11 Июнь 2020

Маркс и Россия

oboznik.ru - Роль рабочего класса в современном мире и в марксизме
#маркс#Россия#история

Любой человек, живущий в России не может игнорировать образ
Маркса и теорию марксизма и это касается не только профессионального
исследования её философами, экономистами или юристами, ибо марксизм в
одном из своих обличий попытались реализовать в нашей стране на уровне
реальной политической практики и господствующей идеологии. Вряд ли
какая-нибудь ещё социальная теория удостоились такого внимания и степени
распространённости в умах мыслителей. Причём, степень колебания в
понимании и трактовки марксизма в нашей стране было, наверное, одной из
самых высоких.

Даже сама личность Маркса выступает для российского
сознания то в образе героя, а то в области злобного трикстера.
Во многом это можно объяснить доминированием идеократического
сознания в российском обществе, которое очень давно была выказана ёмкой
формулой Ф. Тютчева о том, что «умом Россию не понять и в нее можно
только верить», которая западает в сознание наших граждан еще с периода
взросления в школе. Идеократическое сознание базируется на вере в идею
как таковую, а поэтому воспринятая философская теория здесь также
приобретает фетишизированный характер. К ней относятся не как к
концептуальной модели, а как к некой ниспосланной свыше системе
рецептов переустройства социального порядка. В такую модель необходимо
влюбиться почти чувственным образом. И во многом это испытала на себя и
теория Маркса, да и сам Маркс как личность.

Не удивительно, что атеистическая теория марксизма для многих её
сторонников в России была своего рода религией, от которой отказались как
от государственной идеологии, но которая для многих ее сторонников и
сегодня выступает именно в этой ипостаси 1 . Лидеры коммунистической партии нашей страны регулярно подчеркивают близость системы ценностей коммунизма и православия, игнорируя принципиально атеистическое содержание как марксизма, так и марксизма-ленинизма как главных теоретических источников теории научного коммунизма. Идеократическое сознание деформирует реальное восприятие практического поведения людей, будь то область политики или экономики, которые всегда оценивались, прежде всего, с идеологических позиций или выступали просто проекцией той или иной идеологической схемы. «Реализация идей» Маркса в нашей стране приняла характер весьма своеобразной интерпретации марксизма и «созданный в СССР строй соответствовал Марксовой модели социализма не более, чем общество древней Месопотамии. В действительности под флагом социализма в стране реализовался вариант описанного Марксом«азиатского способа производства»» 2 .

В действительности под флагом социализма в стране реализовался вариант описанного Марксом«азиатского способа производства»» 3 . Многие фундаментальные положения Маркса, которые якобы использовали их адепты, на практике реализовывались с точностью до наоборот: общественное бытие, которое, по Марксу, должно было определять общественное сознание оказывалось реализацией самих идей и построения общества по некой идеологической схеме, в которой «марксовы базис и надстройка в некотором смысле меняются местами – не власть является функцией собственности, а наоборот, собственность является функцией власти. Следствием такого устройства является гипертрофированная государственность, тождественная отсутствию гражданского общества» 4 . Это всегда оставалось почвой и для утверждения особой мессианской роли России, ради чего можно было жертвовать настоящим, ради счастливого будущего, что выступало основой официальной идеологии. Такое идеократическое мышление удобно для политиков как средство манипуляции. Идеократическое общество в смысле государственного устройства всегда стремится к политаризму, когда государственные структуры подминают под себя гражданское общество.

И вполне естественно, что из этого вытекает и трактовка власти, которая необходимо связана с вождём как её олицетворением5 . Удивительно, что в качестве героя в Россию проник образ Маркса, который сам к нашей стране относился мягко говоря противоречиво и даже скорее негативно. Это вряд ли было продуктом примитивной русофобии (как иногда считают), а проявлением социально-классового подхода, следование которому позволяло сделать выводы о реакционности монархического строя Российской империи середины XIX века. И эти выводы часто приобретали личностный характер, затрагивая русских, которые так или иначе пересекались с Марксом. В одном из писем к Кугельману Маркс пишет: «Такова ирония судьбы: русские, с которыми я в течение 25 лет беспрерывно боролся в своих выступлениях не только на немецком, но и на французском, и на английском языках, всегда были моими «благодетелями»…. » 6 .

В тоже время, Маркс был секретарём русской секции Интернационала, изучал русский язык, цитировал Пушкина, среди людей, с которыми Маркс вел диалог, много очень разных представителей российской интеллигенции. В последние годы жизни Маркс специально и очень вдумчиво работал над проблемой возможности движения к социализму не самых передовых в экономическом отношении стран и, в частности, России. В список лиц, к которым Маркс был не безразличен, попадают крупные и известные, в том числе и в Европе, фигуры. Например с М. А. Бакуниным К. Маркс был знаком с 1844 года. Вот как вспоминает об этом Бакунин: « Однако никогда между нами не было полной откровенности. Наши темпераменты не выносили друг друга. Он называл меня сентиментальным идеалистом, и он был прав; я называл его вероломным и скрытным тщеславцем; и я был тоже прав»7 . Не менее значимыми были отношения Маркса и Герцена, которого Маркс так же оценивал во многих случаях весьма негативно и критично, называя «социалистом на словах». Надо отдать должное: Герцен тоже не оставался в долгу, называя последователей Маркса «марксидами» 8 , в котором распознается аллюзия со словом «гниды».

В тоже время Маркс симпатизировал многим российским революционным демократам (упомянем имена Лаврова, Чернышевского, Добролюбова, Засулич). Наибольшей симпатии здесь удостоился Лопатин, про которого Маркс пишет: «Он — единственный «солидный» русский из всех, кого я до сих пор встречал, а национальные предрассудки я скоро из него выбью»9 . Отношение к Марксу в России тоже было своеобразным. Власти императорской России начиная с 1844 года внесли Маркса в число лиц, которых предписывалось немедленно арестовать в случае приезда в Россию.

Начиная с этого же времени власть постоянно предписывала всячески бороться с коммунистическими идеями. В то же время некоторые теоретические работы Маркса и, в первую очередь, «Капитал» были пропущены цензурой (скорее всего в силу невежественности) и издавались легально. В России уже в 1848 году издаются «Нищета философии», а в 1873 году перевод «Капитала». Причём объявления о выходе переводов помещаются в правительственных газетах. Таким образом, мы видим, что и марксизм и его основатель часто воспринимались в России через состояние увлеченности, доведённого до «влюбленности», что очень характерно в целом для российской интеллигенции. Однако именно это является и источником почти чувственного разочарования. В советский период весьма упрощенная и своеобразно интерпретированная версия марксизма была превращена в незыблемый канон и стала не только навязываемым сверху атрибутом любого обществоведческого исследования или учебника, но и основой официальной идеологии. Идеология, возведённая в ранг всеобщей, нуждается в собственных символах и ритуалах, выступая по сути, как мифология, сопряжённая с художественной окраской тех символов, которые она конструирует.

Для большинства людей она требует не знания, а веры в неё. Маркс был превращен в один из главных символов указанной идеологии, которая детализировалась в зависимости от времени и среза общественного сознания. Можно привести много вариантов таких мифологических конструкций, но достаточно вспомнить миф о двух Марксах. С одной стороны, Маркс официальный, идеи которого широко пропагандируются и преподаются в школах и ВУЗах. А с другой стороны – непрочитанный или неизвестный Маркс, который не вписывался в марксистско-ленинскую идеологию. Философия этого периода признается относительно «незрелой», переполненной гуманистическими и экзистенциалистскими мотивами. Миф разделяющий двух Марксов, был очень популярен в среде преподавателей и студентов.

Знание «второго Маркса», стало неким признаком интеллектуальной свободы, такого Маркса любили в среде гуманитарной интеллигенции. Настроения позитивного отношения к Марксу были блестяще в своё время прочувствованы Ю. В. Андроповым, когда он занял пост Генерального секретаря в условиях некоторой опасности потери контроля над идеологией, точнее над той частью интеллигенции, которая должна была ее теоретически поддерживать. Главным смысловым тезисом популярной тогда программной статьи в журнале «Коммунист», был призыв «возвращения» к истинной научной социальной теории. Признавалось, что теоретическая база предшествующей идеологии не совсем соответствовала «истинному Марксу». И одновременно делался намёк, что у власти пришли вполне разумные люди, которые знают истинного Маркса. Марксизм становится и позже идеологической базой для начала реформ в начальный период перестройки, когда заговорили о социализме с человеческим лицом. С начала 90-х годов стало ясно, что строительство общества с «человеческим лицом» затягивается, а жизнь людей все более ухудшается. Необходимо было найти авторитетный персонаж, которого можно обвинять во всех грехах и неудачах. Удобнее, чем Маркс, фигуры для этого просто не существовало, и вчерашний Прометей становится идеологическим Франкенштейном.

От любви переходят к ненависти. Изменяется содержание учебных курсов в университетах и даже школах, закрываются кафедры, переквалифицируются преподаватели. Один из самых поразительных феноменов начала 1990-х годов стало едва ли не мгновенное (произошедшее буквально за несколько лет, а иногда и месяцев) превращение адептов марксистской философии, политической экономии и т.п. в ученых и преподавателей, развивающих идеи весьма далекие от марксизма, а в ряде случае и активно отрицающие марксизм. Более того, едва ли не повсеместным становится тезис об ответственности Маркса и марксизма за все провалы российской экономики и проблемы общественной жизни. Сегодня мы переживаем очередной виток «возвращения к Марксу». Во-первых, оказалось, что именно для характеристики того капитализма, который реализуется в России, Маркс оказался во многом прав. Россия как бы вернула на арену миру образ раннего капитализма, со всем пороками, которые обличал Маркс.

Его характеристиками является нарастание имущественного неравенства, которое в условиях специфического российского олигархического капитализма приняло фантастические размеры. Во-вторых, теория Маркса актуализировалась и на Западе, ибо после крушения социализма, произошло своеобразно возвращение к образцам классического капитализма, пусть и связанного ныне с новейшими технологиями, о которых Маркс не подозревал В-третьих, основой для возрождения интереса к марксизму стали провалы неолиберальной экономической политики. «Радикальный демократизм» европейского типа в России пробуксовывает.

Люди устали социальных экспериментов по моделям «чикагских мальчиков». То есть, реальные противоречия общественно-экономической жизни начали создавать предпосылки для возрождения творчески переосмысливаемого марксизма. Объективно оценивая теорию Маркса необходимо помнить, что она является не только экономической и социологической концепцией, но и философской. Это означает, что к ней нельзя подходить с мерками только конкретнонаучных теорий, смысловое пространство которых задается предметными рамками. Философская концепция включает в себя компоненты не только рационального понимания мира, но сопряжена с ценностными суждениями о нем. Здесь понятие истины не является доминирующим, а сам философский подход по сути есть рефлексия над предельными основаниями бытия, в том числе бытия социального. И в этом отношении теория Маркса – одна из наиболее глубоких рефлексий, касающаяся общества, человека, всей культуры в целом.

Одновременно, она есть продукт своей эпохи, то есть фиксирует в себе самосознание на определённой стадии развития культуры. Как конкретная научная теория, концепция Маркса это заведомо идеализированная модель, то есть гносеологическая интерпретация бытия, мира, реальных отношений. Она имеет огромное число истинных выводов. Но как теория Ньютона не использовала понятие пространственно- временного континуума или возможность предельной характеристики скорости света, так и классическая теория Маркса имеет целый ряд ограничений и работает в пределах определённых гносеологических предпосылок. Но если нам не приходит в голову обвинять в ложности теорию Ньютона в силу того, что нечто по другому объясняется в теории Эйнштейна, в отношении теоретической модели Маркса это становится общим местом. Такова судьба всех социальных теорий, так как их выводы при практической реализации касаются общества и конкретных людей. Как социальная теория марксизм продолжает развиваться. Она во многом отвечает критериям научности, но как и всякая теория нуждается в коррекциях и дополнениях, имеет свои сильные и слабые стороны, содержит наряду с истинными, исторически верифицируемыми утверждениями, ложные.

Концепция Маркса постепенно становится частью общей интегральной социологической теории, представляющей собой относительно единое предметное пространство, границами которого могут выступать научные гипотезы Э. Дюркгейма, М. Вебера, П. Сорокина, Т. Парсонса и др., взаимодействуя и дополняя друг друга. Можно выделить ряд идей Маркса, которые могут сегодня получить и импульсы для своего развития. Прежде всего, это комплекс философско- антропологических идей, связанных с пониманием человека как существа, преобразующего мир. Идея будущего интегрированного человечества, намеченная Марксом, причем идея выводимая из хода развития самого общества и его необходимости выступать как единое человечество ради собственного самосохранения. Заслуживают внимание идеи Маркса об особой ценности человеческой личности, интересы которой могут стоять выше , в том числе и классовых интересов.

Миронов В.В.

Другие новости и статьи

« О льготах для военнослужащих, и военнообязанных Рабоче - Крестьянской Красной Армии и их семей

Трансформация языка в послереволюционную эпоху: компрессия, аббревиация, тайнопись »

Запись создана: Четверг, 11 Июнь 2020 в 0:15 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика