Отечественная война 1812 года в деньгах и фактах



Отечественная война 1812 года в деньгах и фактах

Казалось бы война 1812 года известна досконально и описана. Вплоть до книг, фильмов и анекдотов. Тем не менее, финансовая сторона той войны особо не фиксируется в общественном сознании.

Прежде, чем начать повествование про вторжение Наполеона, отметим, что в первое десятилетие XIX Россия проводит в непрерывных войнах, временами ведя боевые действия сразу на 4 театрах военных действий. Например, в 1804 году разразилась война с Персией, в 1806 году – очередная русско-турецкая война. Через год – конфликт с Англией, связанный с присоединением России к «Континентальной блокаде» Альбиона. В 1808 году вспыхнула война со Швецией, последняя в истории России на сегодняшний день. В 1809 году боевые действия шли на Кольском полуострове, под Ереваном и Поти, в Скандинавии и на Дунае…

Военные расходы России росли как на дрожжах. В 1807 году Россия потратила на сухопутные войска 43 млн рублей, в 1810 году – уже 92 млн, в 1811 расходы составили 114 млн. Потребности удовлетворялись путём безудержной денежной эмиссии:  в 1803 году в обращении было порядка 300 млн ассигнациями, в 1810 – уже 476 млн. Курс бумажного рубля упал до 40 копеек серебром. Станок продолжал штамповать ассигнации, которых в 1810-1812 годах выпустили еще более 100 млн, что уронило курс до 25 копеек серебром, но позволило поставить под ружьё 1 млн человек. Эмиссия была мерой вынужденной, так как внешние рынки капитала были для России закрыты. Половина Европы была покорена Наполеоном и ждать кредитов оттуда было бы неразумно. А Великобритания, напомним, была с Россией в контрах. Внутренний рынок заимствований был слаб – выпущенные облигации принесли всего 3,2 млн вместо ожидаемых 100 млн.

Делать было нечего, серебра катастрофически не хватало и Александр I перевёл экономику России на «бумажные рельсы». Император издал манифест от 9 апреля 1812 года, согласно которому все налоговые и таможенные платежи рассчитывались по серебряному курсу, но вносились в казну бумажными ассигнациями. Вторжение Наполеона привело к тому, что выдача банковских кредитов была запрещена, а муниципальные бюджеты подчинены непосредственно имперскому Минфину.

Бонапарт подготовился к войне с Россией не только с точки зрения войск и оружия. Он ввёз в страну 34 фургона фальшивых ассигнаций весьма высокого качества. Разве что в некоторых словах  были ошибки. Ассигнации номиналом 100, 50, 25 рублей были датированы 1805-1811 годами. Секретность была высшей категории, группа фальшивомонетчиков состояла всего из трёх человек (руководитель – начальник отделения министерства полиции Шарль Демаре, непосредственные исполнители – гравер Лаль и типограф Фен). Фальшивыми русскими ассигнациями расплачивались с населением, а равно выдавали жалованье рядовым и офицерам наполеоновских войск.
Историки до сих пор спорят, удалась ли афёра. Одни говорят, что нет. Другие указывают на огромный объём – 70 млн рублей. Кстати, в оставленной французами Москве обнаружили передвижные типографии для печати фальшивок, но неизвестно, знал ли о них Наполеон или это бал самодеятельность не в меру предприимчивых офицеров. Переходя Березину, Бонапарт позаботился об уничтожении не запущенных в оборот фальшивок, но огню были преданы далеко не все они.

Занятие Москвы Наполеоном привела к включению российского печатного станка и в оборот поступило ещё 64,5 млн ассигнациями. К декабрю 1812 года на рынке обращалось 645 млн при том, что серебра в казне было чуть больше, чем на 3 млн.
Война не помешала экспорту через Архангельск, Балтику и Чёрное море. В 1812 году стоимость экспортных товаров составила 150 млн рублей при положительном сальдо 59,3 млн рублей.
Но война с Наполеоном не была лёгкой прогулкой. Материальные потери России достигли фантастической по тем временам суммы – 1 млрд рублей. Печатный станок не останавливался, на рынке обращалось ассигнаций на 826 млн рублей к 1815 году, курс снизился до 20 копеек серебром.

В 1813 году, когда русские войска. Преследуя Наполеона, ступили на иностранную землю, возникла ещё одна проблема – тут рубли не были в ходу. Расширение рублёвой зоны произошло принудительно. Михаил Кутузов получил 13 января 1813 году императорский указ, вводивший на занятых русской армией территориях рублёвое обращение. Устанавливался твёрдый обменный курс рубля к местным валютам и чёткие закупочные цены. Указ переведён на польский и немецкий языки. У коммерсантов и населения было два выхода – брать рубли или подвергнуться конфискации. Для ведения финансовых дел учреждались «променные конторы» Госбанка, своего рода военно-полевые отделения. Первая открылась при штабе Кутузова, следом -  в Варшаве, Кёнигсберге и Берлине. Впрочем, вскоре расчёты были выстроены по определённой схеме: русские войска 20% цены уплачивали ассигнациями или монетами, на остальную сумму выдавали квитанции променных контор. Выплаты по квитанциям производили власти соответствующих немецких государств, а возмещение осуществляла Россия после победы над Наполеоном. В 1814 году, после падения Парижа, Германия и Австрия предъявили России требования по выплатам на 360 млн рублей. Последовали долгие и трудные переговоры, в ходе которых главный интендант русской армии Егор Канкрин, опираясь на первичную документацию, снизил выплаты в 6 раз, до 60 млн рублей.

Константин Барановский




Другие новости и статьи

« Характер четвертой промышленной революции

«Канон русской литературы» как культурная матрица профессиональной деятельности рекламщиков »

Запись создана: Вторник, 12 Июнь 2018 в 9:39 и находится в рубриках Финансовое.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы