Выселение из служебных жилых помещений



Выселение из служебных жилых помещений

oboznik.ru - Выселение из жилых помещений: обзор и комментарий правоприменительной (судебной) практики

В статье 93 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ) определено, что является служебным жилым помещением:
"Служебные жилые помещения предназначены для проживания граждан в связи с характером их трудовых отношений с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным унитарным предприятием, государственным или муниципальным учреждением, в связи с прохождением службы, в связи с назначением на государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации либо в связи с избранием на выборные должности в органы государственной власти или органы местного самоуправления".

Действующее жилищное законодательство достаточно подробно описывает как порядок предоставления гражданам служебных жилых помещений, так и основания и условия выселения граждан из служебного жилья.
Служебные жилые помещения, согласно положениям п. 1 ч. 1 ст. 92 ЖК РФ, относятся к специализированным жилым помещениям, соответственно, в отношении них применимы нормы законодательства, регулирующие вопросы выселения граждан из специализированных жилых помещений.

Выселению граждан из специализированных жилых помещений посвящена ст. 103 ЖК РФ, которая гласит, что "в случаях расторжения или прекращения договоров найма специализированных жилых помещений граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам".

Расторжение договора найма служебного жилого помещения возможно либо по соглашению сторон (гражданина - нанимателя и наймодателя - организации, предоставившей гражданину служебное жилое помещение), либо по инициативе гражданина - нанимателя, либо в судебном порядке по требованию наймодателя в случае неисполнения нанимателем и проживающими совместно с ним членами его семьи обязательств по договору найма служебного жилого помещения, а также в случаях: невнесения нанимателем платы за жилое помещение и (или) коммунальные услуги в течение более шести месяцев; разрушения или повреждения жилого помещения нанимателем или другими гражданами, за действия которых он отвечает; систематического нарушения прав и законных интересов соседей, которое делает невозможным совместное проживание в одном жилом помещении; использования жилого помещения не по назначению (ст. 83 и 101 ЖК РФ).
Прекращение договора найма служебного жилого помещения может быть обусловлено, помимо истечения срока действия соответствующего договора или увольнения гражданина - нанимателя: утратой (разрушением) такого жилого помещения либо переходом права собственности на служебное жилое помещение или жилое помещение в общежитии, а также передачей такого жилого помещения в хозяйственное ведение или оперативное управление другому юридическому лицу, за исключением случаев, если новый собственник такого жилого помещения или юридическое лицо, которому передано такое жилое помещение, является стороной трудового договора с работником - нанимателем такого жилого помещения (ст. 102 ЖК РФ).

В случае отказа освободить такие жилые помещения указанные граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений, за исключением случаев:
- когда новый собственник такого жилого помещения или юридическое лицо, которому передано такое жилое помещение, является стороной трудового договора с работником - нанимателем такого жилого помещения (ст. 102 ЖК РФ);
- когда граждане не являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и состоят на учёте в качестве нуждающихся в жилых помещениях, при этом относятся к любой из следующих категорий граждан:
1) члены семьи военнослужащих, должностных лиц, сотрудников органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, таможенных органов Российской Федерации, органов государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, погибших (умерших) или пропавших без вести при исполнении обязанностей военной службы или служебных обязанностей;
2) пенсионеры по старости;
3) члены семьи работника, которому было предоставлено служебное жилое помещение или жилое помещение в общежитии и который умер;
4) инвалиды I или II групп, инвалидность которых наступила вследствие трудового увечья по вине работодателя, инвалиды I или II групп, инвалидность которых наступила вследствие профессионального заболевания в связи с исполнением трудовых обязанностей, инвалиды из числа военнослужащих, ставших инвалидами I или II групп вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при исполнении обязанностей военной службы либо вследствие заболевания, связанного с исполнением обязанностей военной службы, семьи, имеющие в своем составе детей-инвалидов, инвалидов с детства (ч. 2 ст. 103 ЖК РФ).

Казалось бы, всё довольно точно регламентировано действующим законодательством, между тем на практике зачастую возникают споры в связи с выселением граждан из служебных жилых помещений.
Помимо предусмотренных ЖК РФ исключений, которые не позволяют выселить гражданина из служебного жилого помещения, существует ряд гарантий для сотрудников отдельных органов государственной власти, предусмотренных иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Так, в отношении решения Первомайского районного суда г. Новосибирска от 21 апреля 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 19 июля 2016 г., вынесенных по гражданскому делу по иску Главного управления Министерства внутренних дел РФ по Новосибирской области к ФИО1, ФИО2, ФИО3, ФИО4 о признании утратившими право пользования жилым помещением и выселении из служебного жилого помещения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ установила, что выводы судов первой и апелляционной инстанций сделаны с существенным нарушением норм материального права (Определение от 18 апреля 2017 г. N 67-КГ17-5).
Рассматривая указанный спор о выселении ФИО1, ФИО2, ФИО3, ФИО4 из служебного жилого помещения, ранее предоставленного ФИО1 в связи с прохождением службы в ГУ МВД РФ по Сибирскому федеральному округу на срок до 9 июля 2014 г., по причине увольнения нанимателя в связи с сокращением должности в органах внутренних дел с 26 июня 2014 г., суды первой и апелляционной инстанций не учли, что выслуга лет нанимателя на день увольнения составила в календарном исчислении 18 лет 1 месяц.
Судами первой и апелляционной инстанции не были приняты во внимания нормы Типового положения о находящемся в государственной собственности служебном жилищном фонде, переданном в оперативное управление органам внутренних дел, органам Федеральной службы безопасности, органам по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенным органам Российской Федерации и внутренним войскам Министерства внутренних дел Российской Федерации, утверждённого Постановлением Правительства РФ от 17.12.2002 N 897 (далее - Типовое положение), пункт 28 которого устанавливает, что без предоставления другого жилого помещения не могут быть выселены сотрудники, имеющие выслугу в правоохранительных органах не менее 10 лет.
Судебная практика знает и, наоборот, случаи необоснованного применения нормы п. 28 вышеназванного Типового положения.
К примеру, Октябрьский районный суд г. Саранска Республики Мордовия (решение от 6 апреля 2016 г.) и судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия (апелляционное определение от 28 июня 2016 г.) применили п. 28 Типового положения при рассмотрении дела по иску Главного управления Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Республике Мордовия к ФИО1, ФИО2, ФИО3 о выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения. В удовлетворении иска Главному управлению Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Республике Мордовия было отказано на том основании, что на день увольнения выслуга лет ФИО1 составила 23 года 7 месяцев 4 дня.
Отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанции и направляя данное дело на новое рассмотрение, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что установленный Типовым положением порядок распоряжения жилыми помещениями не распространяет своё действие на жилые помещения Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий либо федеральной противопожарной службы (Определение от 7 марта 2017 г. N 15-КГ16-11).
Много споров возникает по причине изменения с течением времени назначения помещения, которое на момент предоставления его в качестве служебного жилья отвечало признакам жилого помещения, но по прошествии нескольких лет, а также ввиду изменения собственника перестало считаться жилым.
Например, Зеленодольский городской суд Республики Татарстан (решение от 28 ноября 2016 г.) и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан (апелляционное определение от 27 февраля 2017 г.) при рассмотрении гражданского дела по иску АО "***" к ФИО об устранении препятствий в пользовании нежилым помещением путём его освобождения, по встречному иску ФИО к АО "***" о признании помещения жилым не учли, что статьёй 4Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего в период вселения семьи ФИО в спорное помещение, было установлено, что находящиеся на территории РСФСР жилые дома, а также жилые помещения в других строениях образуют жилищный фонд, к которому относятся не только жилые дома, но и жилые помещения в других строениях. Факт нахождения спорного жилого помещения в нежилом здании (в здании пожарного депо, впоследствии перешедшем в собственность АО "***" в соответствии с планом приватизации ГУП РТ "***") не противоречил действовавшему в тот период жилищному законодательству - на что указала Судебная коллеги по гражданским делам Верховного Суда РФ, отменяя вышеобозначенные судебные акты по данному делу (Определение от 5 декабря 2017 г. N 11-КГ17-25).
Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ (Определение от 7 ноября 2017 г. N 83-КГ17-21) также отменены были решение Советского районного суда г. Брянска от 12 октября 2016 г. и апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Брянского областного суда от 7 февраля 2017 г. Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования военного прокурора Брянского гарнизона в защиту интересов Российской Федерации к ряду граждан о понуждении к освобождению занимаемых помещений и отказал по встречному иску этих граждан к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Брянской области, ФГАУ "***" Министерства обороны, Министерству обороны РФ о признании помещений жилыми, признании права пользования жилыми помещениями на условиях договора социального найма, признании недействительным решения о закреплении здания в части жилых помещений на праве оперативного управления. Апелляционная инстанция оставила решения суда первой инстанции без изменений.
Как было установлено Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, суды первой и апелляционной инстанции исходили только из обстоятельства, что согласно выписке из ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним спорным объектом недвижимости по адресу: <…>, является административное здание площадью 1030 кв. м, имеющее нежилое назначение, принадлежащее на праве собственности Российской Федерации; и не приняли во внимание, что, как видно из технического паспорта, по состоянию на 6 июня 2008 г. и 1 ноября 2010 г. здание, расположенное по адресу: <…>, является нежилым, на втором и третьем этажах помещения указано на наличие жилых комнат. Кроме того, по результатам технического обследования группы помещений, расположенных на третьем этаже в здании <…>, подготовленного ООО "***" в сентябре 2016 года, спорные помещения соответствуют определению квартиры.
Таким образом, решающим фактором при рассмотрении споров о выселении из служебного жилья может оказаться и назначение спорного помещения, причём назначение не на момент выселения, а на момент предоставления данного помещения в качестве служебного жилья.
Весьма интересной представляется позиция суда в отношении применения срока исковой давности по делам о выселении из служебных жилых помещений.
Так, решением Моздокского районного суда Республики Северная Осетия-Алания от 16 марта 2016 г. в удовлетворении исковых требований Министерства обороны Российской Федерации к ФИО1, ФИО2, ФИО3, ФИО4 о признании утратившими право пользования служебным жилым помещением, возложении обязанности сдать служебную квартиру, истребовании из чужого незаконного владения, выселении без предоставления другого жилого помещения отказано. Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Северная Осетия-Алания от 31 августа 2016 г. решение суда оставлено без изменения. Суды первой и апелляционной инстанции, посчитав, что с увольнения ФИО1 22 сентября 2004 г. и на момент обращения истца с исковым заявлением прошло более 11 лет, согласились с заявлением ФИО1 о пропуске Министерством обороны РФ срока исковой давности.
При этом, как впоследствии отметила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ (Определение от 23 мая 2017 г. N 22-КГ17-4), отменяя вышеобозначенные судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, прекращение трудовых отношений с работодателем (увольнение с военной службы), предоставившим жилое помещение, служит лишь основанием для прекращения договора найма служебного жилого помещения, но не влечёт за собой автоматическое прекращение договора в момент увольнения сотрудника (увольнения военнослужащего). Договор найма служебного жилого помещения сохраняет своё действие вплоть до его добровольного освобождения нанимателем, при отказе от которого гражданин подлежит выселению в судебном порядке с прекращением прав и обязанностей в отношении занимаемого жилья. Оснований для исчисления срока исковой давности с даты увольнения ФИО1 с военной службы, а равно и оснований применения исковой давности в рассматриваемом споре у суда не имелось.
О нарушенном праве истцу стало известно только в 2014 году, когда в ходе проводимой проверки ФГКУ "***" Минобороны России были получены сведения о незаконности проживания ФИО и членов его семьи в спорном жилом помещении.

И. Быкова

Журнал "Жилищное право", N 3, март 2018 г., с. 35-44.




Другие новости и статьи

« Ведение воинского учета: ждем проверку

Очередь на жильё. Есть ли надежда? »

Запись создана: Вторник, 10 Июль 2018 в 19:29 и находится в рубриках Расквартирование войск.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы