Особенности увольнения работника военной организации в случаях несоблюдения требований антикоррупционного законодательства



Особенности увольнения работника военной организации в случаях несоблюдения требований антикоррупционного законодательства

oboznik.ru - Вычет по НДФЛ участнику накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих
#увольнение#прававоеннослужащих#военноеправо

Испокон веков люди стремились к карьерному росту. Чем выше должность, тем больше горизонтов она открывает, - эта аксиома применима везде независимо от того, где трудится гражданин - в государственном или частном секторе. Психология в данном случае проста: должность - это не только определенная власть, но и источник дохода: чем выше должность, тем больше прибыли и выгод она должна приносить.

Любая должность - это возможность самореализации для лица, повод к получению дополнительных знаний и навыков, которые можно использовать как во благо, так и во вред организации, коллективу, органу, государству. Поэтому коррупция в современном понимании представляет собой любые корыстные должностные злоупотребления.

В специальной литературе высказано мнение о том, что "задача победить коррупцию по сложности решения сравнима с задачей сделать всех в нашей стране здоровыми, красивыми и счастливыми. Но если мы справимся со второй, то первая отпадет сама собой… Однако, если опустить руки и ничего не предпринимать, мы захлебнемся в пучине беззакония в государственном секторе… Борьба с коррупцией должна происходить повсеместно при использовании всех средств и способов, какие только можно создать с учетом положений Конституции РФ"*(2). Борьба с коррупцией и объективность ее широкого освещения сегодня стали неотделимыми друг от друга государственными задачами. Гласность является мощным оружием, способным оказать огромное предупредительное воздействие на служебные отношения и дать им возможность развиваться в строго очерченных законом рамках. Средства массовой информации изобилуют примерами, когда за взятку были пойманы и привлечены к уголовной ответственности врач, учитель, чиновник низового или среднего звена*(3).

Правовая демократия, чтобы быть устойчивой, нуждается в эффективных правовых механизмах, способных охранять ее от злоупотреблений и криминализации публичной власти, легитимность которой во многом основывается на доверии общества; поэтому федеральный законодатель, создавая такие правовые механизмы, вправе устанавливать повышенные требования к репутации лиц, занимающих публичные должности, с тем чтобы у граждан не рождались сомнения в их нравственных качествах и, соответственно, в законности и бескорыстности их действий как носителей публичной власти*(4).

Данный вывод соотносится с требованиями Конвенции ООН против коррупции (принята 31 октября 2003 г. Резолюцией 58/4 Генеральной Ассамблеи ООН), согласно которой предупреждение и искоренение коррупции - это обязанность всех государств, поскольку она затрагивает их экономику, порождает серьезные угрозы стабильности и безопасности общества, подрывает демократические и этические ценности, справедливость и наносит вред устойчивому развитию; незаконное приобретение личного состояния может нанести ущерб демократическим институтам, национальной экономике и правопорядку, а потому для эффективного предупреждения коррупции и борьбы с ней необходим всеобъемлющий и многодисциплинарный подход. В преамбулах к Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию (принята в Страсбурге 27 января 1999 г.) и Конвенции о гражданско-правовой ответственности за коррупцию (принята в Страсбурге 4 декабря 1999 г.) также отмечается, что коррупция представляет собой серьезную угрозу верховенству закона, демократии и правам человека, равенству и социальной справедливости, посягает на принципы государственного управления, моральные устои общества, затрудняет экономическое развитие, надлежащее и справедливое функционирование рыночной экономики.

Рекомендации по совершенствованию законодательства государств - участников СНГ в сфере противодействия коррупции (приняты в Санкт-Петербурге 23 ноября 2012 г. постановлением N 38-17 Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ) называют в числе принципов совершенствования законодательства приоритет профилактических мер, направленных прежде всего на повышение эффективности, компетентности и авторитета власти, оздоровление социально-психологической обстановки в обществе, установление и соблюдение государственных антикоррупционных стандартов, включающих комплекс гарантий, ограничений и запретов уголовного, административного и гражданско-правового характера в приоритетных сферах правового регулирования, в первую очередь в сфере государственной и муниципальной службы. Наиболее важными мерами противодействия коррупции в этой сфере признаются декларирование доходов и имущества лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций и предоставление государственных услуг, и приравненных к ним лиц, а также их близких родственников, установление соответствия расходов, стоимости имеющегося у таких лиц имущества их доходам с возможностью получения от них объяснений в случае установления несоответствия их расходов, стоимости имеющегося у них имущества их доходам и принятия иных мер, направленных на выявление фактов незаконного обогащения (п. 3 и 4.2).

Следовательно, Российская Федерация как правовое демократическое государство (ч. 1 ст. 1 Конституции РФ) вправе и обязана принимать для эффективного противодействия коррупции все необходимые правовые меры, в том числе направленные на предупреждение незаконного обогащения лиц, осуществляющих публичные функции. Согласно Конституции РФ:
- труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч. 1 ст. 37);
- граждане Российской Федерации имеют равный доступ к государственной службе (ч. 4 ст. 32). Государственная служба, поступая на которую гражданин реализует указанные конституционные права, представляет собой профессиональную служебную деятельность граждан Российской Федерации по обеспечению исполнения полномочий Российской Федерации и ее субъектов, государственных органов и лиц, замещающих государственные должности (п. 1 ст. 1 Федерального закона от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации"*(5)).

Специфика такой профессиональной деятельности предопределяет право федерального законодателя вводить при регулировании порядка прохождения государственной службы особые правила поступления на нее, а также предъявлять к лицам, поступающим на государственную службу и замещающим должности государственных служащих, вытекающие из стоящих перед ней задач специальные требования, в частности к их личным и деловым качествам. Так, например, статьей 2 Федерального закона от 26 июля 2017 г. N 192-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"*(6) пункт 11 ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации"*(7) был дополнен словами: "В течение 10 лет со дня истечения срока, установленного для обжалования указанного заключения в призывную комиссию соответствующего субъекта Российской Федерации, а если указанное заключение и (или) решение призывной комиссии соответствующего субъекта Российской Федерации по жалобе гражданина на указанное заключение были обжалованы в суд - в течение 10 лет со дня вступления в законную силу решения суда, которым признано, что права гражданина при вынесении указанного заключения и (или) решения призывной комиссии соответствующего субъекта Российской Федерации по жалобе гражданина на указанное заключение не были нарушены". Аналогично статьей 3 Федерального закона от 26 июля 2017 г. N 192-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"*(8) пункт 10 ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 2 марта 2007 г. N 25-ФЗ "О муниципальной службе в Российской Федерации"*(9) был дополнен словами: "В течение 10 лет со дня истечения срока, установленного для обжалования указанного заключения в призывную комиссию соответствующего субъекта Российской Федерации, а если указанное заключение и (или) решение призывной комиссии соответствующего субъекта Российской Федерации по жалобе гражданина на указанное заключение были обжалованы в суд - в течение 10 лет со дня вступления в законную силу решения суда, которым признано, что права гражданина при вынесении указанного заключения и (или) решения призывной комиссии соответствующего субъекта Российской Федерации по жалобе гражданина на указанное заключение не были нарушены". Таким образом, в настоящее время в России введен 10-летний запрет на замещение должностей государственной гражданской и муниципальной службы для граждан, которые избежали призывной солдатской жизни без веских на то причин. Попросту говоря, откосили от казармы и матросского кубрика*(10).

Несоответствие государственного служащего тем требованиям, которые установлены законом исходя из особенностей его профессиональной деятельности, обусловливает введение специальных оснований для увольнения со службы. В свою очередь, граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, связанными с приобретаемым ими правовым статусом, а потому введение особых правил прохождения государственной службы и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение закрепленных ст. 19, 32 (ч. 4) и 37 (ч. 1) Конституции РФ права на равный доступ к государственной службе и права свободно распоряжаться своими способностями к труду. Приведенные правовые позиции изложены Конституционным Судом РФ применительно к различным видам государственной службы, т.е. к профессиональной деятельности, связанной с осуществлением публичных функций. Специфика публичной службы предопределяет особый правовой статус государственных (муниципальных) служащих и, соответственно, необходимость специального правового регулирования, вводящего для государственных (муниципальных) служащих определенные ограничения, запреты и обязанности, наличие которых компенсируется предоставляемыми им гарантиями и преимуществами.

К числу таких обременений относится обязанность лиц, замещающих должности государственной (муниципальной) службы, включенные в специальные перечни, установленные соответствующими нормативными правовыми актами, представлять сведения о своих доходах и расходах, а также о доходах и расходах своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей (ч. 1 ст. 20 и ч. 1 ст. 20.1 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", ч. 1 и 1.1 ст. 15 Федерального закона "О муниципальной службе в Российской Федерации"). Непредставление таких сведений либо представление заведомо ложных, недостоверных или неполных сведений влечет применение в отношении указанных лиц мер юридической ответственности (ч. 6.1 ст. 20 и ч. 3 ст. 20.1 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации", ч. 5 ст. 15 Федерального закона "О муниципальной службе в Российской Федерации" и п. 4 ст. 6 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции"*(11) (далее - Закон о противодействии коррупции)). Возложение на государственных (муниципальных) служащих, наряду с обязанностью уведомлять об обращениях в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений, о возникшем конфликте интересов, обязанности представлять соответствующие сведения, неисполнение которой влечет определенные правовые последствия, направлено на обеспечение эффективного функционирования механизма народовластия и является одной из основных мер профилактики коррупции*(12).
Институт урегулирования конфликта интересов в настоящее время распространяется на все виды государственной и муниципальной службы. В то же время, хотя в целом он базируется на положениях Закона о противодействии коррупции, урегулирование конфликта интересов в различных органах власти имеет свои особенности.

Как отмечают Н.А. Мельникова и С.В. Крижановский, "особенностью реализации института конфликта интересов в правоохранительных органах является то, что в данных органах предусмотрены разные виды должностей государственной службы: аттестованные должности (должности правоохранительной службы), должности государственной гражданской службы. Процедуры урегулирования конфликта интересов для каждой категории работников законодательно установлены по-разному, что порождает определенные сложности в процедуре урегулирования конфликта интересов"*(13).
Аналогично процедуры урегулирования конфликта интересов в военных организациях для военнослужащих и для каждой категории работников законодательно установлены по-разному, что порождает определенные сложности в процедуре урегулирования конфликта интересов. Так, например, в соответствии со ст. 18 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" на работников, занимающих соответствующие должности в военных комиссариатах*(14), за некоторым исключением, в полной мере распространяются требования к служебному поведению, установленные для гражданских служащих, а именно:
1) исполнять должностные обязанности добросовестно, на высоком профессиональном уровне;
2) исходить из того, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют смысл и содержание его профессиональной служебной деятельности;
3) осуществлять профессиональную служебную деятельность в рамках установленной законодательством Российской Федерации компетенции государственного органа;
4) не оказывать предпочтение каким-либо общественным или религиозным объединениям, профессиональным или социальным группам, организациям и гражданам;
5) не совершать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению должностных обязанностей;
6) соблюдать ограничения, установленные названным Федеральным законом и другими федеральными законами для гражданских служащих;
7) соблюдать нейтральность, исключающую возможность влияния на свою профессиональную служебную деятельность решений политических партий, других общественных объединений, религиозных объединений и иных организаций;
8) не совершать поступки, порочащие честь и достоинство;
9) проявлять корректность в обращении с гражданами;
10) проявлять уважение к нравственным обычаям и традициям народов Российской Федерации;
11) учитывать культурные и иные особенности различных этнических и социальных групп, а также конфессий;
12) способствовать межнациональному и межконфессиональному согласию;
13) не допускать конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб репутации гражданского служащего или авторитету государственного органа;
14) соблюдать установленные правила публичных выступлений и предоставления служебной информации.
Следовательно, на основании вышеизложенного можно прийти к выводу о том, что факта несоблюдения требований антикоррупционного законодательства, установленного в военной организации (учреждении), вполне достаточно для увольнения работника. Этот вывод подтверждается и примером из судебной практики.

Пример
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ от 31 октября 2016 г. по гражданскому делу N 59-КГ16-22, рассмотрев в открытом судебном заседании 31 октября 2016 г. гражданское дело по иску Р. к Военному комиссариату Амурской области об оспаривании приказа об увольнении, восстановлении на работе, аннулировании записи в трудовой книжке, взыскании среднего заработка за период вынужденного прогула, компенсации морального вреда, взыскании единовременного денежного вознаграждения, оспаривании дополнительного соглашения к трудовому договору, восстановлении срока на обращение в суд, взыскании судебных расходов по кассационной жалобе представителя Военного комиссариата Амурской области на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 18 декабря 2015 г., которым решение Благовещенского городского суда Амурской области от 3 сентября 2015 г. отменено в части и в этой части постановлено новое решение об удовлетворении исковых требований.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ установила: Р. обратилась 16 июня 2015 г. через своего представителя в суд с иском к Военному комиссариату Амурской области об оспаривании приказа об увольнении, восстановлении на работе, аннулировании записи в трудовой книжке, взыскании среднего заработка за период вынужденного прогула, компенсации морального вреда, взыскании единовременного денежного вознаграждения, оспаривании дополнительного соглашения к трудовому договору, восстановлении срока на обращение в суд, взыскании судебных расходов.

В обоснование исковых требований с учетом их Р. указала, что с 17 октября 1995 г. работала в Военном комиссариате г. Благовещенска и Благовещенского района Амурской области в должности инспектора по учету и бронированию 3-го отделения на основании трудового договора, впоследствии с ней был заключен трудовой договор от 11 июня 1999 г. 1 сентября 2006 г. между Р. и Военным комиссариатом г. Благовещенска и Благовещенского района заключен трудовой договор N 35, в соответствии с которым она принята на должность помощника начальника 3-го отделения. 14 февраля 2014 г. Рябцевой О.М. было предложено подписать дополнительное соглашение к трудовому договору от 1 сентября 2006 г. о соблюдении ограничений и ненарушении запретов, установленных Законом о противодействии коррупции и Федеральным законом от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", а также изданными в их развитие нормативно-правовыми актами Министерства обороны Российской Федерации, в том числе об обязанности Р. ежегодно, не позднее 30 апреля года, следующего за отчетным, в установленном порядке предоставлять работодателю сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга и несовершеннолетних детей.

С названными условиями дополнительного соглашения Р. была не согласна, поскольку работала в должности гражданского персонала, не являлась государственным гражданским служащим. По данным основаниям названное соглашение Р. подписано не было. Р. указала, что 15 апреля 2015 г. ей вновь было предложено подписать дополнительное соглашение к трудовому договору от 1 сентября 2006 г., содержащее названные условия, которое она была вынуждена подписать, также Р. представлены работодателю сведения о ее доходах, расходах, об имуществе и об обязательствах имущественного характера. Вместе с тем Р. не были представлены сведения о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера супруга за 2014 г. ввиду того, что он является пенсионером Министерства обороны РФ и с 2013 г. не работает.

В связи с непредставлением Р. сведений о доходах и имуществе в отношении своего супруга 7 мая 2015 г. состоялось заседание комиссии по соблюдению требований к служебному поведению работников и урегулированию конфликта интересов Военного комиссариата Амурской области и принято решение о признании причины непредставления Р. сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера в отношении своего супруга способом уклонения от представления указанных сведений.
Приказом Военного комиссара Амурской области от 18 мая 2015 г. N 148 л/с Р. уволена 20 мая 2015 г. с должности помощника начальника отделения (по воинскому учету) по основанию, предусмотренному пунктом 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ с формулировкой: непредставление сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга, если указанные действия дают основания для утраты доверия к работнику со стороны работодателя. Р. также указала, что приказом Военного комиссара Амурской области от 19 мая 2015 г. она была лишена выплаты единовременного денежного вознаграждения в связи с увольнением за виновные действия.

По мнению Р., увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, является незаконным, поскольку дополнительное соглашение о возложении на нее обязательств по предоставлению сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга противоречит требованиям трудового законодательства, кроме того, был нарушен порядок проведения заседания комиссии по соблюдению требований к служебному поведению работников и урегулированию конфликта интересов Военного комиссариата Амурской области, в связи с чем истица просила суд признать незаконным приказ об увольнении от 18 мая 2015 г. N 148 л/с, восстановить ее на работе с 21 мая 2015 г. в должности помощника начальника отделения (по воинскому учету) отделения (планирования, предназначения, подготовки и учета мобилизационных ресурсов) отдела (Военного комиссариата Амурской области по г. Благовещенску и Благовещенскому району), аннулировать запись в трудовой книжке об увольнении, взыскать с ответчика единовременное денежное вознаграждение в размере 9162,67 руб., заработную плату за период вынужденного прогула, компенсацию морального вреда - 20 000 руб., расходы за совершение нотариальных действий по оформлению доверенности - 1200 руб., расходы по оплате услуг представителя - 25 000 руб., восстановить ей процессуальный срок для подачи иска в части оспаривания дополнительного соглашения от 15 апреля 2015 г. к трудовому договору от 1 сентября 2006 г. в связи с его пропуском по уважительной причине и признать недействительным названное дополнительное соглашение. Представитель ответчика в суде исковые требования не признал.

Решением Благовещенского городского суда Амурской области от 3 сентября 2015 г. в удовлетворении исковых требований Р. отказано. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 18 декабря 2015 г. решение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований Р. о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за период вынужденного прогула, единовременного денежного вознаграждения, компенсации морального вреда, судебных расходов, аннулировании записи в трудовой книжке. В указанной части принято новое решение об удовлетворении иска.

Суд апелляционной инстанции признал незаконным приказ об увольнении Р. от 18 мая 2015 г. N 148 л/с, восстановил ее на работе с 21 мая 2015 г. в должности помощника начальника отделения (по воинскому учету) отделения (планирования, предназначения, подготовки и учета мобилизационных ресурсов) отдела (Военного комиссариата Амурской области по г. Благовещенску и Благовещенскому району); обязал ответчика аннулировать запись в трудовой книжке Р. об увольнении по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ; взыскал с ответчика в пользу Рябцевой О.М. единовременное денежное вознаграждение в размере 9162,67 руб., заработную плату за период вынужденного прогула с 21 мая по 18 декабря 2015 г. в размере 194 652 руб., компенсацию морального вреда - 1000 руб., расходы по оформлению доверенности - 1200 руб., расходы на оплату услуг представителя - 10 000 руб. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения. В поданной в Верховный Суд РФ кассационной жалобе представителя Военного комиссариата Амурской области ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 18 декабря 2015 г. и оставления в силе решения Благовещенского городского суда Амурской области от 3 сентября 2015 г.
Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы и письменные возражения на нее истицы Р., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит жалобу подлежащей удовлетворению. Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ). Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем. Судом установлено, что Р. 17 октября 1995 г. принята на работу в Военный комиссариат г. Благовещенска на должность инспектора по учету и бронированию 4-го отделения и до 1 сентября 2006 г. работала в Военном комиссариате г. Благовещенска на различных должностях.

1 сентября 2006 г. между Р. и Военным комиссариатом г. Благовещенска и Благовещенского района заключен трудовой договор N 35, в соответствии с которым она принята на должность помощника начальника 3-го отделения. С 1 января 2010 г. Военный комиссариат г. Благовещенска и Благовещенского района был реорганизован путем присоединения к Военному комиссариату Амурской области и утратил статус юридического лица. 29 декабря 2009 г. с Р. заключено дополнительное соглашение к трудовому договору от 1 сентября 2006 г. N 35 о переводе на работу в Военный комиссариат Амурской области на должность помощника начальника отделения (планирования, предназначения, подготовки и учета мобилизационных ресурсов) отдела (Военного комиссариата Амурской области по г. Благовещенску и Благовещенскому району), с 30 декабря 2014 г. на основании дополнительного соглашения Р. работала в должности помощника начальника отделения (по воинскому учету) отделения (планирования, предназначения, подготовки и учета мобилизационных ресурсов).
Приказом министра обороны РФ от 24 ноября 2014 г. N 865 "О Перечне воинских должностей, должностей федеральной государственной гражданской службы в Министерстве обороны Российской Федерации, должностей в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед Министерством обороны Российской Федерации, при назначении на которые военнослужащие, федеральные государственные гражданские служащие, работники и граждане и при замещении которых военнослужащие, федеральные государственные гражданские служащие и работники обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей" утвержден Перечень должностей в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед Министерством обороны Российской Федерации, при назначении на которые работники обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей. Как установлено судом, занимаемая Р. должность помощника начальника отделения поименована в приказе Министра обороны РФ от 24 ноября 2014 г. N 865. Во исполнение названного приказа министра обороны РФ военным комиссаром Амурской области был издан приказ от 22 января 2015 г. N 10 "Об организации представления работниками Военного комиссариата Амурской области сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера за отчетный период с 1 января по 31 декабря". С данным приказом Р. была ознакомлена под подпись 30 января 2015 г. Приказом военного комиссара Амурской области от 24 февраля 2015 г. N 27 в Военном комиссариате Амурской области создана комиссия по соблюдению требований к служебному поведению работников и урегулированию конфликта интересов (далее также - комиссия).

Судом установлено, что 15 апреля 2015 г. Р. подписано дополнительное соглашение к трудовому договору от 1 сентября 2006 г. N 35 о включении в подп. 2.1.1 п. 2 трудового договора абзаца, согласно которому Рябцева О.М. обязуется соблюдать ограничения и не нарушать запреты, установленные Законом о противодействии коррупции и Федеральным законом "О государственной гражданской службе Российской Федерации", а также изданными в их развитие нормативно-правовыми актами Министерства обороны Российской Федерации, в том числе ежегодно, не позднее 30 апреля года, следующего за отчетным, в установленном порядке предоставлять работодателю сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга и несовершеннолетних детей. 5 мая 2015 г. Р. в комиссию подано заявление о невозможности предоставления сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера на своего супруга за 2014 г. по причине отказа последнего предоставить такие сведения, в связи с чем начальником строевого отделения Военного комиссариата Амурской области на имя Военного комиссара Амурской области подана докладная записка о том, что Р. не предоставлены сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга. 7 мая 2015 г. Р. уведомлена о проведении заседания комиссии по соблюдению требований к служебному поведению работников и урегулированию конфликта интересов Военного комиссариата Амурской области.

В связи с непредставлением Р. сведений о доходах и имуществе в отношении своего супруга 7 мая 2015 г. состоялось заседание комиссии по соблюдению требований к служебному поведению работников и урегулированию конфликта интересов Военного комиссариата Амурской области с участием Р., пояснившей, что сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера на супруга за 2014 г. представить невозможно по причине их конфиденциальности.

Комиссией принято решение о признании причины непредставления Р. сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера ее супруга необъективной и являющейся способом уклонения от представления указанных сведений. 14 мая 2015 г. начальником отделения (по работе с гражданами) Военного комиссариата Амурской области проведено служебное разбирательство, в ходе которого установлено, что причина непредставления Р. сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера на своего супруга за 2014 г. необъективна и является способом уклонения от предоставления указанных сведений, в связи с чем предложено расторгнуть с Р. трудовой договор по п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, Приказом военного комиссара Амурской области от 18 мая 2015 г. N 148 л/с Рябцева О.М. уволена с 20 мая 2015 г. с должности помощника начальника отделения (по воинскому учету) по основанию, предусмотренному пунктом 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ с формулировкой: непредставление сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга, если указанные действия дают основания для утраты доверия к работнику со стороны работодателя. Приказом военного комиссара Амурской области от 19 мая 2015 г. Р. лишена выплаты единовременного денежного вознаграждения за период с 1 января по 20 мая 2015 г. в связи с увольнением по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Р. о признании незаконным приказа об увольнении от 18 мая 2015 г. N 148 л/с, о восстановлении ее на работе в ранее занимаемой должности и об аннулировании записи в трудовой книжке об увольнении, суд первой инстанции с учетом проведенного ответчиком служебного разбирательства и решения, принятого по результатам заседания комиссии, пришел к выводу о наличии у ответчика оснований для увольнения Р. по п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. При этом суд исходил из того, что решение об увольнении Р. было принято по результатам заседания комиссии по соблюдению требований к служебному поведению работников и урегулированию конфликта интересов Военного комиссариата Амурской области, где было установлено, что причины непредставления Р. сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга необъективны и являются способом уклонения от представления указанных сведений.

Судом первой инстанции были проверены порядок проведения заседания комиссии и служебного разбирательства по факту непредставления Р. сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга, а также процедура принятия ответчиком решения о ее увольнении в связи с непредставлением таких сведений и признаны соответствующими положениям Трудового кодекса Российской Федерации.

Разрешая спор о взыскании с ответчика в пользу Р. единовременного денежного вознаграждения, суд первой инстанции со ссылкой на приказ Министерства обороны РФ от 23 апреля 2014 г. N 255 "О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации постановления Правительства РФ от 5 августа 2008 г. N 583", устанавливающий выплату гражданскому персоналу воинских частей и организаций единовременного денежного вознаграждения, и на Положение о порядке выплаты гражданскому персоналу Военного комиссариата единовременного денежного вознаграждения по итогам календарного года, утвержденное военным комиссаром Амурской области 15 декабря 2010 г., предусматривающее лишение работника данной выплаты в связи с его увольнением за виновные действия, перечисленные в п. 5-11 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, установив, что Р. уволена из Военного комиссариата Амурской области по п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с совершением виновных действий, пришел к выводу об отказе в удовлетворении иска в названной части.
Отказывая в удовлетворении требований Р. о признании незаконным дополнительного соглашения от 15 апреля 2015 г. к трудовому договору от 1 сентября 2006 г., суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности факта оказания ответчиком давления на истца при подписании ею указанного дополнительного соглашения.

Кроме того, суд первой инстанции пришел к выводу о пропуске Р. срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора в названной части, предусмотренного статьей 392 ТК РФ, не признав причины пропуска такого срока уважительными.
С выводами суда первой инстанции не согласилась судебная коллегия по гражданским делам Амурского областного суда в части отказа в удовлетворении требований Р. о признании незаконным приказа об увольнении от 18 мая 2015 г. N 148 л/с, о восстановлении Р. на работе в ранее занимаемой должности, об обязании ответчика аннулировать запись в трудовой книжке об увольнении по п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, о взыскании с ответчика единовременного денежного вознаграждения и заработной платы за период вынужденного прогула. Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования Р. в указанной части, суд апелляционной инстанции со ссылкой на ст. 192 ТК РФ пришел к выводу о том, что при принятии решения об увольнении Р. по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ ответчиком не учтены тяжесть совершенного ею дисциплинарного проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, а также факт наличия или отсутствия в действиях Р. признаков, составляющих содержание коррупционного дисциплинарного проступка.

При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что Р. добровольно представила на заседании комиссии объяснения о причинах невозможности предоставления сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга и указанные обстоятельства не были учтены ответчиком при принятии решения о привлечении ее к дисциплинарной ответственности в виде увольнения.

Суд апелляционной инстанции указал, что сам по себе факт непредставления Рябцевой О.М. сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга не является основанием для ее увольнения по п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. С таким выводом суда апелляционной инстанции Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ согласиться не может по следующим основаниям. Согласно ст. 349 ТК РФ на работников Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования РФ, Федерального фонда обязательного медицинского страхования, иных организаций, созданных Российской Федерацией на основании федеральных законов, организаций, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, в случаях и порядке, которые установлены Правительством РФ, распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции. Пунктом 2 ч. 1 ст. 8 Закона о противодействии коррупции предусмотрено, что сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей обязаны представлять представителю нанимателя (работодателю), в том числе граждане, претендующие на замещение должностей, включенных в перечни, установленные нормативными правовыми актами Российской Федерации, в государственных корпорациях, Пенсионном фонде РФ, Фонде социального страхования РФ, Федеральном фонде обязательного медицинского страхования, иных организациях, создаваемых Российской Федерацией на основании федеральных законов. В соответствии со ст. 349 ТК РФ принято постановление Правительства РФ от 5 июля 2013 г. N 568 "О распространении на отдельные категории граждан ограничений, запретов и обязанностей, установленных федеральным законом "О противодействии коррупции" и другими Федеральными законами в целях противодействия коррупции", которым предусмотрена, в частности, обязанность работников организаций, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, в том числе представлять в установленном порядке сведения о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.

Во исполнение указанного постановления Правительства РФ от 5 июля 2013 г. N 568 министром обороны РФ издан приказ от 28 февраля 2015 г. N 119 "О распространении на работников, замещающих отдельные должности на основании трудового договора в организациях, созданных для выполнения задач, поставленных перед Министерством обороны РФ, ограничений, запретов и обязанностей", согласно которому на работников, замещающих должности, указанные в разделе III Перечня воинских должностей, должностей федеральной государственной гражданской службы в Министерстве обороны РФ, должностей в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед Министерством обороны РФ, при назначении на которые военнослужащие, федеральные государственные гражданские служащие, работники и граждане и при замещении которых военнослужащие, федеральные государственные гражданские служащие и работники обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, утвержденного приказом министра обороны РФ от 24 ноября 2014 г. N 865 (далее - Перечень должностей, утвержденный приказом министра обороны РФ от 24 ноября 2014 г. N 865), распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные постановлением Правительства РФ от 5 июля 2013 г. N 568. Как установлено судом, в разделе III указанного Перечня поименована должность, замещаемая Р., - должность специалиста организации - помощник: военного комиссара, начальника отдела (отделения).

При рассмотрении спора судом апелляционной инстанции сделан вывод о том, что сам по себе факт непредставления Р. сведений о доходах и об имущественных обязательствах своего супруга не является основанием для ее увольнения по п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Между тем частью 9 ст. 8 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ установлено, что невыполнение гражданином или лицом, указанными в ч. 1 настоящей статьи, обязанности, предусмотренной частью 1 настоящей статьи, является правонарушением, влекущим освобождение его от замещаемой должности, увольнение его с государственной или муниципальной службы, с работы в Центральном банке РФ, государственной корпорации, Пенсионном фонде РФ, Фонде социального страхования РФ, Федеральном фонде обязательного медицинского страхования, иной организации, создаваемой Российской Федерацией на основании федерального закона, увольнение с работы в организации, создаваемой для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, а также в государственном (муниципальном) учреждении.
Согласно п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, договор может быть расторгнут работодателем в случае непринятия работником мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является, непредставления или представления неполных или недостоверных сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера либо непредставления или представления заведомо неполных или недостоверных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруга (супруги) и несовершеннолетних детей, открытия (наличия) счетов (вкладов), хранения наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владения и (или) пользования иностранными финансовыми инструментами работником, его супругом (супругой) и несовершеннолетними детьми в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента РФ и Правительства РФ, если указанные действия дают основание для утраты доверия к работнику со стороны работодателя.

По смыслу ч. 3 ст. 192 ТК РФ к дисциплинарным взысканиям относится увольнение работника, в том числе по основанию, предусмотренному пунктом 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, в случаях, когда виновные действия, дающие основания для утраты доверия, совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей. Из содержания приведенных норм следует, что в случае установления факта непредставления работником организации, создаваемой для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей такой работник подлежит увольнению работодателем, если указанные действия являются основанием для утраты доверия к нему со стороны работодателя. Возможность увольнения работников организаций, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, за утрату доверия обусловлена особым правовым статусом указанных лиц.

Ввиду того что причина непредставления Р. сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга за 2014 г. признана соответствующей комиссией необъективной и являющейся способом уклонения Р. от предоставления работодателю таких сведений, у ответчика имелись основания для наложения на Р. дисциплинарного взыскания за совершение проступка, дающего основания для утраты к ней доверия со стороны работодателя, в виде увольнения по п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Следовательно, выводы суда апелляционной инстанции о том, что при принятии решения об увольнении Р. по п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ ответчиком не учтены тяжесть совершенного ею дисциплинарного проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, не соответствуют приведенному выше нормативно-правовому регулированию спорных отношений.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ считает законным вывод суда первой инстанции о правомерности наложенного ответчиком на Р. дисциплинарного взыскания в виде ее увольнения по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Судебная коллегия также признает правомерным вывод суда первой инстанции об отсутствии у ответчика оснований для выплаты Р. единовременного денежного вознаграждения, поскольку Положением о порядке выплаты гражданскому персоналу Военного комиссариата единовременного денежного вознаграждения по итогам календарного года, утвержденным военным комиссаром Амурской области 15 декабря 2010 г., предусмотрено лишение работника данной выплаты в связи с его увольнением за виновные действия, в том числе по п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, введенному в действие Федеральным законом от 3 декабря 2012 г. N 231-ФЗ. Учитывая изложенное, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 18 декабря 2015 г. нельзя признать законным, оно принято с существенным нарушением норм материального права, в связи с чем подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции, разрешившего спор в соответствии с требованиями закона и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, определила: апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 18 декабря 2015 г. отменить. Оставить в силе решение Благовещенского городского суда Амурской области от 3 сентября 2015 г.*(15)
Согласно п. 2 ст. 1 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции"*(16) (далее - Закон о противодействии коррупции), противодействие коррупции включает в себя меры по предупреждению коррупции, в том числе по выявлению и последующему устранению причин коррупции (профилактика коррупции), по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию коррупционных правонарушений (борьба с коррупцией), по минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений. Граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства за совершение коррупционных правонарушений несут уголовную, административную, гражданско-правовую и дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации (ч. 1 ст. 13 указанного закона).
В целях реализации мероприятий по противодействию коррупции законодательством Российской Федерации, регламентирующим правовые, организационные основы государственной гражданской службы, военной службы, государственной службы иных видов и муниципальной службы, установлена дисциплинарная ответственность за совершение коррупционных правонарушений. В соответствии со ст. 59.1 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации"*(17) (далее - Закон о государственной гражданской службе) за несоблюдение государственным гражданским служащим (далее также - гражданский служащий) ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции данным федеральным законом, Законом о противодействии коррупции" и другими федеральными законами, налагаются следующие взыскания: замечание, выговор, предупреждение о неполном должностном соответствии.

Частью 1 ст. 59.2 названного федерального закона установлено, что гражданский служащий подлежит увольнению в связи с утратой доверия в случае:
1) непринятия гражданским служащим мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является;
2) непредставления гражданским служащим сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений;
3) участия гражданского служащего на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организацией, за исключением случаев, установленных федеральным законом;
4) осуществления гражданским служащим предпринимательской деятельности;
5) вхождения гражданского служащего в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории Российской Федерации их структурных подразделений, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законодательством Российской Федерации;
6) нарушения гражданским служащим, его супругой (супругом) и несовершеннолетними детьми запрета открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами.

Представитель нанимателя, которому стало известно о возникновении у гражданского служащего личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, подлежит увольнению в связи с утратой доверия также в случае непринятия представителем нанимателя мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого является подчиненный ему гражданский служащий (ч. 2 ст. 59.2 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации").
Названные взыскания налагаются на гражданского служащего в соответствии с порядком, установленным статьей 59 Закона о государственной гражданской службе, и применяются представителем нанимателя на основании доклада о результатах проверки, проведенной подразделением кадровой службы соответствующего государственного органа по профилактике коррупционных и иных правонарушений, а в случае если доклад о результатах проверки направлялся в комиссию по урегулированию конфликта интересов - и на основании рекомендации указанной комиссии. В соответствии с п. 3.1 ст. 59.3 указанного закона взыскание в виде замечания может быть применено к гражданскому служащему при малозначительности совершенного им коррупционного правонарушения на основании рекомендации комиссии по урегулированию конфликта интересов.

В отношении служащих, проходящих государственную службу иных видов, в том числе сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих, и гражданского персонала Вооруженных Сил РФ, а также муниципальных служащих федеральными законами, регулирующими отношения, связанные с поступлением на соответствующую службу, ее прохождением и прекращением, а также с определением правового положения (статуса) указанных служащих, установлены аналогичные основания и порядок применения дисциплинарных взысканий за несоблюдение ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции.
Наиболее часто государственными и муниципальными служащими оспаривалось применение к ним дисциплинарных взысканий за несоблюдение ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, в случаях:
- непринятия мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого является государственный или муниципальный служащий;
- непредставления государственным или муниципальным служащим сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений.

В связи с применением к государственным и муниципальным служащим дисциплинарных взысканий за коррупционные правонарушения судами также рассматривались споры о взыскании денежного содержания за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, а также дела по заявлениям прокуроров об изменении основания для увольнения государственных и муниципальных служащих. Указанные дела разрешаются судами в порядке искового производства. При разрешении дел, связанных с применением к государственным и муниципальным служащим дисциплинарных взысканий за совершение коррупционных проступков, суды руководствовались, в частности:

- Конституцией РФ;
- ТК РФ;
- Законом о противодействии коррупции;
- Федеральным законом от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации"*(18) (далее - Закон о системе государственной);
- Федеральным законом "О государственной гражданской службе Российской Федерации";
- Указом Президента РФ от 31 декабря 2005 г. N 1574 "О Реестре должностей федеральной государственной гражданской службы"*(19);
- Указом Президента РФ от 18 мая 2009 г. N 557 "Об утверждении перечня должностей федеральной государственной службы, при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей"*(20);
- Указом Президента РФ от 18 мая 2009 г. N 559 "О представлении гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера"*(21);
- Указом Президента РФ от 21 сентября 2009 г. N 1065 "О проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими, и соблюдения федеральными государственными служащими требований к служебному поведению"*(22);
- Указом Президента РФ от 1 июля 2010 г. N 821 "О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов"*(23);
- другими федеральными законами, указами Президента РФ;
- нормативными правовыми актами ведомств, принятыми во исполнение указанных законов;
- законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, муниципальными правовыми актами, принятыми в целях противодействия коррупции*(24).

В целях обеспечения единообразного подхода к разрешению споров, связанных с привлечением государственных и муниципальных служащих к дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения за совершение коррупционных правонарушений, а также принимая во внимание допускаемые судами в отдельных случаях ошибки и возникающие у них вопросы, необходимо, на наш взгляд, обратить внимание читателей на следующий актуальный свежий пример из судебной практики.
Так, рассматривая актуальную и востребованную спорную ситуацию по увольнению работника военной организации по инициативе работодателя по п. 7.1 ст. 81 ТК РФ в случае непринятия работником мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является, в качестве примера из правоприменительной судебной практики*(25), на наш взгляд, следует особо заметить, что суд второй инстанции в лице судебной коллегии по гражданским делам в своем апелляционном определении, отменяя решение суда первой инстанции, указал на следующую справедливую правовую позицию.

Конфликт интересов - один из ключевых институтов антикоррупционного законодательства, который лежит в основе понимания и квалификации коррупционных действий. В ст. 10 Закона о противодействии коррупции под конфликтом интересов понимается ситуация, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) лица, замещающего должность, замещение которой предусматривает обязанность принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов, влияет или может повлиять на надлежащее, объективное и беспристрастное исполнение им должностных (служебных) обязанностей (осуществление полномочий).
При этом под личной заинтересованностью понимается возможность получения доходов в виде денег, иного имущества, в том числе имущественных прав, услуг имущественного характера, результатов выполненных работ или каких-либо выгод (преимуществ) лицом, указанным в ч. 1 настоящей статьи, и (или) состоящими с ним в близком родстве или свойстве лицами (родителями, супругами, детьми, братьями, сестрами, а также братьями, сестрами, родителями, детьми супругов и супругами детей), гражданами или организациями, с которыми лицо, указанное в ч. 1 настоящей статьи, и (или) лица, состоящие с ним в близком родстве или свойстве, связаны имущественными, корпоративными или иными близкими отношениями.
В силу ст. 11 указанного федерального закона лицо, замещающее должность (в том числе в силу ст. 349.2 ТК РФ работник организации, созданной Российской Федерацией для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами), обязано принимать меры по недопущению любой возможности возникновения конфликта интересов. В частности, оно обязано уведомить в порядке, определенном представителем нанимателя (работодателем) в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации, о возникшем конфликте интересов или о возможности его возникновения, как только ему станет об этом известно.
Предотвращение или урегулирование конфликта интересов может состоять в изменении должностного или служебного положения лица, указанного в ч. 1 ст. 10 настоящего закона и являющегося стороной конфликта интересов, вплоть до его отстранения от исполнения должностных (служебных) обязанностей в установленном порядке и (или) в отказе его от выгоды, явившейся причиной возникновения конфликта интересов.

Непринятие лицом, являющимся стороной конфликта интересов, мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов является правонарушением, влекущим увольнение указанного лица в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Таким образом, в ст. 11.1 Закона о противодействии коррупции установлены обязанности, в том числе и работников, указанных в ч. 1 ст. 349.2 ТК РФ (к которым относился также истец в силу занимаемой им должности), уведомлять об обращении к ним каких-либо лиц в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений и принимать меры по недопущению любой возможности возникновения конфликта интересов.
Материалами дела подтверждается факт совершения истцом проступка - непринятия работником мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является, работодателю не сообщал о возникшем конфликте интересов…
Непринятие работником мер по предотвращению или урегулированию конфликта, стороной которого он является, объясняется тем, что в силу Закона о противодействии коррупции и ст. 349.2 ТК РФ истец не уведомлял работодателя о возникшем конфликте интересов или о возможности его возникновения, в то время как сам при исполнении служебных обязанностей по собственной инициативе совершил покушение на получение денег (незаконного вознаграждения) за незаконное действие от лица, претендующего на военную службу по контракту.

Обстоятельство того, что на момент увольнения работника 20 февраля 2015 г. обвинительный приговор суда не вступил в силу, юридического значения для разрешения трудового спора не имеет. В рассматриваемом случае основанием для увольнения является не обвинительный приговор суда, а непринятие работником организации, созданной Российской Федерацией для выполнения задач, поставленных перед Министерством обороны РФ, мер по предотвращению или урегулированию конфликта, стороной которого он является*(26).
Соответственно, под конфликтом интересов в военных организациях (воинских частях) понимается ситуация, при которой, по мнению С.Е. Чаннова, "личная заинтересованность (прямая или косвенная) лица, замещающего должность, замещение которой предусматривает обязанность принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов, влияет или может повлиять на надлежащее, объективное и беспристрастное исполнение им должностных (служебных) обязанностей (осуществление полномочий)"*(27).
При этом под личной заинтересованностью понимается возможность получения доходов в виде денег, иного имущества, в том числе имущественных прав, услуг имущественного характера, результатов выполненных работ или каких-либо выгод (преимуществ) субъектом конфликта интересов и (или) состоящими с ним в близком родстве или свойстве лицами (родителями, супругами, детьми, братьями, сестрами, а также братьями, сестрами, родителями, детьми супругов и супругами детей), гражданами или организациями, с которыми данный субъект и (или) лица, состоящие с ним в близком родстве или свойстве, связаны имущественными, корпоративными или иными близкими отношениями*(28).

Увольнение с работы, да еще по причине совершения грубого трудового нарушения, для работника серьезный стресс, ведь многие из наших граждан воспринимают потерю работы как конец жизни, особенно если это для них единственный источник жизнеобеспечения. В первую очередь тяжело тем, кто не дотянул до законной пенсии и находится уже в приличном возрасте, некоторые болячки, которые вовремя не лечили, постоянно напоминают о себе, потому что эти люди полностью отдавали себя работе и не брали никаких больничных и отгулов на работе, которую, увы, уже потеряли.

Работодатель как сторона, необоснованно нарушившая условия трудового договора (контракта) путем лишения работника возможности исполнения трудовой функции и получения вознаграждения за труд, должен в полном объеме компенсировать восстановленному на работе работнику ущерб, причиненный незаконным увольнением, но в пределах установленных сроков разрешения этих дел органами по рассмотрению трудовых споров.
При этом оплата вынужденного прогула может трактоваться именно как упущенная заработная плата за работу, которая работником могла быть выполнена, но вследствие его незаконного увольнения по вине работодателя, установленной судом или иным компетентным органом, не была им проделана*(29). Заключая трудовой договор, работник обязуется добросовестно выполнять трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину и правила внутреннего трудового распорядка организации (ст. 21 ТК РФ). Эти требования предъявляются ко всем работникам*(30). Их виновное неисполнение может повлечь расторжение работодателем трудового договора в соответствии с действующими требованиями трудового законодательства.

Так, например, пункт 7 ст. 81 ТК РФ предусматривает расторжение трудового договора в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя. Формулировка этого основания для расторжения трудового договора однозначно свидетельствует, что оно применяется только к работникам, непосредственно обслуживающим товарные и денежные ценности. Как правило, круг лиц, непосредственно обслуживающих данные ценности, совпадает с перечнем работников, с которыми может быть заключен договор о полной материальной ответственности. Однако непосредственно обслуживать товарные и денежные ценности могут и работники, не предусмотренные в соответствующем перечне, например, подсобные рабочие, занятые транспортировкой и разгрузкой товаров. Поэтому упомянутый пункт применяется к работникам, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, независимо от того, заключен с ними договор о полной материальной ответственности или нет.

Указанные лица могут быть уволены по п. 7 ст. 81 ТК РФ только в том случае, если они совершают действия, дающие работодателю основание для утраты доверия. ТК РФ не содержит определение понятия утраты доверия. Этот вопрос решает работодатель самостоятельно, исходя из характера совершенного работником действия, его личных и деловых качеств.
Пункт 7 ст. 81 ТК РФ применяется и к тем работникам, которые совершают виновные действия, не связанные с работой. Здесь имеются в виду случаи, когда утрата доверия вызвана установленным фактом совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений.
Поскольку виновные действия, дающие основание для утраты доверия, совершаются не только во время работы, но и не по месту работы, условия применения п. 7 ст. 81 ТК РФ неоднозначны, и применение данных норм на практике вызывает особые сложности и трудности в принятии правильных решений работодателями, и в частности военными комиссариатами субъектов Российской Федерации*(31).
Если виновные действия, дающие основание для утраты доверия, совершены по месту работы и в связи с исполнением трудовых обязанностей, то такой работник, как указано в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2*(32), может быть уволен с работы при условии соблюдения порядка применения дисциплинарных взысканий, установленных статьей 193 ТК РФ. В тех же случаях, когда виновные действия, дающие основание для утраты доверия, совершены работником вне места работы или по месту работы, но не в связи с исполнением им трудовых обязанностей, трудовой договор может быть с ним расторгнут по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, но не позднее одного года со дня обнаружения проступка работодателем (ч. 5 ст. 81 ТК РФ)*(33).

Именно поэтому в ТК РФ были внесены соответствующие изменения, в результате которых появился пункт 7.1 ст. 81, который предоставляет работодателю право расторгнуть трудовой договор с работником в случае непринятия самим работником мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является, непредставления или представления неполных или недостоверных сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера либо непредставления или представления заведомо неполных или недостоверных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруга (супруги) и несовершеннолетних детей, открытия (наличия) счетов (вкладов), хранения наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владения и (или) пользования иностранными финансовыми инструментами работником, его супругом (супругой) и несовершеннолетними детьми в случаях, предусмотренных ТК РФ, другими федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента РФ и Правительства РФ, если указанные действия дают основание для утраты доверия к работнику со стороны работодателя.
В качестве примера конфликта интересов в системе военных организаций, и в частности в военных комиссариатах, можно привести также следующую ситуацию.

Пример
В связи с непредставлением М. сведений о доходах и имуществе в отношении своего супруга 7 мая 2015 г. состоялось заседание комиссии по соблюдению требований к служебному поведению работников и урегулированию конфликта интересов военного комиссариата, на котором принято решение о признании причины непредставления М. сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера в отношении своего супруга способом уклонения от представления указанных сведений. Соответствующим приказом военного комиссара от 18 мая 2015 г. М. была уволена с занимаемой должности по п. 7.1 ст. 81 ТК РФ с 20 мая 2015 г. с формулировкой: "Непредставление сведений о доходах, расходу об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга, если указанные действия дают основание для утраты доверия к работнику со стороны работодателя". Не согласная с увольнением, М. обратилась в суд. Решением Благовещенского городского суда Амурской области от 4 сентября 2015 г. в удовлетворении исковых требований М. было отказано. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 25 декабря 2015 г. решение суда первой инстанции было отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований М. о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за период вынужденного прогула, единовременного денежного вознаграждения, компенсации морального вреда, судебных расходов, об аннулировании записи в трудовой книжке, в указанной части принято новое решение об удовлетворении иска. Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования М. в указанной части, суд апелляционной инстанции со ссылкой на ст. 192 ТК РФ пришел к выводу о том, что при принятии решения об увольнении М. по п. 7.1 ст. 81 ТК РФ ответчиком не были учтены тяжесть совершенного ею дисциплинарного проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, а также факт наличия или отсутствия в действиях М. признаков, составляющих содержание коррупционного дисциплинарного проступка. При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что М. добровольно представила на заседании комиссии объяснения о причинах невозможности представления сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга и указанные обстоятельства не были учтены ответчиком при принятии решения о привлечении ее к дисциплинарной ответственности в виде увольнения. Суд апелляционной инстанции указал, что сам по себе факт непредставления М. сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга не является основанием для ее увольнения по п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.
С таким выводом суда апелляционной инстанции Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не согласилась по следующим основаниям.

При рассмотрении спора судом апелляционной инстанции был сделан вывод о том, что сам по себе факт непредставления М. сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга не является основанием для ее увольнения по п. 7.1 ст. 81 ТК РФ.
Между тем частью 9 ст. 8 Федерального закона "О противодействии коррупции" установлено, что невыполнение гражданином или лицом, указанным в п. 1 данной статьи, обязанности, предусмотренной пунктом 1 этой же статьи, является правонарушением, влекущим освобождение его от замещаемой должности, увольнение с государственной или муниципальной службы, с работы в Центральном банке РФ, государственной корпорации, Пенсионном фонде РФ, Фонде социального страхования РФ, Федеральном фонде обязательного медицинского страхования, иной организации, создаваемой Российской Федерацией на основании федерального закона, увольнение с работы в организации, создаваемой для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, а также в государственном (муниципальном) учреждении.

Согласно п. 7.1 ст. 81 ТК РФ договор может быть расторгнут работодателем в случае непринятия работником мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является, непредставления или представления неполных или недостоверных сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера либо непредставления или представления заведомо неполных или недостоверных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруга (супруги) и несовершеннолетних детей, открытия (наличия) счетов (вкладов), хранения наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владения и (или) пользования иностранными финансовыми инструментами работником, его супругом (супругой) и несовершеннолетними детьми в случаях, предусмотренных настоящим кодексом, другими федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента РФ и Правительства РФ, если указанные действия дают основание для утраты доверия к работнику со стороны работодателя.
Часть 3 ст. 192 ТК РФ к дисциплинарным взысканиям относит увольнение работника, в том числе по основанию, предусмотренному пунктом 7.1 ст. 81 ТК РФ, в случаях, когда виновные действия, дающие основания для утраты доверия, совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Из содержания приведенных норм права следует, что в случае установления факта непредставления работником организации, создаваемой для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей такой работник подлежит увольнению работодателем, если указанные действия являются основанием для утраты доверия к нему со стороны работодателя. Возможность увольнения работников организаций, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, за утрату доверия обусловлена особым правовым статусом указанных лиц.
Ввиду того что причина непредставления М. сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга за 2014 г. была признана соответствующей комиссией необъективной и являющейся способом уклонения М. от представления работодателю таких сведений, у ответчика имелись основания для наложения на М. дисциплинарного взыскания за совершение проступка, дающего основания для утраты к ней доверия со стороны работодателя, в виде увольнения по п. 7.1 ст. 81 ТК РФ.
Следовательно, выводы суда апелляционной инстанции о том, что при принятии решения об увольнении М. по п. 7.1 ст. 81 ТК РФ ответчиком не были учтены тяжесть совершенного ею дисциплинарного проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, не соответствуют приведенному выше нормативно-правовому регулированию спорных отношений.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ посчитала законным вывод суда первой инстанции о правомерности наложенного ответчиком на М. дисциплинарного взыскания в виде ее увольнения по п. 7.1 ст. 81 ТК РФ. Судебная коллегия также признала правильным вывод суда первой инстанции об отсутствии у ответчика оснований для выплаты М. единовременного денежного вознаграждения, поскольку Положением о порядке выплаты гражданскому персоналу военного комиссариата единовременного денежного вознаграждения по итогам календарного года, утвержденным военным комиссаром Амурской области 15 декабря 2010 г., предусмотрено лишение работника данной выплаты в связи с его увольнением за виновные действия, в том числе по п. 7.1 ст. 81 ТК РФ, введенному в действие Федеральным законом от 3 декабря 2012 г. N 231-ФЗ.

В итоге судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 25 декабря 2015 г. и оставила в силе решение Благовещенского городского суда Амурской области от 4 сентября 2015 г.*(34)
Любой законодательный механизм претерпевания неблагоприятных последствий совершения тех или иных противоправных действий (бездействия), установленных или презюмируемых, должен отвечать вытекающим из Конституции Российской Федерации требованиям, относительно соблюдения которых федеральным законодателем при регулировании оснований, условий и сроков привлечения к юридической ответственности Конституционный Суд РФ сформулировал следующие правовые позиции:
1. Юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями; соответствующее регулирование должно согласовываться с конституционными принципами демократического правового государства, включая требование справедливости, в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами как субъектами ответственности; общепризнанным принципом привлечения к ответственности во всех отраслях права является наличие вины - либо доказанной, либо презюмируемой, но опровержимой - как элемента субъективной стороны состава правонарушения, а всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. предусмотрено непосредственно в законе.
2. Закрепляя и изменяя составы правонарушений и меры ответственности за их совершение, федеральный законодатель связан вытекающими из ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ критериями необходимости, пропорциональности и соразмерности ограничения прав и свобод граждан конституционно значимым целям, а также обязан соблюдать гарантированное статьей 19 (ч. 1) Конституции РФ равенство всех перед законом, означающее, что любое правонарушение и санкции за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы, исходя непосредственно из текста соответствующей нормы - в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, - каждый мог предвидеть правовые последствия своих действий (бездействия).

3. Предусматривая для совершивших правонарушения лиц наказания, ограничивающие гарантированное Конституцией РФ (ст. 35, ч. 1 и 2) право собственности, федеральный законодатель должен стремиться к тому, чтобы устанавливаемые им пределы имущественной ответственности в совокупности с правилами ее наложения позволяли в каждом конкретном случае обеспечивать адекватность применяемого государственного принуждения для всех обстоятельств, имеющих существенное значение для индивидуализации ответственности и наказания; конституционные требования справедливости и соразмерности предопределяют, по общему правилу, необходимость дифференциации юридической ответственности в зависимости от существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при выборе той или иной меры государственного принуждения.

Приведенные правовые позиции Конституционного Суда РФ, на наш взгляд, применимы и к такой мере государственного принуждения, как соблюдение специальных правил трудоустройства государственных или муниципальных служащих определенных категорий, а также лиц, ранее замещавших названные должности, за несоблюдение которых устанавливается административная ответственность. Так, в соответствии со ст. 19.29 КоАП РФ административным правонарушением признается привлечение работодателем либо заказчиком работ (услуг) к трудовой деятельности на условиях трудового договора либо к выполнению работ или оказанию услуг на условиях гражданско-правового договора государственного или муниципального служащего, замещающего должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами, либо бывшего государственного или муниципального служащего, замещавшего такую должность, с нарушением требований, предусмотренных Законом о противодействии коррупции.

Объективная сторона состава данного административного правонарушения, в частности, выражается в нарушении требований ч. 4 ст. 12 Закона о противодействии коррупции, согласно которой работодатель при заключении трудового или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг) в течение месяца стоимостью более ста тысяч рублей с гражданином, замещавшим должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами Российской Федерации, в течение двух лет после его увольнения с государственной или муниципальной службы обязан в десятидневный срок сообщать о заключении такого договора представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы в порядке, устанавливаемом нормативными правовыми актами Российской Федерации. При этом нарушения указанной нормы могут в том числе состоять в:э

- ненаправлении сообщения работодателем о заключении трудового договора или гражданско-правового договора на выполнение в организации в течение месяца работ (оказания организации услуг) стоимостью более ста тысяч рублей с гражданином, замещавшим должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами Российской Федерации, представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы;
- нарушении десятидневного срока со дня заключения трудового или гражданско-правового договора, установленного нормативными правовыми актами для направления сообщения о заключении трудового или гражданско-правового договора на выполнение в организации в течение месяца работ (оказания организации услуг) стоимостью более ста тысяч рублей с гражданином, замещавшим должности государственной или муниципальной службы.

Административная ответственность по ст. 19.29 КоАП РФ наступает также в случае невыполнения иных требований Закона о противодействии коррупции. Например, заключение трудового либо гражданско-правового договора с бывшим государственным или муниципальным служащим, замещавшим должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами, в обязанности которого входили отдельные функции государственного, муниципального (административного) управления организацией, т.е. полномочия принимать обязательные для исполнения решения по кадровым, организационно-техническим, финансовым, материально-техническим или иным вопросам в отношении данной организации, в том числе решения, связанные с выдачей разрешений (лицензий) на осуществление определенного вида деятельности и (или) отдельных действий данной организацией, либо готовить проекты таких решений (п. 4 ст. 1 Закона о противодействии коррупции), без согласия комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных или муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов является нарушением требований ч. 1 ст. 12 указанного выше закона и образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.29 КоАП РФ. Полномочиями по возбуждению данной категории дел об административных правонарушениях наделен прокурор (ч. 1 ст. 28.4 КоАП РФ), а по рассмотрению - судьи судов общей юрисдикции (ч. 1 и 3 ст. 23.1 КоАП РФ). По данным судебной статистики, за период с 2013 по 2015 г. судьями судов общей юрисдикции по первой инстанции было рассмотрено более 9 тыс. дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 19.29 КоАП РФ. В целях обеспечения единообразного подхода к разрешению судьями судов общей юрисдикции дел о привлечении к административной ответственности по данной статье Верховным Судом РФ было проведено обобщение вопросов, возникших за данный период в судебной практике при рассмотрении соответствующей категории дел*(35).

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────
*(1) См.: Терещенко И.А. Коррупция как фактор угрозы национальной безопасности Российской Федерации: политологический анализ: Дисс. … канд. полит. наук. М., 2010. С. 166-167.

*(2) Гражданские инициативы и предотвращение коррупции / Под ред. А.Ю. Сунгурова. СПб, 2000. С. 49.

*(3) См.: Стрельников В.В. Организационно-правовые аспекты противодействия коррупции в органах прокуратуры // Гражданин и право. 2015. N 11.

*(4) См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 10 октября 2013 г. N 20-П.

*(5) См.: Российская газета. 2003. 31 мая.

*(6) См.: Российская газета. 2017. 30 июля.

*(7) См.: Российская газета. 2004. 31 июля.

*(8) См.: Российская газета. 2017. 30 июля.

*(9) См.: Российская газета. 2007. 7 марта.

*(10) См.: www.rg.ru/2017/07/30/vladimir-putin-zapretil-uklonistam-10-let-rabotat-na -gossluzhbe.html.

*(11) См.: Российская газета. 2008. 30 декабря.

*(12) См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 ноября N 26-П.

*(13) Мельникова Н.А., Крижановский С.В. Конфликт интересов в системе мер профилактики коррупции на правоохранительной службе // Российский следователь. 2015. N 23. С. 30.

*(14) Подробнее об этом cм.: Ефремов А.В. О некоторых вопросах, связанных с ограничениями, запретами и обязанностями, установленными для некоторых категорий граждан, занимающих определенные должности в военных комиссариатах // Право в Вооруженных Силах. 2013. N 1.

*(15) См.: Определение СК по гражданским делам ВС РФ от 31 октября 2016 г. N 59-КГ16-22 // www.garant.ru/news/1024543/#sdfootnote1sym.

*(16) См.: Российская газета. 2008. 30 декабря.

*(17) См.: Российская газета. 2004. 31 июля.

*(18) См.: Российская газета. 2003. 31 мая.

*(19) См.: Российская газета. 2006. 12 января.

*(20) См.: Российская газета. 2009. 20 мая.

*(21) См. там же.

*(22) См.: Российская газета. 2009. 22 сентября.

*(23) См.: Российская газета. 2010. 7 июля.

*(24) См.: Обзор практики применения судами в 2014-2016 гг. законодательства Российской Федерации при рассмотрении споров, связанных с наложением дисциплинарных взысканий за несоблюдение требований законодательства о противодействии коррупции, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 30 ноября 2016 г.

*(25) См. более подробно: Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики от 9 ноября 2015 г. по апелляционному делу N 33-4629/2015 // www.vs-chv.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&numbe r=883212&delo_id=5&new=5&text_number=1&case_id=843412.

*(26) См. более подробно: Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики от 9 ноября 2015 года по апелляционному делу N 33-4629/2015 // www.vs-chv.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&numbe r=883212&delo_id=5&new=5&text_number=1&case_id=843412.

*(27) Чаннов С.Е. Урегулирование конфликта интересов в органах внутренних дел // Гражданин и право. 2017. N 3.

*(28) См. там же.

*(29) См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 января 1993 г. N 1-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 1993. N 2/3.

*(30) См.: Ефремов А.В. Увольнение как дисциплинарное взыскание // Гражданин и право. 2014. N 7.

*(31) См.: Ефремов А.В. В каких случаях работник военного комиссариата может быть уволен за утрату к нему доверия со стороны военного комиссариата (работодателя)? (по материалам судебной практики) // Право в Вооруженных Силах. 2013. N 1.

*(32) См.: Российская газета. 2006. 31 декабря.

*(33) См. п. 47 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2.

*(34) Более подробно см.: Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 апреля 2017 г. по делу N 59-КГ17-3.

*(35) См. об этом: Обзор судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 19.29 КоАП РФ, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 ноября 2016 г.

А.В. Ефремов, начальник юридического отделения Военного комиссариата Чувашской Республики Журнал "Гражданин и право", N 2, 3, февраль, март 2018 г.

* * *



Другие новости и статьи

« Об увольнении военнослужащего в связи с невыполнением им условий контракта в период окончания действия контракта о прохождении военной службы

Ведение воинского учета: ждем проверку »

Запись создана: Вторник, 13 Ноябрь 2018 в 17:08 и находится в рубриках Современность.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы