11 Июнь 2020

Тактика ведения боя иррегулярной конницы русской армии в XVII-XX веках

oboznik.ru - Переговоры об организации рейда по тыла противника
#конница#налет#история

Аннотация. История военных конфликтов России неразрывно связана с историей ее иррегулярной конницы. В состав иррегулярных войск русской армии в разные периоды отечественной истории входили воинские отряды казачества, а также этнические группы воинственных народов, состоящие на службе у российского правительства.

По своей способности ведения боя, комплектованию, прохождению военной службы и обмундированию такие отряды значительно отличались от регулярных войск. Самобытные воинские традиции иррегулярной конницы, ее тактические приемы и навыки широко использовались русским командованием в военных конфликтах XVII–XX веков.

Ключевые слова: иррегулярная конница, разведка, малая война, засада, налет.

Традиционно считается, что в мировой военной истории отряды иррегулярной конницы стали играть заметную роль с периода Тридцатилетней войны (1618–1648) в Европе. Но для русской армии использование таких войск стало традиционным задолго до начала XVII в. и получило в последующие столетия широкое развитие для вооруженных сил страны в целом [14, с. 380].

В состав иррегулярных войск русской армии в разные периоды отечественной истории входили воинские отряды казачества (донского, терского, уральского, малороссийского и др.), а также этнические группы воинственных народов, состоящие на службе у российского правительства (калмыки, башкиры, татары, кавказские горцы). В отличие от регулярных войск такие отряды не имели стабильной организации и по своей способности ведения боя, комплектованию, прохождению военной службы и обмундированию значительно отличались от регулярных войск, так как имели свои воинские традиции, сами обеспечивали себя вооружением, обмундированием, снаряжением и лошадьми.

Казалось бы, что с началом эпохи военных конфликтов Нового времени и переходом к линейной тактике применение иррегулярной конницы в крупных открытых сражениях станет нецелесообразным, но тем не менее навыки ведения малой (партизанской) войны такими отрядами напротив стали востребованными с новой силой. Подразделения русской иррегулярной (легкой) кавалерии, которые позаимствовали у кочевников способность сражаться как в конном, так и в пешем строю, могли успешно действовать на широких пространствах.

Чаще всего такие отряды высокоманевренной конницы передавались основным частям регулярной армии для выполнения специфических и характерных именно для нее военных мероприятий: разведки и наблюдения, сторожевой службы, засад, налетов и набегов (рейдов) по тылам противника, а также в преследовании отступающего врага. Набравшись опыта в проведении опустошительных набегов на южных рубежах Российского государства, они научились разорять занятые противником территории и уничтожать его небольшие отряды, при этом быстро перемещаясь с одного важного участка на другой.

Поэтому для ведения разведки и выполнения диверсионных действий на театре войны иррегулярная кавалерия становилась просто незаменимой. Так, император Александр I в грамоте, пожалованной Войску Донскому, прямо указывал на их успехи в несении разведывательной службы: «Врожденная бдительность донских воинов ограждала спокойствие нашей армии и главнокомандующему служила вместо недремлющего ока» [3]. Ряд тактических приемов, выработанных иррегулярной конницей в боях, как с армиями восточных народов, так и европейских государств, оставались неизменными на протяжении нескольких столетий и при этом не теряли своей актуальности. То есть боевые навыки не ограничивались рамками «модернизации» в военном искусстве. Напротив, в противостоянии с противником использовались самобытные «дедовские» традиции «пользе своей опытами утвержденные», что закреплялось и даже поощрялось высшим командованием [11, с. 570].

Для того чтобы понять успешность ведения боя иррегулярной конницей, необходимо быть хорошо знакомым с их тактическими приемами. Самыми распространенными среди них являлись следующие: кавалерийские атаки – «лава», «крыло», «воронья стая» и др.; засадная операция («вентерь»); налеты на объекты противника – тыловой обоз, сторожевой разъезд, квартирный район и др.; разведывательно-диверсионный рейд по вражеской территории.

Кавалерийские атаки

Одним из основных способов кавалерийской атаки иррегулярных войск была так называемая лава, которая сопровождалась традиционным продолжительным гиканьем, действовавшим на врага еще и психологически [10; 12, с. 324–325]. В казачьей «лаве» отряд занимал позиции в длинном разомкнутом двухлинейном строю с уступами для охватывания флангов и захода в тыл атакуемым подразделениям. Сотни лавы атаковали противника на полном скаку, при этом стараясь перейти от сомкнутого строя к рассыпному – вправо и влево, с целью охватить фланги вражеского построения [12, с. 213–214]. «Лава», как волны, накатывалась на противника, пока он, утомленный и расстроенный, не отступал [5, с. 208–209; 10]. Во время применения тактического приема «крыло» правый или левый фланг атакующего отряда вытягивался вперед, пытаясь обогнуть противника с флангов и зайти в тыл.

Во время масштабного сражения с использованием «крыла» иррегулярная конница могла обогнуть один из флангов противника и проникнуть в его тыл и своими действиями внести разрушительное смятение в ряды врага и лишить его тыловой поддержки на поле боя [1, с. 55]. Тактический прием «хоровод» («карусель») использовался для нанесения максимального урона противнику без перехода с ним в непосредственное соприкосновение, то есть в дистанционном бою. Для этого кольцо конных стрелков (луки, дротики или ружья) вытягивалось вдоль строя противника и, постоянно двигаясь, вело огонь по врагу. «Хоровод» являлся весьма эффективным построением, которое позволяло вести массированный огонь по противнику с максимально близкого расстояния – вбок-вперед и вбок-назад [4, с. 157]. Такой оригинальный строй позволял обеспечить непрерывный огонь, который приводил к большим потерям среди атакуемых войск. Кроме массированного навесного огня «хоровод» мог использоваться и для воздействия на врага с целью увлечь его на преследование, чтобы в итоге заманить в засаду.

При неожиданной же контратаке вражеской конницы составлявшие «хоровод» наездники, пользуясь преимуществом в скорости, могли повернуть коней и уйти от противника, направляя при этом огонь в преследователей. Еще одним способом атаки иррегулярных войск был обстрел позиций противника небольшими отрядами конницы. У кочевников такая атака называлась «воронья стая», которую сравнивали с клюющей жертву стаей птиц. Небольшие группы (4–5 человек) приближались с разных направлений к противнику и вели обстрел его строя, попеременно накатываясь, как волны, и отступая [8, с. 10]. «Воронья стая» особенно была успешна при давлении на воинские части противника на марше. Неожиданно напав на колонны вражеских военнослужащих, легкие отряды кавалерии после короткой атаки откатывались назад, чтобы через некоторое время налететь вновь. Такие атаки, вроде бы незначительные для больших скоплений вражеской армии, имели стратегическое значение.

Под давлением иррегулярных войск противник терял время на марше, замедлялся, уставал и становился ослабленным морально и физически, находясь в постоянном состоянии тревог и ожиданий. В своей работе о действиях донского казачества в период Семилетней войны К.К. Абаза дал точное описание таких «вороньих» атак на марширующие колонны войск: «…донцы… окружили прусские колонны и провожали их на марше степным обычаем: наездничали, задирали; налетая в одиночку, стреляли из пистолетов или просто кружились перед фронтом» [1, с. 54]. Широко использовался командованием русской армии при подготовке к решающей фазе сражений тактический навык иррегулярной конницы, называемый «завеса». Во время такой атаки мобильные отряды совершали, на первый взгляд, хаотичное движение на виду у построения готовящейся к битве неприятельской армии.

Создавая такую «завесу», они давали возможность под ее прикрытием беспрепятственно и скрытно от противника перемещать и маневрировать основными частями регулярной русской армии на полях сражений. Еще одним свойством казачьей конницы являлась способность быстрой смены боевого построения во время атаки, благодаря чему удавалось ввести войска противника в замешательство. Военный теоретик М. Драгомиров так говорил об этой характерной особенности ведения боя казачеством: «…не знаешь, как против них действовать; развернешь линию – они мгновенно соберутся в колонну и прорвут линию; хочешь атаковать их колонною – они быстро развертываются и охватывают ее со всех сторон» [5, с. 209].

В других случаях иррегулярная конница могла непосредственно перед столкновением рядов поворачивать свои силы направо и налево, пропуская противника сквозь себя, направляя удар своих крыльев на его фланги и тыл [8, с. 300]. Иррегулярные отряды никогда не атаковали врага, находящегося в плотном строю, ведь такая войсковая операция для них была обречена на неудачу. Именно поэтому они только тревожили короткими налетами неприятельский строй, выжидая удобного случая, чтобы нанести удар или увлечь в удачно расставленную ловушку. Преднамеренно подставляя свой тыл, иррегулярная кавалерия увлекала за собой противника и вынуждала его терять при преследовании сплоченность рядов, лишая при этом регулярную кавалерию ее главного преимущества.

Засадная операция

Засады в зависимости от места, способа действий и применяемого боевого порядка подразделялись на односторонние или двухсторонние, которые в свою очередь могли быть встречные, параллельные или круговые. Встречные засады, как правило, были неподвижными. Они устраивались на пути следования значительных сил противника с целью их сдерживания и нападения на авангардные подразделения. Параллельные засады проводились отрядами, которые следовали за противником вдоль оси его движения, против боевого охранения, тыловых и боковых походных застав, а также разведчиков врага.

Круговая засада проводилась по определенной схеме, при которой засадный отряд состоял из нескольких небольших отрядов и в ожидании противника располагался по периметру заранее выбранной территории. Один из них проводил фланговую атаку, завязывал бой и отступал, увлекая за собой противника. При преследовании отступающего отряда противник выходил на позиции второго и третьего засадного отряда, попадая под кинжальный огонь со всех направлений [2, с. 76–77].

Одним из самых распространенных способов проведения засады иррегулярной конницы был тактический прием «вентерь», имеющий следующие характеристики. Передовой отряд, вступивший в соприкосновение с противником, обращался в притворное бегство. Враги предпринимали за ним преследование, а отступающий отряд увлекал их за собой на заранее подготовленную засаду. Когда позади врага оказывались позиции засады, войска, укрытые в ней, должны были выступить и ударить врагам в тыл. В это время и бегущий отряд поворачивал назад и принимал боевой порядок так, чтобы враги оказались посередине. Таким образом слабая группа обманным маневром заманивала противника, чтобы подставить под удар скрытые в засаде главные силы [11; 9, с. 73].

Налет

Налеты представляли собой внезапное нападение на слабо охраняемые объекты противника с целью их захвата или уничто-жения. Основными объектами для таких диверсионных атак становились неприятельские сторожевые разъезды, один или несколько вражеских постов, квартирные районы и тыловые базы противника, обозы и сборщики провианта для армии врага (фуражиры). Главными составляющими в налете были неожиданность и быстрота.

Соответственно, основными предпосылками к проведению налета были следующие обстоятельства: полученные точные сведения о местоположении, боевых качествах и моральном состоянии неприятеля; скрытое приближение к объекту нападения; быстрота атаки и организованного отступления в случае контратаки противника. Как правило, разведывательно-диверсионный отряд во время проведения таких диверсионных акций делился на три части: 1-я отправлялась в тыл, чтобы отрезать противнику путь к отступлению, 2-я атаковала, а 3-я (резервная) забирала пленных и поддерживала ту или иную часть отряда [3, с. 10].

Рейд (набег)

Для тотального нарушения (разрушения) коммуникаций противника иррегулярными войсками применялись комплексные диверсионные операции – рейды, или набеги (от фр. – coup de main), то есть продвижение отрядов на вражескую территорию и нанесение там серии атак с целью подрыва слаженной системы обеспечения врага. При этом целью рейда никогда не было стремление захватить и контролировать охваченные военной операцией территории. Уничтожив тыловые объекты противника, разведывательно-диверсионные отряды покидали охваченное набегом пространство и уходили на дружественные территории или отступали к позициям своей армии [7]. В заключение стоит отметить, что отличительной чертой иррегулярных войск было отсутствие правильной военной организации.

Устроены они были разнообразно по своим особым положениям, резко отличающимся от правил, установленных для регулярных войск. Характерные различия между иррегулярными и регулярными войсками русской армии даны в следующей характеристике, составленной в конце XIX в.: «Русская армия состоит из войск регулярных и иррегулярных, из которых первые устраиваются сообразно с современным состоянием военного искусства и составляют главнейшую массу; вторые-же, хоть и уступают первым по своему строевому устройству, но для некоторых родов военной службы оказываются еще более полезными, чем регулярные» [6, с. 35]. Из указанной характеристики иррегулярных войск вытекают два существенных обстоятельства, дающие возможность понять общую специфику ее способностей в ведении боевых действий.

Во-первых, выделение того обстоятельства, что иррегулярные войска успешно могут быть использованы «для некоторых родов военной службы», является основным определяющим фактором применения этого рода войск в период ведения масштабных военных действий. «Службу», в которой иррегулярные отряды были просто не заменимы на театре военных действий, можно определить одним термином – малая (партизанская) война, со всеми сопутствующими ей элементами.

Во-вторых, сделанный акцент на том, что регулярные войска «устраиваются сообразно с современным состоянием военного искусства», говорит о том, что для иррегулярных отрядов допускались отступления от общих правил в поведении на поле боя и войсковых операциях, которые складывались на том или ином отрезке исторической эпохи. Это и стало одним из основных отличий от регулярных войск, присутствовавших в традициях ведения боя иррегулярными подразделениями.

Список литературы

1. Абаза, К. К. Казаки: Донцы, уральцы, кубанцы, терцы : Очерки из истории и стародавнего казацкого быта в общедоступном изложении для чтения в войсках, семье и школе / К. К. Абаза. – 2-е изд., испр. и доп. – СПб. : В. Березовский, 1899. – 368 с

2. Армия и внутренние войска в противоповстанческой и противопартизанской борьбе: мировой опыт и современность / под общ. ред. А. А. Шкирко. – М. : Изд-во Главного Командования ВВ МВД России, 1997. – 194 с.

3. Вуич, И. В. Малая война / И. В. Вуич. – СПб. : Тип. Эдуарда Праца, 1850. – 274 с.

4. Горелик, М. В. Степной бой (Из истории военного дела татаромонголов) / М. В. Горелик // Военное дело древнего и средневекового населения Северной и Центральной Азии. – Новосибирск : Полиграф, 1990. – С. 155–160.

5. Драгомиров, М. И. Учебник тактики / М. И. Драгомиров. – СПб. : Тип. В.С. Балашова, 1879. – 459 с.

6. Зайцев, И. М. Курс военной администрации / И. М. Зайцев. – Вып. 1. – М. : Тип. С. Орлова, 1867. – 190 с.

7. Иванюк, С. А. Разведывательно-диверсионный рейд в истории военного искусства русской армии / С. А. Иванюк // Военная история России: проблемы, поиски, решения : материалы Междунар. науч. конф., посвящ. 70-летию Победы в Великой Отеч. войне, Волгоград, 25–26 сент. 2015 года. – Ч. 2. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2015. – С. 136–151.

8. Леер, Г. А. Прикладная тактика / Г. А. Леер ; изд. при содействии Николаевск. акад. Ген. штаба. – Вып. 1. – СПб., 1877. – 485 с.

9. Лобов, В. Н. Военная хитрость / В. Н. Лобов. – М. : Моск. воен.- ист. о-во ; Логос, 2001. – 472 с.

10. Наставление и устав для действий казачьих частей лавою : Проект. – СПб. : Тип. Пентковского, 1894. – 30 с.

11. Полковая инструкция для Донского войска // Пузанов, В. В. История 5-го Донского казачьего войскового атамана Власова полка / В. В. Пузанов. – Саратов : Типо-Литогр. П. С. Феокритова, 1913. – Прил. I. – С. 561–598.

12. Правила для состава построений и движений в войсках казачьих и иррегулярных из мусульман. – СПб. : Тип. Департамента Военных Поселений, 1849. – 390 с.

13. Соловьев, Д. Н. Участие казаков в регулярных войсках России в дореформенный период / Д. Н. Соловьев, В. А. Чернухин // Вестн. Ленингр. гос. ун-та им. А.С. Пушкина. – Вып. 1, т. 4. – СПб. : ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2013. – С. 116–122.

14. Энциклопедия военных и морских наук / под ред. Г. А. Леера. – Т. III. – СПб. : Тип. В. Безобразова и К°, 1888. – 584 с.

Иванюк Сергей Александрович

Другие новости и статьи

« Трансформация языка в послереволюционную эпоху: компрессия, аббревиация, тайнопись

Взаимосвязь традиций отечественных военно-учебных заведений с военно-культурными традициями русской армии »

Запись создана: Четверг, 11 Июнь 2020 в 1:05 и находится в рубриках Новости.

метки: , , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика