередь это было связано с кардинальными переменами внутри страны, которые отразились на ее роли в глобальной политике. Свержение самодержавия в ходе февральского этапа революции привело к существенным изменениям государственного строя, которые выразились, прежде всего, в процессе глубинной демократизации страны. Однако все это не смогло разрешить главные социальные вопросы и противоречия. Желание Временного правительства продолжить участие России в продолжавшейся тогда мировой войне фактически стало одной из причин дальнейшего кризиса власти в стране. Нежелание народа продолжать войну в совокупности с умелой пропагандой большевиков не замедлило сказаться на обострении внутриполитического положения в молодой Российской республике.

В результате нового, октябрьского, этапа революции у власти оказались большевики, ставившие перед собой еще более радикальные преобразовательные цели, к реализации которых они приступили в первые же дни после своей победы. Такой поворот, конечно, стал малоприятным сюрпризом для союзников по Антанте [6, с. 271-276, 455, 530; 7, с. 43; 9].

Ход российской революции не мог не привлекать внимание американских политиков и интеллектуалов. К числу последних следует отнести и известного ученого, президента Колумбийского университета профессора Николаса М. Батлера (1862-1947). Для него, так же как и для президента США Вудро Вильсона, Октябрьский переворот оказался неожиданной реальностью, с которым, тем не менее, было необходимо считаться. В это связи Батлер в своих публикациях 1917 г. часто останавливался на несчастной судьбе России и того тяжелейшего состояния, в котором оказалась молодая республика во время войны. В данном контексте он неоднократно подвергал жестокой критике сгинувший самодержавный режим Российской империи, который долгие века довлел над русским народом, лишая его развития свобод, подобных западноевропейским, полагая именно в этом причину быстрого успеха установления власти большевиков. Большевики после революции, по мнению Батлера, обрели такую власть, которой не располагали и цари в былые годы своего могущества. При этом профессор обвинял большевизм в отрицании принципов демократии и полагал, что победа идей большевиков в мире может привести к всеобщему уничтожению демократических свобод.

Большевизм, придя на смену царскому строю, оказался настоящим врагом свободы и цивилизации, по представлению Батлера. К тому же он проводил однозначную аналогию между большевизмом в его чистом виде и автократией кайзеровской Германии, одинаково видя в них угрозу формированию стабильного послевоенного миропорядка [4, p. 3; 5, p. 11-12]. Николас Батлер надеялся, что власть Временного правительства, взявшая на себя обязательство по сохранению своего участия в войне, сможет обеспечить нормализацию Восточного фронта, что будет способствовать увеличению доверия между союзниками, содействуя тем самым скорейшему завершению «Великой войны». Однако уже тогда Батлер начал опасаться возможного коммунистического мятежа, способного своим деструктивным влиянием разрушить русскую армию и вывести Россию из стана союзников.

Опасения профессора, как оказалось, были далеко небеспочвенными. Николас Батлер еще до Октября 1917 г. полагал, что развал большевиками русской армии поможет Центральным державам без особого труда захватить обширные сельскохозяйственные и другие богатые природными ресурсами районы России, оттянув тем самым общие усилия союзников к победе на неопределенное время. Батлер был убежден, что любой выход из войны кроме победы над германским оружием является циничными и предательским по отношению к странам Антанты, продолжающим сражаться с автократической Германией [2, p. 221]. Выводы профессора Батлера вскорости подтвердились свершившейся Октябрьской революцией. Правительство Советской России, приняв Декрет о мире, сразу же пошло на заключение с Германией сепаратного мира. Подписание мирных договоров с Россией, Финляндиейи Румынией как заметил Батлер, открыло собой Германии дорогу для угнетения местных народов, порабощения зачатков свободы ради установления своего порядка.

Весь мир теперь мог беспрепятственно наблюдать за движением германцев к Черному морю. Местные жители, оказавшись в зоне оккупации германских войск, на себе смогли в полной мере ощутить сущность «германского мира». По итогам Брест-Литовского мирного договора от России оказались отторгнуты огромные по своей площади территории, превышавшие Германию и Австро-Венгрию вместе взятые. Одна треть населения России, половина железнодорожной системы, месторождений угля и выплавки железа оказались на оккупированных землях. Османской империи возвращалась Армения и некоторые соседние земли, что привело к кровавой резне и геноциду местных христиан. В Эстонии и Ливонии устанавливалась власть немецкой полиции, вплоть до возможности создания в них государственности, немецкие судьи имели право определять там порядок по своему усмотрению.

Освобожденная Финляндия в итоге оказалась под немецким протекторатом. Мирный договор с Румынией превратил еѐ армию в полицию, а в каждом министерстве теперь заседал немецкий советник. Австро-Венгрия и Германия контролировали нефтяные ресурсы этой страны, еѐ морские порты и железные дороги. Но даже эти тревожные обстоятельства не заставили союзников опустить руки в борьбе с планами кайзера. В тот момент, когда американские войска принимали активное участие в решающем сражении на Марне, вкладывая усилия в общую победу союзников над Германией, во всем мире были озвучены «14 пунктов» Вильсона в качестве условий будущего мира. Америка справедливо требовала уничтожения в Германии «пруссианизма» как носителя милитаристского духа, освобождения Эльзаса и Лотарингии, а также всех оккупированных земель. Такой подход американского президента был полностью принят Батлером. Он замечал, что мир не должен оставаться наполовину свободным, а наполовину деспотичным [1, p. 5; 8, p. 23-29].

Батлер пришел к мысли о том, что Соединенные Штаты сами оказались лицом к лицу перед угрозой большевистской революции на своей же собственной территории. Он полагал, что целью революционной пропаганды на американской земле станет открытое разжигание ненависти ко всему, что привычно каждому американцу, отказывая им в вере своим политическим принципам, законам союза и демократическим идеалам. Перед каждым американцем, заметил профессор Батлер, встанут два неравнозначных пути.

Один из них – исконно свободолюбивый американский путь прогресса и созидания; другой же, напротив, чуждый демократическому духу, варварский, путь реакции и разрушения, свойственный большевизму [3, p. 51-52, 54]. Таким образом, суждения Батлера полностью отражают негативную оценку октябрьского этапа российской революции. Поразительно, что он, не будучи знатоком России, сразу после февраля 1917 г. оказался в своих выводах близок к истине в предчувствии скорого крушения Временного правительства и развала русской армии. Батлер крайне настороженно воспринял идеологическую угрозу, исходившую от большевистской революции. Ее он связывал не только с перспективами формирования послевоенного демократического мира, но и с открытой угрозой, исходившей от большевиков, для американских демократических ценностей. Н. Батлер полагал, что большевистская идеология несет в себе прямую опасность Соединенным Штатам и еѐ свободам, призывал всех американцев сплотиться в единой борьбе для защиты своих демократических устоев и мировой демократии.

Библиография 1. Butler N. M. Abraham Lincoln. N.-Y., 1920. 2. Butler N. M. A World in Ferment: Interpretations of the War a New World. N.-Y., 1917. 3. Butler N. M. Our Bolshevik Menace // The Forum. 1920, № 17 (January). URL: http://www.unz.org/Pub/Forum-1920jan-00049 (дата обращения: 12.05.2017). 4. Butler N. M. The War and after the War. San Francisco, 1918. 5. Butler N. M. William McKinley and Twenty Years after. N.-Y., 1920. 6. Великая Октябрьская социалистическая революция: Энциклопедия / Под ред. П. А. Голуба, Ю. И. Кораблѐва, М. И. Кузнецова, Ю. Ю. Фигатнера. М.: «Советская энциклопедия», 1987. 7. Гражданская война в России: Энциклопедия катастрофы / Под ред. С. В. Волкова, Д. М. Володихина. М.: Сибирский цирюльник, 2010. 8. McGuireD. Lafayette day, France-America society. N.-Y., 1918.

Татаринцев Денис Юрьевич




Другие новости и статьи

« Наполеон не только завоевал полмира, но и создал Banque de France

На о. Шикотан будут строить дороги с асфальтовым покрытием »

Запись создана: Воскресенье, 20 Май 2018 в 4:08 и находится в рубриках Новости.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы