Участие польских социал-демократов в революционных событиях в России в 1917 г.



День памяти и скорби. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война, которая длилась почти четыре года и стоившая нашей стране более 27 миллионов жизней. Еще Л.Н. Толстой определил, что «началась война, то есть совершилось противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие». Он писал о совершенно другой войне. Этот день – один из самых печальных дней в истории многих стран, которые появились в результате разделения Советского Союза.

Сегодня мы вспоминаем, в первую очередь, погибших на фронтах Великой Отечественной, тех, кто ценой своей жизни защитил будущие поколения всего мира от фашизма. Помимо миллионов погибших, сотни тысяч людей содержались в концлагерях и страдали от голода в тылу. Годы послевоенной разрухи унесли свою долю человеческих жизней. Это был урок, позволивший мировому сообществу понять, что война не может быть благом – независимо от того, кто и почему ее начинает.

Необходимо помнить, что та, теперь уже далекая от нас война, унесшая много миллионов жизней, была войной за существование русской нации. В Российской Федерации День памяти и скорби отмечают с 1996 года. В этот год вышел указ первого президента Российской Федерации, устанавливающий 22 июня как День памяти и скорби. Этот день в России – не просто дата в календаре: по всей стране приспускаются государственные флаги, а телевидению и радио, а также учреждениям культуры рекомендовано не проводить никаких развлекательных программ и мероприятий. 

См. также:

Военная катастрофа 22 июня 1941 года: жизнь разделилась на «до» и «после»

22 июня 1941 года: новая версия

22 июня 1941 года: начало конца

22 июня 1941 года. Винтовка против танка

Начавшаяся 22 июня 1941 года война оказалась совершенно не такой, как ее показывали на экранах кино

Как началась война?


Участие польских социал-демократов в революционных событиях в России в 1917 г.

oboznik.ru - 1917 год в истории России

Русские и польские революционеры почти всегда шли рука об руку. Деятельность российских социал-демократов практически нельзя отделить от польских соратников. И во время Октябрьской революции они неизбежно оказались рядом. Польские социал-демократы в России полностью поддержали выработанный Лениным курс на вооруженное восстание в целях осуществления социалистической революции. На съезде С. Бобиньским было оглашено приветствие от польских социал-демократов. Подчеркивалось, что СДКПиЛ, будучи автономной частью РСДРП, издавна поддерживала большевистское крыло партии. Съезд, демонстрируя признание нерушимости единства польских социал-демократов с большевиками, избрал в состав ЦК Ф.Э. Дзержинского. 6 августа Дзержинский был избран в образованный из 5 человек Секретариат ЦК партии большевиков.

После VI съезда партии вся деятельность, все усилия польских социал-демократов в России были направлены на осуществление выдвинутых съездом задач, на дальнейшее сплочение всех находившихся в России польских трудящихся под знаменами русско-польского революционного единства, совместной борьбы за победу революции. Особые задачи на польскую социал-демократию накладывало то, что вслед за русской контрреволюцией попыталась перейти в наступление и польская контрреволюция. Ее политический и военный центры в России – Совет польского межпартийного объединения и Главный польский военный комитет (Начполь) при поддержке Временного правительства и антантовских миссий форсировали создание польских вооруженных сил. По приказу нового верховного главнокомандующего русской армией генерала Л.Г. Корнилова 24 июля было положено начало формированию 1-го Польского корпуса, командование которым было поручено царскому генералу Ю. Довбор-Мусницкому.

В условиях обострявшейся внутриполитической обстановки в России польские социал-демократы клеймили преследование В.И. Ленина Временным правительством, активно поддерживали огромную идейно-политическую и организаторскую деятельность большевиков. Одна за другой группы СДКПиЛ принимали решения, выдержанные в духе резолюций VI съезда партии, в которых указывалось созревание условий для штурма пролетариатом и беднотой власти капиталистов. Дело борьбы за социалистическую революцию в России польские социал-демократы никогда не отрывали от революционных и патриотических задач в отношении своей родины. Как и ранее, непонимание обстановки характеризовало линию руководства ППС-левицы в России: оно не только продолжало идти вместе с меньшевиками-интернационалистами, но даже приняло участие в «объединительном съезде» меньшевиков 19–26 августа 1917 г. Несмотря на преобладание на съезде оборонцев, поддерживавших контрреволюционное Временное правительство, Ф. Кон приветствовал съезд и пытался доказать, что «един пролетариат и едина его партия». Руководство ППСлевицы направило своего представителя на происходившее в Москве 12–15 августа Государственное совещание, созванное для подготовки к государственному перевороту. Это совещание проходило под знаком консолидации контрреволюционных сил вокруг претендента в диктаторы генерала Корнилова. В статье «Польские союзники Корнилова», опубликованной в «Трыбуне», а затем перепечатанной газетой «Рабочий путь», Ф. Дзержинский писал: «Польская контрреволюция это не измышление, это действительность, с которой должна считаться не только польская, но и русская революционная демократия».

Корниловский заговор, вылившийся 25 августа в вооруженный мятеж, не смог использовать силы польской контрреволюции и, натолкнувшись на организованный большевиками отпор рабочих и многих частей армии, практически уже 31 августа завершился полным провалом. Корниловский мятеж ускорил поляризацию политических сил в стране. Началась повсеместная большевизация Советов. И она проходила при деятельном и посильном участии польской социал-демократии. В журнале «Просвещение» была напечатана статья К. Залевского «Национальный вопрос в России». Будущее революционное пролетарское правительство, – писал Залевский, – будет строить национальные взаимоотношения на дружбе и добровольном союзе. Создав союз свободных, вставших на путь социализма народов, «Россия сыграет колоссальную мировую революционную роль и будет стоять на страже социалистической революции на Западе и демократической на Востоке». Предвидя великую историческую роль революционной России, Залевский, который глубже и правильнее многих других деятелей СДКПиЛ воспринял ленинскую постановку национального вопроса, писал о современной Польше как о стране, практически уже отделившейся от России и переживающей в борьбе против немецко-австрийских оккупантов процесс своего государственного становления. В отношении Польши и всех других народов, как тех, которые останутся непосредственно в составе будущей пролетарской России, так и тех, которые сложатся в отдельные самостоятельные государства, главная задача пролетариата, считал Залевский, будет состоять в обеспечении взаимопонимания, союза и сотрудничества народов.

Далеко не все польские социал-демократы усвоили ленинскую трактовку национального вопроса и сумели в области теории вырваться, как это смог сделать К. Залевский, из плена догм, касавшихся польского вопроса. Мыслями о социалистической революции в России и о будущем польского народа была полна декларация, оглашенная 19 сентября (2 октября) Ю. Уншлихтом от имени Исполнительного комитета групп СДКПиЛ в России на Демократическом совещании. 7–11 (20–24) октября 1917 г. проходила III Петроградская общегородская конференция большевиков. В ее работе участвовала и группа польских социал-демократов – Ю. Уншлихт, Я. Фенигштейн, Я. Здехович, К. Кадлубовский. Тайно вернувшись в Петроград, В.И. Ленин в письме к конференции указывал, что «вопрос о восстании ставится на очередь»1 . Польские социал-демократы, находившиеся в России, принимали деятельное участие в подготовке к восстанию. Многие польские трудящиеся, особенно жители Петрограда, Москвы, Харькова, Донецкого бассейна, совместно с русскими, украинцами и др. боролись за низвержение власти помещиков и капиталистов, за установление диктатуры пролетариата. Польские рабочие, находившиеся в рядах Красной Гвардии, принимали участие в штурме Зимнего дворца и свержение Временного правительства.

В образованный Петроградским Советом Военно-революционный комитет были избраны Ф.Э. Дзержинский и Ю. Уншлихт. На заседании ЦК партии, проходившем с участием представителей Исполнительной комиссии Петроградского комитета, среди которых был Я. Фенигштейн – представитель Петроградской группы СДКПиЛ, В.И. Ленин заявил: «Положение ясное: либо диктатура корниловская, либо диктатура пролетариата и беднейших слоев крестьянства». Решительно поддержав Ленина, Ф. Дзержинский в своем выступлении осудил сомневающихся в том, что момент восстания наступил и что само восстание подготовлено. Тогда же Дзержинский был избран в Военно-революционный (партийный) центр Военно-революционного комитета. Т. Радзишевский, А. Гранас, А. Кочаровский, Станислав Пестковский, Юльян Лещинский, Бронислав Весоловский, Ф. Гжельщак, Винцентий Матушевский, Эдвард Прухняк, Станислав Бобиньский, Збигнев Фаберкевич, Юзеф Уншлихт, Станислав Будзинский и другие социал-демократы были среди тех, кто самым непосредственным образом участвовал в осуществлении ленинских планов подготовки и проведения вооруженного восстания. С оружием в руках сражались польские рабочие за установление Советской власти не только в Петрограде и Москве, но и во многих других городах России – Одессе, Севастополе, Иркутске, Минске. В 22 ч. 45 мин. 25 октября (7 ноября) открылся II Всероссийский съезд Советов. Среди его делегатов были и члены СДКПиЛ, и члены ППС-левицы. Одним из первых с гневным отпором меньшевистско-эсеровским элементам, пытавшимся сорвать съезд, выступил член СДКПиЛ с 1904 г., делегат V (Лондонского) съезда РСДРП, представитель 2-й армии Западного фронта Франчишек Гжельщак (М. Гжегожевский). Отвечая офицеру меньшевику Кучину, Гжельщак заявил, что Кучин и ему подобные не представляют солдат; он хочет вести войну против рабочих и солдат, но солдаты не пойдут за Кучиным. Вечером 26 октября (8 ноября), вскоре после того, как Ленин выступил с докладом по вопросу о мире, слово от польской социал-демократии получил Дзержинский. Он полностью поддержал выступление организатора революции и одобрил предложенный им Декрет о мире. «Те, от имени которых предложена эта декларация, идут в рядах пролетариата и беднейшего крестьянства; все те, кто покинул в эти трагические минуты этот зал, – те не друзья, а враги революции и пролетариата.

У них отклика на это обращение вы не найдете, но вы найдете этот отклик в сердцах пролетариата всех стран. Вместе с таким союзником мы достигнем мира. Мы не выставляем лозунга отделения себя от революционной России. С ней мы всегда столкуемся. У нас будет одна братская семья народов, без распрей и раздоров2 ». В ноябре 1917 г. Исполнительный комитет групп СДКПиЛ в России и правление Петроградской группы СДКПиЛ в особом воззвании отметили, что одна только партия большевиков прямо и открыто выдвигает задачу освобождения Польши. Неизменным участником всей деятельности Коммунистической партии и Советской власти являлись польские интернационалисты и особенно их передовой отряд – члены СДКПиЛ. Ленинские Декрет о мире, Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа и другие документы были сразу переведены на польский язык и опубликованы в «Трыбуне». На многолюдных митингах, собраниях польские социал-демократы рассказывали о значении революции, призывали всемерно поддерживать ее, принять активное участие в борьбе за упрочение Советской власти, связывая победу российской революции с национальным и социальным освобождением польского народа. С первых дней органы Советской власти приступили к осуществлению ленинской программы партии по национальному вопросу.

Исторической необходимостью вызывалось создание в пролетарском государстве такого органа диктатуры пролетариата, как Народный комиссариат по делам национальностей, явившегося проводником в жизнь ленинской национальной политики. Придавая большое значение польскому вопросу, учитывая остроту борьбы с буржуазными, клерикальными влияниями на польские массы и важность привлечения их на сторону революции, Петроградский военнореволюционный комитет назначил Ю. Лещинского комиссаром по польским делам. В задачи Польского комиссариата вошли организация всех польских революционных сил, борьба с контрреволюцией и разработка плана широкой демократизации польских общественных организаций, действовавших на территории России. Путь к одной братской семье народов, о которой говорил Ф.Э. Дзержинский, о которой мечтали поколения русских и польских революционеров, оказался не прост и не короток – еще много препятствий пришлось преодолеть и польскому народу и народам Страны Советов, пока удалось полностью претворить в жизнь высокие идеи, вдохновлявшие интернационалистов-революционеров обеих стран.

Малютин Георгий Александрович




Другие новости и статьи

« «Записки из подполья» Ф.М. Достоевского: политико-текстологический анализ

Антикварный экспорт из Советского Союза в 1927–1933 гг. »

Запись создана: Воскресенье, 3 Июнь 2018 в 8:53 и находится в рубриках Современность.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы