«Канон русской литературы» как культурная матрица профессиональной деятельности рекламщиков



«Канон русской литературы» как культурная матрица профессиональной деятельности рекламщиков

oboznik.ru - Изучение русской литературы как возможность формирования  базовых национальных ценностей школьников

Классика (словесная, живописная, музыкальная) — неотъемлемая часть современной индустрии досуга и развлечений, поскольку «символический авторитет выступает фокусом коллективной идентификации и интеграции» [2, с. 100]. Массовая культура, живущая рефлексами высокой культуры, активно эксплуатирует ее идеи и образы. «Боттичеллевская Венера», «семья Яна Стена», «брейгелевский пейзаж», «персонаж с картины Босха», «бёклиновские наяды», «сновидение в духе Дали», «золото Климта» — все эти выражения и образы в дизайне, уличной и телевизионной рекламе отсылают к европейскому искусству, в свою очередь, пропитанному образами древнегреческой мифологии и римской истории, библейскими образами. Именно поэтому работа рекламщика предполагает профессиональную осведомленность в сфере искусства, умение использовать базовые культурные знания в прикладном аспекте, с учетом целевой аудитории.

Русская аудитория имеет свои особенности, обусловленные отечественной культурной традицией, которой до сих пор свойственна предельная литературоцентричность. В известном смысле отечественной мифологией (в бартовском значении, то есть «вторичной семиологической системой» [1, с. 78]) можно считать именно русскую литературу. Петербургский контекст только добавляет этой мифологичности бóльшую отчетливость: помимо «живой топографии», напрямую апеллирующей к «петербургскому/ленинградскому тексту» (День Достоевского, фестиваль Сергея Довлатова и т. п.), вспомним ежегодное грандиозное шоу для выпускников, концептуально восходящее к «Алым парусам» А. Грина.

Кстати, отсылка к русскому авангарду в оформлении мероприятия в нынешнем 2017 году лишь подтверждает устойчивый курс на сосуществование классики и авангарда с массовой культурой в разных ее изводах, в том числе развлекательном. Связь медийного дискурса с отечественной культурной картиной мира легко подтвердить, пролистав любой петербургский журнал, например еженедельник «Город». Изрядное количество заголовков статей в выбранных наугад номерах 2016 года отсылает к русской классике, причем преимущественно в ее «школьном изводе»: «Не вреден Грозный для меня», «Маленькие бюджетные трагедии», «Кто сам обманываться рад?», «С чувством, с толком обстановка» и др. Все сказанное говорит о важности для будущих рекламщиков изучения феномена «прецедентный текст» в его национально-культурной обусловленности [3, с. 216]. Представляется необходимым на занятиях по истории русской литературы и филологическому обеспечению профессиональной деятельности целенаправленно ориентировать будущих специалистов по рекламе и связям с общественностью на «канон русской литературы».

Это понятие не имеет строгого литературоведческого значения и отличается дискуссионностью. Однако очевидно, что при всей полемичности наполнения этого понятия в прикладной роли — как матрицы для массовой культуры, его в первую очередь необходимо понимать как пантеон «классических авторов» в определении Дидро («авторы, которых изъясняют в школах»), и в то же время оно не должно задавать «высокую интеллектуальную планку». Иначе «культурный капитал прошлого» рискует остаться без потребителя [4, с. 40]. Предлагаем несколько стратегий работы по освоению «канона русской литературы» в аудитории с будущими рекламщиками/журналистами. Во-первых, следует четко артикулировать само понятие «канон русской литературы» и содержательно наполнить его (формат — «лекция плюс семинар»). Помимо нескольких персоналий из литературы ХVIII века (Ломоносов, Фонвизин, Державин, Радищев, Карамзин), сюда войдет основной корпус школьной программы, начиная с Пушкина (особо следует оговорить его роль как основоположника «петербургского текста») и заканчивая писателями конца ХХ века.

При освоении ключевых текстов «канона» (не перечисляем их, поскольку они общеизвестны) важно фиксировать внимание на следующих восходящих к нему концептах русской культуры: «маленький человек», «тургеневская барышня», «бедные люди», «гоголевская шинель», «мертвые души», «отцы и дети», «обломовщина», «горьковский босяк», «леонидандреевщина», «зощенковская ситуация», «шукшинский герой» и др. На семинарских занятиях можно практиковаться в придумывании возможных контекстов употребления крылатых фраз из репертуара отечественной классики. Отдельного внимания заслуживают художественные окказионализмы, получившие важное прецедентное значение в отечественной культуре, например из произведений Салтыкова-Щедрина, Маяковского.

Особый цикл занятий предлагаем посвятить технологии озаглавливания текстов (с привлечением научной литературы по этому поводу). Совмещение синхронического и диахронического подходов к феномену заглавия как классических текстов (на материале пьес Островского, произведений Зощенко и других писателей: «Бедная Лиза», «Страдания молодого Вертера», «Преступление и наказание»), так и современных бестселлеров (к примеру, романов Пелевина). Еще один возможный разворот темы — обсуждение понятия «культовая книга» и анализ механизма приобретения книгой этого статуса. Можно основываться на романах Ильфа и Петрова об О. Бендере, булгаковском «Мастере и Маргарите». Отдельный семинар можно посвятить «культовой книге» пиарщиков «Generation "П"» Пелевина.

На конечном этапе планируется практическая работа по неймингу: придумывание адекватных в свете отечественной культуры названий для кафе, магазинов, торговых комплексов и т. п. Обсуждение неудачных случаев наименований, неудачных рекламных идей тоже может стать предметом обсуждения в аудитории. Таковы в общих чертах стратегии приобщения студентов-пиарщиков к «канону русской литературы».

Литература

1. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика / Р. Барт. — М. : Издат. группа «Прогресс» : Универс, 1994. — 616 с.

2. Дубин Б. Классика, после и рядом: Социологические очерки о литературе и культуре : сб. ст. / Б. Дубин. — М. : НЛО, 2010. — 345 с.

3. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность / Ю. Н. Караулов. — М. : URSS ЛКИ, 2007. — 261 с. 4. Мегрелишвили Т. Русский литературный канон в зеркале современности / Т. Мегрелишвили // Toronto Slavic Quarterly. — 2013. — № 44. — P. 35–48.

Г. Н. Боева




Другие новости и статьи

« Отечественная война 1812 года в деньгах и фактах

Есть ли вероятность, что ограниченно годных парней начнут забирать в армию из-за поправки о призыве? »

Запись создана: Вторник, 12 Июнь 2018 в 10:16 и находится в рубриках Современность.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы